WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Материалы международной научной конференции (21–22 апреля 2016 г.) Proceedings of the International Scientific Conference (April 21–22, 2016) Гомель 2016 ...»

-- [ Страница 9 ] --

Агротехнические мероприятия предусматривали коренное улучшение посредством вспашки обычным плугом (ПН-3-35) с последующим посевом мятликовой травосмеси (типичной для данного региона). В качестве удобрений применяли: аммиачную селитру, суперфосфат простой гранулированный, хлористый калий.

Учет урожайности многолетних мятликовых трав проводили методом сплошной поделяночной уборки и отбора пробного снопа. Число проводимых укосов – два укоса в год (I укос 01.06.–10.06.; II укос 25.08.–01.09.).

Удельную активность 137Cs в исследуемых растительных образцах определяли на комплексе универсальном спектрометрическом УКС «Гамма Плюс» (Россия), аппаратурная ошибка измерений не превышала 30%.

Схема опыта представлена в таблице 1, повторность вариантов опыта трехкратная. Полученные данные подвергали дисперсионному и корреляционному анализу c использованием компьютерного программного обеспечения Excel 7.0 и Statistic 7.0.

Удельную активность молока и мяса рассчитывали через произведение суточного поступления корма (зеленая масса 50 кг), удельной активности корма и равновесного коэффициента перехода радионуклида в продукцию животноводства. [5].

Результаты исследований и их обсуждения. В условиях проводимого эксперимента урожайность зеленой массы сеяной мятликовой травосмеси при коренном улучшении без применения удобрений в зависимости от времени использования варьировала и составила для первого укоса от 5,8 до 6,5 т/га, второго – от 2,5 до 2,8 т/га. В промежутки времени с 2000 по 2014 гг.

использовали две схемы внесения удобрений, которые отличались, как количеством внесения основных питательных веществ, так и соотношением между ними. Так, увеличение внесения фосфорно-калийных удобрений под первый укос в дозах от Р90К60 до Р120К90 вело к достоверному увеличению урожайности в 1,8 раза по сравнению с контролем, при этом достоверной разницы в урожайности от исследуемых доз не обнаружили. Аналогичную ситуацию обнаружили при возрастающем внесении удобрений в дозах от Р60К45 до Р60К60. Внесение только возрастающих доз калийных удобрений под второй укос от К60 до К90 также приводило к достоверному увеличению урожайности в 3,0 раза по сравнению с контролем, снижение доз калийных удобрений от К60 до К45 статистически значимо не увеличивало урожайность.

Внесение калия К60 по фону азотно-фосфорных удобрений N60P90 достоверно увеличивало урожайность в 5,3 раза по сравнению с контролем и в 3 раза по сравнению с фосфорно-калийными удобрениями. Дальнейшее увеличение доз калийных удобрений до К120 вело к достоверному снижению урожайности. Применение возрастающих доз калия от К90 до К180 по фону азотно-фосфорных удобрений N90P120 приводило к до

–  –  –

Внесение фосфорно-калийных удобрений под первый укос в дозах от Р90К60 до Р120К90 достоверно снижает превышение допустимого уровня. Однако при возрастающем внесении удобрений в дозах от Р60К45 до Р60К60 (данные исследований за 2009– 2014 гг.) выявили достоверное снижение удельной активности корма, но только доза Р60К60 позволяет получать корм, отвечающий требованиям норматива. Внесение только возрастающих доз калийных удобрений под второй укос от К60 до К90 и от К45 до К60 также достоверно снижает превышение допустимого уровня, но только доза К90 в исследованиях 2000–2008 гг. и К60 в исследованиях 2009–2014 гг. позволяет получать корм, отвечающий требованиям норматива.

Применение азотных удобрений как в составе фосфорно-калийных удобрений, так и калийных увеличивает удельную активность зеленой массы трав. Внесение возрастающих доз калийных удобрений позволяет снизить превышение допустимого уровня удельной активности корма. Так, использование калия в дозе К90 по фону N60P90, К135 по фону N90P120, К75 по фону N45P60 и N60P60, К120 по фону N60, К135 по фону N90, К75 по фону N60 позволяет гарантированно получать зеленый корм, отвечающий ветеринарно-санитарным требованиям.





Рассматривая переход 137Cs из зеленой массы в продукцию животноводства, выявили, что для получения мяса, соответствующего требованиям СанПиН 2.3.2.1078-01 (160 Бк/кг) [7], необходимо применять калийные удобрения в дозе не менее К90, фосфорно-калийные удобрения в дозе не менее Р120К90, азотно-калийные удобрения в дозе не менее N60К90, полное минеральное удобрение в дозах не менее N60Р90К120, N90Р120К135 и N60Р60К90. При кормлении молочного скота для получения молока соответствующего качества (100 Бк/кг) рекомендуется на пастбищах применять минеральные удобрения в исследуемых дозах за исключением N60Р90К60, N45Р90К45, N60К60, N45К45.

Согласно нормам радиационной безопасности (НРБ-99/2009), суммарная доза внешнего и внутреннего (за счет поступления радионуклидов в организм) облучения населения не должна превышать 1000 мкЗв/год [8]. В ситуациях, когда уровни облучения превышают допустимые, очень важно дать оценку структуры дозовой нагрузки, т.е.

оценить вклад в общую нагрузку отдельных составляющих. В работе оценивали вклад молока и мяса при пастбищном выращивании скота. Также оценивали влияние минеральных удобрений на ограничение поступления 137Cs по цепи почва–корм–продукция животноводства–человек. Доза внутреннего облучения от молока и мяса не превысит 1 мЗв/год только при использовании на корм скоту зеленой массы многолетних трав с использованием минеральных удобрений.

Заключение. Минеральные удобрения являются основным источником повышения продуктивности рассматриваемых агрофитоценозов – с увеличением внесения удобрений растет урожайность. При этом гарантированное получение кормов, соответствующих ветеринарно-санитарным требованиям, обеспечивалось увеличением доли калия в соотношении к азоту. Миграция 137Cs из почвы в корма и далее по пищевой цепи ограничивается внесением минеральных удобрений.

Литература

1. Санжарова, Н.И. Изменение радиационной обстановки в сельском хозяйстве после аварии на Чернобыльской АЭС / Н.И. Санжарова // Агрохимический вестник. – 2010. – № 2. – С. 6–9.

2. Харкевич, Л.П. Реабилитации радиоактивно загрязненных сенокосов и пастбищ: монография / Л.П. Харкевич, И.Н. Белоус, Ю.А. Анишина. Брянск, 2011. – 211 с.

3. Аверин, В.С. Роль защитных мероприятий для снижения доз облучения населения и получения нормативно чистой сельскохозяйственной продукции / В.С. Аверин, А.Г. Подоляк // Белорусское сельское хозяйство. – 2010. – № 4 (96). – С. 18–22.

4. Белоус, Н.М. Социально-экономическое развитие районов Брянской области пострадавшей от чернобыльской катастрофы / Н.М. Белоус // Вестник Брянской ГСХА.

– 2013. – № 4. – С. 41–48.

5. Фокин, А.Д. Сельскохозяйственная радиология / А.Д. Фокин, А.А. Лурье, С.П.

Трошин. СПб.: Лань, 2011. – 416 с.

6. Ветеринарно-санитарные требования к радиационной безопасности кормов, кормовых добавок, сырья кормового. Допустимые уровни содержания радионуклидов Sr и 137Cs. Ветеринарные правила и нормы. ВП 13.5.13/06-01 // Ветеринар. Патология.

2002. – № 4. – С. 44–45.

7. Гигиенические требования к безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов: Санитарно-эпидемиологические правила и нормы СанПиН 2.3.2.1078-01. М.:

Минздрав РФ, 2002. – 164 с.

8. Нормы радиационной безопасности (НРБ-99/2009). СанПиН 2.6.1.2523-09 // Российская газета. Специальный выпуск. – 2009. – № 171/1 (приложение).

УПРАВЛЕНИЕ УРОВНЯМИ ГРУНТОВЫХ ВОД – ЭФФЕКТИВНЫЙ ПРИЕМ

СНИЖЕНИЯ РАДИОАКТИВНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ КОРМОВ,

ВЫРАЩИВАЕМЫХ НА МЕЛИОРАТИВНЫХ СИСТЕМАХ ПОЛЕСЬЯ

–  –  –

РУП «Институт мелиорации», Минск, Беларусь, 2778018@mail.ru Введение. В настоящее время актуальным является вопрос возврата в сельскохозяйственный оборот мелиорированных земель в зонах отселения и отчуждения, на которых плотности загрязнения в результате естественных процессов распада радиоактивных элементов снизились до значений, приемлемых для ведения сельхозпроизводства. Однако на этих землях уровни загрязнения радионуклидами все еще таковы, что для получения нормативно чистой продукции необходимо использовать специальные мероприятия. В связи с длительным отчуждением этих земель мелиоративные системы, как правило, в настоящее время неработоспособны. Поэтому при возврате этих площадей в сельскохозяйственное использование встает вопрос о целесообразности дорогостоящего восстановления их работоспособности. Бесспорным аргументом в пользу необходимости инвестирования в восстановление мелиоративной сети и сооружений является более высокая продуктивность качественно осушенных площадей, а в некоторых случаях (например, на польдерных системах) и сама возможность ведения механизированного производства.

Также важным, а может и решающим доводом является высокая эффективность мелиорации как мероприятия по снижению загрязненности кормов. Результаты исследований влияния положения уровней грунтовых вод (УГВ) на величину выноса радионуклидов кормовыми культурами приведены в данной работе.

Материалы методы. Результаты и зависимости были получены в ходе полевых (на мелиоративных объектах Гомельской, Брестской, Могилевской и Минской областей) и лабораторных исследований, проводившихся РУП «Институт мелиорации» с 1987 по 2012 гг.

Результаты исследований и их обсуждение. Проведенные исследования позволяют сделать однозначное заключение о том, что глубина залегания УГВ является важнейшим сильнодействующим средством, определяющим поступление радионуклидов в сельскохозяйственную продукцию на мелиорированных землях.

–  –  –

Сs ячменем и травами (относительная величина) от УГВ из слоя 0-20 см (2) Qp – коэффициент превышения выноса радионуклидов над минимальным При размещении загрязненной почвы в верхнем слое и высоких УГВ растения вынуждены использовать для питания этот загрязненный слой, по мере расширения чистой зоны питания снижается поступление 137Сs в растения. Наиболее чистая продукция получена при УГВ равном 80 см. Затем наступает некоторый рост удельной активности продукции за счет переосушения всего питательного слоя, растение снова использует для питания увлажняемый дождями загрязненный верхний слой. При размещении загрязненной 137Сs почвы на глубине 20-40 см вначале, при высоких УГВ (50 см), удельная активность надземной массы мала, поскольку подтопленная корневая система вынуждена поглощать питательные вещества из верхнего, чистого слоя. Затем, по мере увеличения глубины УГВ, оптимизируется водный режим в загрязненном слое, и растение интенсивно поглощает питательные вещества и радионуклиды из него.

Удельная активность 137Сs в ячмене возрастает и достигает максимума при УГВ = 80 см. Затем, с ростом глубины УГВ, происходит снижение загрязненности, поскольку зона оптимального увлажнения перемещается ниже радиоактивного слоя и минимизируется при заглублении УГВ на 110 см (на 80 см ниже слоя с радионуклидами).

Третий вариант, с размещением грязного слоя на глубине 40-60 см, повторяет вышеописанную динамику изменения удельной активности 137Сs ячменя с поправкой на глубину размещения загрязненного слоя. Аналогичные результаты получены в полевых условиях (рисунок 1-2).

Аналогичные результаты получены и в опытах по влиянию содержания ОВ и УГВ на урожайность и удельную активность 137Cs в зерне ярового ячменя и тритикале (таблица 1). При благоприятных почвенно-гидрологических условиях формируется более высокая урожайность зерна, однако даже при низких уровнях плотности загрязнения почвы отмечено увеличение удельной активности при снижении УГВ.

Проведенные на имитационных моделях численные эксперименты показали, что мероприятия по регулированию УГВ довольно эффективны в снижении удельной активности растениеводческой продукции.

–  –  –

Т-Г – почва торфяно-глеевая; ТС-Г – почва торфянисто-глеевая Рисунок 2. Зависимость относительного накопления радионуклидов в многолетних травах в зависимости от УГВ и типа почвы (Полесская опытная станция мелиоративного земледелия и луговодства, Черебасовская система) В связи с тем, что загрязненные радионуклидами осушенные территории Белорусского Полесья обычно представляют собой почвенные комплексы, включающие, как торфяные (различных стадий трансформации), так и песчаные почвы, а также с учетом опыта эксплуатации опытных и производственных участков на таких землях, можно рекомендовать поддерживать УГВ на глубине 0,91,2 м от средней отметки поля, как наиболее безопасное, простое решение.

В течение вегетационного периода УГВ должны плавно снижаться. Допускаются периодические подъемы УГВ до 0,30,5 м от поверхности при монокультуре многолетних трав. На польдерных системах, позволяющих проводить поверхностные затопления, допускается подъем УГВ в зимний и летне-осенний периоды только при сильном иссушении поверхностного слоя (при условии расположения радионуклидов в пахотном горизонте или ниже).

Исходя из полевых опытов, можно дать некоторые общие рекомендации, которые в большинстве случаев помогут уменьшить поступление радионуклидов в растениеводческую продукцию. Так, среднесезонные диапазоны УГВ (при увлажнении и осушении), при которых обеспечивается наименьшее накопление радионуклидов в кормовых культурах [1], могут быть следующими: на пахотных угодьях: ранневесенний период – 0,60,9 м; июнь – 0,81,1 м; начало июля – 1,01,4 м. На кормовых угодьях:

ранневесенний период – 0,60,9 м; остальное время – 0,91,0 м. При этом меньшие из приведенных значений относятся к режиму осушения, большие – к увлажнению.

Заключение. Полученные данные показали, насколько важно управление УГВ и учет глубины размещения в почвенном профиле радионуклидов.

Гидромелиорация является самым действенным и долговременным фактором кардинального снижения удельной активности продукции на переувлажненных сельскохозяйственных угодьях, загрязненных выбросами ЧАЭС. Качественное управление уровенным режимом на загрязненных радионуклидами мелиоративных объектах является необходимым условием ведения на них хозяйственной деятельности.

Применение любых защитных мероприятий без учета водного режима может приводить к непредсказуемым результатам, вплоть до усиления поступления загрязнений в растениеводческую продукцию. Все зависит от сочетания факторов: расположения корневой системы и размещения слоя, из которого производится основной забор влаги и элементов минерального питания в погодных условиях рассматриваемого года.

Литература

1. Временное руководство по проектированию, строительству и эксплуатации мелиоративных систем на загрязненных радионуклидами землях. Минск: БелНИИМиЛ, Белгипроводхоз, 1996. – С. 98

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЗЕМЕЛЬ, ВРЕМЕННО ВЫВЕДЕННЫХ

ИЗ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ ПОСЛЕ АВАРИИ НА ЧАЭС

О.А. Шубина, И.Е. Титов, В.В. Кречетников, Р.А. Микаилова Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт радиологии и агроэкологии» (ФГБНУ ВНИИРАЭ), Обнинск, Россия, olgashu76@gmail.com Введение. В первый период после аварии на Чернобыльской АЭС, в результате реализации зонального принципа организации и ведения агропромышленного производства на загрязненных территориях, сельскохозяйственные угодья с высокими уровнями загрязнения (свыше 1480 кБк/м2) были выведены из землепользования. Такие территории в Украине и Республике Беларусь выделены в 30-км зоны ЧАЭС, а в Российской Федерации представлены территориями отдельных хозяйств или локальных участков различной площади в Брянской области. Всего было выведено из землепользования на территории Брянской области 17,1 тыс. га сельскохозяйственных угодий, в том числе сенокосов и пастбищ – 9,8 тыс. га, а пахотных земель – 7,3 тыс. га [1].

Сельскохозяйственные угодья в Брянской области выводились из землепользования поэтапно, начиная с 1987 года. Основные площади выведены из оборота по решению Брянского облисполкома № 414 от 18.09.1990 года, по поручению Совета Министров РСФСР от 8 августа 1990 г. № 17962-3. Решение базировалось на результатах крупномасштабного радиологического картографирования загрязненных территорий, выполненного Брянским Центром «Агрохимрадиология».

