WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РОСГИДРОМЕТ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Для оценки вклада переноса по рекам в акватории северных морей радионуклидов от предприятий атомно-промышленного комплекса в 2000-2003 гг. были проведены работы по изучению влияния комбинатов «Маяк» и «Горно-химический комбинат» на радиоактивное загрязнение Баренцева и Карского морей. [11,12,13]. В рамках выполнения программа по «Маяку» были получены подробные данные о загрязнении окружающей среды, фактах обусловивших это загрязнение, предприятиях ПО «Маяк», по предотвращению дальнейшего рассеяния радиоактивности в окружающей среде. Был проведен модельный расчет уровней попадания радиоактивных веществ в воды Карского моря в результате наиболее вероятных аварий на ПО «Маяк». В рамках выполнения программы по Горно-химическому комбинату были собраны и систематизированы в единой базе данные о величинах ежегодных сбросов радионуклидов с технологическими водами Горнохимического комбината, данные о концентрации радионуклидов в воде р. Енисей в ближней зоне за 1984-2002 гг., промежуточной и дальней зонах за 1973-1993 гг. и 2000, 2001 годы, данные о содержании радионуклидов в донных отложениях, в почве на затапливаемой пойме и островах р.Енисей за 1973-2001 гг., данные о содержании радионуклидов в рыбе за 1973, 1991, 1993 и 2001 года.

Выполнена оценка потоков искусственных радионуклидов по сечениям реки на различных расстояниях от источника включая вынос в Карское море, подготовлен долгосрочный прогноз радиоактивного загрязнения воды, донных отложений и поймы реки Енисей на основе динамической модели реки, с учетом как современных условий поступления радионуклидов в реку (при остановленных прямоточных реакторах), так и по возможным аварийным сценариям; разработана экологическая модель переноса радионуклидов в экосистеме реки, валидация моделей по экспериментальным данным и на этой основе долгосрочный прогноз доз облучения населения и биоты и радиационного риска при хозяйственном и рекреационном использовании реки и прилегающих к ней участков местности.

В 2001 году при финансовой поддержке Европейского проекта COPERNICUS ESTABLISH, руководитель Джастин Браун (Норвежское агентство по радиационной защите) была проведена экспедиция на НИС «Академик Борис Петров» в Енисейский залив. В результате проведения экспедиции были оценены современные последствия жидких радиоактивных сбросов ГХК относительно радиоактивного загрязнения воды и донных отложений Енисейского залива Карского моря. Точками пробоотбора была покрыта значительная площадь акватории залива, что позволяет сделать заключение практически для всей акватории. Особое внимание уделено репрезентативному отбору проб донных отложений, которые являются более хорошим индикатором возможных современных и прошлых поступлений искусственных радионуклидов в залив по сравнению с водой залива ввиду высокой аккумулирующей способности донных отложений по отношению к радионуклидам – индикаторам поступления радионуклидов от сбросов ГХК (например, радионуклиды наведенной активности).

Полученные результаты по содержанию Sr и трития в воде Енисейского залива и Cs, прилегающей части Карского моря позволяют заключить, что жидкие радиоактивные сбросы ГХК не привели к значительному увеличению современных уровней содержания этих радионуклидов как в водах залива, так и прилегающей акватории Карского моря.

Из радионуклидов, однозначно связанных со сбросами ГХК, в донных отложениях залива в низких концентрациях (до 5 Бк/кг сухого веса) регистрируется 60Со.

С 25 сентября по 10 октября 2001г. на борту ОИС «Семен Дежнев» Северного флота были проведены совместные экспедиционные работы по мониторингу состояния морской среды в связи с подъемом АПЛ «Курск» (рис. 6.1.6) [14, 15].





Во время экспедиции работы были проведены в 4 этапа:

• В фоновом районе Баренцева моря (вдали от точки гибели АПЛ) до подъема АПЛ.

• В районе гибели АПЛ «Курск» до начала подъема.

• В районе гибели АПЛ «Курск» в процессе ее подъема.

• Непосредственно в месте гибели АПЛ «Курск» после удаления из него АПЛ.

–  –  –

излучателей, которые могли бы быть индикаторами утечки радионуклидов из погибшей АПЛ (134Cs, Co и др.), в исследованных объектах морской среды обнаружено не было.

–  –  –

С 2006 г. по настоящее время проводятся работы по совместному российско-норвежскому проекту по мониторингу «Исследование радиоактивного загрязнения морской среды Баренцева моря».

Ведущие организации с норвежской и российской стороны – Норвежское агентство по радиационной защите и ФГБУ «НПО «Тайфун» Росгидромета.

Организации-соисполнители с российской стороны:

Мурманское территориальное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (ГУ «Мурманское УГМС») и Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М.Книповича (ПИНРО). Основная направленность работ по проекту– измерение существующих уровней загрязнения морской среды искусственными и природными радионуклидами в районах российского и норвежского побережий Баренцева моря на основе единых объектов наблюдений и единых методических принципах, и, в конечном итоге, возможность для обеих стран отслеживать тренды радиационной обстановки в прибрежных районах Баренцева моря. На рис. 6.1.7 показано расположение станций отбора проб морской среды российской и норвежской сторонами.

Рис. 6.1.7. Расположение станций отбора проб морской среды в рамках совместного проекта по мониторингу.

Отличительной чертой проводимых работ является их комплексный характер, т.е. содержание радионуклидов определяется одновременно не только в традиционных для Росгидромета объектах – морской воде, донных отложениях и почве, но и в морской биоте (морской рыбе, водорослях и моллюсках). В пробах морской воды определяются Cs, 90Sr, 239,240Pu и тритий, для донных отложений и биоты производятся гамма-спектрометрические измерения, определение Sr и изотопов

- 334 плутония. Из природных радионуклидов в пробах поверхностной морской воды производится определение объемной активности Ra и Ra, Pb.

Очевидно, что достижение основной цели совместного мониторинга - отслеживание тенденций (трендов) в радиационной обстановке, как в прибрежных районах Баренцева моря, так и в районах открытого моря, требует проведения многолетних наблюдений. Первоначальная продолжительность совместного проекта по мониторингу была определена в три года, а именно, 2006-2008 гг.

, однако, в процессе выполнения работ стало очевидно, что трехлетнего цикла работ недостаточно для выявления тенденций в изменении уровней содержания радионуклидов в объектах морской среды. Поэтому стороны дважды принимали решение о продолжении работ по совместному российско-норвежскому проекту по мониторингу, каждый раз еще на три года. Подробные результаты работ, выполненные российскими участниками проекта, приведены в статье в журнале «Арктика: экология и экономика» [16], докладывались на Международной конференции «Радиоэкология и радиоактивность в окружающей среде», Берген, Норвегия, 15-20 июня 2008г. [16], а результаты первых лет работы по проекту также отражены в отчете 2009 г. по Программе АМАП [17].

Данные изотопного анализа проб морской среды, отобранных российскими участниками проекта в ходе работ по этому совместному проекту, как на российской станции прибрежного мониторинга (район пос. Териберка на побережье Кольского полуострова), так и на станциях открытого моря, свидетельствуют об отсутствии какого-либо влияния деятельности радиационно-опасных объектов (РОО) Кольского полуострова (и других возможных локальных источников) на радиоактивное загрязнение объектов морской среды. Измеренные уровни содержания в объектах морской среды 137 90 239,240 долгоживущих радионуклидов Сs, Pu и трития находятся в диапазоне, характерном для Sr, глобального источника радиоактивного загрязнения. На рис. 6.1.8 показано содержание техногенных радионуклидов в пробах морской воды в 2006-2015гг.

Как видно из рисунка, на протяжении всех лет измерений по программе содержание техногенных радионуклидов практически не менялось. В следующем разделе приведены более подробные данные содержания радионуклидов в различных объектах морской среды в 2015-2016 гг.

В 2012г. была проведена международная экспедиция в заливе Степового (Новая Земля).

Экспедиционные работы были проведены силами специалистов ФГБУ «НПО «Тайфун», (Обнинск), ГНЦ Южморгеология (Геленджик), НИЦ «Курчатовский институт» (Москва), ЦНИИ им.

А.Н.Крылова (Санкт-Петербург), а также норвежских ученых из Института морских исследований (Берген), Норвежского агентства по радиационной защите (Остерас), Института энергетических технологий (Кьеллер), Норвежского университета естественных наук (Аас). Кроме того, в исследованиях принимал участие представитель Лаборатории морских исследований МАГАТЭ в Монако. Основными целями экспедиции были: картирование радиоактивного загрязнения донных отложений и сравнение полученных данных с результатами полученными в 1993 и 1994 гг., отбор и анализ на содержание техногенных радионуклидов проб морской воды и поиск и обследование наиболее радиационно-опасных затопленных объектов в частности АПЛ К-27 [18-20]. Необходимо отметить, что для в контейнерах с радиоактивными отходами пробивалось отверстие для их затопления (см. рис. 6.1.9). Это могло стать источником загрязнения морской среды залива, что также являлось предметом наших исследований.

- 335 Рис. 6.1.8. Содержание техногенных радионуклидов в пробах морской воды (Бк/м3) в 2006-2016гг. Вверху - Кольский полуостров прибрежные воды (п.Териберка), внизу - открытое Баренцево море станция 2 (см. рис. 6.1.7).

Во внутренней части залива Степового, там, где согласно [1], затоплено около 2000 контейнеров с отходами, во время экспедиции удалось обследовать лишь ограниченное количество объектов.

Поэтому провести какие-либо прямые сравнения с результатами наблюдений затопленных контейнеров в ходе предыдущих исследований в 1993 и 1994 годах, не представлялось возможным.

Также на основе исследований 2012 года нельзя дать общую оценку состояния затопленных объектов во внутренней части залива Степового.

Если говорить о радиоэкологическом состоянии залива Степового, то концентрации всех радионуклидов в морской воде, донных отложениях и биоте в 2012 году в целом были ниже, чем те концентрации, которые были зарегистрированы во время предыдущих экспедиций в 1993 и 1994 годах.

Вместе с тем, в 2012 году концентрации Cs, и в меньшей степени Sr, оставались повышенными в придонных горизонтах воды, отобранной во внутренней части залива Степового, по сравнению с поверхностной водой и внешней частью залива Степового. Вероятнее всего, это объясняется совокупностью факторов: утечками из затопленных контейнеров, дальнейшей ремобилизацией этих радионуклидов из загрязненных донных отложений и более слабым перемешиванием и незначительным водообменом с водами Карского моря. Пиковые концентрации Cs в колонках донных отложений наблюдались на большей глубине донных отложений, чем в предыдущих экспедициях в 1993 и 1994 годах, что говорит о медленном уходе вниз загрязненных слоев.

- 336

<

Рис. 6.1.9. Контейнер с радиоактивными материалами в заливе Степового.

Общая картина для отношений активностей Pu-238/Pu-239,240 в донных отложениях залива Степового в 2012 году указывает как на глобальные выпадения, так и на другие источники изотопов Pu, среди которых дальний перенос сбросов с европейских радиохимических заводов, местные выпадения от испытаний ядерного оружия на Новой Земле и/или затопленные отходы в заливе Степового и на более широкой акватории Карского моря. Отклонения от ожидаемых значений отношений активностей Pu-238/Pu-239,240 и атомных отношений Pu-240/Pu-239 в некоторых пробах донных отложений из внутренней части залива Степового, полученные в настоящем исследовании и ранее проведенных исследованиях, указывают на возможные захороненные отходы из других источников.

Поскольку концентрации Cs в донных отложениях во внутренней части залива Степового остаются повышенными, существует вероятность того, что донные отложения будут продолжать выступать в будущем в роли диффузного источника Cs в придонном горизонте воды в этой части залива.

Для наглядности на рис 6.1.10-6.1.13 показаны значения различных радионуклидов в воде у входа, во внутренней и внешней части залива Степового [21].

–  –  –

Рисунок 6.1.

11. Сравнение средних концентраций 90Sr (Бк/м3) в фильтрованной морской воде из залива Степового в 2012 году с результатами проведенных ранее исследований в 1993 и 1994 годах.

Рисунок 6.1.

12. Сравнение концентраций Pu-239,240 (мБк/м3) в фильтрованной воде из залива Степового в 2012 году с результатами предыдущих исследований в 1993 и 1994 годах.

На рис. 6.1.13 показано визуальное состояние АПЛ К-27 во внешней части залива Степового.

Атомная подводная лодка К-27 была обнаружена лежащей ровно, свободная от донных отложений на глубине около 30 м во внешней части залива Степового, без видимых коррозионных повреждений внешнего корпуса. На основе гамма измерений in situ в непосредственной близости от АПЛ, концентраций радионуклидов в пробах морской воды на станции 36 и концентраций в пробах донных отложений, отобранных вблизи АПЛ во внешней части залива Степового, фактов, свидетельствующих об утечке радионуклидов из отсеков реактора АПЛ К -27, не обнаружено.

