WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца ...»

-- [ Страница 1 ] --

КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ГЕОЛОГИИ

ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПетрГУ

КАФЕДРА ГЕОЛОГИИ И ГЕОФИЗИКИ

СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ И СПЕЦИАЛИСТОВ

РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ

ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ

И ГЕОЭКОЛОГИИ

Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца

ПЕТРОЗАВОДСК

УДК [551.71/.72+550.3+502.1](063) ББК 26.33+26.26 А 43 Актуальные проблемы геологии докембрия, геофизики и геоэкологии // Материалы XXIII А 43 молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца. Петрозаводск.: КарНЦ РАН, 2012. 196 с.

ISBN 978-5-9274-0538-1 В сборник вошли материалы XXIII молодёжной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца «Актуальные проблемы геологии докембрия, геофизики и геоэкологии» (8–10 октября 2012 г., г. Петрозаводск), представленные молодыми учеными из академических, учебных и производственных организаций Москвы, Санкт-Петербурга, Петрозаводска, Апатит, Воронежа, Сыктывкара, Новосибирска, Ковдора, Архангельска, а также Беларуси и Украины.

Сборник состоит из шести разделов: геология и полезные ископаемые; геохимия и геохронология; геоэкология и мониторинг окружающей среды; геофизические методы и ГИС в геологии; петрология, минералогия и кристаллография; путеводитель научных экскурсий. Большинство статей не только посвящено решению частных региональных проблем, но также имеет общенаучное и прикладное значение. Конференция приурочена к юбилею ИГ КарНЦ РАН.

УДК [551.71/.72+550.3+502.1](063) ББК 26.33+26.26 Конференция проводится при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект 12-05-06820-моб_г Петрозаводского государственного университета, Совета молодых ученых Республики Карелия Члены редколлегии: д. г.-м. н. С.А. Светов, к. г.-м. н. Н.С. Нестерова, Н.Ю. Ларькина

Оргкомитет конференции:

Председатель: В.В. Щипцов – д. г.-м. н., проф. ПетрГУ, зав. кафедрой геологии и геофизики ГГФ ПетрГУ, директор ИГ КарНЦ РАН, Петрозаводск Зам. председателя: С.А. Светов – д. г.-м. н., проф. ПетрГУ, зам. директора ИГ КарНЦ РАН, Петрозаводск Члены оргкомитета: Н.А. Алфимова – к. г.-м. н., ИГГД РАН, Санкт-Петербург В.Н. Аминов – д. т. н., декан ГГФ ПетрГУ, Петрозаводск Ш.К. Балтыбаев – д. г.-м. н., ИГГД РАН, Санкт-Петербург А.Б. Вревский – д. г.-м. н., директор ИГГД РАН, Санкт-Петербург

–  –  –

«КРАТЦ Кауко Оттович (16.06.1914 г. Садбери, провинция Онтарио, Канада – 23.01.1983, г. Ленинград), геолог, организатор наук

и, докт.геол.-минерал.наук (1962). Чл.-корр АН СССР (1968). Родился в семье рабочего.

Окончил горнотехнический колледж. В 1932 г. переехал вместе с родителями в СССР, преподавал на финском языке в Петрозаводском строительном техникуме, работал конструктором на Петрозаводском авторемонтном заводе. В 1939 г. окончил геолого-почвенный факультет Ленинградского госуниверситета и был направлен на Кольский полуостров.





Участник ВОВ. В 1942–1944 гг. занимался разведкой слюдяных месторождений в Восточных Саянах. В 1946 г. переехал в Петрозаводск, стал сотрудником Карело-Финской научно-исследовательской базы АН СССР (ныне Карельский научный центр РАН), поступил в аспирантуру при Ленинградском госуниверситете. В 1950 г. защитил кандидатскую диссертацию. В 1948 г. с группой молодых геологов приступил к систематическому изучению стратиграфии и тектоники раннего докембрия Карелии как типовой области докембрия Европы. Автор монографии «Геология карелид Карелии» (1964), получившей широкое признание.

Кратц осуществлял также методическое руководство работами по изучению четвертичного покрова Карелии. Созданная под его руководством стратиграфическая схема докембрия Карелии явилась основой для разработки стратиграфической шкалы докембрия СССР (1978, 1991). С 1962 по 1966 г. Кратц возглавлял Институт геологии Карельского филиала АН СССР. С 1966 г. директор лаборатории геологии докембрия АН СССР (Ленинград), которую сумел превратить в первый в мире Институт геологии и геохронологии докембрия.

Кратц – чл. международного коллектива исследователей, составивших тектоническую карту Европы, редактор комиссии по докембрию 22-й сессии Межд. геол. конгресса. Руководил творческим коллетивом по составлению 6 специализированных карт докембрия СССР и отдельных регионов, возглавлял Научный совет по геологии докембрия АН СССР. Лауреат высшей академической премии в области наук о Земле им. А.П. Карпинского (1982). Почетный член геологического общества Финляндии, один из организаторов и сопредседатель советско-финляндской рабочей группы (1972–1980). Лично и в соавторстве опубликовал более 250 работ. Лауреат Гос. премии СССР (1985, посмертно). Награжден орденами и медалями. Засл. деятель науки КАССР (1964).

Похоронен в Петрозаводске. С 1984 в городах С.-Петербург, Петрозаводск, Апатиты, ежегодно проводятся молодежные геологические конференции, посвященные памяти чл.-корр. К.О. Кратца».

Карелия. Энциклопедия // Петрозаводск: изд. Дом «Петропресс», Т. 2, К – П, 2009.

Ежегодная молодежная научная конференция, посвященная памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца «Актуальные проблемы геологии докембрия, геофизики и геоэкологии Северо-запада России» в 2012 г.