Всего в зону отчуждения вошли сельскохозяйственные угодья 23 хозяйств Гордеевского, Злынковского, Клинцовского, Красногорского и Новозыбковского районов Брянской области. Выведенные из оборота земли сельскохозяйственного назначения переведены в государственный запас.

Материалы и методы. В 2007 г. проведено детальное радиологическое и агрохимическое обследование выведенных из оборота земель. Для выполнения работ за основу были взяты картосхемы 1991 г. внутрихозяйственного землеустройства масштаба 1:10000. На основании проведенного обследования создана информационная база данных по радиоэкологическим, агрономическим, культуртехническим и хозяйственным характеристикам временно выведенных земель. База данных содержит более 6 тысяч записей.

В 2014–2015 годах в рамках работ по обеспечению реализации Программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства на период до 2016 года было проведено радиологическое обследование дополнительно 2076 га отчужденных сельскохозяйственных земель. На основании информации, полученной в результате измерений проб почв, отобранных на временно выведенных из оборота сельскохозяйственных угодьях, был создан и заполнен «Электронный реестр земель, выведенных из землепользования в результате аварии на ЧАЭС».

Результаты исследований и их обсуждение. Сельскохозяйственные угодья, временно выведенные из землепользования в юго-западных районах Брянской области, характеризуются неоднородностью по плотности загрязнения, разнообразием почвенного покрова, варьированием агрохимических характеристик почв. Особенностью формирования зоны отчуждения в Брянской области является ее территориальная раздробленность.

Почвенный покров сельскохозяйственных угодий, выведенных из землепользования, в основном представлен дерново-подзолистыми, дерново-глеевыми, болотными перегнойно-торфяными и пойменными аллювиально-слоистыми почвами. Почвы характеризуются низким содержанием гумуса (0,5-2,5%) и питательных веществ (содержание подвижного фосфора 3,8-20 и калия 3,5-12,4 мг/100 г почвы), кислой реакции почвенного раствора (рН 4,2-5), невысокой степенью насыщенности основаниями (31Отмеченные свойства обуславливают относительно низкую фиксацию 137Сs, что приводит к его высокой подвижности в почве и в системе почва-растение [2].

Отчуждение сельскохозяйственных угодий привело к проявлению следующих последствий: снижение почвенного плодородия (увеличение кислотности почв, уменьшение запаса питательных элементов и т.п.); закустаривание полей; изменение продуктивности сенокосов и пастбищ; зарастание сорной растительностью и восстановление естественной растительности на залежах; заболачивание сельскохозяйственных угодий при деформации и повреждении мелиоративных систем; возможность появления очагов размножения возбудителей болезней растений и вредных насекомых. Анализ современного состояния временно выведенных из оборота сельскохозяйственных земель показал, что пашня составляет 21%, сенокосы и пастбища – 41%, залежь – 32% и лес – 6% (рисунок 1).

–  –  –

Прогноз показывает, что общая площадь сельскохозяйственных угодий с плотностью загрязнения 137Cs свыше 1480 кБк/м2 к 2035 сократится в 7 раз и составит 509 га, а к 2060 году все выведенные из оборота земли будут иметь плотность загрязнения ниже 1480 кБк/м2.

Площадь, га

–  –  –

Рисунок 2. Прогноз изменения площадей выведенных из оборота земель с плотностью загрязнения 137Cs свыше 1480 кБк/м2 Заключение.

В настоящее время сложилась ситуация, когда около 80% выведенных из оборота земель могут быть возвращены в хозяйственное использование. Для решения этой проблемы необходимо решить несколько задач: разработать научные основы реабилитации выведенных земель; усовершенствовать методическую базу обследования отчужденных земель для целей их реабилитации и возвращения в оборот; разработать систему контроля радиологической безопасности проведения работ по возвращению выведенных из оборота земель и их дальнейшего хозяйственного использования; подготовить индивидуальные технические проекты реабилитации выведенных их оборота земельных участков; разработать нормативно-правовое обеспечение и процедуру возвращения выведенных из оборота земель в хозяйственное использование.

Хозяйственное использование возвращаемых в землепользование территорий может происходить по различным направлениям: лесопользование – применяется при высокой степени залесения территорий, когда возвращение отчужденных угодий в сельскохозяйственное использование по экономическим и хозяйственным критериям не оправдано; сельскохозяйственное использование – применяется, когда гарантировано производство сельскохозяйственной продукции, соответствующей санитарногигиеническим нормативам; другие виды землепользования – размещение предприятий энергетики, промышленности и транспорта и т.п., применяется в случае, когда гарантировано непревышение дозовых нормативов облучения работников. Перспективными направлениями хозяйственного использования отчужденных земель, частично возвращенных в хозяйственную деятельность, являются создание заповедников и заказников, выпас и производство кормов для молодняка скота, коневодство, выращивание саженцев плодовых деревьев, семеноводство, добыча полезных ископаемых и т.д.

Литература

1. Воробьев, Г.Т. Радиоактивное загрязнение почв Брянской области / Г.Т. Воробьев, Д.Е. Гучанов, З.Н. Маркина [и др.] // Брянск: Грани. – 1994. 177 с.

2. Санжарова, Н.И. Радиологическая оценка земель, временно выведенных из оборота в результате аварии на Чернобыльской АЭС, и научное обеспечение их возвращения в хозяйственное использование / Н.И. Санжарова, О.А. Шубина, П.В. Прудников, А.А. Новиков, И.Е. Титов // Агроэкологическое состояние и перспективы использования земель России, выбывших из активного сельскохозяйственного оборота:

Материалы Всероссийской научной конференции. – Москва, 2008.

ABSTRACTS

INFLUENCE OF INCREASING RATES OF MINERAL FERTILIZERS ON

ACCUMULATION OF 90Sr AND 137Cs IN HARVESTS OF VARIOUS

AGRICULTURAL CROPS IN AZERBAIJAN AFTER THE ChNPP ACCIDENT

–  –  –

Abstract. In the present study we examined the effect of mineral fertilizers (as optimal and high standards) for admission of 90Sr and 137Cs in the harvests of various crops. As a result of field experiments on gray-brown soils of Absheron pilot area of Azerbaijan Research Institute of Agriculture, it was found that due to application of increasing rates of mineral fertilizers 90Sr concentrations were decreased in winter wheat grains by 10.5–8.0 cBq/kg (24.0– 41.1 %), winter barley 23.8–67.7 cBq/kg (18.3–47.8 %), peas 65.9–98.4 cBq/kg (36.0–53.8 %) and soybeans 57.5–112.0 cBq/kg (30.6–59.7 %). 137Cs concentrations in winter wheat grains were decreased by 6.1–9.5 cBq/kg (40.1–62.5 %), winter barley 8.3–14.2 cBq/kg (33.2–56.8 %), peas 7.3–12.1 cBq/kg (32.5–53.8 %) and soybeans 6.7–16.6 cBq/kg (22.0– 54.1 %). Reducing the concentration of 90Sr and 137Cs in plants under the influence of mineral fertilizers could be the result of "dilution" of radionuclides in increasing phytomass, reducing the availability of radionuclides to the root of assimilation due to reduced mobility of 90Sr and Cs, or change in the balance of available forms for plant radionuclides in the soil.

***

–  –  –

FSBEI HE Bryansk SAU, Bryansk region, Russia, bgsha@bgsha.com Abstract. The risk of receiving some agricultural production not corresponding to the standard for 137Cs contents was analyzed in the southwest of the Bryansk region during the period from 2010 to 2014. In this research, the annual monitoring results of Bryansk interregional veterinary laboratory have been used. In a general view, the risk represented production share with radionuclide concentrations above the standard limits. The analysis of collected data has revealed significant disperse of 137Cs contamination levels in products in the long term period after the ChNPP accident in each of considered areas.

The maximum risk of 37.7 % milk exceeding the permissible level was found in the farms of Gordeevsky district, then in decreasing order it was observed in Klintsy, Krasnogorsk, Novozybkovsky, Zlynkovsky districts of Bryansk region. When managing private farm holdings on the territories of radioactive contamination, the risk of producing milk above the standard values increases. The maximum risk increase of 46 % was found in Gordeevsky district. Apparently, it was due to a very poor level of knowledge of the local population about the efficiency of protective measures. The maximum risk of producing forage with the exceeding levels of contamination was also revealed in Gordeevsky district. It should be noted that critical forages included herbage and hay. Despite the recovery actions implemented in radioactively contaminated territories, the situation in southwest Bryansk region still remains critical as to dairy farm and grassland management. It is especially true to the private sector production where 9 to 46 % of the total milk amount exceeds permissible levels of radionuclide concentrations. In this regard, dose burden due to milk consumption in the area increases to 432 Sv/y at the standard of 1 000 Sv/y. In general, the submitted data proves of the need to maintain rehabilitation measures not only on farm lands, but in settlements as well.

***

DINAMICS AND EFFICIENCY OF REMEDIAL ACTIONS ON CONTAMINATED

LANDS OF BELARUS AFTER CHERNOBYL ACCIDENT

–  –  –

Abstract. The paper gives an overview of scales and efficiency of remedial actions conducted on contaminated lands of Belarus within 30-year period after the Chernobyl accident. The remedial actions, particularly liming, differential use of K and P fertilizers, radical improvement of grassland in combination with other protective measures and natural sorption and fixation of 137Cs in soils, enabled a 20–22 times transfer reduction of 137Cs, however only 4 times reduction of 90Sr transfer to agricultural products. Fertility of contaminated soils has been improved to guarantee the production of foodstuff within permissible levels of radionuclides. Current and future needs for remediation, including consideration of profitable land use and soil fertility improvement in the course of affected areas rehabilitation are discussed.

***

–  –  –

"Belarusian Branch of Russian-Belarusian Information Center on the Problems of the Consequences of the Catastrophe at Chernobyl NPP" Branch of the Research Institute of Radiology of the Ministry for Emergency Situations of the Republic of Belarus, Minsk, Belarus, info@rbic.by Abstract. The article gives the results of the distant consultation online-system developed in accordance with the Union State Program of Joint Efforts on Overcoming the Consequences of the Chernobyl Disaster for the period up to 2016. This system enables performing real-time informative web-events on radiological topics.

Implementation of joint informative events where students had a chance to measure radiation background took place in Bryansk region (more than 100 pupils from schools of Novozybkov district) and Gomel region (about 60 pupils from schools of Gomel and Kalinkovichi). The Internet-event was then followed by a conjoint Internet-seminar organized to discuss the results of radiation background measurements between its participants and invited Russian and Belarusian experts. The Joint Distant Consultation Software was successfully tested and implemented through a real-time video conference network of 47 Belarusian information centers joining in for the online session.

Based on the software bank of radiological knowledge and telecommunication tools, a newly developed consultation technique was tested in the Innovation Centre of the MES Engineering Institute’s Lyceum in Gomel which included demonstration of an educational video on Radiation Safety followed by quizzes chosen based on the age group of participants.

***

OPTIMISATION OF LEACHING RADIONUCLIDES, HEAVY AND RARE METALS

FROM SOILS AND WASTE OF MOUNTAIN-TECHNOLOGICAL

MANUFACTURES

–  –  –

Institute for Nature Management, Minsk, Belarus, brovka_gp@tut.by Abstract. Technologies of leaching are hang-the-expense technologies demanding the large expenses of chemical reagent, water, thermal and electric energy on the subsequent centrifugation. Therefore, there is a necessity to preliminary reveal and define optimum parameters of leaching by means of mathematical modeling.

Possibility of optimizing the leaching of radionuclides, heavy and rare metals from soils and waste of mountain-technological manufactures by means of solutions is analyzed. It is shown that at the expense of a choice of optimum receptions and parameters it is possible to essentially reduce the quantity of leaching solutions and to increase concentration of taken elements in them.

In particular by optimization it is revealed that at repeated leaching by solution, providing factor of distribution radionuclide in pore solution Кdр, quantity of one portion leaching of a solution should correspond to hydromodule Wр, defined as: Wр = 0.764 Кdр. For multistage leaching the optimum hydromodule is numerically equal to factor of distribution Кdр. The quantity of radionuclide in a material after pass of all N steps leaching will be reduced in 2N time. It is established that the most perspective way of extraction is exchange in countercurrents of leaching solution and a processed material. Analytical dependences for calculation of optimum parameters of leaching are received.

***

–  –  –

"Belarusian Branch of Russian-Belarusian Information Center on the Problems of the Consequences of the Catastrophe at Chernobyl NPP" Branch of the Research Institute of Radiology of the Ministry for Emergency Situations of the Republic of Belarus, Minsk, Belarus, goranskaya@rbic.by, astsiukevich@rbic.by Abstract. Even thirty years after the catastrophe at the Chernobyl NPP, people of the Republic of Belarus are still concerned about the problems regarding the overcoming of catastrophe consequences. Information work on Chernobyl subject is an essential part of reviving policy and the policy of sustainable development of the affected territories. The work is provided at all levels. Educational institutions (especially of the affected territories) also implement a range of activities on this topic, pedagogues give their students required information on the consequences of the catastrophe at the Chernobyl NPP. This article demonstrates the analysis of the research results. The research itself was directed to define the information level concerning the Chernobyl subject and specific features of radiation danger perception. Pedagogues working at educational institutions of the most affected territories have participated in the research. During the research, it was revealed that the respondents take the current Chernobyl situation properly. Their information level on the Chernobyl subject is satisfactory in a way that facilitates a good information work with children and youth.

***

INNOVATIVE DEVELOPMENT OF AGRICULTURAL ENTERPRISES IN

RADIONUCLIDE-AFFECTED AREAS OF BREST REGION

–  –  –

Abstract. The paper briefly describes the structure and development indicators of farm enterprises located in contaminated areas of Brest region, Belarus, and discusses the role of new approaches towards sustainable economic development of the local agricultural production sector via implementation of targeted innovative projects in the affected areas.

***

SOCIAL, ECONOMIC AND PSYCHOLOGICAL CONSEQUENCES OF THE

CHERNOBYL DISASTER IN THE REPUBLIC OF BELARUS

–  –  –

Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, Kazan, Russia, R230@mail.ru Abstract. The Chernobyl NPP accident, recognized as the largest-scale technogenic radiation disaster of ХХ century, had resulted in radionuclide contamination of 23 % territories, caused severe environmental, radiological, biomedical, social, economic and psychological consequences, affected lives and destinies of many millions people becoming a nationwide catastrophe. The aftermath caused the national budget to allocate 22.3 % total expenditures on Chernobyl recovery in 1991 (in 2002 the share was reduced to 6.1 %). Total economic damage to the Republic of Belarus was estimated 235 billion USD.

***

PHILOSOPHICAL LESSONS OF THE CHERNOBYL DISASTER

–  –  –

Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan, Kazan, Russia, R230@mail.ru Abstract. One of the major lessons of Chernobyl is an extremely dangerous underestimate of the significance of social factors which in reality play a key role in the event of radioactive contamination of territories of any size. Effectiveness of scientific recovery measures in the aftermath of a radiation emergency can be reached only upon condition where there exist reliance and credibility towards the authorities and consistency of information policy.

***

RADIOECOLOGICAL AND RADIOBIOLOGICAL CONSEQUENCES IN ANIMAL

FARMING AFTER THE CHERNOBYL DISASTER AND THEIR OVERCOMING IN

THE REPUBLIC OF BELARUS

–  –  –

Abstract. The main aspects in dealing with the long term radioecological problems in animal farming were those related in the first place to sanitary and hygiene issues, and the measures developed to combat them were focused on reducing contents of radionuclides in animal products. Ultimately, implementation of protective measures throughout the postChernobyl period together with natural decay and soil fixation processes resulted in 8–10 times reduction of 137Cs transfer to agricultural products. However, certain problems still exist in the most contaminated areas of Gomel region, where based on the results of regular measurement campaigns there are cases of exceeding levels of 90Sr concentrations in milk produced in farm enterprises and private backyards.

***

–  –  –

Abstract. The paper discusses the results of research focused on studying application of "BELORUSSIT" natural brine in the function of mineral additive for livestock animals and poultry with a potential ability to improve liveweight gains and reduce transfer factors of radionuclides.

***

Cs AND 90Sr TRANSFER FACTORS IN VARIOUS POTATO CULTIVARS

–  –  –

Abstract. To measure the concentration of radon electrostatic accumulation is frequently used. In this work, the electrostatic accumulation is first used to purify the air from radon. Currently, the only one way to decrease the concentration of radon in the air would be to use ventilation. The possibility of an alternative method of air cleaning from radon can be used.