Отметим, что несмотря на то, что текущие уровни радионуклидов в заливе Степового не дают повода для беспокойства, в дальнейшем следует продолжать проведение мониторинга в этом районе. В частности, требуется лучше понять количество, источники и состояние отходов, которые были захоронены во внутренней части залива Степового. К этому можно добавить, что необходимо также следить за ситуацией в отношении АПЛ К-27 во внешней части залива Степового, особенно в связи с планами по подъему АПЛ К-27 в будущем.

В 2014 г. была совместная экспедиция в район захоронения АПЛ К-159. Маршрут экспедиции и места проведения отбора проб показаны в Ежегоднике за 2014 г. [23]. К-159 представляет собой

- 338 крупнейший единичный источник, который может представлять потенциальную угрозу радиоактивного загрязнения. Общая активность радионуклидов в реакторах на борту К-159 на момент затопления оценивалась в 7.4 ПБк. К-159 находится на морском дне на глубине 246 м в российских территориальных водах на расстоянии менее 130 км от границы с Норвегией. Основными задачами экспедиции были изучение уровня радиоактивного загрязнения морской среды (воды, донных отложений и морской биоты) как непосредственно на месте затопления атомной подводной лодки Ктак и в прилегающих районах.

–  –  –

Экспедиционные работы были проведены под руководством Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Москва), силами специалистов ФГБУ «НПО «Тайфун», (Обнинск), ГНЦ «Южморгеология» (Геленджик), НИЦ «Курчатовский институт» (Москва), службой радиационной, химической и биологической защиты Северного флота (Россия), а также

- 339 норвежских ученых из Института морских исследований (Берген), Норвежского агентства по радиационной защите (Остерас), Норвежского университета естественных наук (Аас) и лаборатории морских исследований МАГАТЭ (Монако). Визуальное и инструментальное обследование затонувшей атомной подводной лодки К-159 выполнялось специалистами ГНЦ "Южморгеология" совместно со специалистами НИЦ "Курчатовский институт" с использованием телеуправляемого необитаемого подводного аппарата ТНПА РТ-1000. Обследование легкого корпуса показало отсутствие ряда люков, а также повреждения палубы и кормовой части корпуса (рис.6.1.14).

–  –  –

Рис. 6.1.14 Примеры фотографий различных частей корпуса К-159, полученных ТНПА в ходе обследования.

Анализ полученных экспериментальных данных показал, что содержание радиоактивных веществ в районе затонувшей АПЛ не отличается от фоновых значений, характерных для Баренцева моря. Что позволяет предположить что на настоящий момент утечки радиоактивных веществ из реакторов АПЛ К-159 в морскую среду не происходит. Однако, с учетом имеющихся повреждений корпуса, то есть потенциальной опасности, целесообразно периодически продолжать исследования уровня радиоактивного загрязнения в районе затонувшей АПЛ.

Суммируя совместные российско-норвежские работы за прошедшие 25 лет можно сделать следующие основные выводы:

• Установлено, что воздействие сброса и захоронения РАО практически не сказывается на уровнях радиоактивного загрязнения открытых районов арктических и дальневосточных морей.

Наблюдаемые в районах открытого моря в Северном регионе уровни загрязнения сформировались, главным образом, в результате глобальных атмосферных выпадений продуктов испытаний ядерного

- 340 оружия; переноса с морскими течениями РАО западноевропейских предприятий по переработке ОЯТ (прежде всего, РАО радиохимического комплекса в Селлафилде, Великобритания); поступления продуктов аварийного выброса на Чернобыльской АЭС в 1986г. Уровни радиоактивного загрязнения морской среды, наблюдаемые в районах открытого моря сформировались, главным образом, в результате глобальных атмосферных выпадений продуктов испытаний ядерного оружия.

• Установлено, что локальные эффекты захоронения РАО имеют место в районах захоронения в заливах восточного побережья Новой Земли (наиболее ярко локальное воздействия выражено в заливах Абросимова и Степового). Локальное воздействие проявляется в виде небольших участков загрязненного радионуклидами дна в непосредственной близости (от единиц до десятков метров) к некоторым затопленным объектам.

• Современные последствия захоронения РАО в заливах Новой Земли обусловлены главным образом утечкой радиоактивности из захороненных контейнеров с отходами низкого и промежуточного уровня активности. Утечка радиоактивности из захороненных объектов, содержащих ядерные реакторы (как с ОЯТ, так и без него) сказывается на уровнях радиоактивного загрязнения донных отложений в значительно меньшей степени.

• Не было выявлено влияния захороненных и сброшенных РАО на радиоактивное загрязнение донных отложений в изученных точках акваторий районов захоронения РАО.

• Воздействие проведенных захоронений РАО на загрязнение искусственными радионуклидами морской воды арктических морей в настоящее время несущественно. Локальное воздействие произведенных захоронений на уровень радиоактивного загрязнения морской воды выявлено лишь в одном районе захоронения РАО в Северном регионе - заливе Степового - в виде небольшого увеличения уровня радиоактивного загрязнения 137Cs и 90Sr придонных вод во внутренней его части.

Объемная активность искусственных радионуклидов в Карском море низка и в общем случае существенно ниже, нежели в ряде других морских районов. Так, в 90-х годах прошлого века объемная активность долгоживущего техногенного 137Cs в Карском море, в котором затапливались радиоактивные отходы, была сопоставима с характерной для Средиземного и Японского морей и Тихого океана, в несколько раз ниже, чем в Черном море и в десятки раз ниже, чем в Балтийском и Ирландском морях.

• Сравнение данных первого (1994г.) и повторного (2002г.) обследований радиоактивного загрязнения морской среды в заливе Абросимова позволяет заключить, что радиационная обстановка на основной части акватории залива Абросимова в 2002г. не только не изменилась в худшую сторону по сравнению с имевшей место в 1994г., но и улучшилась. Полученные результаты свидетельствуют о том, что за прошедшие между двумя съемками 8 лет не было заметного поступления радиоактивности в морскую среду из затопленных в заливе объектов. Содержание 137Cs в воде залива в 2002г. снизилось примерно вдвое по сравнению с 1994г., и составляло примерно 3 Бк/м3 и менее. Концентрации в воде 90 239,240 залива Sr (3.4-6.0 Бк/м3) и Pu (1.2-6.4 мБк/м3) в 2002г. практически не изменились по сравнению с 1994г., и, как и по 137Cs, практически не отличаются от характерных для Карского и Баренцева морей в последние годы. В 2002г., по сравнению с 1994г., на основной части акватории залива Абросимова и прилегающей к заливу части Карского моря наблюдаются меньшие уровни удельной активности 137Cs и 60Со в поверхностном слое донных отложений. К аналогичным выводам

- 341 в отношении динамики радиоактивного загрязнения морской среды в заливе Абросимова пришли и специалисты МЧС России и ГЕОХИ им. В.И.Вернадского, анализируя данные проведенных ими в 2002-2004гг. радиоэкологических исследований в заливах Новой Земли.

Несмотря на то, что результаты радионуклидного анализа свидетельствуют о низких уровнях содержания искусственных радионуклидов на основной части акваторий рассмотренных районов захоронений РАО, представляется необходимым проведение мониторинга состояния радиоактивного загрязнения морской среды в районах северных и дальневосточных морей России, где производилось затопление объектов с РАО, чтобы не допустить потери контроля над ситуацией.

6.2 Результаты исследований радиоактивного загрязнения окружающей среды в Мурманской области, Баренцевом море и северных районах Норвегии в 2015-2016 годах Начиная с 2015 года стороны инициировали еще один совместный российско-норвежский проект: «Совместная российско-норвежская программа мониторинга радиоактивности в окружающей среде в северных районах Норвегии и Северо-Западной России». Новый совместный проект по мониторингу предусматривает как расширение существующей программы мониторинга радиоактивного загрязнения морской среды, так и установление программы мониторинга радиоактивного загрязнения наземной среды.

В сентябре 2015г и 2016г сотрудниками ФГБУ «НПО «Тайфун» совместно с ФГБУ «Мурманское УГМС» были проведены экспедиционные работы на российском побережье Баренцева моря в районе п. Териберка (рис. 6.1.7), которые включали в себя отбор проб морской среды (поверхностная морская вода, поверхностные донные отложения, морская биота (водоросли, рыба, моллюски)) а так же отбор проб наземной среды (почва, наземная биота (лишайник, ягоды, грибы, пресноводная рыба)).

В 2015г в дополнение к уже существующей станции в районе п. Териберка была организована новая станция морского мониторинга на побережье Белого моря в районе п. Умба. Работы на данной станции включали в себя отбор проб морской среды (поверхностная морская вода, поверхностные донные отложения, морская биота (водоросли, рыба, моллюски)) и запланированы к проведению каждые 3 года.

Радиоизотопный анализ проб морской среды, отобранных российскими участниками проекта, производился в лабораториях ФГБУ «НПО «Тайфун». В пробах воды определялся 137Cs, 90Sr, 239,240Pu и тритий, для донных отложений и биоты произведены гамма-спектрометрические измерения всех проб и определение Sr и изотопов плутония в выборочных пробах. В таблицах 6.2.1- 6.2.3 представлены основные экспериментальные данные, полученные в экспедициях 2015-2016 гг.

Проведенный радионуклидный анализ проб прибрежной морской воды показал, что в 2015 и 2016 гг содержание техногенных радионуклидов практически не менялось и оставалось на уровне характерном для открытого моря. 137Cs и 90Sr находился, в основном, в растворенном состоянии.

- 342

–  –  –

Полученные данные радионуклидного анализа проб морской среды, отобранных российскими участниками в ходе работ по проекту, свидетельствуют об отсутствии какого-либо влияния деятельности радиационно-опасных объектов (РОО) Кольского полуострова на радиоактивное загрязнение морской среды. Измеренные уровни содержания в объектах морской среды долгоживущих 137 90 239,240 радионуклидов Сs, Sr и Pu находятся в диапазоне, характерном для глобального источника радиоактивного загрязнения. Радионуклидов, характерных только для работы РОО и отсутствующих в составе глобального источника, в пробах морской среды обнаружено не было. Интересно также отметить, что содержание радионуклидов в отобранных пробах пресноводной биоты в основном выше, чем в морской биоте, но значительно ниже нормативных значений [24].

6.3. Радионуклиды в поверхностных водах мест проведения мирных подземных ядерных взрывов В 2012 и 2016 годах были проведены работы по оценке последствий подземных ядерных взрывов на загрязнение поверхностных вод. Работы выполнялись в рамках региональной программы «Обеспечение радиационной безопасности на территории Республики Саха (Якутия)», являющейся частью государственной программы «Охрана окружающей среды Республики Саха (Якутия) на 2012 – 2017 годы».

Ядерные взрывы, под кодовым названием «Кристалл» и «Кратон-3», были произведены в верховьях реки Мархи в Мирнинском улусе (рис. 6.3.1). Взрыв «Кристалл», мощностью 1,7 кт, проведен 2 октября 1974 года на глубине 98 м от поверхности земли. На месте взрыва образовался провал. В 1990 году место ядерного взрыва было засыпано слоем пустой породы мощностью 7-20 м.

«Кратон-3», мощностью около 19 кт, произведен 24 августа 1978 года на глубине 557 м. Место взрыва находится на участке повышенной проницаемости горных пород вследствие расположенных здесь нескольких пересекающихся тектонических нарушений. После взрыва комиссия министерства Средмаша СССР отметила аварийную ситуацию [24]. В результате в обоих случаях существуют благоприятные условия поступления продуктов взрывов к земной поверхности и, в частности, в поверхностные воды.

Первые исследования по оценке последствий подземных ядерных взрывов «Кратон-3» и «Кристалл» для качества поверхностных вод были выполнены Якутским УГМС в 2012 году [25]. В 2016 году такие же работы выполнялись ФГБУ «НПО «Тайфун» по договору с Министерством охраны природы Республики Саха (Якутия).

- 344 Экспедиционные работы по исследованию содержания радионуклидов в речной воде проводились на гидрологическом посту в нижнем течении реки Мархи, левого притока реки Вилюя у села Малыкай в Нюрбинском улусе Якутии. В качестве контрольного пункта был выбран гидрологический пост на Вилюе у села Сунтар, расположенный выше по течению от места впадения реки Мархи (рис. 6.3.1).

В обоих случаях работы проводились в период летне-осенней межени, обиралось по 12 проб воды на обоих постах. Одновременно с отбором проб проводилось измерение мощности экспозиционной дозы -излучения и уровня воды в реке. Определение объемной активности 3H и 90Sr в пробах воды, отобранных обеими экспедициями, были выполнены в лабораториях ФГБУ «НПО «Тайфун», что существенно упрощало совместный анализ результатов работ обоих периодов.

Рис. 6.3.1. Положение мирных подземных ядерных взрывов проектов «Кристалл» и «Кратон-3» и гидрологических постов на реках Марха и Вилюй Гидрологический пост на реке Мархе у села Малыкай расположен на ее левом берегу. Марха, является левым притоком Вилюя, впадает в него в 159 км от его впадения в реку Лену (рис. 6.3.1).