проходит в г. Петрозаводске. Традицией стало поочередно проводить такую молодежную конференцию в Петрозаводске, Апатитах, Санкт-Петербурге. В этом году это уже двадцать третья по счету. Совершенно неслучайно она проводится в этих городах. Первая причина связывается с тем, что Кауко Кратц после окончания геолого-почвенного факультета Ленинградского государственного университета в возрасте 25 лет, т. е. будучи молодым специалистом, был направлен на работу в Ленинградское геологическое управление. Там он получил задание на проведение геолого-съемочных и поисковых работ в Кейвской структуре Кольского полуострова. Важным результатом стало описание проявления здесь процессов щелочного метасоматоза.

Результаты исследований изложены в рукописных отчетах того периода (1939–1941 гг) – это первые шаги исследователя докембрия, которые были продолжены на территории Карелии после ВОВ. Правда, первый послевоенный год он работал в центральной научно-исследовательской лаборатории геологии Народного комиссариата промышленности строительных материалов в Москве, где подготовил сводный отчет по проблеме абразивных гранатов. В 1946 г. принят на должность лаборанта в сектор геологии (впоследствии отдел) с химической лабораторией и шлифовальной мастерской Карело-Финской научной базы АН СССР. В секторе в то время работали Саранчина Г.М. – к.г.-м.н., ст.н.с. (по совместительству); Слодкевич В.С. – д.г.-м.н., ст.н.с. (по совместительству); Никитин В.Д. – к.г.-м.н., и.о. ст.н.с. (по совместительству); Перекалина Т.В. – к.г.-м.н., мл.н.с. (по совместительству); Кошиц К.М. – мл.н.с. (по совместительству); Волотовская Н.А. – мл.н.с. (временно); Нумерова В.Н. – мл.н.с. (временно); Харитонов Л.Я. – мл.н.с. (временно); Шуркин К.А. – мл.н.с.; Боровиков П.П. – к.г.-м.н., ст.лаборант; Гилярова М.А. – к.г.-м.н., мл.н.с.; Глебова-Кульбах Г.О. – мл.н.с. (временно); Луговская М.Е. – мл.н.с.;

Рийконен О.А. – ст. коллектор (временно); Соколов В.А. – ст. рабочий (временно по почвенно-ботаническому сектору), Робонен В.И. – рабочий (временно) и др. Руководил сектором проф. П.А. Борисов, впоследствии первый директор Института геологии. Так начался плодотворный период геологической деятельности чл.-корр. К.О. Кратца. В 1966 г. он назначается директором ЛАГЕД АН СССР (в 1967 г. лабораторию реорганизовывают в ИГГД АН СССР).

Вторая причина – в каждом из представленных городов есть научная геологическая база, представленная авторитетными научными учреждениями, а именно: Институт геологии и геохронологии докембрия РАН (СанктПетекрбург), Геологический институт Кольского научного центра РАН (Апатиты) и Институт геологии Карельского научного центра РАН (Петрозаводск). Молодые специалисты этих институтов с привлечением молодого геологического поколения из других организаций продолжают нести эстафетную палочку, которая была более двадцати лет тому назад в руках сегодня уже маститых ученых. Радует, что и студенты принимают участие в этих мероприятиях. Здесь происходит обмен научно-практической информацией и выявляется талантливая молодежь.

Благодаря активной деятельности советов молодых ученых при поддержке старшего поколения проходит созидательная работа по расширению формата программы.

В этом отношении данная конференция включает работу по следующим направлениям:

1. Геология Фенноскандинавского щита

2. Геохимия и геохронология

3. Минералогия и кристаллография

4. Петрология магматических и метаморфических комплексов

5. Металлогения и эволюция рудномагматических систем

6. Палеонтология и ранняя история Земли

7. Геодинамика и моделирование геологических процессов

8. Технологическая минералогия и промышленное освоение месторождений

9. Геофизические методы разведки

10. Сейсмология и глубинное строение Земли

11. Петрофизика и палеомагнетизм

12. Геоэкология и мониторинг окружающей среды

13. Геоинформационные системы

14. Инновации в геологии В программу конференции включены доклады ведущих ученых-специалистов по проблемам петрологии и геотектоники, глубинному изучению Земли, геохимии, геохронологии и геоэкологии.

По завершении конференции состоится передача эстафетной палочки Геологическому институту КНЦ РАН (в Апатитах планируется проведение XXIV конференции). Не за горами и юбилейная XXV конференция, в год 100-летия со дня рождения Кауко Оттовича Кратца.

Приветствую участников XXIII молодежной научной конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца «Актуальные проблемы геологии докембрия, геофизики и геоэкологии» и семинара «Развитие инновационных идей в геологии», которые будут проводиться в Институте геологии Карельского научного центра РАН совместно с Петрозаводским государственным университетом.

Добро пожаловать! Всего наилучшего во всем.

–  –  –

Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ»

–  –  –

Геологический институт Кольского научного центра РАН, elena.s.borisenko@gmail.com Объектом исследования являются породы южного и юго-восточного склонов Мончетундровского массива (рис. 1), который является частью крупнейшего на Балтийском щите полихронного комплекса базитовых пород Чуна-Монча-Волчьих тундр (Главный хребет). Структурно-тектоническое положение массива определяется его приуроченностью к области сочленения трех крупных докембрийских геологических структур Кольского региона – Беломорского и Центрально-Кольского архейских доменов и Имандра-Варзугской рифтогенной структуры карелид (Расслоенные интрузии…, 2004).