For the purposes of research, a filter radiometer has been developed. The device consists of two parts. The first unit is a high-voltage electrostatic filter controlled by the second unit. Accumulation carried on the negative electrode made by activated carbon. The positive electrode is grounded. The second unit of control-measurement made on the basis of gasdischarge sensor SBM-20. The measuring part is based on Atmega8 microcontroller. Data is stored on the SD card.

The experiment was carried out clean-up of radon in the room of 59 m3, wall material is silicate bricks, floor and ceiling of reinforced concrete, with no ventilation. Air temperature +26 °C, 45 % relative humidity. During measuring (8 hours) the experiment was conducted under constant conditions. The electrode was placed in the middle of the room. On the electrode potential was -5000 volts. The experiment consisted of four consecutive measurements on the electrode-trap. Potential -5000 volts was placed in the center of the room, at 1 meter height. 4 separate measurements that followed one after the one with a short break to change the activated carbon electrode (2 hours duration each dimension).

After the first experiment, the number of events decreased 1.61 times, after the second

- at 1.42 and after the third – 1.39.

This means that some of the radon from the air spaces eliminated after each measurement, affecting the following.

That is, it was possible to reduce the concentration of the daughter decay products (DDP) tripled. However, the initial concentration of radon and DDP itself has not been installed, so the quantitative reduction of the background to state at the moment it is impossible. The authors have planned further researches to clarify the optimal conditions and quantitative value of reduce the background level.

***

–  –  –

Research Institute of Radiology (RIR), Gomel, Belarus, kev81@tut.by Abstract. The objective of research was to make risk assessment and analyze the risks of producing beef and beef products that may potentially be above food safety standards as set in the Customs Union Technical Regulations TR CU 021/2011, according to which the acceptable level of 137Cs concentration in beef, i.e. 200 Bq/kg, is more stiffened when compared to 500 Bq/kg established by the national regulations.

Based on the actual data, predictive estimates of 137Cs contamination levels and risk analysis, there were identified 31 agricultural enterprises in 12 districts of Gomel region where beef compliance problems would be likely to occur in case the TR CU 021/2011 standards were in force. Suggested ways of resolving such compliance problems included the use of advanced feed rations for beef cattle with a more specific choice of forages that form the feeding essentials.

The results of research will be used as a scientific basis for providing food safety and competitive growth of beef production in Gomel region.

***

DEACTIVATION OF FISH POPULATION OF CLOSED LAKE RESERVOIR

–  –  –

Abstract. The results of the first in the world practice natural radioecological experiment on deactivation of the fish population in closed lake by means of addition of potassium chloride into the water body have been represented. The closed Svyatoe Lake is situated in the territory with contamination level of 137Cs more than 1 500 kBq/m2. The area of water surface of Svyatoe Lake is 0.25 km2, maximum depth – (5.2 0.5) m, volume of water mass – (717 950 125 000) m3 taking into account the season variation of water level in the lake. In 1997, directly before experiment with addition of potassium chloride, the mean activity concentration of 137Cs in water body of Svyatoe Lake was approximately 4.0 Bq/l, concentration of potassium [Kw+] was about 1.0 mg/l and activity concentration of 137Cs in fish varied from

8.4 to 117 kBq/kg of dry mass. From measurements in the lake, it was estimated that there was approximately 375 GBq of 137Cs in bottom sediments. After addition of potassium chloride into the water body, the concentration of potassium [Kw+] in the lake water increased to

10.0 mg/l. As a consequence, in the 26–82 months, there was a decline of activity concentration of 137Cs in fish on 53–82 % in comparison with initial level of radiocaesium including natural radioactive decay and on 32–67 % without natural decontamination by radioactive decay. It was established that in the lake ecosystem with internal source of radiocaesium (the bottom sediments), contamination of fish population was mainly controlled by relation between concentrations of 137Cs+ and K+ in water body (A137Csw/[K+w]).

***

DIFFERENT SYSTEMS OF AGROCHEMICAL MEASURES INFLUENCE ON THE

ACCUMULATION OF 137Cs IN AGRICULTURAL CROPS

–  –  –

Abstract. The effects of different systems of agrochemical measures on the accumulation of 137Cs in agricultural crops were studied. The reduction of 137Cs accumulation in the yield of agricultural crops is determined by agrochemical activities. The intensive use of agrochemical measures in the period from 1992 to 2010, lowers the transition of 137Cs into plants 3.1 times. The cultivation of crops without fertilizers increases the 137Cs transfer to crops from leached chernozem 1.2 times.

***

RATIONAL USE OF MEADOWS ON CONTAMINATED PEAT SOILS

–  –  –

Research Institute of Radiology, Gomel, Belarus, office@rir.by Abstract. The article presents the results of stationary field research held in the period from 2011 to 2014. Optimum variants of cultivation were selected based on the following factors: the yield level, components of herbage mixed with other perennial grasses, the level of radionuclide uptake. The study established that the highest yields with the lowest 137Cs and Sr uptake were observed in non-nitrogenous conditions with P60K180 applied as background fertilization. It is also worth mentioning that nitrogen fertilizers should be applied during the first years of plant life and must not exceed 30 kg/ha.

***

–  –  –

Research Institute of Radiology, Gomel, Belarus, office@rir.by Abstract. The first time in mineral soils of Gomel region, differentiated by variety, the peculiarities of distribution of 137Cs and 90Sr on soil fractions of different dispersity. The influence of grain size, namely the content of clay in the degree of desorption of radionuclides in soil-to-plant food chain.

***

–  –  –

Institute for Land Reclamation, Minsk, Belarus, l_luchenok@mail.ru Abstract. The laws of 137Сs intake in the spring wheat grains in soil-to-plant system were established. Soil of study was antropogenically transformed peat with organic matter content of 55–60 %. Prediction model of specific activity 137Cs in grain has an appearance: а137Cs =

62.431 сN:K2 – 36.1 сN:K + 7.3761, where: а137Cs – specific activity, Bq kg-1; сN:K– relationship content of nitrogen to potassium (sum of mobile forms in soil and fertilizer, mg kg-1 of soil). The minimum 137Cs content in grain is provided at the total content of nitrogen within 125-200 kg ha-1, potassium – 550-700 kg ha-1 and N:K ratio – 0.25–0.35, crop yield – 4.4–4.5 t ha-1.

***

RISK ASSESSMENT FOR COMPLIANCE OF BEEF PRODUCED IN MOGILYOV

REGION OF BELARUS WITH THE ACCEPTABLE LEVELS OF 137Cs UNDER

TECHNICAL REGULATIONS OF THE CUSTOMS UNION

–  –  –

Abstract. Export of meat and meat products derived from beef cattle and produced in the areas of radioactive contamination is subject to mandatory compliance with food safety requirements established by the Technical Regulations of the Customs Union (TR CU 021/2011). According to these regulations, the acceptable level of cesium-137 in beef is 2.5 times more rigorous than the level set by the national standards. For this objective, based on the results of agrochemical and radiological examination of soils and taking into account the typical beef cattle rations, the forecast was made to estimate 137Cs concentrations in feeds, feed rations and end products in the area.

Risk assessment was focused on estimating beef production in various farm enterprises above the set level for acceptable 137Cs concentrations in meat and meat products, based on which a special risk list was compiled to include 15 agricultural enterprises where such risks were revealed. According to the results, the risk of beef production above 200 Bq/kg in those farming areas was estimated to be in the range of 55–99 % and considered as “high”. This proves the importance of developing specific measures of risk reduction to be implemented in these distinguished farm enterprises.

***

–  –  –

Abstract. Radiation protection and targeted application of protective measures is the basic direction of the State Post-Chernobyl Recovery Program. The article gives the analysis of radiation protection measures implemented in 2011–2015 in Mogilev region and estimates their efficiency. The main achievement in this direction is sustainable production of agricultural products with a minimum content of radionuclides.

***

CONTENTS IN SOIL AND ACCUMULATION IN PRODUCTION OF 90Sr AND 137Cs

FROM GLOBAL FALLOUTS IN THE TERRITORY OF BELARUS

–  –  –

Mogilev State University of Food Technology, Mogilev, Belarus Abstract. The information on accumulation of 137Cs and 90Sr by the basic agricultural products in territory of reference facilities of the Mogilev region in the period before failure on the Chernobyl's atomic power station is given. The available data are submitted in comparison with results of supervision behind the contents 137Cs and 90Sr in articles of food received in territory of the Gomel and Brest regions (of Byelorussian Polesie).

***

THE AFTEREFFECT OF DEACTIVATION MEASURES ON REDUCING SOIL AND

VEGETATION RADIOACTIVE CONTAMINATION

–  –  –

Polesye State Radiation Ecological Reserve, Khoiniki, Belarus, rm@tut.by Abstract. The paper focuses on evaluating the aftereffect of three agrotechnical methods applied to reduce mineral soil and gramineous grass stand radioactive contamination.

Studies were carried out at an experimental ground located on the territory of high radioactive contamination density, 10 km from the Chernobyl NPP. The following deactivation measures were implemented in this ground in 1999: triple soil digging, simple (single) digging, 30 cm soil layer removal. It has been established that the deactivation measures implemented 16 years before retain the necessary level of efficiency in decreasing soil radioactive pollution and 137Cs and 90Sr transition into plants. In 2015 vegetation contamination with 137Cs and 90Sr at the ground, where simple digging had been applied, was by 80 and 9 times lower compared to control figures. At the ground where triple digging had been applied 137Cs and 90Sr concentration reduction order against the control amounted to 40 and 32 times respectively. The most significant reduction of 137 Cs and 90Sr concentrations in plants was achieved by upper soil layer removal (by 119 and 278 times respectively). With the existing radioactive contamination levels on the adjacent territories, yearly radionuclides transition onto the deactivated grounds via air masses amounts to only 0,4–4 kBq/m2 for 137Cs, and 0.08–0.8 kBq/m2 for 90Sr, therefore it cannot be considered a significant secondary pollution source. Following the 2015 study aimed at tracing 137Cs and 90Sr vertical distribution in soil at the grounds after single and triple digging, showed that 90Sr concentration in the upper 5 cm layer increases as a result of plants carry-over. Yet 137Cs distribution remains more or less even. Coefficient dynamics analyses of 137 Cs and 90Sr transition from soil into grass stand shows that a considerable decrease of radionuclides transition from soil into grass stand took place at the experimental grounds with the course of time. However 90Sr mobility in soil and its accessibility for plants in the reference area increases with time.

***

RADIOLOGICAL CONSEQUENCES FOR AGRICULTURE IN THE RUSSIAN

FEDERATION CONTAMINATED REGIONS IN DIFFERENT PERIODS AFTER

THE CHERNOBYL ACCIDENT

–  –  –

Abstract. Dynamics of radiation situation in agriculture on the Russian Federation areas affected by the Chernobyl accident is presented. A set of challenging problems on rehabilitation of territories was determined. During all period of after the accident, the use of countermeasures was the main factor that reduced the accumulation of 137Cs in agricultural products. The improvement of a radiation situation and the implementation of rehabilitation measures to ensure the production of products conforming to the hygienic standards. The need for the use of rehabilitation measures saved only on the part of the territory with high contamination levels in the Bryansk region. The main objective at long-term period after the accident is stage wise return of affected areas to normal activity without any radiological criteria restrictions. The Russian Federation has positive experience of transition of areas contaminated by reason of the Chernobyl accident to normal activity.

***

INFLUENCE OF INCREASING RATES OF NITROGEN AND POTASSIUM

FERTILIZERS APPLIED ON DIFFERENT LEVELS OF CATTLE MANURE

APPLICATION ON 137Cs ACCUMULATION WITH GREEN MASS CORN

CULTIVATED ON SOD-PODZOLIC LOAMY SAND SOIL

–  –  –

Abstract. The influence of increasing rates of nitrogen and potassium fertilizers applied on different levels of cattle manure application on 137Cs accumulation with the green mass corn was studied. A field experiment was carried out at the experimental farm «Strelichevo» (Khoiniki area, Gomel region, Belarus). The monitoring soil was sod-podzolic loamy sand soil contaminated with 137Cs after the Chernobyl accident. The density of 137Cs contamination of the field plots was 219.2±27.0 kBq m-2. The scheme of the field experiment included variants of increasing rates of nitrogen (N0-90-120-150) and potassium (K0-60-120-180) fertilizers and differentiated levels of cattle manure (0, 40 and 80 t ha-1). The results of experiment showed that use of increasing rates of potassium fertilizer (K60-120-180) decrease the specific activity of 137Cs up to 1,7; 1,9; 2,1 times. The use of complex application of increasing doses of potassium fertilizer and the cattle manure decrease the specific activity of 137Cs by 42.9–75.2 % compared with the plot without application of mineral fertilizers and cattle manure.

***

OPTIMIZATION OF REHABILITATION MEASURES APPLICATION ON THE

RADIOACTIVELY CONTAMINATED AGRICULTURAL TERRITORIES

–  –  –

Russian Institute of Radiology and Agroecology, Obninsk, Russia, biology07@rambler.ru Abstract. The methodology of optimization of agricultural production on radioactively contaminated territories in the remote period after the Chernobyl accident, including radioecological, radiological and economic criteria for evaluating the effectiveness of rehabilitation measures is presented. A database of standard and rehabilitation technologies for crop and fodder production on radioactively contaminated territories was developed. A decision support system on substantiation and integrated assessment of efficiency of methods of crop and fodder production and livestock on areas contaminated with 137Cs in consideration of particularity of agricultural enterprises was designed.

Results of the analysis of the current radioecological situation and assessment of the necessity of rehabilitation measures implementation in agricultural production on the test farms of Bryansk region are presented. The substantiation of a complex of effective agrochemical methods allowing to decrease the content of 137Cs in agricultural products produced in the most radioactively contaminated agricultural lands of South-Western districts of Bryansk region on different soil types and in a wide range of contamination densities to levels specified by regulatory requirements is given.

***

–  –  –

Research Institute of Radiology (RIR), Gomel, Belarus, office@rir.by Abstract. The article examines the results of experiments implemented on the lands that had been kept excluded from farm management due to high densities of radioactive contamination, with the objective to study parameters of 137Сs and 90Sr migration from loamy sand sod-podzolic soil to crops of combined grain–grass and regular crop-shift rotations. It clearly demonstrates the significance of the chosen research tasks in the context of long-term post-Chernobyl recovery of highly contaminated fallow lands. Introducing this category of lands back to farm operation for the purposes of crop production would require an important limiting factor of 90Sr concentration levels to be taken into account.

***

–  –  –

Brest Branch of Research Institute of Radiology, Pinsk, Belarus, evsey89@mail.ru Abstract. Total ameliorated area in Luninets, Pinsk and Stolin districts of Brest region make up 211 095 hectares. 30.5 % of these lands (64 428 hectares) have been affected by Cs contamination above 1 Ci/km2. 59 reclamation systems and 15 plots of recultivated peat land are located within these districts’ boundaries. Alongside with studying water regimes of soils and determining the most favourable range of groundwater levels, both from radiological and economic points of view, academic interest was focused also on the issues related to the effects of surface flooding and water logging of various time lenghts.

***

–  –  –

Abstract. Depending on weather conditions throughout the crop season, the levels of Cs accumulation in perennial grass-legume mixtures varied by 3.6, and by 1.7–8.6 if between cutting and based on a particular year of the experiment. Application of phosphorus and potash fertilizers in the rate of P90K120 provided 29–34 % reduction of 137Cs transfer to grasses of the first and second cutting. Adding K60to P90K120 during the second cutting also resulted in reduced values of 137Cs transfer factors to plants, whereas reliable decrease in 137Cs transfer factors with P90K180 rate applied in the first cutting and К60 added in the second one was observed only in relation to grasses of the first cutting. Application of P90K120 on degraded mineral peat soils makes them completely suitable for growing perennial grass-legume plants for forage, securing that 137Cs concentrations in subsequent whole and raw milk, butter and meat products will completely correspond to the national standards. Growing grasses for forage and subsequent meat production securing 137Cs concentrations below 200 Bq/kg should be limited based on 137Cs soil contamination densities: 24 Ci/km2 with phosphorus and potash fertilizers applied in the rate of P90K120, and 34 Ci/km2 with application of Р90К240.