Пойма в районе поста развита на правом берегу реки и достигает ширины 3 км. Для поймы характерно большое количество стариц, озер и сухих русел. Местами пойма заболочена, покрыта густым кустарником и ельниками. Грунты поймы, в основном, представлены суглинками и супесчаными породами. Затопление поймы начинается при подъеме уровня воды выше 1200 см над нулевой отметкой поста.

Русло реки в районе поста слабоизогнутое, каменистое, у правого берега – галечное. Правый берег пологий, высота 6-8 м, левый – крутой, высотой 20 м, сложен супесчаными породами. При высоких уровнях левый берег интенсивно размывается, происходит оползание берегового склона.

- 345 Ледостав устойчивый, устанавливается в середине октября, разрушается ледяной покров в третьей декаде мая. В период весеннего ледохода возможно образование заторов льда. Зимой на участке поста наблюдается затухание течения вследствие промерзания реки на нижних перекатах [24].

Пойма в районе гидрологического поста на Вилюе у села Сунтар двусторонняя, шириной по левому берегу 2,5-2,8 км, по правому – 3,0-3,5 км. Пойма ровная, с отдельными незначительными повышениями (гривами), поросла смешанным лесом и кустарником, изобилует протоками, озерами, местами заболочена. Грунты суглинистые и супесчаные, на заболоченных участках – торфянистые.

Выход воды на пойму происходит при уровнях воды 1230 см.

Русло реки на участке поста слабоизогнутое, у берегов песчано-галечное, на середине реки каменистое, сложено песчаником. Правый берег пологий, высотой 7-8 м, порос еловым лесом и кустарником, грунты суглинистые, не размывается. Левый берег крутой, обрывистый, высотой 15-16 м.

При высоких уровнях в период весеннего ледохода левый берег интенсивно размывается.

Ледостав устойчивый, в период весеннего ледохода возможно образование заторов льда выше и ниже поста.

В мае в период весеннего половодья, по окончанию ледохода, наблюдается наибольший расход воды. В июне наблюдается дождевой паводок. С июля по ноябрь – период летне-осенней межени, когда наблюдается наименьший сток за период открытого русла [24].

Климат района работ умеренно влажный с прохладным летом (средняя температура июля от +17,7 до +17,3оС) и суровой, продолжительной зимой (средняя температура января от –33,7 до – 36,0оС). Продолжительность существования снежного покрова составляет 204 - 206 дней.

Период наиболее низких уровней воды в реках и, следовательно, наименьших расходов воды для отбора проб был выбран на том основании, что изменение водности рек происходит, главным образом, за счет объемов поверхностного стока. Поэтому во время межени доля грунтовых и подземных вод в питании рек наибольшая. Именно загрязненные горные породы являются источником загрязнения речной воды, т.к. поверхностное загрязнение, произошедшее вследствие аварийной ситуации при производстве ядерного взрыва «Кристалл» и повышенной проницаемости горных пород в районе взрыва «Кратон-3», было заглублено вследствие рекультивации и почвенных процессов. Даты отбора проб, объемные активности 3H и 90 Sr, мощность экспозиционной дозы -излучения (МЭД) и уровни воды в реках приведены в таблице 6.3.1.

Величина МЭД в обоих случаях соответствует природному фону -излучения для территорий, сложенных с поверхности осадочными породами. В 2012 году ее величина колебалась в диапазоне 10мкР/ч, в 2016 году – 9-14 мкР/ч.

Уровень воды в реке и функционально связанный с ним расход воды, определенный во время отбора проб, позволяет оценить относительное влияние подземного питания рек и поверхностного стока на поступление радионуклидов в речную воду.

Средняя величина объемной активности Sr в воде р. Мархи в летний период уменьшилась с 6,5 мБк/л в 2012 году до 5,0 мБк/л в 2016 году. В летний период 2012 года содержание 90Sr здесь было выше, чем в воде рек Вилюя, Лены (ст. Кюсюр), Индигирки (п. ст. Индигирский)– 4,9; 4,4 и 3,3 мБк/л соответственно. Только в воде Оленека (п. ст. Тюмяти) его содержание было выше, чем в Мархе – 8,4 мБк/л (рис. 6.3.2).

- 346

–  –  –

В 2016 году только в воде Вилюя объемная активность 90Sr была заметно меньше, чем в Мархе – 3,9 мБк/л против 5,0 мБк/л. В воде Лены, Индигирки она была примерно на том же уровне, что и в Мархе – 5,1 и 4,6 мБк/л – и только в Оленеке существенно больше – 13,3 мБк/л. То есть активность 90Sr в воде Мархи в 2016 году находится на среднем уровне для рек региона и России, а в воде Вилюя заметно ниже.

Концентрация Sr в речной воде на три порядка меньше уровня вмешательства для поверхностных вод суши по НРБ-99 (7,2 Бк/л) [26].

Учитывая, что на территории водосборов Мархи и Вилюя отсутствуют РОО, которые могли бы служить источником Sr, и его низкое содержание в атмосферных выпадениях – среднегодовая плотность выпадения на АТР ниже предела обнаружения (0,2 Бк/м2 год), можно предположить, что средний уровень активности Sr в обоих случаях обеспечивается за счет его выноса из пород, загрязненных в результате ядерных взрывов.

На рисунке 6.3.3 показана объемная активность 3H в летние месяцы 2012 и 2016 годов. В 2012 году объемная активность 3H в воде Мархи и Вилюя (2,7 и 2,1 Бк/л соответственно) была заметно меньше, чем в Енисее (3,3 Бк/л) и, особенно, Лене и Индигирке (4,3 и 4,0 Бк/л соответственно) за тот же период. В 2016 году содержания 3H во всех реках заметно выровнялись и находятся в диапазоне 1,1Бк/л.

- 347 - Объемная активность 3H в воде р. Мархи в летние месяцы 2016 года по сравнению с летними месяцами 2012 года сократилась более чем в 2 раза – с 2,7 Бк/л до 1,3 Бк/л. Средние значения по всем отобранным пробам также заметно уменьшилось – от 2,37 Бк/л до 1,38 Бк/л.

Рис. 6.3.2. Объемная активность 90Sr в воде рек Мархи (с. Малыкай), Вилюя (с. Сунтар), Оленека (п. Тюмяти), Лены (п. Кюсюр), Индигирки (п. Индигирский) и в среднем по рекам России в летний период 2012 и 2016 годов Близкие уровни снижения наблюдаются и в воде р. Вилюя. В среднем за летние месяцы произошло снижение от 2,1 Бк/л до 1,1 Бк/л, а среднее по всем пробам уменьшилось от 1,95 Бк/л до 1,18 Бк/л.

Рис. 6.3.3. Объемная активность 3H в воде рек Мархи и Вилюя в сравнении с водами Енисея (г. Игарка), Лены (п. ст. Хабарова), Индигирки (п. ст. Индигирский) в летний период 2012 и 2016 годов

–  –  –

от 4,0 Бк/л до 1,4 Бк/л соответственно (рис. 6.3.3). Повышенные содержания 3H в водах этих рек в 2012 году связаны, видимо, с деятельностью РОО на территории их водосборов, т.к. природный фон в 2012 году не мог быть причиной столь значительных расхождений по сравнению с 2016 годом – 2,3 Бк/л и 1,3 Бк/л соответственно. В то же время для вод Мархи и Вилюя такое изменение концентрации 3H в атмосферных осадках могли иметь решающее значение на понижение его среднегодовой концентрации в речной воде (подробно объемные активности 3H и 90 Sr в речной воде и 3H в атмосферных осадках рассмотрены в разделе 1 настоящего Ежегодника).

Анализ динамики объемных активностей 3Н и 90Sr и колебания уровня воды в р. Марха в период отбора проб воды с мая по ноябрь 2012 года позволяет определить источники и основные пути поступления этих изотопов.

Рис. 6.3.4. Изменение объемных активностей 3Н и 90Sr и уровня воды в р. Марха в мае-ноябре 2012 года На рис. 6.3.4 хорошо видно, что с понижением уровня воды происходит увеличение объемной активности Sr, и наибольших значений она достигает при наименьших уровнях воды в реке.

Происходит это, видимо, потому, что колебания уровня воды и, следовательно, расхода воды в реке происходят в основном за счет изменения поверхностного стока, связанного с количеством осадков.

Величина подземного стока существенно меньше зависит от количества осадков, и во время их уменьшения относительная доля подземного стока в питании реки возрастает. При этом происходит увеличение активности 90Sr в речной воде. Величина выпадений 90Sr в среднем по стране в последние 5 лет была ниже предела обнаружения – менее 0,3 Бк/м2в год, поэтому атмосферные выпадения не могут оказывать заметного влияния на его содержание в речной воде.

Поскольку в результате обоих подземных взрывов произошло загрязнение земной поверхности, не исключено поступление 90Sr с поверхностным стоком и грунтовыми водами, но, учитывая динамику его концентрации в период опробования, доля этого пути поступления относительно невелика.

Таким образом, большая часть Sr поступает в речную воду с подземными водами, дренирующими загрязненные в результате подземных ядерных взрывов породы.

- 349 Такая же тенденция, но слабее выраженная, наблюдается и в динамике объемной активности 3Н.

Происходит это по иной причине – вследствие сезонного увеличения объемной активности 3Н в атмосферных осадках в теплый период года, как это подробно рассмотрено в главе 1.

Подобная тенденция изменения объемной активности 90Sr в воде р. Мархи наблюдается и в 2016 году, хотя проявлена менее наглядно из-за более короткого периода опробования и, по-видимому, уменьшения запасов 90Sr в горных породах (рис. 6.3.5).

Рис. 6.3.5. Изменение объемных активностей 3Н и 90Sr и уровня воды в р. Мархе в июле-сентябре 2016 года В пункте опробования на Вилюе, который рассматривается как контрольный пункт, в 2012 году такая зависимость не наблюдается и концентрация Sr в большинстве проб мало отличается от среднего значения в 5,0 мБк/л (рис.6.3.6).

–  –  –

В 2016 году в воде Вилюя просматривается обратная зависимость концентрации Sr от уровня воды в реке, но из-за незначительных изменений величин и короткого периода наблюдений говорить о существовании здесь такой закономерности вряд ли можно (рис. 6.3.7).

Рис. 6.3.7. Изменение объемных активностей 3Н и 90Sr и уровня воды в р. Вилюй в июле-сентябре 2016 года По данным за 2016 год объемная активность 3Н в воде реки Мархи находится в пределах колебаний средних содержаний в речной воде России и определяется его содержанием в атмосферных осадках. Поступление трития в речную воду из районов подземных ядерных взрывов практически отсутствует.

Концентрация 3Н в речной воде определяется его концентрацией в атмосферных осадках, колеблется в пределах 1,0-1,6 Бк/л. Поступление из района подземных ядерных взрывов практически отсутствует. Концентрация 3Н в речной воде приблизительно равна его фоновому значению в речных водах и атмосферных осадках и на три порядка меньше уровня вмешательства для поверхностных вод суши по НРБ-99 (7600 Бк/л) [26].

Объемная активность 90Sr в воде реки Мархи в 2016 году находится на уровне средних значений для воды рек России и составляет 4,0-6,5 мБк/л, т.е. соответствует техногенному фону для поверхностных вод суши РФ [23]. Источником Sr могут служить горные породы, загрязненные в результате подземных ядерных взрывов «Кристалл» и «Кратон-3».

6.4. Оценка радиоэкологического воздействия объектов использования атомной энергии по данным мониторинга радиационной обстановки В настоящее время МАГАТЭ, МКРЗ, НКДАР ООН и другие авторитетные международные организации наряду с приоритетным обеспечением безопасности человека проявляют значительный интерес к регулированию и научному обоснованию радиационной безопасности окружающей среды [27Требования к обеспечению радиационной безопасности окружающей среды содержатся в Федеральном законе №7-ФЗ «Об охране окружающей среды». В соответствии с этим законом (статьи 1,

23) при соблюдении нормативов допустимых выбросов и сбросов радиоактивных веществ в окружающую

- 351 среду должны обеспечиваться условия, достаточные для устойчивого функционирования естественных экологических систем, природных и природно-антропогенных объектов, а также сохранения биологического разнообразия. В соответствии с международными основными нормами безопасности ОНБ-2014 [27] нынешние и будущие поколения людей и окружающая среда должны быть защищены от радиационных рисков, при этом необходимо подтверждать (а не исходить из предположения), что окружающая среда защищена от промышленного радиационного воздействия.

6.4.1 Методология оценки радиационного воздействия на окружающую среду В связи с огромным видовым разнообразием биосферы и практической невозможностью оценить радиационное воздействие на каждый вид флоры и фауны, методология радиационной безопасности окружающей среды разрабатывается для сравнительно небольшого числа референтных (представительных) видов биоты [28-31]. Для выбора представительных организмов используются следующие основные критерии: экологические (положение в экосистеме), доступность для мониторинга, дозиметрические (критические пути облучения), радиочувствительность, способность рассматриваемых организмов к самовосстановлению. Результаты оценок для референтных организмов являются основой для анализа экологических рисков и регулирования радиационной безопасности окружающей среды.