Рис. 1. Схема геологического строения центральной и юго-восточной частей Мончетундровского массива (составлена Л.И. Нерович по материалам ОАО ЦКЭ, ГИ КНЦ РАН с авторскими изменениями и дополнениями) 1 – Лейкократовые габбронориты и нориты, габбронорит-анортозиты, реже лейкогаббро, габбро-анортозиты. Массивные, крупнозернистые и средне-крупнозернистые; 2 – Оливиновые лейконориты, лейкогаббронориты, норит-анортозиты, (на СЗ фланге с прослоями плагиоперидотитов). Массивные, крупнозернистые и средне-крупнозернистые; 3 – Габбронориты (на З фланге с прослоями оливиновых габброноритов, троктолитов, анортозитов). Трахитоидные, среднезернистые, крупно-среднезернистые; 4 – Мезократовые и мезо-лейкократовые, редко меланократовые амфибол-плагиоклазовые породы (иногда с реликтами клинопироксена). Массивные, неравномернозернистые; 5 – Плагиомикроклиновые гранито-гнейсы; 6 – Дайки; 7 – Зоны рассланцевания и бластомилонитизации; 8 – Разрывные нарушения; 9 – Первичные расслоенность (а) и трахитоидность (б); 10 – Метаморфические сланцеватость и полосчатость: наклонная (а) и вертикальная (б); 11 – Границы распространения пород: достоверные (а) и предполагаемые (б); Звездочками показаны места отбора геохронологических проб; М-1, 765 – номера скважин.

В настоящее время в строении Мончетундровского массива выделяют две-три зоны. В монографии (Расслоенные интрузии…, 2004) приводится двухзонное строение: 1) верхняя габброноритовая зона сложена мезократовыми габброноритами и в меньшей степени лейкократовыми разновидностями; 2) нижняя норит-ортопироксенитовая зона представляет собой чередование пород различного состава: преобладают меланократовый норит и габбронорит, в подчиненном количестве присутствуют плагиоклазовые ортопироксениты и мезократовые габброиды. Редко отмечаются плагиогарцбургиты. В работе (Нерович и др., 2009) в строении Мончетундровского массива выделяется 3 зоны: 1) верхняя зона сложена габбронорит-анортозитами и лейкогабброноритами, реже наблюдаются габбро-анортозиты и лейкогаббро. Присутствуют прослои оливиновых лейконоритов и норит-анортозитов, реже оливиновых габброноритов и норитов; 2) в составе средней зоны преобладают трахитоидные среднезернистые габббронориты, по мимо которых встречаются оливиновые габбронориты, нориты, троктолиты и анортозиты; 3) типичными породами нижней зоны являются нориты, широко представлены пироксениты и оливиниты. В меньшем объеме присутствуют гарцбургиты и габбронориты.

–  –  –

Изотопно-геохронологические данные, полученные в последние годы, показывают, что формирование магматических пород этого массива было полихронным. Наиболее ранние его породы были образованы древнее 2,5 млрд лет, а последующее формирование остальных пород происходило в более поздний временной интервал – от 2470 до 2450 млн лет.

Породы ранней фазы, датированные U-Pb методом по цирконам в 2521–2516 млн лет, представлены метаморфизованными базитами широкого спектра составов: от анортозитов до габброноритов, которые в литературе называются рассланцованными неравномернозернистыми гранат-амфибол-плагиоклазовыми породами (Нерович и др., 2009).

В обнажениях породы имеют контрастный пятнистый облик. На фоне светло-серого до белого плагиоклаза выделяются «пятна» темноцветных минералов. В обнажениях могут наблюдаться постепенные переходы без четких границ от лейкократовых по составу пород к более меланократовым разностям. Характерной особенностью их является рассланцованная текстура, азимут простирания рассланцевания составляет 310–320.

Породы характеризуется несохранившейся магматической структурой. Плагиоклазу не характерны хорошие таблитчатых формы, границы между зернами нечеткие из-за сильных вторичных изменений минерала.

Вдоль границ зерен и по трещинам плагиоклаз гранулирован, что проявляется в образовании мелких округлых зерен. Плагиоклаз сильно насыщен включениями минералов группы эпидота, амфибола, биотита, характерно относительно высокое содержание граната. Двойникование зерен плагиоклаза в породе проявлено плохо, погасание неравномерное, блоковое, но отмечаются незначительные деформации, выражающиеся в изгибании тонких полисинтетических двойников. Амфибол в породе образует «пятна», размер которых достигает нескольких сантиметров. В шлифах он представлен агрегатом призматических зерен. В промежутках между зернами плагиоклаза редко встречается гранулированный кварц.

Породы дайково-жильного комплекса Мончетундровской интрузии представлены габбро-пегматитами, долеритами и габбро-долеритами, аплитами, субмономинеральными мраморовидными анортозитами.

Гранат-амфибол-плагиоклазовые породы, которые широко распространены в южной части массива, секутся дайками метадолеритов. Простирание даек северо-западное и варьируется от 325 до 350. Контакты с вмещающими породами четкие субвертикальные. В дайках также отмечаются зоны рассланцевания, совпадающие с азимутом простирания во вмещающих амфибол-плагиоклазовых породах и составляющие 320.

U-Pb возраст одной из даек ферродолеритов, прорывающей рассланцованные метабазиты, составляет 2505±26 млн лет (Нерович и др., 2011). Из этого можно сделать вывод о том, что амфибол-плагиоклазовые породы к рубежу 2,5 млрд лет были уже сформированы и метаморфизованы. И только позднее произошло внедрение следующих фаз, которые слагают основную часть массива.

Более поздние породы – габбронориты, габбро-анортозиты, анортозиты и их метаморфизованные разности с гранатом и амфиболом – датированы в основном временем около 2470 млн лет, но известны породы с магматическими структурами и с возрастом кристаллизации около 2450 млн лет (Митрофанов и др., 1993).

Метаморфизм этих пород определяется датировками 2406–2328 млн лет (Митрофанов и др., 1993).