***

–  –  –

FSBEI HE Bryansk SAU, Bryansk region, Russia, sev_84@mail.ru Abstract. In the conditions of the southwest Bryansk region during the period from 2000 to 2014 was studied efficiency of radical improvement of natural fodder grounds at various level of mineral food and a ratio of potash fertilizer for receiving production of a forage production corresponding to the standard for specific activity. Experiment took place in two stages: the first stage proceeded from 2000 to 2008, the second – from 2009 to 2014. Density of pollution of the soil 137Cs as a result of the Chernobyl accident was 1221–1554 kBq/m2 during 2000–2008, 559–867 kBq/m2 during 2009–2014. In periods from 2000 to 2014 were used two schemes of introduction of fertilizer which differed in the number of introduction of the main nutrients and a ratio between them. The minimum productivity of green material with the greatest specific activity of forage was received in an option of radical improvement without use of mineral fertilizers. The maximum productivity of 30,9 t/hectare during the first period of research was received at introduction of full mineral fertilizer in a dose of N60P90K60, changes towards increase in doses of batteries and their ratios didn't bring in a significant increase of a harvest. At the same time nitrogen fertilizers have increased specific activity of forage which at such dose and a ratio didn't correspond to the standard. Therefore for receiving high yields of green material of the long-term herbs not exceeding the admissible level of specific activity of forage in a zone with a density of pollution of 1221–1554 kBq/m2 we recommend to apply full mineral fertilizers in a nitrogen ratio to potassium as 1:1.5. During the second period of researches we suggest to apply to obtaining high productivity of green material of appropriate quality of forages full mineral fertilizers in N45P60K75 dose. The main factor limiting transition 137Cs from soil to plants and further on along the food chain is the use of potash fertilizers allowing to reduce specific activities of 137Cs in production of animal husbandry and an internal radiation doses of population.

***

MANAGEMENT OF GROUND WATER LEVELS – EFFECTIVE METHOD OF

DECREASE IN RADIOACTIVE POLLUTION OF FORAGES GROWN ON

MELIORATIVE SYSTEMS OF POLESYE

–  –  –

Abstract. In the first period after the Chernobyl accident 17.1 thousand ha of agricultural lands with contamination density of 137Cs over 1 480 kBq/m2 were excluded from land use because of implementation of zonal principle of organization and management of agricultural production on contaminated areas.

At a recovery stage after the Chernobyl accident one of the main task is rehabilitation and returning of agricultural lands in the south-western districts of Bryansk region, which were temporarily excluded from land use, to economic turnover. In order to make decisions on carrying out of rehabilitation measures it is necessary to assess the current radiological situation in these areas. Such information is the basis for the decision to change the status of these lands and to return them to the economic turnover.

The results of the latest radioecological survey showed that at the beginning of 2015 the area of land with contamination density of 137Cs over 1 480 kBq/m2 decreased: in Gordeyevsky district it comes up to 9 %, in Zlynkovsky district – 3.4 %, in Krasnogorsky district – 46.3 %, in Novozybkovsky district – 6.1 % in comparison with the lands previously excluded from land use. The total area of agricultural land with 137Cs contamination density of over 1 480 kBq/m2 currently amounts up to 20.7 % of the area of excluded lands, i.e. 3.5 thousand ha. At the present time the situation is that about 80 % of lands temporarily excluded from land use can be returned to practical use in terms of radiological criteria.

*** СЕКЦИЯ 3.

ПРОБЛЕМЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

И ЛИКВИДАЦИИ

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ В

ЗОНАХ РАДИОАКТИВНОГО

ЗАГРЯЗНЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ

ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ

КАТАСТРОФЫ НА

ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

О НЕОБХОДИМОСТИ УЧЕТА РАДИАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА

СПАСАТЕЛЕЙ ПРИ ТУШЕНИИ НА ЗАГРЯЗНЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

–  –  –

ГУО «Гомельский инженерный институт» Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь, Гомель, yuri_rubtsov@mail.ru Количество чрезвычайных ситуаций техногенного, экологического и природного характера ежегодно стремительно возрастает. Для каждой из них характерны свои причины возникновения и особенности, свой характер развития, воздействия на человека, его здоровье и среду обитания.

Особое место занимают чрезвычайные ситуации, связанные с загрязнением окружающей среды радионуклидами и поражением людей, в частности, органов дыхания. В результате чернобыльской катастрофы сложилась сложная радиационноэкологическая обстановка: четвертая часть территории нашей страны была загрязнена, каждый пятый житель оказался в этой зоне. Масштабы медико-биологических, экологических, социально-экономических последствий огромны. Дозовые нагрузки населения были обусловлены как внешним, так и внутренним облучением, которое могло быть сведено к минимуму при выполнении определенных мер защиты, предусмотренных для подобных чрезвычайных ситуаций.

При возникновении пожара на загрязненной территории естественные радионуклиды, находящиеся в почве, листве, траве, торфе и древесине в связанном состоянии, высвобождаются в виде летучих соединений, оседают на аэрозольных частицах, которые образуются во время пожара, и легко попадают через дыхательные пути в организм человека. Личный состав ОПЧС при тушении пожаров может получить избыточную дозу как внешнего, так и внутреннего облучения. К сожалению, это не учитывается в НПА, которое определяет действия подразделений МЧС. В связи с этим первоочередной задачей является изучение степени перехода радионуклидов из почвы и растений в аэрозольное состояние, а также определение ожидаемых доз внешнего и внутреннего облучения в зависимости от содержания и изотопного состава излучающих радионуклидов. Экспериментально установлено, что при пожаре концентрация радионуклидов в дымовых газах меняется при удалении от источника пожара.

Эксперимент проводился в населенных пунктах, подвергшихся радиационному загрязнению:

Хойницкий район – н.п. Уласы, Погонное, Чамков, Жердное; Брагинский район – н.п.

Залесье. Исследовалось локальное изменение уровня реагирования при удалении от источника горения. Эксперимент был поставлен по следующей схеме. Природный горючий материал, собранный на исследуемой местности, поджигали, создавая горючую нагрузку 50-100 кг/м2. Исследовали зависимость концентрации радиоактивных изотопов в воздухе на высоте 150 см над поверхностью земли от расстояния до источника горения. Выбранная высота соответствует положению органов зрения и дыхания среднестатистического человека (принимаем средний рост – 170 см). Концентрация радиоактивных изотопов в воздухе оценивалась при помощи геологического дозиметрического прибора СРП-68-01 (сцинтилляционный радиометр переносной). Расстояние между контрольными точками – 1 м, на каждую точку было выполнено не менее 10 измерений с интервалом в 5 мин. Коэффициент экспериментальных результатов составлял 15-25% при степени достоверности 0,95. В н.п. Чамков измерения провести не удалось, так как уровень реагирования превышал максимальный для выбранного оборудования. По результатам измерений, в остальных населенных пунктах установлено, что характер распределения концентрации радионуклидов в плоскости, параллельной поверхности земли, на высоте 150 см над поверхностью носит общий характер, определяется силой и направлением ветра и не зависит от начального уровня.

На рисунке 1 приведена полученная зависимость концентрации от расстояния до источника горения. По оси ОХ отложено расстояние L до источника. За положительное направление оси принято направление ветра. Начало координат совмещено с источником горения. По оси ОУ отложен относительный уровень реагирования К = H/H0. За единицу К принято значение над источником.

Рисунок 1. Зависимость относительного уровня реагирования (К = H/H0) от расстояния до пожара (L) Как видно из рисунка, максимум концентрации в зависимости от скорости ветра приходится на расстояние 5-15 м с подветренной стороны от источника горения и достигает 150% от уровня над источником.

При этом с наветренной стороны отмечено некоторое понижение уровня (порядка 0,9 от уровня над источником). Подобное распределение объясняется особенностями конвективного массопереноса продуктов горения. С наветренной от источника горения стороны создается область пониженного давления, что приводит к снижению концентрации молекул газа и аэрозольных частиц и, как следствие, радиоактивных изотопов. Снижение концентрации радионуклидов с подветренной стороны на расстоянии более 15 м, возможно, обусловлено тем, что более тяжелые аэрозольные частицы оседают вместе с адсорбированными на них радиоактивными изотопами. Практический аспект полученных результатов состоит в возможности оценки наиболее благоприятного положения спасателя во время тушения по критерию снижения уровня внешнего и внутреннего облучения. В настоящее время применяется классическая схема тушения пожара методом «фронтальной атаки» (рисунок 2). При этом спасатель, работающий со стволом, располагается с подветренной стороны от источника возгорания именно на расстоянии 5-15 м (в зависимости от скорости ветра). Таким образом, получаемая им доза облучения увеличивается в 1,5 раза.

63 0 5 10 15 20 0,5 1,0 1,5 Направление ветра 25 L, м Н/Н0. Флажком обозначен источник возгорания, стрелками – направление распространения пожара. Большая стрелка указывает место развертывания основных сил подразделения и направление атаки.

Рисунок 2. Схема распространения пожара Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что для снижения вероятности радиационного поражения личного состава при тушении пожаров в экосистемах на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, необходима разработка специальных тактических мероприятий и выработка рекомендаций по оснащению личного состава специальными средствами индивидуальной защиты.

В частности, для уменьшения доз внутреннего и внешнего облучения личного состава ОПЧС не рекомендуется использовать метод «фронтальной атаки». В данном случае удовлетворительная результативность пожаротушения может быть достигнута применением метода «фланговой атаки», односторонней (при наличии естественных либо искусственных пожарных разрывов) либо двусторонней. Для разработки адекватных мер по реабилитации необходима организация периодического обследования личного состава ОПЧС, принимающего участие в тушении торфяных и лесных пожаров на загрязненных радионуклидами территориях, и контрольной группы жителей названных территорий на содержание в организме чистых гамма- и бета-распадчиков для изучения сравнительной динамики накопления инкорпорированных радионуклидов в организмах работников подразделений МЧС и контрольной группы жителей.

Исследования, выполненные РНИУП «Институт радиологии» в рамках Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011–2015 годы, позволили получить обширный экспериментальный материал по видам радиоактивных аэрозолей, их плотности в почвенных слоях, оценить их подвижность под действием высоких температур. Известны разработки ГНУ «Институт радиобиологии НАН Беларуси», технологии и программные средства для анализа рисков атмосферного переноса радионуклидов с дымом лесных пожаров. На основании этих исследований будет получена адекватная оценка степени радиационного воздействия на организм и выработаны контрмеры, направленные на снижение радиационного поражения сотрудников МЧС, занятых на тушении пожаров в экологических системах.

Несмотря на значительный объем выполненных работ в ходе реализации приведенных проектов и экспериментальных данных, полученных в населенных пунктах, подвергшихся радиационному загрязнению, неисследованными остались процессы атмосферного переноса радионуклидов при пожарах на торфяниках, и не определен ряд значений физико-химических параметров радиоактивных аэрозолей, необходимых для корректной оценки ожидаемых доз облучения в соответствии с национальной нормативно правовой базой. К их числу относятся тип (класс) растворимости и эффективный диаметр радиоактивных аэрозолей (дисперсный состав или распределение активности частиц по их размерам), образующихся в результате горения торфяников, а при лесных и луговых пожарах – подстилки или слоя «войлока» из травы и других горючих материалов.

Полученные результаты еще раз подтвердили остроту проблемы безопасности подразделений МЧС, участвующих в ликвидации лесных, торфяных пожаров, пожаров травы.

Эти обстоятельства до сих пор не учитываются документами, регламентирующими действия подразделений МЧС при тушении пожаров в зонах с радиоактивным заражением: не определены допустимые уровни внутреннего и внешнего облучения, при которых возможно эффективное выполнение предназначенных функций, индивидуальные средства защиты, не существует рекомендаций по снижению риска радиационного поражения спасателей при выполнении ими своего профессионального долга, отсутствуют указания по дезактивации техники, средств индивидуальной защиты.

Результаты исследований будут способствовать созданию новой нормативной и материальной базы, которая обеспечит сохранение здоровья пожарных-спасателей при выполнении ими своего профессионального долга.

Литература

1. Гончаров, А.Н. Методические рекомендации по организации и технологиям ликвидации ЧС с наличием опасных химических и радиоактивных веществ // Минск:

МЧС, 2014. – 151 с.

2. Голдаммер Й., Кашпаров В., Зибцев С., Робинсон С. Передовой опыт и рекомендации по борьбе с природными пожарами на территориях с радионуклидным загрязнением // Глобальный центр мониторинга пожаров, Украинский НИИ сельскохозяйственной радиологии, Национальный Университет биоресурсов и природопользования Украины, Региональный восточноевропейский центр пирологического мониторинга, «Зеленый крест Швейцарии». – Фрайбург – Базыль – Киев, 2014. – 48 с.

ОГНЕЗАЩИТНО-ОГНЕТУШАЩИЙ СОСТАВ КОМПЛЕСНОГО ДЕЙСТВИЯ

ДЛЯ БОРЬБЫ С ЛЕСНЫМИ И ТОРФЯНЫМИ ПОЖАРАМИ

–  –  –

Учреждение Белорусского государственного университета «Научноисследовательский институт физико-химических проблем» (НИИ ФХП БГУ), Минск, Республика Беларусь, bogdanova@bsu.by После катастрофы на ЧАЭС более 1,7 млн. га территории Республики Беларусь оказались загрязненными радионуклидами, в основном цезия-137 и стронция-90, с уровнем радиоактивности более 1 Ки/км2 [1]. Выпавшие в лесах радионуклиды, по данным [2], распределены следующим образом: в древостое сосредоточено около 4%, в подстилочном слое – от 20 до 85%, остальное – в минеральном слое почвы. Лесные пожары на загрязненных радионуклидами территориях особенно опасны вследствие выноса ветровыми потоками мелкодисперсных радиоактивных продуктов горения.

Ранее нами разработаны специализированные огнезащитный (Метафосил) и огнетушащий (Тофасил) составы для предупреждения и тушения соответственно лесных и торфяных пожаров [3, 4]. Наряду с высокой огнезадерживающей эффективностью эти средства снижают образование твердых мелкодисперсных продуктов сгорания лесных горючих материалов (ЛГМ), являющихся основными переносчиками радионуклидов [5]. Как показала практика применения специализированных составов, назрела необходимость создания средства тушения комплексного действия, способного эффективно предотвращать и тушить разные по своей химической природе горючие материалы, такие, как древесина и торф. Одновременно при разработке нового огнезамедлительного средства (Комплексил) необходимо было обеспечить улучшенные или сопоставимые с базовыми средствами тушения и огнезащиты свойства: смачивающую, карбонизирующую способность и атмосферостойкость.

Цель данной работы состояла в проведении сопоставительных исследований огнезащитно-огнетушащей эффективности и физико-химических свойств нового средства, получившего название Комплексил, с Метафосилом и Тофасилом. Комплексил, как и составы сравнения, представляет собой синтетическую суспензию аммонийных фосфатов в растворном компоненте с уменьшенным содержанием фосфора, что в целом позволило снизить его стоимость.

Для огнезащиты и тушения использовали огнезадерживающие средства одной концентрации и привеса (7%). Огнезащитные свойства по отношению к древесине определяли по ГОСТ 16363, огнетушащие по отношению к торфу – по потере массы после огневого воздействия. Смачивающую способность находили по количеству поглощенного состава в пересчете на один грамм сухого вещества торфа (в %/г). О карбонизирующей способности судили по данным комплексного термического анализа (ДСК, ТГ) исходных и огнезащищенных образцов горючих природных материалов.

Химический состав Комплексила, специализированных средств (Метафосил, Тофасил), сопоставительные данные по эффективности исследуемых огнезадерживающих средств, воды и растворов ПАВ по отношению к древесине и торфу представлены в таблице 1.

Из данных таблицы следует, что Комплексил обладает более высокими огнезащитными свойствами по отношению к древесине по сравнению с базовыми составами:

потеря массы после огневых испытаний огнезащищенных комплексным составом образцов снижается в 2-2,3 раза, а температура отходящих газов (Тг) – на 100-110 оС. Для воды и раствора ПАВ те же параметры после испытаний несопоставимо хуже: m выше в 9,3 раза, а Тг – на 470 оС. Установлено также, что Комплексил и базовые ОС по сравнению с водой лучше смачивают торф (их смачивающая способность выше в 1,5-2 раза), в 7-11 раз эффективнее снижают потерю его массы после огневых испытаний.