В Публикации МКРЗ [28] сформулированы основные принципы методологии радиационной защиты окружающей среды, включающей выбор референтных организмов, расчет дозы, поэтапное рассмотрение радиоэкологической ситуации, оценки пороговых уровней возникновения радиационных эффектов у различных типов организмов. При этом система оценок радиационной безопасности флоры и фауны должна быть интегрирована в общую систему радиационной безопасности человека и окружающей среды. МКРЗ сформулировала важный принцип ступенчатого, поэтапного подхода к анализу радиоэкологической ситуации: на первом этапе проводится предварительный скрининговый анализ на основе упрощенной процедуры, не требующей проведения детального обследования, выявление тривиальных ситуаций, не требующих дальнейшего рассмотрения; второй этап – проводится только в случаях превышения контрольных уровней облучения; на втором этапе проводится более детальный анализ с учетом местных особенностей радиоактивного загрязнения экосистем.

В качестве основного показателя для оценки промышленного радиационного воздействия используется обусловленная им мощность дозы облучения референтных объектов биоты. Критерием отсутствия значимого экологического риска служит условие не превышения безопасного уровня облучения для различных групп животных и растений [28].

Выбор референтных организмов определяется по результатам экологического обследования и ретроспективного анализа экологической обстановки в районе расположения объекта использования атомной энергии. Для выбранных видов организмов оценивается содержание в них радиоактивных веществ на основе данных мониторинга радиационной обстановки и радиоэкологического моделирования. После этого с использованием полученных радиоэкологических оценок выполняются модельные оценки мощности дозы внутреннего и внешнего облучения референтных организмов биоты.

- 352

–  –  –

Особенностью данного региона является размещение вблизи БАЭС еще одного ОИАЭ – Института реакторных материалов, сбросы которого подаются на очистные сооружения БАЭС.

Существующая система регионального мониторинга не позволяет разделить влияние сбросов БАЭС и ИРМ на радиоактивное загрязнение окружающей среды. По этой причине более корректно говорить о совместном влиянии БАЭС и ИРМ на радиоэкологическую обстановку.

Полученные оценки мощности дозы облучения для гидробионтов Белоярского водохранилища значительно ниже БУОБ (в 50-200 раз). Наиболее высокие мощности дозы облучения гидробионтов имеют место в реке Ольховка, далее идут канал ПЛК и Теплый залив Белоярского водохранилища.

Наименьшие дозовые нагрузки на гидробионтов – в малых реках ЗН. Основной вклад в дозу обучения референтных организмов водной биоты вносят естественные радионуклиды тория, урана и калий-40.

Радиоэкологическое воздействие АЭС связано с поступлением в окружающую среду техногенных радионуклидов. Вклад в суммарную мощность дозы техногенных радионуклидов (60Co, Sr, 134Cs, 137Cs) в наиболее загрязненной реке Ольховка составляет: для рыбы 17 %, водорослей – 5 %, моллюсков – 2 %, водоплавающей птицы – 10 %. Отметим, что дозы облучения от этих техногенных

- 353 радионуклидов снизились по сравнению с более ранним периодом эксплуатации первых двух энергоблоков АЭС для рыбы в 14 раз, а для водорослей – в 8 раз.

В целом, представленные оценки позволяют сделать вывод об отсутствии в штатных условиях эксплуатации значимого воздействия Белоярской АЭС на дозы облучения биоты.

Ленинградская АЭС Принимая во внимание эколого-географические характеристики региона ЛАЭС и рекомендации МКРЗ [28], в качестве референтных организмов для оценки воздействия ЛАЭС на биоту были выбраны: растения – сосна обыкновенная (Pnus sylvstris), почвенные беспозвоночные – дождевой червь (Lumbricina), мелкие млекопитающие – полевка европейская рыжая (Clethrionomys glareolus), крупные млекопитающие – лось (Alces alces), птица - чайка обыкновенная (Larus ridibundus), рыба окунь (Perca fluviatilis), водные беспозвоночные – моллюски (Bivalvia sp.), водоросли (Algae sp.).

Оценки мощности дозы облучения референтных организмов биоты, рассчитанные с использованием данных многолетнего мониторинга радиационной обстановки в районе ЛАЭС, представлены в таблице 6.4.2 [31,34].

Таблица 6.4.

2 Оценка мощности дозы облучения референтных организмов биоты в районе ЛАЭС, мГр/сут

–  –  –

Полученные оценки мощности референтных организмов значительно ниже величины БУОБ (1 мГр/сутки для позвоночных животных и сосны и 10 мГр/сутки для других растений и беспозвоночных животных), при которых не ожидается заметных радиационных эффектов в популяциях [28]. Например, для лося различие между расчетными величинами и БУОБ составляет примерно 2400 раз, для окуня – 2800 раз, для других референтных организмов это различие еще больше. Представленные оценки мощности дозы облучения гидробионтов водоема-охладителя ЛАЭС по данным многолетнего мониторинга в целом сопоставимы с оценками [36] по результатам наблюдений в 2007-2012 гг. Основной вклад в дозу техногенного облучения гидробионтов дает Cs (до 80 %), что обусловлено преимущественно загрязнением Cs экосистемы Балтийского моря после аварии на Чернобыльской АЭС.

Нововоронежская АЭС Для оценки радиоэкологического влияния НВАЭС были выбраны следующие виды референтных организмов: растения – сосна обыкновенная (Pnus sylvstris), почвенные беспозвоночные – дождевой червь (Lumbricina), мелкие млекопитающие – полевка европейская рыжая (Clethrionomys glareolus),

- 354

–  –  –

Сибирский химический комбинат Для оценки радиоэкологического воздействия СХК были выбраны референтные организмы водных и наземных животных [33]: придонные рыбы, моллюски, лягушки, мыши, дождевые черви.

Расчеты мощности дозы на референтные организмы производились по методике [Рекомендации, 2015;

ICRP, 2008].

В качестве исходных использовались данные многолетнего мониторинга радиационной обстановки в районе СХК за 2000–2016 гг., а также результаты радиоэкологического обследования [37, 38]. В связи с тем, что в 2008 г. на комбинате был остановлен последний реактор, анализируемый период был разделен на два – 20002008 гг. и 20092016 гг., т.е. до и после остановки реактора, соответственно. Анализ данных радиационного мониторинга р. Ромашка и Чернильщиковской протоки показал, что в период до остановки последнего реактора набор радионуклидов был шире, чем в 2009– 2016 гг. После остановки последнего реактора СХК в компонентах речной экосистемы практически не регистрировались короткоживущие радионуклиды.

При оценках мощности дозы облучения речной биоты учитывались следующие радионуклиды:

H, Na, 32P, 46Sc, 51Cr, 54Mn, 60Co, 65Zn, 90Sr, 137Cs, Ce, 152Eu, 239Np. 238 239,240 Pu. Содержание 32P в Pu, речной воде оценивалось расчетным путем.

Согласно расчетным оценкам дозовые нагрузки на биоту р. Ромашка в течение изучаемых периодов были на порядок выше, чем для Чернильщиковской протоки (таблица 6.4.5).

–  –  –

В 2000–2008 гг. основная доля в суммарной мощности дозы для референтных видов биоты изучаемых водных объектов приходилась на внутреннее облучение, обусловленное содержащимся в воде 32P (вклад радионуклида в данный вид облучения составлял 80–90%, оставшаяся доля в основном приходилась на 24Na) [33].

После остановки последнего реактора СХК дозовые нагрузки на речную биоту значительно снизились (на 2–3 порядка). В 2009–2016 гг. основной вклад в суммарную мощность дозы облучения референтных гидробионтов вносило внешнее облучение, обусловленное накопленными в донных отложениях 60Co, 137Cs, 152Eu.

Из представленных выше оценок следует, что мощности дозы облучения референтных организмов даже в период повышенных дозовых нагрузок были ниже величины БУОБ (1 мГр/сут для

- 356

–  –  –

Для оценки радиоэкологического воздействия ГХК были выбраны следующие пункты – район д. Большой Балчуг – ближайший населенный пункт к комбинату в зоне наблюдения (ЗН) объекта (находится на правом берегу р. Енисей в 16 км ниже по течению реки от места выпуска сбросных вод), и район д. Додоново, где проводятся ежегодно фоновые измерения содержания радионуклидов в воде р. Енисей. Изучаемый период был разбит на два – до (2000–2010 гг.) и после (2011–2016 гг.) остановки последнего реактора ГХК.

Анализ данных по содержанию радиоактивных элементов в воде р. Енисей вблизи ГХК (д. Большой Балчуг), показал, что основной вклад в объемную активность в 2000–2010 гг. вносили такие радионуклиды, как 24Na, 32P, 60Co, 90Sr, 137Cs. В 2011–2016 гг. объемные активности большинства радионуклидов были ниже предела обнаружения.

В 2000–2010 гг. основной вклад в суммарную дозу вносило внутреннее облучение гидробионтов, обусловленное содержащимся в воде P, обладающим наибольшим коэффициентом накопления в референтных организмах. Вклад P во внутреннюю дозу составлял около 70 %, почти вся оставшаяся доля приходилась на Na [33]. По сравнению с максимальными дозовыми нагрузками (таблица 6.4.7) мощности дозы облучения в 2000-2010 гг. уменьшились для рыбы в 15 раз, для моллюсков – в 50 раз.

В 2011–2016 гг. основной вклад в суммарную дозу облучения вносила внешняя доза, обусловленная накопленными в донных отложениях 60Co и 137 Cs. В связи с выводом из эксплуатации последнего реактора весной 2010 г. дозовые нагрузки на референтные виды речной биоты снизились и в 2011–2016 гг. были на 2 порядка ниже, чем в 2000–2010 гг. В фоновом пункте наблюдений мощности дозы облучения гидробионтов в 2000-2010 гг. были на два порядка ниже, а в 2011-2016 гг. на порядок ниже мощности дозы в ближней зоне ГХК.

Оценки мощности дозы облучения референтных организмов наземной биоты в регионе ГХК представлены в таблице 6.4.9. Расчеты проводились для пункта в ближней зоне наблюдений (д.

Большой Балчуг) и в контрольном пункте фоновых наблюдений (в районе п. Емельяново, 70 км западнее ГХК). Согласно расчетным оценкам мощности дозы облучения референтных наземных животных не отличаются значимо для двух периодов наблюдений (2000-2010 гг. и 2011-2016 гг.), а также для районов д. Большой Балчуг и п. Емельяново, т.е. находятся на уровне фоновых значений, не

- 358

–  –  –

Приаргунское ПГХО Консервативно оценка дозовых нагрузок на наземную биоту выполнялась для загрязненной радионуклидами территории вблизи ППГХО. При выборе референтных организмов наземной биоты учитывалась специфика радиационного воздействия на организмы, в том числе повышенное содержание радона в подземных убежищах животных.

В качестве референтных для оценки мощности дозы вблизи уранового рудника были выбраны следующие организмы [32]:

мелкие норные грызуны – полевки;

монгольский сурок тарбаган (Marmota sibirica) как норное животное, проводящее зимнее время в норе в спячке;

почвенные черви, мягкие личинки жуков, обитающие в почве;

травянистая степная растительность.

Условия обитания референтных организмов предполагались следующими: почвенное беспозвоночное (червь) постоянно находится внутри загрязненного грунта вблизи уранового рудника;

норное животное (мышь) половину времени проводит в норе, вырытой в загрязненном грунте, половину времени – на поверхности загрязненного грунта; животные, впадающие в зимнюю спячку (сурок), проводят спячку в норе в течение 6 месяцев в году, в остальные 6 месяцев половину времени проводят в норе, другую половину – на поверхности грунта; травянистая растительность растет на загрязненном грунте в непосредственной близости от уранового рудника.

Оценки мощности дозы облучения референтных организмов наземной биоты вблизи уранового рудника приведены в таблице 6.4.10.

- 359

–  –  –

Максимальная мощность дозы облучения характерна для монгольского сурка тарбагана, впадающего в зимнюю спячку - 0,046 мГр/сут, что в 22 раза ниже порога экологически безопасного уровня облучения для млекопитающих (1 мГр/сут). Основной вклад в эту дозу вносит ингаляция 222Rn.

Мощность дозы внешнего облучения значительно ниже по сравнению с внутренним облучением. Для почвенных беспозвоночных (дождевой червь) основной вклад во внутреннее облучение вносят Ra и Th, а для травянистой растительности - Ra и U.

В целом уровни облучения референтных организмов наземной биоты ниже пороговых уровней появления детерминированных эффектов ионизирующей радиации. Поскольку территория в непосредственной близости от рудников является малой частью естественного ареала обитания локальных популяций референтных организмов, на популяционном уровне радиационное влияние ППГХО на наземную биоту незначительно.

Мощности дозы облучения водной биоты рассчитывали для нескольких водных объектов в районе расположения ППГХО: карьера ПГС-2; резервного водохранилища системы Умыкейских озер и озера Ланцово, наиболее загрязненных радионуклидами.