Преимущественно неметаморфизованные породы с наиболее сохранившимися магматическими структурами – лейкогаббронориты и габбро-анортозиты – характеризуются наличием первично-магматических минералов и структур. Породы представляют собой массивные средне-крупнозернистые породы темно-серого цвета. С высоким содержанием плагиоклаза (до 90 %) и соответственно меньшим количеством темноцветных минералов (до 20 %) – ромбического и моноклинного пироксенов, которые в незначительной степени замещаются светло-зеленым амфиболом. В породе также встречаются зерна граната, которые в виде отдельных изометричных зерен включены в зерна плагиоклаза, встречаются в амфиболовых каймах или обрастают вкрапленники рудного минерала. В интерстициях таблитчатых зерен плагиоклаза отмечается кварц, содержание которого в породе не превышает первых процентов. Наиболее характерные структуры породы – габбро-офитовая и пойкилитовая.

Амфиболизированные лейкогаббро и габбро-анортозит характеризуются светло-серой окраской, массивной текстурой и средне-крупнозернистым строением.

Характерными структурами являются реликтовая габбро-офитовая с элементами пойкилитовой. Порода на 70–90 % сложена плагиоклазом, который имеет светло-серый цвет с лиловатым оттенком. Зерна плагиоклаза преимущественно имеют таблитчатую и удлиненно-таблитчатую форму, но с волнистыми краями. Плагиоклаз местами соссюритизирован: наблюдаются рассеянные призматические зерна минералов группы эпидота, а также их скопления и цепочки. В промежутках между зернами встречаются небольшие гнезда гранулированного кварца или микрогранофира, сложенного агрегатом кварца и плагиоклаза (до 5 %). Первичные темноцветные минералы (пироксены) полностью замещены светло-зеленым амфиболом, в которых отмечаются включения кварца (а в некоторых шлифах кварца и карбоната). Но в породе отмечаются и реликты первичных минералов – пироксенов. Вокруг псевдоморфоз иногда отмечается кайма, сложенная амфиболом зеленого цвета с голубым оттенком, а со стороны плагиоклаза развивается эпидотовая кайма. Также в породе отмечаются биотит, который образует срастания с амфиболом, и гранат, встречающийся в плагиоклазе и в амфиболовых каймах.

–  –  –

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Митрофанов Ф.П., Балаганский В.В., Балашов Ю.А., Ганнибал Л.Ф., Докучаева В.С., Нерович Л.И., Радченко М.К., Рюнгенен Г.И. U-Pb возраст габбро-анортозитов Кольского полуострова // ДАН. 1993. Т. 331. № 1. С. 95–98.

2. Нерович Л.И., Баянова Т.Б., Серов П.А. Геохимические и изотопно-геохимические характеристики долеритовых даек Мончетундровского массива, Кольский полуостров // Материалы III Российской конференции по проблемам геологии и геодинамики докембрия «Проблемы плейт- и плюм-тектоники докембрия» (25–27 октября 2011).

Санкт-Петербург, 2011. С. 127–129.

3. Нерович Л.И., Баянова Т.Б., Савченко Е.Э., Серов П.А., Екимова Н.А. Новые данные по геологии, петрографии, изотопной геохимии и ЭПГ минерализации Мончетундровского массива // Вестник МГТУ. 2009. Т. 12. № 3. С. 461–477.

4. Расслоенные интрузии Мончегорского рудного района: петрология, оруденение, изотопия, глубинное строение / Ред. Митрофанов Ф.П., В.Ф. Смолькин. Ч. 1. Апатиты: изд. КНЦ РАН, 2004. 177 с.

–  –  –

Институт геологии Карельского научного центра РАН, deines@krc.karelia.ru Шунгитоносные породы Онежского синклинория развиты в пределах людиковийского и калевийского надгоризонтов нижнего протерозоя Карелии. Основная масса углерода при этом заключена в верхней подсвите Заонежской свиты людиковия. Главным типом залежей шунгитоносных пород являются купольные диапировые постройки, находящие на разных стадиях развития (Филиппов и др., 2000). Купольные постройки имеют ряд характерных признаков, таких как структурные, стратиграфические, литологические, геофизические, геоморфологические и др. В данной работе рассмотрены геоморфологические признаки. Как известно, купольные диапировые постройки (структуры четвертого порядка) формировались в пределах антиклинальных структур третьего порядка Толвуйской синклинали Онежского синклинория. Купольные структуры в основном имеют эллипсоидальную в плане форму, большая ось которого вытянута в северо-западном направлении, так же как и ось структур третьего порядка. Согласно работе Дэвисона (Davison et al., 1993), над диапировыми структурами формируется сеть разломов, направленных от центра купола. Данные структурные особенности залежей шунгитоносных пород благодаря малой мощности четвертичных отложений уверенно просматриваются в современном рельефе на участке «Тетюгино» Толвуйской синклинали.

Структура третьего порядка (Максовский вал) выражена в рельефе как протяженная гряда высотой до 30 м и шириной около 1 км, разделяющая две речные долины. Структура четвертого порядка проявляется в виде областей пониженных отметок, опоясывающих с юга и северо-запада локальную область с относительно высокими отметками рельефа. Такие понижения рельефа можно отождествить с краевой синклиналью.

На северо-востоке участка структура третьего порядка трассируется относительно длинными уступами, а структура четвертого порядка – более короткими, меняющими на коротком интервале азимут простирания. Расчистка некоторых уступов в северо-восточной части участка показала, что уступы сложены разными по составу породами. Один из уступов сложен трещиноватыми максовитами – шунгитоносными породами, содержащими от 15 до 45 % органического вещества (Филиппов, 2002), а соседние уступы – лидитами и черными доломитами. Таким образом, уступы рельефа – это результат избирательной денудации ранее деформированной толщи вдоль плоскостей сместителей, в пределах которых присутствуют резко различные по устойчивости к размыву лидиты и доломиты. Следовательно, уступы фиксируют отдельные блоки, смещенные по вертикали относительно друг друга.