Характерно, что Комплексил, обладает лучшей смачивающей способностью и сопоставимой огнетушащей эффективностью с Тофасилом. Полученные данные свидетельствуют, что Комплексил действительно имеет сопоставимую со специализированными составами эффективность.

Таблица 1 – Химический состав, огнезащитная и огнетушащая эффективность на древесине и торфе огнезадерживающих составов, воды и раствора ПАВ Огнезащитная эффективность Огнетушащая Молярные соотношения на древесине эффективность на торфе основных компонентов ОС ОС Температура Группа Al2O3:ZnO:CaO:MgO:HCl: m, Смачивающая отходящих огнезащитной m,% способность, %/г NH3:P2O5:SiO2 % газов, Тг, оС эффективности Метафосил 0,25:0,75:0:0:0:5,9:3,1:0,43 8,6 267 1 5,7 9,6 Тофасил 0,25:0,75:0:0:0:13,2:,31:0,43 10,0 254 2 5,1 15,7 Комплексил 0:0:0,33:0,33:1,47:6,93:1,9:0 4,2 157 1 2,9 15 Вода – – 39,1 627 46,6 7,6 2% р-р ПАВ – – 39,1 627 46,6 11,5 Примечание. Относительная влажность исходного торфа – 48,6%, зольность – 11,24%; время тления исходного торфа во время огневых испытаний – 510 с, огнезащищенные образцы не тлеют.

Калориметрические и термогравиметрические исследования (ДСК и ТГ) исходных и огнезащищенных образцов древесины и торфа (200-600 оС) выявили высокую карбонизующую способность Комплексила по отношению к древесине и торфу, сопоставимую с базовыми ОС. Так, по сравнению с исходными образцами древесины (опилками) на кривых ДСК огнезащищенных опилок, наблюдается значительное снижение интенсивности двух основных экзотермических пиков, смещение максимума первого экзо-пика в сторону более низких температур на 67-80 оС и одновременное уменьшение (на кривых ТГ) почти в 1,5 раза общей потери массы. Как известно [6], данные факты свидетельствуют о протекающих процессах дегидратации компонентов огнезащищенной древесины с образованием более термостойкого карбонизованного теплоизолирующего слоя на поверхности огнезащищенного материала и, следовательно, о хорошей карбонизующей способности антипиренов по отношению к целлюлозосодержащим материалам.

При термолизе торфа, огнезащищенного Комплексилом или базовыми составами, по сравнению с исходным торфом наблюдается снижение интенсивности тепло- и газовыделения, что на кривых ДСК характеризуется уменьшением амплитуды первого и второго экзоэффектов ДСК, смещением второго пика тепловыделения в сторону более высоких температур (до 53-100 оС), а также сокращением общей потери массы на кривых ТГ. Следовательно, при термолизе огнезащищенных образцов опилок и торфа происходит уменьшение тепло-массообмена, снижение скорости их терморазложения как на стадии начала интенсивной газификации (250-350 оС), так и на стадии глубокой термодеструкции (450-550 оС).

В условиях экспериментальной базы НПЦ ГОУ МЧС проведены испытания огнетушащей эффективности Комплексила при тушении очагов пожара класса А, а также полигонные испытания его огнезащитной и огнетушащей эффективности в лесном массиве и в очаге горения торфа 7, 8]. При тушении очагов пожара ранга 2А показана высокая надежность применения ОС комплексного действия, сравнимая с Метафосилом, причем, спустя положенные по методике 10 мин. после тушения, в обоих случаях отсутствовало повторное воспламенение горючего материала.

Натурными испытаниями Комплексила в лесном массиве в качестве профилактического огнезащитного средства длительного действия установлено, что огнезащитные свойства состава на лесном горючем материале при пожарной опасности в сосняке мшистом по условиям погоды, соответствующей 3 классу, при плотности вылива 1,5-1,8 л/м2 сохраняются не менее 30 суток при количестве выпавших осадков за этот период до 34 мм. При этом на 30-е сутки испытаний атмосферостойких свойств состава комплексного действия глубина распространения фронта огня по огнезащищенной полосе лесного горючего материала (6 м) составила 0,92 м, то есть по условиям методики испытаний не превысила одной четвертой части ее ширины. Полученные данные по огнезащитным свойствам и атмосферостойкости для Комплексила и Метафосила почти одинаковы.

При применении Комплексила для локализации и тушения очага торфяного пожара показано, что при плотности вылива его 8% рабочего раствора до 40 л/м2 горение и тление торфа прекращается. Благодаря высокой смачивающей способности состава влажность торфа в очаге пожара после его подачи по сравнению с исходным торфом увеличилась в 2-3 раза и составила: 58,4; 67,3 и 75,0% на глубине соответственно 0-10, 11-20 и 21-30 см. При этом через сутки повторного возгорания торфяной залежи не наблюдалось, тогда как после тушения водой аналогичного торфяного очага процесс горения и тления торфа возобновился.

Необходимо отметить, что технология получения огнезащитно-огнетушащей суспензии не оказывает вредного воздействия на окружающую среду, поскольку сточные воды, твердые и жидкие отходы, выбросы в атмосферу вредных веществ в производстве Комплексила отсутствуют. Санитарно-токсикологическими исследованиями установлено, что Комплексил относится к веществам IV класса опасности (малоопасные вещества).

Таким образом, лабораторными и полигонными огневыми испытаниями показано, что Комплексил по огнезащитной, огнетушащей эффективности, карбонизирующей способности и надежности при борьбе с лесными и торфяными пожарами сопоставим с Метафосилом и Тофасилом, являясь при этом более дешевым. В отличие от огнетушащего состава российского производства ОС-5, состав Комплексил не только более экономичен, но и обладает значительно более высокой атмосферостойкостью при более низкой (в 1,3 раза) концентрации рабочего раствора. Огнезащитные свойства Комплексила в лесорастительной среде сохраняются в течение как минимум 30 суток при выпадении природных осадков в количестве до 34 мм, тогда как ОС-5 эффективен только до первого дождя.

Литература

1. Молодых, В.Г. Радиологические последствия лесных пожаров // Препринт ИРП. – Минск, ИРП АНБ, 1993. – 17 с.

2. Люцко, А.М. Фон Чернобыля // Минск: Бел. сов. энцикл., 1990. – 64 с.

3. Состав для профилактики, локализации лесных пожаров и/или борьбы с ними: пат. 2149 Респ. Беларусь, МПК A 62 D 1/00, C 09 K 21/02 / Л.В. Кобец, В.В. Богданова, Н.М. Кобзева, В.М. Зезюкин, Н.А. Тычино, В.В. Усеня; заявитель НИИ ПФП БГУ; Гомельский хим. завод. – № 950285; заявл. 08.06.95; опубл. 30.06.98.

4. Огнетушащий химический состав для борьбы с торфяными пожарами: пат.

6460 Респ. Беларусь, МПК А 62 D 1/00, А 62 С 3/02 / В.В. Богданова, О.И. Кобец, В.В. Усеня, Г.Ф. Ласута; заявитель НИИ ФХП БГУ – № а 20001029; заявл. 20.11.2000;

опубл. 30.09.2004.

5. Богданова, В.В. Сорбционная и каркасообразующая способность химических составов для предотвращения и тушения лесных и торфяных пожаров в зонах радиоактивного загрязнения / В.В. Богданова [и др.] // Предупреждение, ликвидация и последствия пожаров на радиоактивно- загрязненных землях: сб. науч. тр. ИЛ НАНБ – Гомель, 2002. – Вып. 54. – С. 86–89.

6. Леонович, А.А. Теория и практика изготовления огнезащищенных ДСП // Л., 1989. – 175 с.

7. Методика определения огнезащитных и огнетушащих свойств химических составов для борьбы с лесными пожарами / Утвержд. нач. НПЦ ПБ ГОУ МЧС Республики Беларусь 15.09.2000. – Гомель, 2000. – 10 с.

8. Методика оценки огнетушащих свойств химических составов для борьбы с торфяными пожарами / Утвержд. нач. НПЦ ПБ ГОУ МЧС Республики Беларусь 12.07.2001. – Гомель, 2001. – 6 с.

РЕЭВАКУАЦИЯ В ЗОНЕ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

–  –  –

ФГБВОУ ВО «Академия гражданской защиты МЧС России», Химки, Российская Федерация, govorov-dn@yandex.ru После трагических событий, случившихся в апреле 1986 г. на Чернобыльской АЭС, прошло уже 30 лет. Но уроки этой самой масштабной радиационной аварии остаются актуальными и на сегодняшний день.

Тогда, 26 апреля, выброшенные из разрушенного реактора в атмосферу продукты деления ядерного топлива были разнесены воздушными потоками на значительные территории, обусловив их радиоактивное загрязнение не только вблизи АЭС в границах современных Украины, России и Белоруссии, но и за сотни и даже тысячи километров от места аварии. Загрязнению подверглись территории многих стран.

Наиболее обширные территории были загрязнены в Украине (41,75 тыс. км2), Белоруссии (46,6 тыс. км2), европейской части России (57,1 тыс. км2). А также территории еще 17 европейских стран общей площадью 207,5 тыс. квадратных километров (загрязнение цезием-137 с уровнями выше 1 Ки/км2) [4].

Сразу же после катастрофы погиб 31 человек, а 600 тыс. ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации.

Радиоактивному облучению подверглись почти 8,4 млн. жителей современных Белоруссии, Украины и России. Это больше населения Австрии. Сельскохозяйственные угодья площадью почти 52 тыс. км2 пострадали от цезия-137 и стронция-90 с периодом полураспада в 30 и 28 лет соответственно. Почти 404 тыс. человек были переселены.

Однако миллионы по-прежнему живут в условиях, когда сохраняющееся остаточное воздействие чревато массой опасных последствий [6].

Все последующие годы специалистами различных стран постоянно рассматривались способы повышения уровня безопасности и без того самого безопасного вида энергетики, а общественность поднимала вопрос о целесообразности использования атомной энергии, оценивая баланс возможных последствий и экономической выгоды.

И, казалось бы, компромисс был уже достигнут, а угроза повторения подобной чернобыльской радиационной аварии не рассматривалась как нечто реально возможное. Но наступил март 2011 г. – и снова катастрофа на АЭС, теперь уже в Японии.

И снова загрязнение больших площадей цезием-137, утечка радиоактивной воды в Мировой океан, масштабная эвакуация населения. По данным, представленным в докладе Генерального директора МАГАТЭ, из зоны аварии было отселено около 160 тыс.

человек [7], в других источниках указываются цифры 170-220 тыс. человек.

Учитывая, что в приведенных выше примерах загрязнению подверглись территории, являвшиеся на протяжении сотен лет местом проживания людей, территории с достаточно высокой плотностью населения, по мере снижения уровня опасности возникает вопрос о возвращении населения в эти места.

В Японии на сегодняшний день, т.е. спустя 5 лет со дня аварии, вопрос о полном возвращении этих людей в места их прежнего постоянного проживания не ставится.

Во-первых, невозможно еще конкретно оценить все последствия этой аварии, особенно в опасной зоне. А во-вторых, согласно одобренному правительством плану, полная ликвидация последствий аварии на АЭС «Фукусима-1» займет приблизительно 30–40 лет. Соответственно, вопрос реэвакуации вплотную будет зависеть от дальнейшего развития событий, эффективности реализации плана ликвидации последствий аварии и изучения обстановки в зонах эвакуации.

В отличие от Японии, Чернобыль уже имеет в своем распоряжении тридцатилетнюю историю, на протяжении которой ему уделялось пристальное внимание ученых, специалистов-ядерщиков и многих других, включая писателей-фантастов и просто фантазеров и мечтателей. Надо отметить, что целенаправленный и централизованный процесс реэвакуации населения в зону отчуждения не проводится ни в Украине, ни в Белоруссии.

Российская Федерация не имеет на данный момент территорий, относящихся к зонам отчуждения, притом, что радиационному загрязнению цезием-137 подверглись 19 субъектов, наиболее загрязненными из которых являются Брянская (11,8 тыс. км2 загрязненных территорий), Калужская (4,9 тыс. км2), Тульская (11,6 тыс. км2) и Орловская (8,9 тыс. км2) области [4].

Первые попытки проведения постепенной реэвакуации населения в места постоянного проживания в зоне Чернобыльской АЭС были предприняты в том же 1986 г. Такая задача была поставлена уже в июне. Данные дозиметрической разведки свидетельствовали о незначительной радиационной опасности для группы сел юго-восточной зоны. Основываясь на этом и не приняв во внимание внутреннее облучение людей за счет местных пищевых продуктов, был подготовлен проект решения ЦК КПСС о начале возврата населения в родные места. Благодаря усилиям ученых и специалистов радиационной безопасности, эта поспешная реэвакуация была отменена [5].

Тем не менее, в этом же году после снижения радиационного фона в зоне Чернобыльской АЭС в результате естественного распада радиоактивных элементов и проведения дезактивации территории, дорог и строений, было реэвакуировано население в 14 наиболее благополучных, с точки зрения радиационной обстановки, населенных пунктов, из которых 12 находятся па территории Белоруссии и два – на территории Украины. В 1987 и 1988 гг. и в последующие годы реэвакуация населения не проводилась.

Помимо официального возвращения эвакуированных на тот момент имело место самостоятельное возвращение жителей к местам своего постоянного проживания. Но это явление нельзя назвать массовым. В период 1987–1990 гг. «самоселов» насчитывалось около 1200 человек, проживали они в г. Чернобыле и еще в порядка 17 селах зоны отчуждения. Преимущественно это были люди старше 60 лет, из чего можно сделать вывод, что эта категория населения скоро исчезнет за счет естественной смертности.

На сегодняшний день порядок реэвакуации в зону отчуждения в России, Беларуси и Украине закреплен законодательно.

Сравнительный анализ нормативных актов в данной области показывает, что они практически идентичны:

Российская Федерация: «Возобновление постоянного проживания населения в населенных пунктах и районах зон отчуждения и отселения, в том числе реэвакуация населения, возможно только на добровольной основе после снижения в этих населенных пунктах и районах радиоактивного воздействия на людей до уровней, не требующих каких-либо ограничений их жизнедеятельности, и создания в этих населенных пунктах и районах необходимых условий для проживания и трудовой деятельности населения. Решение о возобновлении постоянного проживания населения в указанных зонах, в том числе о реэвакуации населения, принимается Правительством Российской Федерации» [1];

Республика Беларусь: «Реэвакуация населения производится исключительно в добровольном порядке после снижения радиоактивного загрязнения территории населенного пункта до уровня, обеспечивающего условия проживания и трудовой деятельности без ограничений. Решение о реэвакуации населения принимается Советом Министров Республики Беларусь по заключению Национальной комиссии Беларуси по радиационной защите при Совете Министров Республики Беларусь» [2];

Украина: «Реэвакуация населения осуществляется исключительно в добровольном порядке после снижения радиоактивного загрязнения территории до уровня, который предусматривает безопасные условия проживания без ограничений (уровень облучения менее 1 мЗв/год). Решение о реэвакуации населения принимается Кабинетом Министров Украины по заключению Национальной комиссии радиационной защиты населения Украины» [3].

Но если подходить к процессу возобновления постоянного проживания населения, в том числе и к реэвакуации, более детально, то необходимо сделать вывод, что снижения радиоактивного загрязнения в зоне Чернобыльской катастрофы будет явно недостаточно.

За прошедшие 30 лет инфраструктура этих территорий понесла значительный ущерб, в относительную негодность пришли пути сообщения, жилье, коммунальноэнергетические сети, нарушены социальные связи, нет рабочих мест, нет возможности получить медицинскую помощь, приобрести продукты и другие товары. Следовательно, для того чтобы вернуть людей потребуется восстановить или создать соответствующие условия.

Кроме того, этому основному этапу работ должен будет предшествовать не менее важный, ресурсо- и наукоемкий подготовительный этап, включающий в себя продолжительный период мониторинга и оценки состояния данных территорий, выработку последовательности (алгоритма) восстановления, планирование и выполнение этого комплекса мероприятий с учетом ограниченности сил, средств и ресурсов. Все это потребует наличия, а, следовательно, и разработки и адаптации соответствующего научно-методического аппарата. И к этой работе необходимо приступать уже сейчас.