В качестве референтных были выбраны организмы с разными типами обитания и накопления радионуклидов [34]:

двустворчатые моллюски;

водные личинки насекомых;

рыба;

зоопланктон.

Расчетные мощности дозы для водной биоты, обитающей в радиационно загрязненных водоемах в районе расположения ППГХО, представлены в таблице 6.4.11.

–  –  –

Наибольшие уровни хронического облучения характерны для водных беспозвоночных:

мощности дозы облучения моллюсков составляют 4,8 - 5,8 мГр/сут; зоопланктона – 4,3 - 4,6 мГр/сут.

Наибольший вклад в дозу у этих референтных организмов вносит Po – около 85%; вклад Ra – около 10%. Мощности дозы облучения рыбы значительно ниже облучения моллюсков и находятся в диапазоне значений 0,14 - 0,24 мГр/сут, не превышающих экологически безопасного уровня облучения в 1 мГр/сут. Для рыб наибольший вклад в мощность дозы облучения дает U – 48%; вклад Th – Po и Ra – по 14%. Для сравнения отметим, что мощность дозы облучения беспозвоночных 24%;

организмов бентоса в водоемах загрязненных тяжелыми естественными радионуклидами в районе расположения уранового рудника в Канаде оценивается в 560 мГр/год или 1,5 мГр/сут (при коэффициенте качества для альфа-излучателей равным 20) [40], что коррелирует по порядку величины с оценками мощности дозы облучения для беспозвоночных в водоемах в районе ППГХО.

Согласно представленным оценкам уровни облучения референтных организмов водной биоты в наиболее радиационно загрязненных водных объектах в пределах СЗЗ ППГХО остаются ниже пороговых уровней появления детерминированных эффектов ионизирующей радиации. За пределами СЗЗ ППГХО мощности дозы облучения организмов биоты не отличаются от фоновых уровней.

Сравнительные оценки экологического риска Особенностью методологии анализа экологического риска является переход от множества параметров радиационной обстановки к единому интегральному показателю качества окружающей среды – уровню экологического риска. Это позволяет сравнивать на единой методической основе различные объекты использования атомной энергии, ранжировать загрязненные территории, оптимизировать мониторинг радиационной обстановки.

В соответствии с рекомендациями МКРЗ [28] экологический риск оценивается на основе результатов расчетов мощности дозы облучения организмов биоты по формуле:

R j D j / БУОБ,, где Dj – мощность дозы облучения j-го референтного объекта биоты, Гр/сут; БУОБ – экологически безопасный уровень облучения организмов биоты, равный 1 мГр/сут для млекопитающих, позвоночных животных и сосны, и 10 мГр/сут для организмов растительного мира (кроме сосны) и беспозвоночных животных.

Следует отметить отличие концепции радиационного риска для человеческой популяции и риска для биоты [41]. Концепция риска для человека основана на гипотетическом постулате стохастического беспорогового действия ионизирующей радиации. Под радиационным риском понимается вероятность возникновения у человека или его потомства какого-либо вредного эффекта в результате облучения. Для радиационной безопасности человека используются весьма жесткие нормативы, поскольку полагается, что любая доза облучения способна оказать повреждающий эффект.

При таком консервативном допущении ставится задача обеспечения безопасности каждого индивидуума человеческой популяции во всех условиях воздействия на него ионизирующего излучения искусственного или природного происхождения. Представляется неоправданным распространять столь жесткий подход на радиационную безопасность биоты. Концепция экологического риска основана на эмпирическом принципе порогового действия ионизирующей

- 361 радиации. При этом рассматриваются детерминированные, а не стохастические эффекты, адекватными предложено считать следующие типы эффектов для организмов биоты: увеличение заболеваемости, ухудшение репродуктивности, снижение продолжительности жизни. В отличие от радиационного риска для человека экологический риск для биоты представляет собой безразмерный коэффициент опасности, нормируемый на экологически безопасный пороговый уровень облучения организмов (БУОБ), а не стохастическую величину.

Сравнительные оценки экологических рисков в районах расположения рассмотренных выше ОИАЭ, рассчитанные на основе данных многолетнего мониторинга радиационной обстановки (2000гг.) представлены в таблице 6.4.12.

Таблица 6.4.

12 Сравнительные оценки экологических рисков от радиоактивного загрязнения окружающей среды в районах ОИАЭ (2000 – 2016 гг.)

–  –  –

Экологические риски в районах АЭС изменяются в широких пределах от 10-7 до 2·10-2, что в 50 – 107 раз меньше экологически безопасного уровня риска для биоты. Максимальный уровень риск отмечается для биоты реки Ольховка, загрязненной в результате прошлой деятельности Белоярской АЭС. Современные уровни экологического риска в районах АЭС не превышают 4·10 -4 для гидробионтов, и 5·10-3 – для наземной биоты, что соответственно в 2500 и 200 раз ниже БУОБ.

Максимальное значение экологического риска в районе СХК отмечалось в период работы ядерных реакторов (2000 – 2008 гг.) и достигало для гидробионтов в зоне распространения сбросов 2·10-1, что в 5 раз меньше безопасного уровня. Максимальные уровни экологического риска для наземной биоты в этот период были в тысячи раз меньше. Максимальные значения экологического риска в районе ГХК в период работы ядерного реактора (2000 – 2010 гг.) достигали 3·10-3, что в 330 раз ниже безопасного уровня. Еще ниже были значения экологического риска для наземной биоты в районе ГХК. После остановки ядерных реакторов экологические риски для гидробионтов в районах СХК и ГХК значительно уменьшились и сопоставимы в настоящее время с экологическими рисками АЭС. Для наземной биоты современные значения экологических рисков в районе СХК не превышают 2·10-4, для ГХК - 5·10-4, т.е. в тысячи раз ниже БУОБ.

Наиболее высокие значения экологического риска отмечаются вблизи уранового производства ППГХО, достигая 5·10-2 для наземной биоты, и 6·10-1 – для гидробионтов, что несколько ниже БУОБ.

- 362 Примерно такие уровни мощности дозы облучения и соответственно экологического риска имеют место для организмов водной биоты в районе канадского уранового рудника.

В целом можно сделать вывод о том, что деятельность рассмотренных ОИАЭ (АЭС, радиохимических комбинатов, уранового производства) не приводила в исследуемый период к превышению экологически безопасного уровня облучения и соответствующего ему значения экологического риска для биоты.

Список литературы к разделу 6

1. Техногенные радионуклиды в морях, омывающих Россию. Радиоэкологические последствия удаления радиоактивных отходов в Арктические и Дальневосточные моря («Белая книга-2000») / Сивинцев Ю.В., Вакуловский С.М., Васильев А.П., Высоцкий В.Л., Губин А.Т., Данилян В.А., Кобзев В.И., Крышев И.И., Лавковский С.А., Мазокин В.А., Никитин А.И., Петров О.И., Пологих Б.Г., Скорик Ю.И.- М.: ИздАТ, 2005.-624с.

2. Никитин А.И., Шершаков В.М., Цатуров Ю.С.. Совместные российско-норвежские исследования радиоактивного загрязнения западных арктических морей в районах, подверженных воздействию локальных источников. Арктика: Экология и экономика, №2, 2012, с. 26-35.

3. A survey of artificial radionuclides in the Kara Sea. Results from the Russian-Norwegian 1992 expedition to the Barents and Kara Seas / Joint Russian- Norwegian Expert Group for investigation of radioactive contamination in the Northern Seas.- 1993.- 92 p.

4. Justin Brown et al. Technetium-99 cjntamination in the North Sea and in Norwegian coastal areas 1996 and 1997. NRPA report 1998:3.

5. Gwynn J.P., Heldal H.E., Gfvert T., Blinova O., Eriksson M., Svren I., Brungot A.L., Strlberg E., Mller B., Rudjord A.L. 2012. Radiological status of the marine environment in the Barents Sea. Journal of Environmental Radioactivity 113: 155-162.

6. Foin L., Nikitin A.The joint Norwegian/Russian expedition to the dumpsites for radioactive waste in the Abrosimov fiord and the Stepovogo fiord. August-September 1994. Report from the expedition on board R/V Victor Buinitskiy, with some preliminary results. -19 September, 1994, 50р.

7. Сброс радиоактивных отходов и радиоактивное загрязнение Карского моря. Под редакцией Пера Странда, Александра Никитина, Бьерна Линда, Брит Сальбю и Гордона Кристенсена. Результаты трех лет исследований (1992-1994), проведенных совместной российсконорвежской группой экспертов. Совместная российско-норвежская группа экспертов по изучению радиоактивного загрязнения северных территорий. Март 1996г. –первое издание, май 1997 г. – второе издание.

8. Search, assessment of condition and methods to protect the packing dumped in the Kara sea and containing nuclear fuel of the icebreaker Lenin emergency reactor.–Final project technical report of ISTC project No.2254. Project Manager S.A.Lavkovsky / Lazurit Central Design Bureau Open Joint Stock Co.–October 2003.

- 363 Monitoring of the radioactive contamination of the sea environment in the area of discharge of waste waters from the liquid radioactive waste treatment plant at Atomflot. Report on the results of the background survey, 1998.-Joint Russian-Norwegian Expert Group for investigation of radioactive contamination in the Northern areas.- December 2000.

10. A joint Norvegian-Russian project «Monitoring of the radioactive contamination of the sea environment in the area of discharge of waste waters from the liquid radioactive waste treatment plant at «Atomflot»: Results of the background survey, 1998». Nikitin A. I., Tsuturov Yu.S., Valetova N.K., Chumichev V.B., Katrich I.Yu., Berezhnoy V.I., Kabanov A.I., Pegoev N.N., Pichugin S.N., Vopiyashin Yu.Yu., Brown J.E., Lind B., Sickel M., Grottheim S., Strand P.. The 4th International conference on «Environmental Radioactivity in the Arctic» Edinburg Scotland 20-23 September 1999.

Pp. 20-22.

Источники радиоактивного загрязнения р. Теча и района расположения 11.

Производственного объединения «Маяк», Урал, Россия. Программа по изучению вохможного влияния деятельности ПО «Маяк» на радиоактивное загрязнение Баренцева и Карского морей.

Под редакцией С.В. Малышева и Э.А. Вестерлунда. Остерас, Норвегия, 2000, 134с.

12. Итоговый отчет по проекту МНТЦ № 1404 «ОЦЕНКА И ПРОГНОЗ ПОСЛЕДСТВИЙ

ДЛЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И НАСЕЛЕНИЯ РАДИОАКТИВНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ РЕКИ

ЕНИСЕЙ СБРОСАМИ КРАСНОЯРСКОГО ГОРНО-ХИМИЧЕСКОГО КОМБИНАТА (с 1 апреля 2000 г. по 30 июня 2003)». НПО «Тайфун» 2003 г., 20 с.

13. Никитин А.И., Сурнин В.А., Новицкий М.А., Валетова Н.К., Кабанов А.И., Катрич И. Ю., Чумичев В.Б., Дунаев Г.Е., Колесникова Н.И., Гочаренок В.М., Макаренко А.А.

Радионуклиды и тяжелые металлы в Енисейском заливе. Метеорология и гидрология, 2005, №4, с. 56-65.

14. The Joint Russian-Norwegian group for monitoring of radioactive contamination of the marine environment in connection with raising of the Kursk nuclear submarine. Results protocols for period 25.09.2001-10.10.2001. Onboard R/V Semen Deshnov.

Мониторинг радиоактивного загрязнения морской среды при подготовке к 15.

подъему, подъеме и после подъема АПК Курск. Отчет о работах, проведенных в соответствии с указанием Росгидромета №140-26/У от 03.08.2001 Об участии сотрудников Росгидромета в Экспедиции особого назначения.- НПО Тайфун, Обнинск, 2001.

16. Nikitin A., Kabanov A., Valetova N., Dunaev G., Katrich I., Petrenko G., Polukhina A., Saturov Y., Pedchenko A., Semenov A., Korotkova T., Rudjord A., Gfvert T., Brungot A., Lind B., Mller B., Svren I. The Joint Russian-Norwegian Project on Monitoring Investigation of marine environment radioactive contamination of the Barents Sea. Results received by participants during the year 2006.- In: International Conference on Radioecology and Environmental Radioactivity, 15-20 June, 2008, Bergen, Norway.- Proceedings, Posters –Part 2, Edited by P.Strand, J.Brown, T.Jolle, Norwegian Radiation Protection Authority, Osteras, Norway, June, 2008, pp.251-254.

- 364 AMAP Assessment 2009: Radioactivity in the Arctic. – Arctic Monitoring and Assessment Programme (AMAP), Oslo, 2010.

Viacheslav Shershakov, Hilde Elise Heldal, Bjrn Lind and Alexander Nikitin. Joint 18.

Russian-Norwegian expedition to the dumping sites for radioactive waste in the Stepovogo Fjord. August

- September 2012. Report from the expedition on board R/V Ivan Petrov, with some preliminary results. – 41 p.

19. Радиационная обстановка на территории России и сопредельных государств в 2013 году.