При расчистке уступов рельефа также вскрыты два типа брекчий. Первый тип с округлыми обломками доломита («конгломерат» по В.И. Горлову (Горлов, 1967), представленный рыхлой массой с сохранившимися от выветривания останцами доломита) можно отнести к типичной тектонической брекчии. Брекчии второго типа – лидиты, доломиты, известняки, состоят из остроугольных обломков, смещенных от своего первоначального положения на некоторое расстояние и частично развернутых вокруг своей оси, что указывает на движение цементирующего флюида. Первая фаза цементации представлена остроугольными обломками шунгита, вторая – антраксолитом, цементирующим их. Такие брекчии были встречены также в двух скважинах на глубине 11,6–22,1 м и 19–20 м. Цемент брекчий первого и второго типа – шунгит и антраксолит может, вероятно, указывать на генетическую связь с процессом формирования диапирового тела, в котором дифференциация первичного органоглинистого и органо-кремнистого вещества в апикальной части купола достигла своего предельного значения, и на активную генерацию углеводородов, приуроченную к завершающей стадии развития диапировой структуры.

Предположение о связи брекчирования перекрывающих купол пород с развитием диапировой структуры подтверждается и тем, что интенсивность этого процесса затухает по мере удаления от предполагаемого центра купола. Вероятно, брекчии второго типа развивались лишь вблизи локальных разломов, образующихся в покрыш

–  –  –

ке при механическом воздействии купола или под влиянием повышенного давления. О существовании повышенного давления в диапировом теле свидетельствуют также признаки выжимания органо-глинистого вещества из апикальной части купола в вышележащие шунгитоносные горизонты (псевдобрекчии максовитов). Очевидно, что уступы представляют собой стенки долго живущих трещин растяжения, которые на завершающей стадии развития были заполнены экструзивным материалом.

Обращают на себя внимание резко отличающиеся элементы залегания доломитов (простирание СЗ 330°, падение СВ 58°), характерные для северо-восточного крыла антиклинальной складки, и лидитов (простирание СВ 65°, падение ЮВ 70°). Это может быть связано с тем, что соседние блоки были смещены относительно друг друга и в ряде случаев, вероятно, развернуты по своей оси. Таким образом, на участке есть область, отождествляемая с локальным горстом, очевидны признаки развития разломов, опоясывающих его, а также разломы внутри этой области, расходящиеся в виде лучей от предполагаемого центра.

Итак, по геоморфологическим признакам, проверенным путем расчистки уступов, наиболее правдоподобной может быть модель блокового строения участка. Естественное обнажение лидитов отождествляется с одним из блоков, а многочисленные уступы рельефа – со сложной локальной горсто-грабеновой тектоникой.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Горлов В.И. Геологическая характеристика района работ. Тетюгинский участок. // Отчет по т. № 30. «Разработка технологии и геологическое изучение шунгитовых пород как комплексного сырья». Петрозаводск. 1967. Фонды КарНЦ РАН. С. 59-65.

2. Филиппов М.М. Шунгитоносные породы Онежской структуры. Петрозаводск, 2002. 280 с.

3. Филиппов М.М., Клабуков Б.Н., Ромашкин А.Е. и др. Закономерности формирования, развития и размещения шунгитоносных структур Онежской мульды: Отчет по т. 152. Петрозаводск, 2000. 197 с. Фонды КарНЦ РАН.

4. Davison I., Insley M., Harper M. Weston P., Blundell D., McClay K., Quallington A. Physical modeling of overburden deformation around salt diapers // Tectonophysics. 1993. V. 228. P. 255–274.

–  –  –

ОАО «Ковдорский горно-обогатительный комбинат» был введен в строй в 1961 г. на базе разведанного на железные руды Ковдорского месторождения, расположенного в пределах одноимённого массива карбонатитов центрального типа на юго-западе Мурманской области (Афанасьев и др., 1972; Терновой, 1977). В настоящее время предприятие разрабатывает карьером рудника «Железный» бадделеит-апатит-магнетитовые (БАМР) и маложелезистые апатитовые руды (МЖАР), а также планирует освоение резервных месторождений франколитовых (апатит-штаффелитовых) руд и карбонатитов. За прошедшие с начала эксплуатации десятилетия карьер достиг глубины более 300 м по замкнутому контуру (или около 500 м от максимальных превышений первоначального рельефа) (Туголуков и др., 2007).

Опыт проектирования и эксплуатации карьеров показывает, что расчёт ожидаемой устойчивости откосов базируется, как правило, на недостаточно полном исходном фактическом материале. Для проектирования глубоких карьеров требуется детальная и достоверная информация, поэтому геомеханические исследования должны опережать проектные работы с тем, чтобы проект содержал реальные рекомендации по параметрам уступов и технологии их формирования с учетом прочностных и структурных особенностей участков карьера.

Необходимость обеспечения безопасной эксплуатации глубоких карьеров в целом по стране обусловила появление соответствующей нормативно-технической и методической документации: в 1971 г. – «Инструкция по наблюдениям за деформациями бортов» и в 1987 г. – «Методические указания…». Одним из основных стало положение о том, что в процессе строительства и эксплуатации карьера заданные проектом горнотехнические параметры нуждаются в регулярной корректировке и мониторинге развития опасных процессов.