Другим сложным фактором, возможно, выступит необходимость создания положительного образа Чернобыля в сознании его будущих потенциальных жителей. На сегодняшний день имеется устойчивый спрос на туристические поездки в «Зону» (образ, созданный фантазией писателей) в поисках острых ощущений. Но этот же образ будет отталкивать человека, которому предстоит жить там постоянно. Кроме того, будет множество кривотолков относительно того самого уровня радиоактивного загрязнения.

Можно предположить, что в случае начала работ по возобновлению постоянного проживания в зонах отчуждения и отселения возможно предъявление имущественных прав, в основном наследниками лиц, эвакуированных оттуда в 1986 г. В связи с этим, необходимо скрупулезно проработать следующие вопросы: порядок преемственности имущественных и прочих прав, порядок компенсации этих прав, а так же перечень лиц, этими правами обладающих.

Подводя итог, стоит отметить, что на сегодняшний день говорить именно о реэвакуации населения в зону аварии на Чернобыльской АЭС не совсем правильно. В том смысле, что к тому моменту, когда уровень радиоактивного загрязнения территорий достигнет требуемого, и будет завершен комплекс соответствующих мероприятий для подготовки этих территорий к постоянному пребыванию населения, из 404 тыс. эвакуированных будет готово реэвакуироваться незначительное число людей. Процесс точно не будет массовым, если вообще сохранится необходимость реэвакуации.

Поэтому, целесообразнее будет рассматривать и проводить планомерную работу по «восстановлению постоянного проживания». Подобные проекты уже разрабатываются в основном в Украине.

Одним из ярких представителей выступает проект развития города Чернобыля и зоны отчуждения «Ревитализация зоны отчуждения. Разработка объектов туристической инфраструктуры» (автор Агеева А.), представленный в 2011 г. Проект никак не учитывает реальную ситуацию, сложившуюся на данных территориях, не имеет под собой финансовых расчетов. Это самый общий концептуальный вариант гипотетического развития и обустройства территории зоны отчуждения. В нем нет детализированной проработки элементов, он лишь отображает общий замысел разработчиков, которые весьма поверхностно знакомы с особенностями территории Чернобыля и Припяти.

Это лишь красивые картинки, оригинальные архитектурные решения и идея [8]. Интересен, прежде всего, термин «ревитализация», взятый из архитектуры, строительства и медицины. В этих контекстах он довольно точно отражает суть требуемого процесса.

Рассматривая необходимость создания подобных проектов, вне зависимости от их названия и терминологии, необходимо отметить обязательную научную проработку их основ: разработку методик оценки готовности территорий, выбора конкретных районов, оптимального распределения сил и средств, финансово-экономическое обоснование необходимого комплекса подготовительных мероприятий. И в этом ключе положения, описывающие процесс реэвакуации без значительных доработок сформируют базу таких проектов. А внешняя форма реализации будет зависеть от будущего назначения «Зоны», замысла и возможностей страны или группы стран-исполнителей, а также частных инвесторов.

Но если в случае с Чернобылем можно позволить подобное оперирование терминологией, то в ситуации с аварией на «Фукусиме» правительству Японии все-таки придется реэвакуировать население. Это, среди прочего, будет связано с дефицитом территории.

В связи с такой необходимостью, опыт ликвидации Чернобыльской аварии, накопленный за эти 30 лет, становится серьезнейшим подспорьем в решении задачи возвращения населения для японских специалистов. А совместные проекты в этой области в значительной степени повысят эффективность ликвидации последствий радиационных аварий.

Литература

1. Закон Российской Федерации от 15 мая 1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

2. Закон Республики Беларусь от 6 января 2009 г. № 9-3 «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий».

3. Закон Украины от 28 февраля 1991 г. № 796-XII «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы».

4. 20 лет Чернобыльской катастрофы: Итоги и перспективы преодоления ее последствий в России 1986–2006: Российский национальный доклад / Под ред.

С.К. Шойгу и Л.А. Большова. – М., 2006. – 92 с.

5. Вклад курчатовцев в ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС // М.: НИЦ «Курчатовский институт». – 2012. – 172 с.

6. Онищенко, Г. Под колпаком полураспада // Российская газета – Федеральный выпуск № 4044 (0) от 14.04.2006 г.

7. The Fukushima Daiichi accident – Vienna : International Atomic Energy Agency, 2015.

8. http://zaarchitects.com/ru/projects/1/78-chernobyl.html

ПОДГОТОВКА ОПЕРАТИВНОГО ПЕРСОНАЛА К ДЕЙСТВИЯМ ПО

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ЛИКВИДАЦИИ АВАРИЙ (ПОЖАРОВ) НА АЭС

–  –  –

Академия государственной противопожарной службы МЧС России, Москва, Российская Федерация, adinko@mail.ru Введение. Современная энергетика мира в основном базируется на ископаемом углеводородном топливе (уголь, нефть, газ). По различным данным, при современном потреблении природных ресурсов человечество будет обеспечено углем и газом в течение 100 лет, нефтью 50 лет.

Единственным из освоенных в промышленных масштабах дополнением к природным источникам энергии является ядерная энергия.

Около 17% производства электроэнергии в мире принадлежит АЭС. Отрасль также занимает третье место после угольной энергетики и гидроэнергетики. Наибольшее распространение АЭС имеют в США, в эксплуатации страны находится сегодня свыше 100 энергоблоков общей мощностью до 100 ГВт, но лидером в области атомной энергетики в мире является Франция, которая использует 58 энергоблоков, производящих около 75% всей атомной энергии мира. В целом же на сегодняшний день мировая атомная энергетика включает в себя 440 атомных реакторов, которые расположены в 31 стране мира и суммарно производят около 370 ГВт электроэнергии [1].

Несмотря на существенные достоинства, АЭС являются объектом потенциальной опасности и относятся к критически важным объектам, поэтому необходимо больше уделять внимания вопросам безопасности данных объектов.

Современное состояние АЭС, проблемные вопросы. Большинство атомных электростанций расположено в непосредственной близости от крупных городов, городов-спутников и в случае возникновения аварии (пожара) могут нанести существенный урон экономике страны, разрушению инфраструктуры субъекта и ухудшить безопасность жизнедеятельности населения.

Результатами аварий и пожаров на АЭС в мире и России с реакторами различных типов могут являться: многочисленная гибель людей, травмирование различной степени тяжести оперативного персонала АЭС, пожарных и спасателей, выбросы радионуклидов, загрязнение больших территорий государств, потеря колоссальных материальных средств.

В настоящее время прослеживается тенденция к старению ядерных реакторов.

Средний возраст действующих реакторов составляет 28,5 лет. Самым старым является действующий реактор, находящийся в Швейцарии, он работает в течение 45 лет. 153 реактора закрыты. Средний возраст закрытого реактора составляет 23 года.

С учетом возраста РУ атомных электростанций сегодня необходимо принимать больше усилий на поддержание безопасности АЭС.

Для экстренного реагирования на ЧС (аварии, пожары), возникающие на АЭС в Российской Федерации, созданы подразделения ФПС ГПС по охране АЭС, находящиеся в непосредственной близости от атомной станции, однако, в силу различных факторов, время их прибытия к месту вызова может достигать от 2 до 35 минут. До приезда специальных экстренных служб первоначальные действия при ЧС будет проводить оперативный персонал станции, работающий в круглосуточном сменном режиме. В этой связи только слаженная работа специалистов из числа оперативного персонала АЭС может не допустить возникновения крупномасштабной ЧС (аварии, пожара) [2].

Сегодня оперативный персонал атомных станций обеспечен современными средствами защиты органов дыхания и зрения, проводится обучение пользованию ДА, разработаны различные нормативные документы по организации работы в ДАСВ в загазованной и непригодной для дыхания среде. Оперативный персонал проходит медицинское освидетельствование и аттестацию для работы в ДАСВ, однако до сих пор не учтены все особенности безопасной работы оперативного персонала в аварийных условиях.

Первоначальные действия оперативного персонала АЭС напрямую связаны с использованием дыхательных аппаратов на сжатом воздухе для их работы в загазованной или непригодной для дыхания среде в случаях аварийных ситуаций. Однако необходимо отметить, что наличие у оперативного персонала АЭС только средств защиты органов дыхания и зрения (дыхательный аппарат на сжатом воздухе) является недостаточным для комплексной защиты человека в условиях ЧС.

Разработка комплексной защиты оперативного персонала АЭС для предупреждения и выполнения первоначальных действий по ликвидации ЧС (аварии, пожара). Исходя из практики применения средств защиты человека от воздействия опасных факторов, возникающих при авариях и пожарах в подразделениях, непосредственно занимающихся вопросами ликвидации ЧС (подразделения пожарных / пожарно-спасательных частей федеральной противопожарной службы МЧС России), можно сделать вывод о том, что минимально-необходимый перечень средств защиты человека должен содержать следующие позиции: средства защиты органов дыхания и зрения;

средства защиты тела человека от воздействия опасных факторов пожара (высокой температуры, искр, раскаленных предметов, открытого пламени); минимальный комплект технических средств для работы в условиях ЧС.

Исходя из особенностей круглосуточного сменного режима работы в составе оперативных бригад на АЭС, существует необходимость в обеспечении должностных лиц из числа оперативного персонала комплектом средств защиты и в то же время, насколько это возможно, – упростить его применение и эксплуатацию.

В связи с тем, что оперативный персонал АЭС в режиме ЧС проводит технологические операции по управлению реакторной установкой, производит мероприятия по эвакуации людей и принимает первоначальные посильные меры по ликвидации аварии (пожара), но не производит тушение резвившегося пожара, существует необходимость комплексного подхода к разработке комплекта средств защиты. При его формировании необходимо учитывать такие факторы как: особенности технологических процессов, протекающих при выработке электрической энергии; особенности работы оперативного персонала, с учетом возложенных на них должностных обязанностей; различные возрастные критерии должностных лиц из числа оперативного персонала; различные антропометрическими данные должностных лиц и др.

В настоящее время Академией ГПС МЧС России совместно с ОАО «Концерн Росэнергоатом» проводится разработка комплекта средств защиты оперативного персонала атомных станций для их работы при возникновении ЧС.

Заключение. Проводимая в настоящее время работа по разработке комплекта средств защиты оперативного персонала имеет социальный характер, тат как направлена в первую очередь на повышение безопасности АЭС. Результаты проводимой работы будут направлены на повышение уровня защищенности оперативного персонала действующих атомных станций при работе в условиях ЧС (аварии, пожара) Литература

1. Атомэнергомаш, группа компаний Росатома [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.aem-group.ru – Дата доступа: 19.02.2016.

2. Харевский, В.А. Разработка комплекса средств защиты оперативного персонала атомных электростанций при пожаре / В.А. Харевский, А.Е. Богданов, А.Д. Ищенко, И.С. Фогилев // Пожары и чрезвычайные ситуации: предотвращение, ликвидация. – № 4/15. – С. 13–18.

3. Инструкция по организации обеспечения и эксплуатации средств индивидуальной защиты персонала атомных станций при пожаре. Техническая документация.

М.: ОАО «Концерн Росэнергоатом», 2009.

4. ОАО «Концерн Росэнергоатом» [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.rosenergoatom.ru – Дата доступа: 24.02.2016.

5. Ищенко, А.Д. Обеспечение действий оперативного персонала атомных электростанций в условиях непригодной для дыхания среды при пожарах / А.Д. Ищенко, И.С. Фогилев // Технологии техносферной безопасности: Интернет-журнал [Электронный ресурс]. – 2010. – Вып. 2 (60). – Режим доступа: http://ipb.mos.ru/ttb

МОДЕЛЬ ПЕРЕНОСА ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ ПРИ ПОЖАРЕ

–  –  –

Актуальной проблемой в зонах, подвергшихся радиоактивному загрязнению, является перенос мелкодисперсных загрязняющих веществ при пожаре. В данной статье рассмотрим модель, позволяющую прогнозировать распространение загрязняющих веществ в пространстве с течением времени, а также изучить влияние параметров источника загрязнения и атмосферных возмущений на характер распространения загрязнения.

На основе уравнений диффузии и Навье-Стокса разработана математическая модель распространения в атмосфере загрязняющих веществ от пожаров с учетом сложного самосогласованного движения воздушных масс. Для примера в модели имитируется перенос загрязнения термическим потоком. Модель позволяет прогнозировать распространение загрязняющих веществ в пространстве с течением времени, а также изучать влияние физических и геометрических параметров источников загрязнения и атмосферных возмущений на характер распространения загрязнения.

Общим недостатком существующих в настоящее время моделей является их «одномерный» или «двумерный» характер, например, привязка двумерной модели диффузии к плоской карте местности. Однако при аэрогенном переносе загрязняющих веществ существенную роль играет не только горизонтальное, но и вертикальное движение воздушных масс, а также рельеф местности. Загрязняющие вещества могут подниматься на большие расстояния восходящими потоками воздуха, как от самого пожара, так и от удаленных термических потоков, формирующихся вблизи нагретых участков земной поверхности. Учет в модели аэрогенного переноса вертикального движения воздушных масс позволяет существенно (на 30-100%) повысить адекватность существующих моделей.

Моделирование движения воздушных масс в заданной местности является сложной задачей [1, 2]. В качестве конкретного примера в данной статье поставлена задача воспроизвести термический поток («термик»), который часто формируется над участками земной поверхности, подвергающимися значительному прогреву солнцем [3].

Термический поток представляет собой тороидальное движение воздушных масс:

поднимающийся над источником «термика» поток нагретого воздуха окружен потоком опускающегося холодного воздуха. При движении воздуха вблизи термического потока он вовлекается в сложное тороидальное движение, что может приводить к существенному изменению конфигурации загрязненной области. Для того, чтобы в разрабатываемой модели воспроизвести сложное самосогласованное движение воздуха, которое происходит как вблизи очага пожара, так и в отдельном термическом потоке, принято решение рассматривать воздух, в приближении сплошной среды и использовать для описания его движения уравнения Навье-Стокса, дополненные уравнением связи между плотностью и давлением воздуха (уравнением состояния). При этом воздух считается сплошной средой, допускающей сильное сжатие, и обладающей внутренней вязкостью. Задачу будем решать в трехмерном пространстве XYZ, в котором задаются векторное поле скоростей воздуха v ( x, y, z ), и скалярные поля плотности воздуха (x, y,

z) и концентрации загрязняющего вещества c(x, y, z). В этом случае уравнения НавьеСтокса можно записать следующим образом [4]:

–  –  –

Рисунок 1. Индексация узлов, окружающих базовый узел (i, j, k), используемых для численного определения первых и вторых производных при сеточном решении уравнений Навье-Стокса и диффузии

–  –  –

где t – шаг дискретизации по времени; x = y = z = d – шаг дискретизации пространства; Di,j,k – коэффициент диффузии; Qi,j,k – мощность источников загрязнения.

Для численного решения уравнения диффузии объем пространства, в котором производится моделирование, дискретизирован кубической сеткой на 200 х 200 х 200 узлов; при этом общее количество узлов в модели составляет 8·106. Шаг дискретизации составляет от 5 до 50 м (в расчетах ниже принят d2 = 5 м) в зависимости от масштабности процесса и территории, для которой необходимо выполнить прогноз. Каждый узел имеет шесть соседей, от которых возможен прием вещества, либо которым может производиться передача вещества.

В процессе совместного решения уравнений Навье-Стокса и диффузии производится наложение картины диффузии на поле скоростей воздушных масс, с учетом разного размера сеток, и изменение поля концентрации в соответствии с локальным направлением движения воздуха. В модели используются тривиальные граничные условия на всех шести гранях кубического объема, за исключением узла (5, 10, 0), который является источником поступления загрязнения и узла (10, 10, 0), который является источником вертикальной скорости воздуха (5 м/с).

Разработанный метод моделирования позволяет как прогнозировать распространение загрязнений в случае привязке к реальной карте с указанием термических потоков, так и изучать влияние параметров пожара и источников возмущения атмосферы на характер распространения загрязненной области.

Таким образом, в рамках настоящей статьи на основе уравнений диффузии и Навье-Стокса разработана математическая модель распространения загрязняющих веществ в результате пожара с учетом сложного самосогласованного движения воздушных масс. Модель позволит прогнозировать распространение загрязняющих веществ в пространстве с течением времени, а также изучить влияние параметров источника загрязнения и атмосферных возмущений на характер распространения загрязнения.

Литература

1. Советов, Б.Я. Моделирование систем : учебное пособие / Б.Я. Советов, С.А.