Ежегодник / Под ред. Шершакова В.М., Булгакова В.Г., Крышева И.И., Вакуловского С.М., Катковой М.Н., Ким В.М., Крышева А.И.. – Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 2014. – 357 с.

20. Joint Russian-Norwegian Expert Group investigation into the radioecological status of Stepovogo fjord/ The dumping site of the nuclear submarine K-27 and solid radioactive waste. Result from the 2012 research cruise performent by the Joint Russian-Norwegian Expert Grou.-Eduited by Justin P. Gwynn and Alexander I. Nikitin.- Joint Russian-Norwegian Expert Group for investigation of Radioactive Contamination in the Northern Areas. 2014, 358 p.

21. Justin P. Gwynn, Aleksander Nikitin, Viacheslav Shershakov, Hilde Elise Heldal, Bjrn Lind, Hans-Christian Teien, Ole Christian Lind, Rajdeep Singh Sidhu, Gunnar Bakke, Alexey Kazennov, Denis Grishin, Anastasia Fedorova, Oxana Blinova, Ingrid Svren, Penny Lee Liebig, Brit Salbu, Cato Christian Wendell, Elisabeth Strlberg, Nailja Valetova, Galina Petrenko, Ivan Katrich, Igor Logoyda, Iolanda Osvath, Isabelle Levy, Jean Bartocci, Mai Khanh Pham, Adam Sam, Hartmut Nies, 1, Anne Liv Rudjord. Main results of the 2012 joint NorwegianeRussian expedition to the dumping sites of the nuclear submarine K-27 and solid radioactive waste in Stepovogo Fjord, Novaya Zemlya. Journal of Environmental Radioactivity 151 (2016), p. 417-426.

Шпиньков В., Хелдал Х.Э., Гвинн Д. Отчт зкспедиции на борту НИС Иван 22.

Петров с предварительными результатами. Совместная российско-норвежская экспедиция в Баренцево море в район нахождения затонувшей АПЛ К-159, август-сентябрь 2014 г.

Радиационная обстановка на территории России и сопредельных государств в 2015 23.

году. Ежегодник / Под ред. Шершакова В.М., Булгакова В.Г., Крышева И.И., Вакуловского С.М., Катковой М.Н., Ким В.М., Крышева А.И.. – Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 2016. – 346 с.

Микуленко К.И., Чомчоев А.И., Готовцев С.П. Геолого-географические условия 24.

проведения и последствия подземных ядерных взрывов на территории Республики Саха (Якутия).

Якутск. Из-во ЯНЦ СО РАН, 2006.

Отчет по государственному контракту № 10 от 21 мая 2012 г. Исследование 25.

радиоэкологической обстановки на объектах МПЯВ, рекультивация, мониторинг радиоактивного загрязнения воды в бассейне р. Марха в зоне возможного влияния МПЯВ «Кратон-3» и «Кристалл». Якутск, 2012. – 26 с.

26. СанПиН 2.6.1.2523-09. Нормы радиационной безопасности (НРБ-99/2009): Санитарноэпидемиологические правила и нормативы. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2009. 100 с.

- 365 IAEA – International Atomic Energy Agency. IAEA Safety Standards for protecting people and the environment. Radiation Protection and Safety of Radiation Sources: International Basic Safety Standards. General Safety Requirements. Part 3. No. GSR Part 3. Vienna, 2014. – 471 p.

28. ICRP Publication 108. Environmental Protection: the Concept and Use of Reference Animals and Plants. Annals of the ICRP, 2009. – 251 p.

29. UN - United Nations. Effects of radiation on the environment. UNSCEAR 2008 Report to the General Assembly with Scientific Annexes. Volume II, Annex E. Effect of ionizing radiation on nonhuman biota. United Nations, New York, 2011. – 164 p.

30. Рекомендации Р 52.18.820-2015. Оценка радиационно-экологического воздействия на объекты природной среды по данным мониторинга радиационной обстановки (Утверждены Росгидрометом Минприроды России 17.04.2015 г.).

31. Крышев И.И., Крышев А.И., Скакунова М.А. Оценка воздействия на окружающую среду выбросов и сбросов радионуклидов. Атомная энергия, 2013, т. 115, вып. 1, 47-53.

Крышев И.И., Сазыкина Т.Г., Крышев А.И., Бобошко В.И., Францев В.Н., Ермакова 32.

М.А. Влияние радиоактивных выбросов уранодобывающего и перерабатывающего производств ОАО «ППГХО» на население и биоту. Атомная энергия, 2012, т.113, вып. 3, стр. 173-177.

33. Лунева К.В. Оценка радиационно-экологического воздействия радиохимических комбинатов на референтные объекты животного мира. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук по специальности 03.01.01– радиобиология.

Обнинск, 2014. – 24 с.

34. Радиоэкологическая обстановка в регионах расположения предприятий Росатома. Под общей редакцией И.И. Линге и И.И. Крышева. М.: «САМ полиграфист», 2015. – 296 с.

35. Трапезников А.В., Трапезникова В.Н. Пресноводная радиоэкология. – Екатеринбург:

Изд-во «АкадемНаука», 2012. – 544 с.

Бондаренко Л.Г., Быстрова А.А., Гаврилов В.М., Душин В.Н., Лебедева А.В., 36.

Осипов В.В., Савельева И.М., Садыкин А.Д., Степанов А.В., Тишков В.П. Влияние Ленинградской атомной электростанции и других предприятий атомной промышленности региона на радиоэкологическое состояние Копорской губы Финского залива. – Ядерная и радиационная безопасность России. Тематический сборник, выпуск 15, 2013, стр. 115-125.

37. Никитин А.И., Крышев И.И., Башкиров Н.И., Валетова Н.К., Дунаев Г.Е., Кабанов А.И., Катрич И.Ю.. Крутовский А.О., Никитин В.А., Петренко Г.И., Полухина А.М., Селиванова Г.В., Чумичев В.Б., Шкуро В.Н. Современное содержание долгоживущих искусственных радионуклидов в реках Томь и Обь в зоне влияния сбросов Сибирского химического комбината. – Ядерная энергетика. Известия высших учебных заведений. 2010, N 3, с.66-76.

38. Nikitin A.I., Kryshev I.I., Bashkirov N.I., Valetova N.K., Dunaev G.E., Kabanov A.I., Katrich I. Yu., Krutovsky A.O., Nikitin V.A., Petrenko G.I., Polukhina A.M., Selivanova G.V., Shkuro V.N. Up-to-date concentrations of long-lived artificial radionuclides in the Tom and Ob rivers in the area

- 366 influenced by discharges from Siberian chemical combine. – Journal of Environmental Radioactivity, 2012, 108, p.15-23.

39. Крышев А.И. Биологический перенос радионуклидов в экосистеме реки Енисей и оценка дозы облучения природной биоты. – Ядерная энергетика. Известия высших учебных заведений.

2007, № 4, с. 31 – 39.

40. Thomas P., Liber K. An estimation of radiation doses to benthic invertebrates from sediments collected near a Canadian uranium mine. – Environment International, 2001, 27, 341-353.

41. Крышев И.И., Рязанцев Е.П. Экологический риск радиационных аварий на Чернобыльской АЭС и АЭС «Фукусима» (Япония). – Атомная энергия, 2017, т.122, вып.1, январь 2017, стр. 46-55.

- 367 ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

О СОДЕРЖАНИИ ТЕХНОГЕННЫХ РАДИОНУКЛИДОВ

В ОБЪЕКТАХ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ НА ТЕРРИТОРИИ РФ В 2016 ГОДУ

В 2016 г. на территории России и за ее пределами не было радиационных аварий, способных повлиять на радиационную обстановку в стране.

Средневзвешенные по территории РФ объемные активности техногенных радионуклидов в приземном слое атмосферы за пределами загрязненных зон в 2016 г. составляли для суммарной

-активности долгоживущих (более четырех суток) техногенных и природных радионуклидов 17,210-5 Бк/м3, для 137Cs 1,810-7 Бк/м3, для 90Sr 1,210-7 Бк/м3. Анализ многолетних данных показывает, что содержание техногенных радионуклидов в воздухе постепенно уменьшается, претерпевая год от года незначительные колебания. В.2016 г. объемная суммарная -активность и объемная Cs уменьшилась в 1,3 раза.

активность Sr увеличились в 1,2 и 1,4 раза соответственно, а Наблюдаемые объемные активности Сs и Sr в приземном слое атмосферы были на шесть-семь порядков ниже нормативов, установленных НРБ-99/2009.

В атмосфере населенных пунктов, расположенных в окрестностях РОО, имеющих работающие реакторные установки (АЭС, предприятия ЯТЦ, НИИ и др.), в 2016 г. наблюдались отдельные случаи появления в воздухе продуктов деления и нейтронной активации с объемными активностями на семь и более порядков ниже допустимых нормативов, установленных НРБ-99/2009.

Средневзвешенная по территории РФ суммарная -активность выпадений из атмосферы на подстилающую поверхность в 2016 г. (1,1 Бк/м2сутки) практически не изменилась по сравнению с 2015 г. (1,2 Бк/м2сутки). Выпадения 90Sr на большей части территории страны были ниже предела Cs (0,14 Бк/м2год) были ниже чувствительности применяемых методов анализа. Выпадения уровня 2015 г. (0,19 Бк/м2год), и, как и в предыдущие четыре года, оставались очень низкими.

Радиационный фон на территории РФ, включая 100-км зоны РОО и территории, загрязненные вследствие радиационных аварий и инцидентов, не превышал многолетних фоновых значений 0,9 – 0,12 мкЗв/ч.

Накопление на почве изотопов, выпадающих из атмосферы, в 2016 г. повсюду было незначительным по сравнению с их суммарным запасом в почве, сложившимся в предыдущие годы.

Загрязнение поверхностных вод суши техногенными радионуклидами практически полностью было обусловлено выносом Sr, накопившегося в почве в процессе глобальных выпадений, поверхностными и грунтовыми водами. В реках РФ (кроме рек, протекающих по загрязненным зонам) объемная активность 90Sr в 2016 г. в среднем составила 4,6 мБк/л, что ниже уровня 2015 г. (5,0 мБк/л). В целом, объемная активность Sr в реках была на три порядка ниже норматива уровня вмешательства для населения (4,9 Бк/л) по НРБ-99/2009.

Среднегодовая объемная активность трития (3H) в осадках (по данным ежемесячных наблюдений на 33 пунктах) постепенно снижается. В 2016 г. в среднем по территории России она составляла 1,7 Бк/л и была на уровне ряда предшествующих лет. Сумма выпадений трития с осадками на всю территорию РФ в 2016 г. незначительно увеличилась и составляла 14,81015 Бк (14,21015 Бк в 2015 г.).

Среднегодовая объемная активность трития в среднем по основным рекам РФ вне загрязненных зон обусловлена выпадениями трития с осадками и, также как в осадках, постепенно снижается. В 2016 г. она составляла 1,7 Бк/л, изменяясь по отдельным рекам в диапазоне от 1,1 до 2,2 Бк/л.

Наибольшая объемная активность трития в воде наблюдалась, как и в предыдущие годы, в р. Амур

- 368 п. Благовещенск), что более чем на три порядка ниже уровня вмешательства по содержанию трития в питьевой воде согласно НРБ-99/2009 (7,6103 Бк/л).

В 2016 г. объемная активность 90Sr в морях РФ мало изменилась по сравнению с 2015 г. Максимальная объемная активность 90Sr наблюдалась, как и ранее, в Азовском море (Таганрогский залив) 12,2 мБк/л, а минимальная – в Тихом океане (Авачинская Губа) – 1,5 мБк/л.

На ЕТР вследствие чернобыльской аварии 1986 г. в 11 областях на 01.01.2017 остаются территории с плотностью загрязнения почв 137Cs более 1 Ки/км2. В Центральном федеральном округе в Cs более 1 Ки/км2, из них в 208 – уровни 2143 населенных пунктах плотность загрязнения почв загрязнения более 5 Ки/км2. В Приволжском, Северо-Западном и Южном округах в 8, 4 и 1 населенном пункте соответственно плотность загрязнения почв 137Cs составляет 1–5 Ки/км2.

На АТР, как и ранее, загрязнен район Южного Урала, где находятся:

- «стронциевый» Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС), образовавшийся вследствие аварии на ПО «Маяк» в 1957 г., с отношением 137Cs/ 90Sr 0,12;

- частично перекрывающий ВУРС «цезиевый» след, образовавшийся в 1967 г. вследствие ветрового выноса загрязненной радионуклидами пыли с обнажившихся берегов оз. Карачай, расположенного в СЗЗ ПО «Маяк», с отношением 137Cs/ 90Sr 3.

Почва загрязненных зон ЕТР и АТР продолжает оставаться источником вторичного ветрового подъема радиоактивной пыли. Поэтому на этих территориях наблюдается повышенное содержание Cs и 90Sr в воздухе, существенно превышающее фоновые уровни по стране.