Применительно к карьеру рудника «Железный» эти работы и исследования до начала 1990 гг. выполнялись персоналом горной лаборатории рудника. Для решения комплекса задач в направлении управления долговременной устойчивостью откосов бортов при строительстве глубокого карьера ОАО «Ковдорский ГОК» в мае 1994 года вышел приказ «О создании в составе рудника «Железный» геотехнической группы». Помимо требований, регламентируемых действующей инструкции 1971 г., в обязанности группы были включены изучение и наблюдения за природной прочностью массива с целью обоснования сокращения объёмов вскрыши.

–  –  –

Увеличение потока информации о состоянии горного массива, а так же проявление разнообразных по масштабу и характеру деформаций бортов и уступов послужило основанием организации в июле 2002 года группы мониторинга устойчивости уступов, бортов карьера и отвалов рудника «Железный». В январе 2008 года приказом «Об изменении организационной структуры и функций Геологического управления, Отдела главного маркшейдера и рудника «Железный», группа мониторинга устойчивости уступов, бортов карьера и отвалов в качестве службы мониторинга устойчивости уступов (СМУУ) была включена в состав самостоятельного подразделения – геологического управления ОАО «Ковдорский ГОК».

Основной целью деятельности СМУУ ГУ является мониторинг состояния бортов и откосов карьера рудника Железный ОАО «Ковдорский ГОК» как основа для их безопасной эксплуатации, а также обеспечения специалистов и управляющего персонала предприятия актуальной инженерно-геологической информацией для принятия оперативных и стратегических решений при производстве горных работ.

Состав службы включает в себя две группы: геологическая и маркшейдерская, возглавляемые начальником службы.

В задачи СМУУ ГУ входят (рис. 1):

– обеспечение горного персонала предприятия инженерно-геологической информацией, которая позволяет производить безопасную отработку максимальных объемов полезных ископаемых месторождения открытым способом при минимально возможных объемах вскрыши за счет максимального использования природной прочности массива;

–  –  –

Рис. 1. Схема задач службы мониторинга устойчивости уступов геологического управления (СМУУ ГУ)

– анализ данных полевых наблюдений, инженерно-геологических исследований и геомеханических расчетов с целью разработки текущего и долгосрочного прогноза устойчивости участков скального массива;

– локализация опасных деформаций и потенциально опасных участков скального массива, обеспечение безопасности производства горных работ при формировании и эксплуатации бортов карьера;

– координация и приемка результатов работ по геомеханическому, инженерно-геологическому и структурному изучению и мониторингу массива пород карьера рудника «Железный»;

– участие в разработке программ тематических работ по геомеханическому, инженерно-геологическому и структурному изучению и мониторингу массива пород карьера, приёмка результатов работ.

Основным объектом исследований и мониторинга являются различные виды деформаций уступов, бортов, откосов, отвалов. Под этим термином следует понимать изменение формы и объема горных пород под действием различного рода сил (гравитационных, сейсмических, внешних пригрузок от горнотранспортного оборудования и т.д.) (Инструкция …, 1971; Методические …, 1987).

–  –  –

До конца прошлого века наблюдения за состоянием уступов карьера и откосов отвалов производились по классическим методикам. Инструментальные наблюдения в виде рулеточных замеров и нивелирования различного класса проводились с различной периодичностью в течении сезона. При проведении визуальных обследований применялись методы геологической съемки, которые использовались при документации обнажений горных пород в полевых условиях с применением простейших приспособлений. Так как в пределах карьера отмечается контрастно-неоднородное магнитное поле, обуславливающее девиацию в пределах всего спектра возможных вариаций (± 180°) (Жиров и др., 2010), то применение горного компаса становится весьма затруднительным.

За последние несколько лет служба получила в своё распоряжение новое современное оборудование, что позволило не только повысить эффективность и производительность исследований и наблюдений, но и делать новые виды работ (например, профилирование откоса уступа (группы уступов)), что важно при контроле качества постановки уступа на конечный контур:

– высокоточный тахеометр «Leica» TS 06

– фотокомплекс, включающий в себя фотокамеру, фотообъектив 500 мм, экстендер увеличивающий фокусное расстояние объектива до 1000 мм;

– гироскопический трещиномер ТГ-3М;

– лазерный сканер «Leica HDS4400».

В настоящее время мониторинг бортов и уступов карьера ведется более интенсивно и комплексно за счёт интеграции новых комплексных и междисциплинарных исследований. С 2008 года под руководством и с научно-методическим сопровождением лаборатории Геомеханики ГоИ КНЦ РАН в карьере разворачивается система микросейсмомониторинга для отслеживания тенденций развития опасных сейсмодинамических явлений и исследования их влияния на устойчивость бортов карьера.

Также производятся исследования скального массива методами определения значений напряженно-деформированного состояния «in situ» и по результатам математического моделирования.

На участках борта, потенциально опасных с точки зрения проявления масштабных деформаций, производится бурение инженерно-геологических скважин с отбором ориентированного керна. Кроме того, проводятся видеометрические исследования в «проблемных» скважинах, которые позволяют оценить структурное состояние массива без влияния техногенной трещиноватости (выявление открытых трещин, их масштаб и ориентировка), и различные геофизические исследования (сейсмотомография, сейсмоакустическое профилирование, георадарная съёмка и т.д.).

Вся совокупность результатов исследований позволяет на качественно новом уровне осуществлять мониторинг бортов и уступов и разрабатывать средне-долгосрочный прогноз их устойчивости (Геолого-структурное …, 2006).

Одним из реальных результатов деятельности СМУУ, накопления и обобщения опыта тематических исследований и базы знаний о деформационных процессах, стала подготовка и ввод в действие на предприятии инструкции «Порядок действия горного персонала ОАО «Ковдорский ГОК» при выявлении факторов, влекущих нарушение устойчивости бортов, откосов уступов и отвалов в карьерах рудника «Железный».

Очевидно, что выполнение текущих задач не решает главной проблемы, которой является выявление признаков развития крупных деформации на ранней стадии.