Яковлев // М. : Высш. шк., 1998. – 319 с.

2. Скорер, Р. Аэрогидродинамика окружающей среды. – М.: Мир, 1980. – 550 с.

3. Пэгин, Д. Поднять небо // Новая Каховка, 1997. – 344 с.

4. Темам, Р. Уравнения Навье-Стокса. Теория и численный анализ. – М.: Мир, 1981. – 400 с.

5. Гулд Х., Тобочник Я. Компьютерное моделирование в физике. Ч. 2. – М.:

Мир, 1990. – 400 с.

ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ВОЗДУШНОГО ПЕРЕНОСА

ТЕХНОГЕННЫХ РАДИОНУКЛИДОВ НА ТЕРРИТОРИЮ СВЕРДЛОВСКОЙ

ОБЛАСТИ С ОБЪЕКТОВ ЯДЕРНОГО ТОПЛИВНОГО ЦИКЛА,

РАСПОЛОЖЕННЫХ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

А.В. Коржавин, В.Н. Трапезникова, А.В. Трапезников, А.П. Платаев, А.И. Сучкова Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Российская Федерация, bfs_zar@mail.ru Введение. Радиоэкологическая обстановка в Свердловской области, как и в целом в Уральском регионе, в значительной степени связана с деятельностью Производственного объединения «Маяк». Обусловлено это тем, что за период функционирования ПО «Маяк» произошло несколько крупных техногенных катастроф, сопровождающихся поступлением радиоактивных веществ в окружающую среду и загрязнением обширных территорий. Наиболее значимой для Свердловской области является авария 1957 года, когда в результате взрыва емкости для хранения нитроацетатных солей в окружающую среду было выброшено около 740 ПБк (20 млн. Ки) радиоактивных веществ, из которых 74 ПБк (2 млн. Ки) были рассеяны ветром в северо-восточном направлении, обусловив радиоактивное загрязнение северной части Челябинской, южной части Свердловской и небольшой территории Тюменской областей общей площадью около 20 тыс. км2. Впоследствии загрязненная территория была названа ВосточноУральским радиоактивным следом (ВУРС). Радиоактивному загрязнению тогда подверглись 267 населенных пунктов [1].

Существенный дополнительный вклад в радиоактивное загрязнение южной части Свердловской области внесли газоаэрозольные выбросы радионуклидов в атмосферу [2]. До начала 60-х годов радиоактивные вещества поступали с газоаэрозольными выбросами в атмосферу почти без очистки, радиационное воздействие на население в результате выбросов радионуклидов в атмосферу прослеживалось на расстоянии до 60км от ПО «Маяк» [3]. В настоящее время выбросы радионуклидов в атмосферу из труб предприятия в штатном режиме существенно снизилась в сотни и тысячи раз благодаря повышению эффективности систем газоочистки, но при этом нельзя полностью исключить вероятность возникновения новых внештатных ситуаций. Кроме того, на территории Челябинской области остались загрязненные участки в результате деятельности предприятия в предыдущие годы, поэтому возможен ветровой перенос с этих участков.

Для изучения уровней радиоактивного загрязнения территории Свердловской области в результате воздушного переноса с ПО «Маяк» была разработана методика круглогодичного мониторинга, которая была утверждена Министром природных ресурсов Свердловской области как «Концептуальная модель радиоэкологического мониторинга на пути трансграничного воздушного переноса радионуклидов на территорию Свердловской области с объектов ядерного топливного цикла, расположенных в Челябинской области».

Материалы и методы. Согласно данной модели проводилось определение содержания долгоживущих техногенных радионуклидов: стронция-90, цезия-137 и плутония-239, 240 в зимний период – в снежном покрове, в летний период – в верхних слоях почвы, включая травостой, и воде открытых водоемов на реперных участках, расположенных вдоль границы Свердловской и Челябинской областей. Для определения фоновых значений содержания радионуклидов в исследуемых объектах предложена контрольная точка, которая вынесена за зону влияния ПО «Маяк».

Определение содержания 137Cs проводили на низкофоновом полупроводниковом гамма-спектрометре фирмы «Ortec» (США) с коаксиальной детекторной системой на базе высокоочищенного германия (HPGe) с эффективностью 40% при ошибке измерения не более 10% и нижнем пределе обнаружения 1 Бк/кг.

Рисунок 1. Расположение реперных участков на территории Свердловской области Определение 90Sr в образцах с низкой активностью проводили радиохимическим методом.

Измерение -активности проводили на низкофоновой установке УМФ-2000 с нижним пределом обнаружения 0,4 Бк/кг и статистической ошибкой измерения не более 10%.

Для определения содержания изотопов плутония в пробах воды использовали модификацию методики, разработанную сотрудниками RIS National Laboratory (Дания) [4]. Измерение -активности проводили на многоканальном альфа-спектрометре «Ortec» (США) с поверхностно-барьерными детекторами, с программным обеспечением «Alpha Vision-32». Ошибка счета не превышала 10%, а нижний предел определения составлял 0,01 Бк/кг.

Результаты исследований и их обсуждение. Плотность загрязнения снежного покрова 137Cs на реперных участках и в контрольной точке, характеризующей уровень глобальных выпадений, не имели существенных отличий. На реперных участках плотность загрязнения за весь период наблюдения в среднем составила 0,11±0,06 Бк/м2, а в контрольной точке 0,08±0,03 Бк/м2. При этом в разные годы на реперных участках и в контрольной точке были отмечены колебания в виде всплесков и понижений, которые, по-видимому, связаны с рядом атмосферных явлений и неравномерным выпадением радиоактивных аэрозолей на обследованных территориях. Содержание 90Sr в снежном покрове реперных участков в среднем было равно 2,61±1,10 Бк/м2, что также несколько выше, чем в контрольной точке. Более высокое содержание 90Sr отмечено на реперном участке, расположенном в д. Комарова, на остальных плотность загрязнения снежного покрова приближалась к показателям контрольной точки.

Таким образом, загрязнение снежного покрова 137Cs и 90Sr на реперных участках и контрольной точке в основном было обусловлено глобальными выпадениями. Незначительные колебания в содержании радионуклидов в отдельные годы может быть обусловлено неравномерным выпадением атмосферных осадков и содержанием в них радиоактивных аэрозолей.

Плотность загрязнения снежного покрова 239,240Pu на реперных участках была подвержена более существенным ежегодным колебаниям, по сравнению с контрольной точкой (рисунок 2).

Рисунок 2. Плотность загрязнения снежного покрова плутонием-239, 240

Так, на реперном участке, расположенном в с. Сосновское, в 2008 году было отмечено увеличение содержания 239,240Pu в 8,8 раз по сравнению с предыдущим годом, а по отношению к 2006 году – в 38 раз. В с. Рыбниковское в том же году содержание 239,240Pu в снежном покрове возросло в 68 раз и было в 27 раз выше, чем в контрольной точке, и далее в последующие три года оставалось на более высоком уровне. Подобные увеличения содержания 239,240Pu в снежном покрове были отмечены в 2010 г. в н.п. Комарова и Щелкун.

При этом содержание 239,240Pu в снежном покрове контрольной точки оставалось более стабильным, и не было подвержено столь резким ежегодным изменениям.

В количественном отношении содержание 239,240Pu в снежном покрове контрольной точки за период наблюдения в среднем составило 0,0014±0,0001 Бк/м2, на реперных участках колебалось в довольно широких пределах от сотых до тысячных долей Бк на квадратный метр. Более высокое содержание 239,240Pu было отмечено на реперных участках Рыбниковское, Комарова и Сосновское.

Заключение. Таким образом, газоаэрозольные атмосферные выпадения вышеуказанных техногенных радионуклидов в настоящее время не оказывают существенного влияния на приграничные территории, расположенные в южной части Свердловской области. В ряде населенных пунктов плотность загрязнения снежного покрова 239,240Pu, несколько отличалась от уровня глобальных выпадений. Но в количественном отношении содержание 239,240Pu в снежном покрове было минимально и соответствовало сотым и тысячным долям Бк в расчете на квадратный метр, что не могло оказывать существенного влияния на радиационную обстановку обследованных территорий.

Работа выполнена при финансовой поддержке Комплексной программы фундаментальных исследований Президиума УрО РАН, проект № 15-2-4-12 и гранта РФФИЯмал № 16-45-890653.

Литература

1. Уткин, В.И. Особенности радиационной обстановки на Урале / В.И. Уткин, М.Я. Чеботина, А.В. Евстигнеев, М.Н. Любашевский // Екатеринбург, УрО РАН. – 2004. – С. 90–107.

2. Трапезников, А.В. Радиоэкологическая ситуация в Уральском регионе / А.В.

Трапезников, В.Н. Трапезникова, И.М. Донник, И.А. Шкуратова // Учебнометодические рекомендации. – Екатеринбург: Уральское изд-во, 2006. – 45 с.

3. Последствия техногенного радиационного воздействия и проблемы реабилитации Уральского региона / Под общей редакцией С.К. Шойгу. – М.: Издательство «Комтехпринт», 2002. – 287 с.

4. Determination of Plutonium in environmental samples by controlled valence in anion exchange / Q. Chen, A. Aarkrog, S.P. Nielsen [et al.] // J. Radioanalyt. and Nuclear Chem.

– 1993. – Vol. 172, no 2. – P. 281288.

УГРОЗА КОМБИНИРОВАННЫХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ

ПРИ АВАРИЯХ НА АЭС

–  –  –

Руководство Армении и специалисты МЧС Армении по-особенному воспринимают 30-летие чернобыльской катастрофы. Одной из причин этого является то, что на территории страны, вблизи города Мецамор, находится Армянская АЭС (ААЭС), построенная еще в СССР.

При проектировании ААЭС была учтена высокая сейсмичность района размещения станции. Особенности проекта учитывали возможность 9,5-балльного землетрясения, представляя собой улучшенный и модернизированный вариант энергоблока № 3 Нововоронежской АЭС.

Серьезных происшествий избежать не удалось.

Практическая эксплуатация ААЭС показала, что угроза может исходить не только от радиационной опасности предприятия:

– 15 октября 1982 года произошел пожар, в результате которого поврежден машинный зал; почти 7 часов 110 пожарных проводили тушение;

– 7 декабря 1988 года произошло Спитакское землетрясение силой в 11 баллов, но ААЭС полностью сохранила свою работоспособность.

Спитакское землетрясение выявило проблемы в работе сотрудников станции, так как сразу после землетрясения практически весь местный персонал покинул ААЭС, вследствие чего возникла угроза перегрева реактора. Для решения возникшей угрозы был привлечен персонал с других АЭС СССР, главным образом с Кольской АЭС.

Дальнейшая ситуация на самой ААЭС характеризовалась сильнейшей нехваткой специалистов, длительным (6,5 лет) закрытием станции. За это время блок № 1 был приведен в негодность (парогенераторы восстановить невозможно), оборудование блоков ААЭС разукомплектовано и продано.

Положительно можно охарактеризовать результаты первого в мире опробирования нового оборудования: 1) гидроамортизаторов, рассчитанных на большие усилия; 2) установки глубокого упаривания слабоактивных жидких отходов, что позволяет значительно уменьшить объемы сохраняемых радиоактивных отходов.

Проведение моделирования на ААЭС чрезвычайной ситуации (ЧС), вызванной причинами аналогичными выведшим из строя японскую АЭС «Фукусима-1», показало, что при работе АЭС в Армении подобные риски практически исключены. ААЭС находится под постоянным контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

По решению руководства Армении в стране разрабатываются и реализуются следующие программы по работе с населением:

– ликвидация неграмотности населения в области производства электроэнергии и сущности работы АЭС;

– агитация молодых специалистов к проведению научных исследований в области атомной промышленности.

Положительный результат дает привлечение работников ААЭС к проведению тематических уроков в школах, интеллектуальных соревнований и разъяснительной работы с населением.

В современных условиях специалисты МЧС Армении, совместно со специалистами МЧС России, проводят научный анализ наличия угроз для АЭС, вызванных не только названными причинами радиоактивных угроз, землетрясений и пожаров, но и ЧС, возникших на других опасных объектах, находящихся в нескольких десятках километров от ААЭС.

Одним из таких опасных объектов вблизи от ААЭС является крупнейший в регионе химический завод «Наирит», выпускающий синтетический хлоропреновый каучук. На заводе были случаи возникновения аварийных ситуаций. Не так давно, 14 мая 2009 года на заводе «Наирит» произошел взрыв в цехе по производству хлоропрена.

Причины взрыва, вызвавшего пожар, в результате которого погибли и пострадали более десяти человек, до сих не установлены.

Проводился научный анализ последствий временного закрытия завода «Наирит»

в 1989–1993 годах, включая сохранение масштабной угрозы от большого количества хранящихся на нем химических веществ.

На повышение сложности решения организационных вопросов обеспечения безопасности предприятия влияет тот факт, что в настоящее время завод «Наирит» реконструируется и находится в коллективной собственности правительства Армении, в лице министерства энергетики и природных ресурсов, британского консорциума Rhinoville Property Limited, польской фирмы Samex, американской фирмы Intertex, российского «Еврогаза». Продукция завода (хлоропреновый каучук и каустическая сода) реализуется в Армении, странах Евросоюза, России, США, Иране, Грузии и еще в 20-ти странах.

Ключевая роль ААЭС и завода «Наирит» в экономике Армении не позволяет вновь поднимать вопрос об их закрытии. При реконструкции вносятся значительные изменения в технологический процесс.

Кроме завода «Наирит» в Армении имеются опасные предприятия:

– в Ванадзоре Лорийской области – химический завод имени Мясникяна (производит уксусную кислоту и ее производные, кальций, азотные удобрения, азотную кислоту, цианплав, меламин, карбамид т.д.);

– в Алаверди Лорийской области – завод по производству серной кислоты и купороса;

– «Polyvinilacetat» – фабрика по производству поливинилацетата, поливинилового спирта и т.д.

Вышеизложенное показывает, что объектовая ЧС на каждом предприятии может стать причиной объектовой ЧС на соседнем предприятии, а в совокупности – общегосударственной ЧС, переходящей в трансграничную. К радиационной опасности аварий на АЭС придется добавить поражающие свойства аварийно-химических опасных веществ, что повлечет за собой угрозу пролива или выбросов опасных химических веществ, химическое поражение людей, химическое заражение продовольствия, пищевого сырья и кормов, сельскохозяйственных животных и растений, окружающей природной среды. Многие вещества, использующиеся в химической промышленности, пожароопасны, а некоторые взрывоопасны.

Глобальный характер может иметь соединение радиоактивных облаков с облаками от выбросов опасных химических веществ. Динамика процессов взаимодействия радиоактивных и химических опасных веществ внутри такого радиационнохимического облака еще подлежит научным исследованиям.

Полученные на сегодняшний день научные результаты не позволяют утверждать о найденных путях решения и устранения имеющихся проблем. В современных условиях продолжаются и должны продолжаться научные исследования по обоснованию организационных, технических, нормативно-правовых, нормативно-технических, экономических, социальных и иных путей решения защиты от опасности комбинированных ЧС, происходящих на нескольких объектах одновременно. Очевидна связь защиты от указанных ЧС с мероприятиями гражданской обороны, так как современные события показывают, что при военных конфликтах требования положений Женевских конвенций 1949 года не выполняются или же выполняются избирательно.

В Республике Беларусь ведется работа по созданию собственной АЭС, при этом должен быть принят к сведению практический и научный опыт исследования комбинированных проблем защиты АЭС, с учетом индивидуальных особенностей. Кроме того, в Закон Республики Беларусь «О гражданской обороне» предлагается включить указанную в Дополнительном протоколе к Женевским конвенциям задачу «борьбы с пожарами».

Литература

1. Басов, В.И. Региональная эффективность проектов АЭС / В.И. Басов, М.С.

Доронин, П.Л. Ипатов [и др.]; под общ. ред. П.Л. Ипатова // М.: Энергоатомиздат, 2005. – 228 с.

2. Основы современной энергетики / Под общ. ред. чл.-корр. РАН Е.В. Аметистова. – М.: Издательский дом МЭИ, 2008. – Т. 1. – 472 с.