В районах ЕТР, загрязненных в результате аварии на ЧАЭС, наблюдается постепенное снижение уровней радиоактивного загрязнения, в основном за счет естественного распада радионуклидов. Атмосферные выпадения 137Cs (усредненные по 10 пунктам) в 2016 г. уменьшились в 1,2 раза и составляли 1,2 Бк/м2год, что в 4,4 раза выше выпадений вне загрязненных зон ЕТР (0,27 Бк/м2год).

Наибольшие выпадения 137Cs, наблюдавшиеся, как и ранее, на западе Брянской области в п. Красная Гора, уменьшились в 1,2 раза относительно данных 2015 г. и составляли 6,9 Бк/м2год. Среднегодовая объемная активность Cs в г. Брянске, ближайшем к загрязненной зоне населенном пункте, в 2016 г. уменьшилась в 2,7 раза и составляла 3,510-7 Бк/м3, что в 1,3 раза выше фонового уровня для ЕТР (2,7107 Бк/м3), но на семь порядков ниже ДОАНАС. по НРБ-99/2009.

На территории ВУРС уровни радиоактивного загрязнения также постепенно снижаются. Годовые выпадения 90Sr и 137 Cs на территории ВУРС в 2016 г. уменьшились в 1,4 и 1,7 раза и в среднем составляли 2,3 и 1,7 Бк/м2год соответственно. Выпадения 90 137 Sr и Cs превышали региональные фоновые выпадения по Уральскому региону в 1,4 и 9 раз соответственно.

В 2016 г. уровни радиоактивного загрязнения окружающей природной среды в 100-км зоне ПО «Маяк» по-прежнему оставались самыми высокими на территории РФ. Годовые выпадения 90Sr (4,4 Бк/м2год) в 100-км зоне ПО «Маяк» (усредненные по 11 пунктам) в 2016 г. были в 1,2 раза ниже уровня 2015 г., но в 2,8 раза превышали региональный фоновый уровень (1,6 Бк/м2год). Выпадения 137Cs (4,5 Бк/м2год) были ниже уровня 2015 г. (5,3 Бк/м2год), но в 23 раза превышали региональный фоновый уровень (0,2 Бк/м2год). Максимальные выпадения Cs (13,1 Бк/м2год) и Sr (17,8 Бк/м год) из атмосферы наблюдались в п. Новогорный Челябинской области, расположенном в 7 км от источника. В п. Новогорный наблюдалась и самая высокая на территории России среднеCs в воздухе – 28,110-7 Бк/м3, превышающая средневзвешенное годовая объемная активность

- 369 значение по территории России в 15,6 раза. Это значение на шесть порядков ниже допустимого уровня в соответствие с НРБ-99/2009. Среднегодовая объемная активность Sr в воде р. Течи (п. Муслюмово в 78 км от источника) составляла 6,6 Бк/л, что на три порядка выше среднего значения для рек России и в 1,3 раза превышает уровень вмешательства для питьевой воды по НРБСредняя объемная активность трития в воде р. Течи в том же пункте в 2016 г. составляла 120 Бк/л, что в 70 раз превышает среднее значение для рек России и на порядок величины ниже уровня вмешательства по НРБ-99/2009.

В целом, в 2016 г. радиационная обстановка на территории Российской Федерации сохранилась примерно на уровне предшествующих лет. Содержание техногенных радионуклидов практически во всех наблюдаемых объектах окружающей среды имеет тенденцию к уменьшению и не представляет опасности для населения. В пределах зон радиоактивного загрязнения вследствие аварий на ЧАЭС и ПО «Маяк», а также в районах расположения потенциально опасных в радиационном отношении объектов радиационная обстановка оставалась стабильной.

- 369

–  –  –

Атомные электростанции Открытое акционерное общество «Концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях», г.

Москва, со следующими филиалами:

1 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Балаковская атомная станция», Натальинское муниципальное образование Балаковского муниципального района, Саратовская область 2 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Белоярская атомная станция», г. Заречный, Свердловская область 3 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Билибинская атомная станция», г. Билибино, Чукотский автономный округ 4 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Волгодонская атомная станция», г. Волгодонск-28, Ростовская область 5 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Калининская атомная станция», г. Удомля, Тверская область 6 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Кольская атомная станция», г. Полярные Зори, Мурманская область 7 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Курская атомная станция», г. Курчатов, Курская область 8 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Ленинградская атомная станция», г. Сосновый Бор, Ленинградская область 9 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Нововоронежская атомная станция», г. Нововоронеж, Воронежская область 10 филиал ОАО «Концерн “Энергоатом”» «Смоленская атомная станция», г. Десногорск, Смоленская область Радиационно опасные объекты 1 Открытое акционерное общество «ТВЭЛ», г. Москва 2 Открытое акционерное общество «Приаргунское производственное горно-химическое объединение», г. Краснокаменск, Забайкальский край 3 Открытое акционерное общество «Машиностроительный завод», г. Электросталь, Московская область 4 Открытое акционерное общество «Новосибирский завод химконцентратов», г. Новосибирск 5 Открытое акционерное общество «Чепецкий механический завод», г. Глазов, Удмуртская Республика 6 Открытое акционерное общество «Хиагда», пос. Багдарин, Баунтовский район, Республика Бурятия 7 Открытое акционерное общество «Уральский электрохимический комбинат», г. Новоуральск, Свердловская область 8 Открытое акционерное общество «Сибирский химический комбинат», г. Северск, Томская область 9 Открытое акционерное общество «Ангарский электролизный химический комбинат», г. Ангарск, Иркутская область 10 Открытое акционерное общество «Производственное объединение “Электрохимический завод”», г. Зеленогорск, Красноярский край 11 Открытое акционерное общество «Государственный научный центр – Научноисследовательский институт атомных реакторов», г. Димитровград, Ульяновская область 12 Открытое акционерное общество «Опытное конструкторское бюро машиностроения имени И.И. Африкантова», г. Нижний Новгород 13 Открытое акционерное общество «Электрогорский научно-исследовательский центр по безопасности атомных электростанций», г. Электрогорск, Московская область 14 Открытое акционерное общество «Ордена Ленина Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н.А. Доллежаля», г. Москва 15 Открытое акционерное общество «Высокотехнологический научно-исследовательский институт неорганических материалов имени академика А.А. Бочвара», г. Москва 16 Открытое акционерное общество «Ведущий научно-исследовательский институт химической технологии», г. Москва

- 370 Открытое акционерное общество «Научно-исследовательский институт технической физики и автоматизации», г. Москва Открытое акционерное общество «Институт физико-технических проблем», г. Дубна, Московская область Открытое акционерное общество «Научно-технический центр “Ядерно-физические исследования”», г. Санкт-Петербург Открытое акционерное общество «Санкт-Петербургский “Изотоп”», г. Санкт-Петербург Открытое акционерное общество «Изотоп», г. Екатеринбург Открытое акционерное общество «Атомспецтранс», г. Москва Открытое акционерное общество «Всерегиональное объединение “Изотоп”», г. Москва Открытое акционерное общество «Ордена Трудового Красного Знамени и ордена труда ЧССР опытное конструкторское бюро “Гидропресс”», г. Подольск, Московская область Открытое акционерное общество «Гидрометаллургический завод», г. Лермонтов, Ставропольский край Открытое акционерное общество «Амурский судостроительный завод», г. Комсомольск-наАмуре, Хабаровский край Открытое акционерное общество «Балтийский завод», г. Санкт-Петербург Открытое акционерное общество «Производственное объединение “Северное машиностроительное предприятие”», г. Северодвинск, Архангельская область Открытое акционерное общество «Центр судоремонта “Звездочка”», г. Северодвинск,

Архангельская область, со следующими филиалами:

головной филиал «Судоремонтный завод “Нерпа”», г. Снежногорск, Мурманская область филиал «35-й судоремонтный завод», г. Мурманск Открытое акционерное общество «Дальневосточный завод “Звезда”», г. Большой Камень, Приморский край Открытое акционерное общество «Северо-Восточный ремонтный центр», г. Вилючинск, Камчатский край Общество с ограниченной ответственностью «Новоуральский научно-конструкторский центр», г. Новоуральск, Свердловская область Закрытое акционерное общество «Центротех-СПб», г. Санкт-Петербург Закрытое акционерное общество «ОКБ-Нижний Новгород», г. Нижний Новгород Закрытое акционерное общество «Далур», с. Уксянское, Далматовский район, Курганская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Производственное объединение «Маяк», г. Озерск, Челябинская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Горно-химический комбинат», г. Железногорск, Красноярский край Открытое акционерное общество «Институт реакторных материалов», г. Заречный, Свердловская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики», г. Саров, Нижегородская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени академика Е.И. Забабахина», г. Снежинск, Челябинская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийский научноисследовательский институт автоматики им. Н.Л. Духова», г. Москва Федеральное государственное унитарное предприятие федеральный научно-производственный центр «Научно-исследовательский институт измерительных систем им. Ю.Е. Седакова», г. Нижний Новгород Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский институт приборов», г. Лыткарино, Московская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский технологический институт имени А.П. Александрова», г. Сосновый Бор, Ленинградская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Комбинат “Электрохимприбор”», г. Лесной, Свердловская область

- 371 Федеральное государственное унитарное предприятие федеральный научно-производственный центр «Производственное объединение “Старт” имени М.В. Проценко», г. Заречный, Пензенская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Приборостроительный завод», г. Трехгорный, Челябинская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Уральский электромеханический завод», г. Екатеринбург Федеральное государственное унитарное предприятие «Базальт», пос. Расково, Саратовская область Федеральное государственное унитарное предприятие Производственное объединение «Север», г. Новосибирск Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научный центр Российской Федерации – Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований», г. Троицк, Московская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского», г. Обнинск, Калужская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский институт – Научно-производственное объединение «Луч», г. Подольск, Московская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-производственное объединение “Радиевый институт имени В.Г. Хлопина”», г. Санкт-Петербург Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научный центр Российской Федерации – Институт теоретической и экспериментальной физики», г. Москва Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научный центр Российской Федерации – Институт физики высоких энергий», г. Протвино, Московская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Федеральный центр ядерной и радиационной безопасности», г. Москва Федеральное государственное унитарное предприятие атомного флота, г. Мурманск Федеральное государственное унитарное предприятие «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами “РосРАО”», г. Москва Федеральное государственное унитарное предприятие «Аварийно-технический центр Минатома России», г. Санкт-Петербург Федеральное государственное унитарное предприятие «Центральный научноисследовательский институт имени академика А.Н. Крылова», г. Санкт-Петербург Федеральное государственное учреждение «Федеральный медицинский биофизический центр имени А.И. Бурназяна», г. Москва Федеральное государственное унитарное предприятие «Южно-Уральский институт биофизики Федерального медико-биологического агентства», г. Озерск, Челябинская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Ордена Трудового Красного Знамени Научно-исследовательский физико-химический институт имени Л.Я. Карпова», г. Москва Филиал Федерального государственного унитарного предприятия «Ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский физико-химический институт имени Л.Я. Карпова», г. Обнинск, Калужская область Федеральное государственное унитарное предприятие «Центральный научноисследовательский институт конструкционных материалов “Прометей”», г. Санкт-Петербург Федеральное государственное унитарное предприятие «Российский научный центр “Прикладная химия”», г. Санкт-Петербург Федеральное государственное учреждение Российский научный центр «Курчатовский институт», г. Москва Федеральное государственное унитарное гидрографическое предприятие, г. Санкт-Петербург Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский ядерный университет “МИФИ”», г. Москва Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский политехнический университет», г. Томск Государственное унитарное предприятие города Москвы – Объединенный экологотехнологический и научно-исследовательский центр по обезвреживанию РАО и охране окружающей среды, г. Москва

- 372 Учреждение Российской академии наук «Петербургский институт ядерной физики им. Б.П. Константинова РАН», г. Гатчина, Ленинградская область Объединенный институт ядерных исследований, г. Дубна, Московская область Федеральное государственное унитарное предприятие «10-й ордена Трудового Красного Знамени судоремонтный завод» Министерства обороны Российской Федерации, г. Полярный, Мурманская область Федеральное государственное унитарное предприятие «82-й судоремонтный завод»

Министерства обороны Российской Федерации, г. Североморск, пос. Росляково-1, Мурманская область Федеральное государственное унитарное предприятие «30-й судоремонтный завод»

Министерства обороны Российской Федерации, г. Фокино, пос. Дунай-1, Приморский край Примечание.

Эксплуатацию особо радиационно опасных и ядерно опасных производств и объектов также осуществляют:

–  –  –

Группировка пунктов наблюдений за радиоактивными выпадениями по географическим районам РФ Европейская территория России Заполярье* УГМС: Мурманское, Чукотское (о. Шмидта, бух. Провидения, г. Певек) ЦГМС: Диксонский, Тиксинский Север УГМС: Северное (без Диксонского ЦГМС), Северо-Западное (включая Калининградский ЦГМС) Центр УГМС: Верхне-Волжское, Приволжское, Республики Татарстан, Центральное, ЦентральноЧерноземных областей (кроме загрязненной зоны) Зона, загрязненная при аварии на ЧАЭС

В Центральном УГМС и УГМС Центрально-Черноземных областей (ЦЧО):

Волово, Ефремов, Тула, Узловая (Тульская обл.); Брянск (Брянская обл.); Болхов, ДмитровскОрловский, Орел (Орловская обл.); Фатеж (Курская обл.); Жиздра (Калужская обл.) Данные по пунктам Плавск (Тульская обл.); Красная Гора (Брянская обл.) (расположены на территориях с плотностью загрязнения почвы 137Cs 515 Ки/км2) при расчете средневзвешенных выпадений 137Cs по ЕТР и РФ не учитывались.