Технически задача может быть решена при помощи новых дистанционных методов с применением новых технических средств.

Для стратегического качественного выделения крупных участков карьерного поля, которые по разным причинам пришли в движение предполагается применить метод дистанционного зондирования Земли, основанный на принципах спутниковой радиолокации.

Далее, предполагается периодически сканировать поверхность выделенных участков со стационарных точек мощным лазерным сканером и при помощи оригинального программного обеспечения производить сравнительную количественную оценку результатов с целью выявления наличия и масштаба изменений поверхности во времени.

Сравнительная оценка поверхности карьера на основе данных лазерного сканирования позволит так же оценивать степень сработки предохранительных берм уступов поставленных в конечное положение.

Следующим стратегическим направлением деятельности СМУУ является составление «Схемы районирования карьерного поля месторождения «БАМР» по способам закрепления скальных уступов». При проектировании сверхглубокого карьера использование данной схемы и результатов опытных работ по закреплению скальных уступов позволят заложить данный вид работ в проект тем самым определить оптимальные параметры бортов выработки и, как следствие, достичь максимально возможной глубины отработки.

Третьим стратегическим направлением деятельности Службы является внедрение методики управляемого обрушения призм горной массы, составляющих развивающиеся деформации в труднодоступных местах.

Для решения задачи предполагается применить методы и способы промышленного альпинизма, а так же способы разрушения горных пород без применения взрыва. Это позволит значительно повысить степень безопасности производства горных работ.

–  –  –

При условии реализации всех намеченных планов СМУУ будет располагать достоверной информацией о состоянии бортов карьера и сможет работать вместе с горным персоналом «на опережение» при возникновении деформаций различного масштаба.

Конечной целью деятельности СМУУ является достижение при строительстве сверхглубокого карьера проектных параметров с максимально возможным углом наклона борта карьера, с учетом всех мер безопасности производства горных работ, что приведет к максимально возможному объему выемки полезного ископаемого.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Афанасьев Б.В., Сулимов Б.И., Терновой В.И. Состояние и перспективы расширения сырьевой базы Ковдорского рудного узла. / В кн. Перспективы развития Ковдорского промышленного комплекса. Апатиты, 1972. С. 31–56.

2. Геолого-структурное картирование уступов карьера рудника «Железный» ОАО «Ковдорский ГОК», планируемых к постановке в конечное положение в 2004–2005 годах». Отчет о НИР / ФГУП ВИОГЕМ, отв. исполнитель Серый С.С. – Белгород, 2006.

3. Жиров Д.В., Климов С.А. и Румянцев В.О. Измерение азимутальных характеристик в неоднородном магнитном поле. / Доклад семинара ГИ КНЦ РАН, посвящённого Дню Науки, 08 февраля 2010 г., Апатиты / Электронное издание:

http://geoksc.apatity.ru – Апатиты, 2009. 17 с.

4. Инструкция по наблюдениям за деформациями бортов карьеров, откосов уступов и отвалов на карьерах и разработка мероприятий по обеспечению их устойчивости.– Л.: ВНИМИ, 1971. – 187 с.

5. Методические указания по наблюдениям за деформациями бортов разрезов и отвалов, интерпретации их результатов и прогнозу устойчивости. Л.:ВНИМИ, 1987. 118 с.

6. Терновой В.И. Карбонатитовые массивы и их полезные ископаемые. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1977. 168 с.

7. Туголуков А.В., Кампель Ф.Б., Быховец А.Н. и др. Интенсификация использования природных и техногенных минерально-сырьевых ресурсов // Горный журнал. – М.: Изд-во Руда и металлы. 2007. № 9. С. 14–21.

–  –  –

Ветреный Пояс – пограничная структура, расположенная на стыке Карельского и Беломорского геоблоков и выполненная осадочно-вулканогенными образованиями палеопротерозоя. По простиранию Ветреный Пояс протягивается более чем на 250 км при ширине от 8 до 40 км. С северо-востока он ограничен зоной глубинного разлома мантийного заложения взбросо-надвигового типа (Северный глубинный разлом), отделяющей Ветреный Пояс от надвинутой сопредельной части Беломорского геоблока, сложенного отложениями саамского возраста. На юго-западе структурно-вещественные комплексы Ветреного Пояса надвинуты на саамское серогнейсовое основание и лопийские (позднеархейские) зеленокаменные пояса Карельского геоблока. Максимальная мощность зеленокаменных образований составляет более 5 км. Породы пояса метаморфизованы в пренит-пумпеллиитовой субфации, но по мере приближения к крупным разломам степень метаморфизма повышается до серицит-хлоритовой и биотит-хлоритовой субфаций зеленосланцевой фации.

Строение пояса осложнено крупными надвигами и вертикальными блоковыми перемещениями.

В истории формирования пояса выделяется несколько этапов магматизма. На раннем этапе образовались дайки и интрузии габбро-диабазовой и габбро-норитовой формаций. Они прорывают осадочные отложения токшинской свиты и породы фундамента пояса. Породы габбро-норитовой формации отличаются повышенными титанистостью и щелочностью, пониженными содержаниями Mg, Cr, Ni, что указывает на их континентальное происхождение. Пересекающие интрузивы жилы ультрабазитов щелочно-ультраосновного состава также характерны для континентальных рифтов. Таким образом, петрохимические характеристики интрузивов первого, наиболее раннего, этапа свидетельствуют о формировании их в условиях континентального рифтогенеза.