ВЛИЯНИЕ МЕТЕОУСЛОВИЙ НА ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ

ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ В БЕЛОРУССКОМ СЕКТОРЕ

ЗОНЫ ОТЧУЖДЕНИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

–  –  –

ГПНИУ «Полесский государственный радиационно-экологический заповедник», Хойники, Республика Беларусь, umd66@yandex.ru Введение. Известно, что метеорологические условия оказывают решающее значение на пожарную опасность в лесах скорость их распространения и относятся к прямо действующим факторам. При этом леса белорусского сектора зоны отчуждения Чернобыльской АЭС (далее ЗО) характеризуются высоким классом природной пожарной опасности и являются потенциально пожароопасными, в особенности в засушливые периоды. Сухая жаркая погода создает самые благоприятные условия для возникновения и распространения огня. Стоит подчеркнуть, что снижение интенсивности лесохозяйственных мероприятий в лесном фонде по причине радиоактивного загрязнения привело к накоплению большого количества лесных горючих материалов. Если пожары во всем мире наносят, в основном, материальный ущерб экономике, то выгорание загрязненных радионуклидами площадей в ЗО приводит к специфическому ухудшению экологической обстановки с вытекающими из этого последствиями. Периодичность пожаров или предрасположенность к ним, вообще и в ЗО в частности, определяется типом растительности, филогеническими и фитоценотическими изменениями во времени, деятельностью человека, изменениями погоды [1]. Цель данной работы заключалась в установлении количественных показателей значимых метеофакторов, влияющих на возникновение и распространение лесных пожаров в белорусском секторе зоны отчуждения.

Материалы и методы. Комплекс инструментальных измерений и визуальных оценок метеорологических величин, и их характеристик, выполняемый на территории белорусского сектора ближней зоны ЧАЭС производился в соответствии с техническим кодексом установившейся практики – «Правила проведения приземных метеорологических наблюдений и работ на станциях». Рассмотрены количественные показатели основных погодных факторов влияющих на распространение лесных пожаров. Проанализирована горимость лесов в ЗО за последний десятилетний период в соответствии с первичными материалами их учета.

Результаты исследований и их обсуждение. В практике работ основными учитываемыми погодными факторами, влияющими на распространение пожара, являются:

ветер, влажность и температура воздуха. При изучении лесных пожаров проведен анализ следующих показателей: число пожаров, общая площадь пожаров и средняя площадь пожара на один случай, которая является показателем оперативности его обнаружения и ликвидации. В таблице 1 представлены количественные показатели отдельных метеорологических элементов в течение пожароопасного сезона (с апреля по октябрь),

–  –  –

среднее число дней с высокой относительной влажностью, когда даже в дневные часы относительная влажность не опускается ниже 80%, и низкой, когда хотя бы в один из сроков наблюдений относительная влажность уменьшается до 30% и менее. Так в ЗО относительная влажность воздуха составляет в среднем за год 78% при наибольших среднемесячных величинах (86-89%) в декабре-ноябре, и наименьших (69-70%) – в маеапреле. Среднее количество влажных дней (80%) составило 179. Наибольшее их количество, 217 дней, наблюдалось в 2006 году. А вот сухих дней, когда в дневные часы относительная влажность понижалась до 30% и менее, оказался 2015 год, когда их наблюдалось до 94. Парциальное давление водяного пара, которое зависит от количества водяного пара в единице объема, для данной территории составляет в среднем 9,5 гПа. Годовой ход сходен с ходом температуры воздуха – чем выше температура воздуха, тем большее количество водяного пара может в нем находиться. Тем не менее, в естественных условиях на эту связь в приземном слое атмосферы непосредственно влияют величина испарения и интенсивность турбулентного перемешивания. При слабом обмене в приземном слое содержание водяного пара вблизи земной поверхности повышается, и изменение его во времени зависит от влажности и структуры почвы, уровня грунтовых вод, наличия и характера растительности и т.д. Минимальная величина парциального давления водяного пара (4,7-4,8 гПа) наблюдается в январе- феврале, максимальная (17,2-17,4 гПа) – в июле. Дефицит насыщения водяного пара, т.е. разность между давлением насыщенного водяного пара при данной температуре и фактическим парциальным давлении в среднем за год составляет 3,7 гПа. Недостаток насыщения воздуха водяным паром в зимний период составляет 0,5-0,8 гПа. С марта он увеличивается и достигает максимума 7,8-8,7 гПа в июне-июле. Среднегодовая температура, при которой содержащийся в воздухе пар при неизменном давлении достигает состояния насыщения, т.е. точка росы, для исследуемой территории в среднем составляет 3,4 С.

Заключение. Таким образом, можно сделать следующие выводы, что большое влияние на возможность возникновения и распространения лесных пожаров в белорусском секторе зоны отчуждения Чернобыльской АЭС играют погодные условия данной территории. Установлено, что на территории региона периодически наблюдаются засушливые периоды, способствующие их возникновению и распространению. Определено, что, чем выше плюсовая температура и чем меньшее количество атмосферных осадков выпадает в пожароопасный период (с апреля по октябрь), тем больше вероятность возникновения и распространения огня. Ветер, в зависимости от его скорости, оказывает влияние на перенос горящего материала от основного очага горения на различные расстояния, и тем самым увеличивает горимость лесов. Отмечено, что все погодно-климатические факторы действуют на экосистемы не изолированно, а комплексно, и в зависимости от характера сочетания этих факторов воздействие их будет различным. Зафиксировано незначительное количество атмосферных осадков в течение пожароопасного сезона в 2015 году, сумма которых составила всего 273 мм (коэффициент увлажнения 0,3), в результате чего произошел самый большой за время существования зоны отчуждения лесной пожар на площади 13325 га. Сложившиеся в 2015 году метеоусловия в большей степени способствовали возникновению и распространению лесных пожаров в белорусском секторе зоны отчуждения.

Литература

1. Обризан, С.М. Влияние опасных природных явлений и процессов в зоне отчуждения на радиоактивное загрязнение окружающей среды / С.М. Обризан, Б.А. Годун, С.И. Киреев // Международный научный семинар «Радиоэкология Чернобыльской зоны», Славутич, 2006. – С. 54–56.

МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ ТЕХНОГЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ И

ОРГАНИЗАЦИЯ КОМПЛЕКСНОГО МОНИТОРИНГА ТЕРРИТОРИИ

МОГИЛЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

–  –  –

УО «Могилевский государственный университет продовольствия», Могилев, Республика Беларусь, plissa-maf@rambler.ru Введение. Концентрация предприятий промышленности, энергетики, коммунального хозяйства и автомобильного транспорта в крупных промышленных регионах в сочетании с высокой плотностью населения привели к появлению проблем экологического, санитарно-гигиенического и социального характера. Нарастающие в связи с этим противоречия между загрязнением окружающей среды (ОС) и ее экологической емкостью определяют необходимость разработки системы оценки последствий и поиска путей оптимизации техногенного воздействия на ОС. Комплексная оценка радиохемоэкологической ситуации в крупном хозяйственном регионе является сложной проблемой и должна рассматриваться как единая система «источники воздействия– окружающая среда–человек» (ИВОСЧ). Источники загрязнения в результате производимых выбросов (сбросов) вызывают негативные последствия в природных и аграрных экосистемах, что непосредственно влияет на здоровье человека и условия его жизнедеятельности, причем степень воздействия различных видов загрязнителей в значительной степени зависит от экологических факторов природных и аграрных экосистем. Поэтому сложность решения этой задачи обусловлена многофакторностью и взаимозависимостью протекающих процессов [1, 2]. Цель – принятие управленческих решений по обеспечению безопасности проживания населения в условиях техногенеза (рисунок 1).

Методологические принципы комплексной оценки и прогноза состояния источников опасности, ОС и здоровья населения базируются на сочетании экологического, санитарно-гигиенического и социально-экономического подходов, использование которых имеет равноценное значение.

Оценка состояния Региональный мониторинг (методологические подходы):

- экологический Прогноз состояния:

- санитарно-гигиенический - источников воздействия

- социально-экономический - окружающей среды



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



Похожие работы:

«Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ИЗ ИСТОРИИ МЕДИЦИНСКОЙ мысли Н. В. Тимофеев-Ресовский Избранные трудь1 Генетика. Эволюция. Биосфера Москва ссМедицина)) 1996 ББК 53.6 28.04 Т41 УДК 612.052.014.482+577.2 Портрет Н.В. Тимофеева-Ресовскоrо работы художника Р.И. Габриэляна, 1961...»

«Православие Православная версия происхождения зла "Мельников И.В." Православная версия происхождения зла / "Мельников И.В.", 2012 — (Православие) ISBN 978-5-457-19379-6 В основе всех религий лежит понимание того, что такие совершенные и сложно устроенные создания, как мы с вами, не могут просто существоват...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 574 496 C1 (51) МПК G08G 1/01 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2014127098/11, 03.07.2014 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Давыдов Юрий Львович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патент...»

«ISSN 0131 7741. “Экономика Украины”. — 2014. — 5 (622) УДК 502 – 630*64 А. Н. Б О Б К О, кандидат сельскохозяйственных наук, Почетный доктор, ведущий научный сотрудник Института агроэкологии и природопользования НААН Украины (Киев) ЭКОНОМИКА ЛЕСОВОДСТВА НАЧИНАЕТСЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Алтайский государственный гуманитарно-педагогический университет имени В.М. Шукшина" (АГГПУ им. В.М. Шукшина) Естественно-...»

«2011 БЕЛКИ ПЕПТИДЫ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Научный совет по биоорганической химии Учреждения Российской академии наук: Институт биологии Карельского научного центра РАН Институт биоорганической химии...»

«ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ УДК 349.6 ББК 67.407 С.Н. ОВЧИННИКОВ Таможенно-правовые средства охраны природы: опыт АСЕАН Рассматриваются экологические аспекты таможенного регулирования в странах АСЕАН: защита видов животных и растений, находящихся под угрозой исчезновения, сохранение биологического разнообразия...»

«ISSN 1727-9712 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ГИГИЕНЫ ТРУДА И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ЕБЕК ГИГИЕНАСЫ ЖНЕ МЕДИЦИНАЛЫ ЭКОЛОГИЯ ГИГИЕНА ТРУДА И МЕДИЦИНСКАЯ ЭКОЛОГИЯ № 2 (47), 2015 г. OCCUPATIONAL HYGIENE and MEDICAL ECOLOGY ЕЖЕКВАРТАЛЬ...»

«Программа элективного курса Химия вокруг нас Сидорчук Галина Николаевна, учитель химии Разделы: Преподавание химии Пояснительная записка Курс “Химия вокруг нас” предназначен для предпрофильной подготовки учащихся 9-х классов, имеет практическую направленность и зна...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт биологии Кафедра зоологии и эволюционной экологии животных Сорокина Н.В. Териология Учебно-методический комплекс. Рабочая программа...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АРМЕНИИ NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES OF ARMENIA ДОКЛАДЫ REPORTS №2 Том Volume БИОФИЗИКА УДК 577.391;547.963.3 Ц. М. Авакян, Н. И. Мкртчян, Н. В. Симонян, Г. Э. Хачатрян Биологическое действие электронов с энергией 7.5 МэВ на клетки бактерий E....»

«§¦, IN VITRO.00.14 §¦ – 2011 _ НПЦ §АРМБИОТЕХНОЛОГИЯ¦ НАН РА ГНКО ПАРСАЕИМЕЙР АЛИ ХАССАНОВИЧ ИССЛЕДОВАНИЕ ВИДОВ ЭФЕДРЫ, ИХ ВТОРИЧНЫХ МЕТАБОЛИТОВ В КУЛЬТУРЕ IN VITRO И РАЗРАБОТКА БИОТЕХНОЛОГИИ АВТОРЕФЕ...»

«Экологическое общество "Зеленое спасение" Республика Казахстан, Алматы, 2008 К Третьему совещанию сторон Орхусской конвенции For the Third Meeting of the Parties to the Aarhus Convention The Ecological Society Green Salvation The Republic of Kazakhstan, Almaty, 2008 ББК 20.1 К 11 Электронные версии публикаций...»

«Сведения об участнике конкурса на замещение должности научно-педагогического работника ФИО (полностью) _Григорьева Виктория Васильевна 1. Замещаемая должность, доля ставки _ старший преподаватель (1,0 ставка) 2. Кафедра (подразделение) _ Кафедра экологической безопасности и устойчивог...»

«Постановление Правительства Республики Казахстан от 10 ноября 2000 года N 1692 О Концепции развития и размещения особо охраняемых природных территорий Республики Казахстан до 2030...»

«Принципы экологии 2017. Т. 6. № 1 научный электронный журнал ПРИНЦИПЫ ЭКОЛОГИИ http://ecopri.ru http://petrsu.ru Издатель ФГБОУ ВО "Петрозаводский государственный университет" Российская...»

«ТОМАШЕВИЧ НАТАЛЬЯ СЕРГЕЕВНА ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЙСТВИЯ ГУМИНОВЫХ ПРЕПАРАТОВ НА РОСТОВЫЕ И ФОРМООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ, УРОЖАЙНОСТЬ И КАЧЕСТВО РИСА НА ПОЧВАХ ПРАВОБЕРЕЖЬЯ Р. КУБАНЬ 03.01.05 – физиология и биохимия растений Автореферат диссертации на соис...»

«Раздел [RUS] ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ, СТРОИТЕЛЬСТВО [ENG] ENGINEERING SCIENCES, CONSTRUCTION Страницы 37-44 Тип [RAR] Научная статья Коды [УДК] 628.35 (075):502.3 Заглавие [RUS] ГЛУБОКАЯ ОЧИСТКА СТОЧНЫ...»

«Чайник электрический RK-M134 АНТИ АР Г Я М В ЕС ЯЦЕ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим вас за то, что вы отдали предпочтение бытовой технике компании REDMOND. REDMOND — это...»

«Всероссийская научно-практическая конференция "Экология и безопасность в техносфере: современные проблемы и пути решения" ванные системы по управлению пожарно-спасательными формированиями, прогнозированию опасных ф...»

«376 УДК 665.61.7; 536.246.2 ИССЛЕДОВАНИЕ НАПРЯЖЕННО-ДЕФОРМИРОВАННОГО СОСТОЯНИЯ КОНСТРУКЦИИ МОДУЛЯ ПИРОЛИЗА С УЧЕТОМ НЕЛИНЕЙНОСТИ СВОЙСТВ МАТЕРИАЛА RESEARCH OF STRAIN-STRESS STATE OF A PYROLYSIS MODULE DESIGN CONSIDERING THE NON-LINEAR PROPERTIES OF ITS MATERIAL Байрамгулов А.С., Зубаиров С.Г., Тляшева Р.Р. ФГ...»

«06.06.01 БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Экология (в биологии) Очная форма обучения, 2016 год набора Аннотации рабочих программ дисциплин ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ 1. Место дисциплины (модуля) в структуре основной профессиональной образовательной программы Дисциплина Б1.Б.1 "История и философия науки" пре...»

«95    Глава VIII. ЯНУС-КОСМОЛОГИЯ Самоорганизующиеся системы пока не включаются в физическую картину мира. Функционирование гигантских космических цивилизаций хотя и допускается, но всегда противопоставляется "естественным" про...»

«Енергетика і автоматика, №3, 2014 р. УДК 614.89:537.868 ИЗМЕРЕНИЯ ЭЛЕКТРОФИЗИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ БИОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ Н.П. Кунденко, доктор технических наук А.Н. Кунденко, магистр Харьковский националь...»

«ЭКОТОКСИКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ГОРОДСКИХ ПОЧВ МЕТОДОМ БИОТЕСТИРОВАНИЯ Яковишина Татьяна Федоровна доцент кафедры экологии и охраны окружающей среды, канд. с.-х. наук, доцент, Государственное высшее учебное заведение "Приднепровская государственная академия строительства и архитектуры", Украина, г. Днепропетровск E-mail: t_y...»

«Действие токов и полей на ткани организма. Методы физиотерапии Электрические свойства биологических тканей и стоматологических материалов Электрический ток – упорядоченное движение свободных заряженных частиц Электропроводность – свойство веществ проводить электрический ток Сопротивлени...»

«Федеральная целевая программа Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы· экология Под редакцией докт. техн. наук, проф. Г В. Тягунова, докт. техн. наук, проф. Ю. Г Ярошенко Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Серия "География". Том 27 (66), № 2. 2014 г. С. 3–15. РАЗДЕЛ 1. ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ГЕОЭКОЛОГИЯ УДК 620.91:712.253.58 "З...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.