Юг Северо-Кавказское и Крымское УГМС Азиатская территория России Западная Сибирь УГМС: Западно-Сибирское, Уральское, Башкирское, Обь-Иртышское, Среднесибирское, Иркутское Север Восточной Сибири УГМС: Якутское (без Тиксинского ЦГМС), Колымское, Камчатское, Чукотское (без полярных станций) Юг Восточной Сибири УГМС: Дальневосточное, Приморское, Сахалинское, Забайкальское Примечание: * – в Заполярье условно включены территории (пункты), расположенные как на ЕТР, так и на АТР.

- 378 Приложение A.7

–  –  –

Схема соотнесения географических регионов и отдельных УГМС (ЦГМС) с субъектами РФ и федеральными округами

Европейская территория России:

Заполярье* УГМС: Мурманское (Мурманская обл.) Северо-Западный федеральный округ УГМС: Северное (Ненецкий авт. окр.: Амдерма) Северо-Западный федеральный округ УГМС: Северное (ЦГМС: Диксонский – север Красноярского края) Сибирский федеральный округ УГМС: Якутское (ЦГМС: Тиксинский – север Республики Саха (Якутия)) Дальневосточный федеральный округ УГМС: Чукотское (Чукотский авт. окр.: о. Шмидта, бух. Провидения, Певек) Дальневосточный федеральный округ Север УГМС: Северное (Республика Коми, Ненецкий АО, Архангельская и Вологодская Северо-Западный федеральный округ обл.) УГМС: Северо-Западное (Республика Карелия, г. Санкт-Петербург, Северо-Западный федеральный округ Ленинградская, Новгородская и Псковская обл.) ЦГМС: Калининградский (Калининградская обл.) Северо-Западный федеральный округ Центр УГМС: Верхне-Волжское (Республики: Марий Эл, Мордовия, Удмуртская и Приволжский федеральный округ Чувашская, Кировская и Нижегородская обл.) УГМС: Приволжское ( Оренбургская, Пензенская, Самарская, Саратовская и Приволжский федеральный округ Ульяновская обл.) УГМС: Республика Татарстан Приволжский федеральный округ УГМС: Центральное (г. Москва, Владимирская, Ивановская, Калужская, Центральный федеральный округ Костромская, Московская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская и Ярославская обл.) УГМС: Центрально-Черноземных областей (ЦЧО) (Белгородская, Брянская, Центральный федеральный округ Воронежская, Курская, Липецкая, Орловская и Тамбовская обл.) (кроме загрязненной зоны) Зона, загрязненная при аварии на ЧАЭС, – УГМС Центрально-Черноземных Центральный федеральный округ областей (ЦЧО): Волово, Ефремов, Тула, Узловая (Тульская обл.); Брянск (Брянская обл.); Болхов, Дмитровск-Орловский, Орел (Орловская обл.); Фатеж (Курская обл.); Жиздра (Калужская обл.) и пп. Плавск (Тульская обл.) и Красная Гора (Брянская обл.) (расположены на территориях с плотностью загрязнения почвы 137Cs 515 Ки/км2) Юг УГМС: Северо-Кавказское (Республики: Адыгея, Калмыкия; Краснодарский край; Южный федеральный округ Астраханская, Волгоградская и Ростовская обл.) УГМС: Северо-Кавказское (Республики: Дагестан, Ингушетия, Кабардино- Северо-Кавказский федеральный округ Балкарская, Северная Осетия – Алания, Карачаево-Черкесская, Чеченская;

Ставропольский край) Республика Крым Крымский федеральный округ

Азиатская территория России:

Западная Сибирь УГМС: Башкирское (Республика Башкортостан) Приволжский федеральный округ УГМС: Уральское (Пермский край) Приволжский федеральный округ УГМС: Уральское (Курганская, Свердловская и Челябинская обл.) Уральский федеральный округ УГМС: Обь-Иртышское (Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Уральский федеральный округ Тюменская обл.) УГМС: Обь-Иртышское (Омская обл.) Сибирский федеральный округ УГМС: Западно-Сибирское (Республика Алтай, Алтайский край, Кемеровская, Сибирский федеральный округ Новосибирская и Томская обл.) УГМС: Среднесибирское (Республики: Хакасия, Тыва; Красноярский край) Сибирский федеральный округ УГМС: Иркутское (Иркутская обл.) Сибирский федеральный округ Север Восточной Сибири УГМС: Якутское (Республика Саха (Якутия)) Дальневосточный федеральный округ УГМС: Чукотское (Чукотский АО) Дальневосточный федеральный округ УГМС: Колымское (Магаданская обл.) Дальневосточный федеральный округ УГМС: Камчатское (Камчатский край) Дальневосточный федеральный округ Юг Восточной Сибири УГМС: Забайкальское (Республика Бурятия, Забайкальский край) Сибирский федеральный округ УГМС: Дальневосточное (Хабаровский край, Еврейская автономная область, Дальневосточный федеральный округ Амурская обл.) УГМС: Приморское (Приморский край) Дальневосточный федеральный округ УГМС: Сахалинское (Сахалинская обл.) Дальневосточный федеральный округ Примечание: *– в Заполярье условно включены территории (пункты), расположенные как на ЕТР, так и на АТР.

- 383 Приложение C

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВО "БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФАКУЛЬТЕТ БИОЛОГИИ, ГЕОГРАФИИ И ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ "УТВЕРЖДАЮ" и.о. декана _ / Максарова Д.Д. ""20_ г.. Программа практики учебная (учебная; производственна...»

«Медицина труда и экология человека 2017. №1 Сетевое издание ISSN 2411-3794 uniimtech.ru Медицина труда и экология человека 2017, №1 ISSN 2411-3794 Occupational health and human ecology 2017, №1 Учредитель Федеральное бюджетное учреждение науки "Уфимский научно...»

«Купцова Светлана Вячеславовна Психофизиологический анализ произвольного переключения внимания в норме и у больных с речевыми расстройствами. Специальность 03.03.01 Физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2017 Работа в...»

«Станякина Маргарита Владимировна ВЛИЯНИЕ ПРЕНАТАЛЬНЫХ, НАТАЛЬНЫХ И ПОСТНАТАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА 19.00.02 – Психофизиология АВТОРЕФЕРАТ диссер...»

«ISSN 1727-9712 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ГИГИЕНЫ ТРУДА И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ЕБЕК ГИГИЕНАСЫ ЖНЕ МЕДИЦИНАЛЫ ЭКОЛОГИЯ ГИГИЕНА ТРУДА И МЕДИЦИНСКАЯ ЭКОЛОГИЯ № 2 (47), 2015 г. OCCUPATIONAL HYGIENE and MEDICAL ECOLOGY ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ НАУЧН...»

«№ 3’ 2013 № 3’ 2013 А. Е. Касьянов, В. И. Сметанин, ФГБОУ ВПО МГУП, 2013 Содержание Игорю Валентиновичу Прошлякову 70 лет Андрею Николаевичу Рожкову 70 лет Давиду Суреновичу Беглярову 65 лет Борису Намсымовичу Орлову 60 лет Мел...»

«УДК 577.152.193 ВЭЖХ-АНАЛИЗ ПРОДУКТОВ РЕАКЦИИ ПСЕВДОПЕРОКСИДАЗНОГО ОКИСЛЕНИЯ ФЛАВОНОЛОВ МЕТГЕМОГЛОБИНОМ Е.В. Бондарюк, В.В. Сенчук Белорусский государственный университет, Минск, Республика Беларусь Флавонолы – природные биологически активные полигидроксипроизводные 2фенил)-хромен-4-она [1]. Ряд флавонолов относится к...»

«Всероссийская научно-практическая конференция "Экология и безопасность в техносфере: современные проблемы и пути решения" ванные системы по управлению пожарно-спасательными формированиями, прогнозирован...»

«Поляков Николай Александрович ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БАГУЛЬНИКА БОЛОТНОГО 03.00.16 – Экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2008 Работа выполнена в ФГОУ ВПО "Красноярский государственный аграрный университет" на кафедре "машины и аппараты пищевых п...»

«Принципы экологии 2017. Т. 6. № 1 научный электронный журнал ПРИНЦИПЫ ЭКОЛОГИИ http://ecopri.ru http://petrsu.ru Издатель ФГБОУ ВО "Петрозаводский государственный университет" Российская Федерация, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33 Научный электронный журнал ПРИНЦИПЫ ЭКОЛОГИИ http://ecopri.ru Т. 6. № 1(22)....»

«Чиганова Мария Алексеевна ВЛИЯНИЕ ПОСТУПЛЕНИЯ КСЕНОБИОТИКОВ НА КАЧЕСТВО ВОД (НА ПРИМЕРЕ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ ИСТОЧНИКОВ ПИТЬЕВОГО ВОДОСНАБЖЕНИЯ Г. МОСКВЫ) Специальность 25.00.36 – Геоэкология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата географически...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2015 Работа выполнена в Федеральном бюджетном учреждении науки "Московский научно исследовательский ин...»

«9 NOISE Theory and Practice Анализ уровней звука и звукового давления от моторвагонного железнодорожного подвижного состава Кудаев А.В.1, Куклин Д.А.2, Матвеев П.В.3 Доцент кафедры "Экология и б...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Биология, химия". Том 25 (64). 2012. № 4. С. 255-263. УДК 548.736+546.64+54.057 СИНТЕЗ И ИССЛЕДОВАНИЕ МОЛЕКУЛЯРНОЙ И КРИСТАЛЛИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ КООРДИНАЦИОННОГО СОЕДИНЕНИЯ НИТРАТА ЛАНТАНА(III) С 4,4,10...»

«Методические рекомендации по учёту в АИС ОМС первого этапа диспансеризации определенных групп взрослого населения и пребывающих в стационарных учреждениях детей-сирот и детей, находящихся в трудной...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Нижневартовский государственный университет" Кафедра экологии Фонд оце...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РОСГИДРОМЕТ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "НАУЧНОПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИ...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа с. Преображеновка Программа кружка "Юный эколог" Программа кружка рассчитана на учащихся 9-11 классов общеобразовательных школ. Руководитель кружка учитель экологии, биологии Федерякина Инна...»

«3. 2017 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS РАСТЕНИЕВОДСТВО PLANT RAISING Асланов Г. А., Новрузова Г. Х. Aslanov G. A., Novruzova G. H. Влияние удобрений на урожайность хлопчатника 2 Effect of fertilizers on cotton prod...»

«СОВРЕМЕННАЯ ГЕРПЕТОЛОГИЯ. 2011. Т. 11, вып. 1/2. С. 48 – 54 УДК 598.112.23:591.5(574.4) ВЕДЕНСКАЯ ЯЩЕРИЦА, DAREVSKIA CAUCASICA VEDENICA (DAREVSKY ET ROITBERG, 1999): ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ, СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ К. Ю. Лотиев 1, И. В. Доронин 2 Прасковейский сельскохозяйственный техникум Росс...»

«Ильина Елена Петровна Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (по материалам Камчатского края) 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание...»

«Авессалом Подводный Серия "Целительство" ЭКОЛОГИЯ ЕДОКА "Аквамарин" ББК 51.230 УДК 615.874.2 П44 Авессалом Подводный "Экология едока", Москва, "Аквамарин", 2013 г. – 134 с. Каковы тенденции современной дието...»

«СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ БИОЛОГИЯ, 2015, том 50, 5, с. 550-560 УДК 633.11:631.52:575.167 doi: 10.15389/agrobiology.2015.5.550rus АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ И СЕЛЕКЦИОННЫЕ РЕЗЕРВЫ ПОВЫШЕНИЯ УРОЖАЕВ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР В РОССИИ В.П. ЯКУШЕВ, И.М. МИХАЙЛЕНКО, В.А. ДРАГАВЦЕВ...»

«В.Н. Песков, Н.А. Петренко Праці 90 українського герпетологічного товариства, № 5: 90–104, 2014 © В.Н. Песков, Н.А. Петренко, 2014 УДК: 597.851:591.4 (477) ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ В МОРФОМЕТРИИ ЗЕЛЕНЫХ (PELOPHYLAX) И БУРЫХ (RANA) ЛЯГУШЕК (AMPHIBIA, RANIDAE) ФАУНЫ УКР...»

«ИЛЬИНА ЕЛЕНА ПЕТРОВНА НЕЗАКОННАЯ ДОБЫЧА (ВЫЛОВ) ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ КАМЧАТСКОГО КРАЯ) 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических нау...»























 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.