В течение второго этапа сформировались андезибазальты киричской свиты, содержащие прослои туфов, туффитов и агломератов. Изучение вулканитов в районе Пялозеро (Водлозерский национальный парк) показало, что по петрогеохимическим характеристикам они относятся к известково-щелочной серии островных дуг. В низах разреза вулканогенного комплекса присутствуют толеиты и коматиитовые базальты. Распространены тела перидотитов, пироксенитов, габбро, габбро-диабазов. Вулканиты с тектоническим несогласием (по зонам надвигов) залегают на нижней терригенной толще или непосредственно на саамском основании, на которое они надвинуты. Мощность андезибазальтового комплекса составляет 700–1000 м. Возраст вулканического комплекса по разным данным от 2,6 до 2,45 млрд лет.

–  –  –

Наиболее масштабный магматизм проявился в пределах пояса на третьем, заключительном этапе. Его продуктами являются как интрузии габбро и ультрабазитов, так и мощные толщи лав коматиитового состава.

Интрузии образуют единый, довольно мощный габбро-перидотитовый пояс («Северный»), согласный с общим простиранием зеленокаменной структуры. Основные и ультраосновные породы здесь отнесены к габбро-перидотитовой и габбро-диабазовой формациям. Интрузивные массивы габбро-перидотитовой формации, комагматичные коматиитам и коматиитовым базальтам свиты Ветреного Пояса, представляют собой пластово-вытянутые тела, осложненные плавными овальными изгибами вплоть до кольцевых (массивы Голец, Водораздельный, Нюхчереченский и др.). Размеры тел: длина 3–8 – 12,5 км и более, мощность 250–750 м. Массивы в разной степени дифференцированы от оливинитов до габброноритов и габбро, преобладают верлиты и лерцолиты. Породы в значительной мере изменены вторичными процессами, но сохраняют первичную структуру и реликты первичных минералов. Наиболее полно дифференцирована интрузия горы Голец, где от подошвы к кровле наблюдаются переходы от пироксеновых оливинитов, через лерцолиты, верлиты, плагио-вебстериты к габброноритам и габбро.

Габбро-диабазовая формация представлена интрузиями габбро, субвулканическими телами и дайками габбро-диабазов. Интрузивные массивы удлиненной, реже изометричной форм достигают по простиранию 5– 6 км при мощности 500–600 м, но чаще размеры массивов несколько сотен метров по протяженности и около 100 м по мощности. Как правило, это согласные с вмещающими породами тела, реже секущие. По сравнению с аналогами из габбро-перидотитовой формации породы обогащены титаном, щелочами, литофильными элементами, содержат меньше суммарного железа, т.е. обладают петрохимическими характеристиками континентальных рифтогенных образований.

Коматиитовый комплекс (свита ветреного пояса), включающий толеиты, коматиитовые базальты и коматииты с подчиненными объемами туфов, а в нижней части разреза – базит-ультрабазитовые интрузии, отвечает образованиям спрединговой стадии развития задугового бассейна, впоследствии надвинутым на континентальную окраину. В составе комплекса преобладают коматиитовые базальты с массивной и подушечной текстурами. Мощность вулканитов достигает 4 км. Возраст комплекса по последним данным (Куликов, Смолкин, 1999) отвечает 2,4–2,5 млрд лет.

Состав комплекса детально изучался авторами на участке Голец (гора Голец), а также на горе Шапочка и горе Мяндуха. Участок Голец приурочен к приподнятому блоку фундамента в северо-западной части Ветреного Пояса и расположен в кровле расслоенного габбро-перидотитового массива. В пределах участка распространены высокомагнезиальные вулканиты коматиитовой серии, метаморфизованные в зеленосланцевой фации и прорванные гребневидными выступами габбро-перидотитовой интрузии. Вулканиты образуют покровы простого и дифференцированного строения, переслаивающиеся с редкими горизонтами туфов коматиитовых базальтов. Вулканогенная толща слагает пологую брахиантиклиналь, в ядре которой обнажены породы апикальной зоны габбро-перидотитовой интрузии, превращенные в габбро-амфиболиты. Падение крыльев антиклинали редко превышает 30°. Вулканиты и интрузивные породы прорваны телами вулканических брекчий (трубки взрыва), в которых обломки названных пород цементируются лавой базальтовых коматиитов.

На петрогеохимических диаграммах аналитические точки всех типов пород (пироксенитовых коматиитов, коматиитовых базальтов, туфов и габбро-амфиболитов) образуют непрерывные тренды, что свидетельствует об их комагматичности. В распределении редкоземельных элементов для всех пород, в том числе и коматиитов, установлено обогащение легкими элементами, что указывает на контаминацию сиалическим материалом и возможное присутствие под вулканитами коматиитового комплекса деструктурированной континентальной коры.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (гранты  11-05-01149-а, 11-05-10068-к) 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Коматииты и высокомагнезиальные вулканиты раннего докембрия Балтийского щита. Л.: Наука, 1988.

2. Корсаков А.К. Межеловский А.Д., Лобанов А.М. Блоковое строение Ветреного Пояса (Балтийский щит) // Известия Вузов, Геология и разведка. 2010. № 2.

3. Куликов В.С., Куликова В.В. О сводном разрезе раннего докембрия Ветреного Пояса // Операт.-информ.

матер. Петрозаводск, 1982.

4. Межеловский А.Д., Корсаков А.К., Лукашенко С.В. Состав и строение метавулканитов свиты Ветреного Пояса. (Ветреный Пояс, Балтийский щит) // Известия ВУЗов «Геология и разведка». 2011. № 6. С. 28–34.

5. Металлогения рядов геодинамических обстановок раннего докембрия. М., 1999.

6. Лукашенко С.В., Корсаков А.К., Васильев Д.С. Эволюция вулканизма Ветреного Пояса по данным изучения киричской свиты и свиты ветреного пояса (Фенноскандинавский щит) // Материалы IY Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодые наукам о Земле». М: ЗАО «Экстра-Принт», 2012.

7. Соколовский А.К., Федчук В.Я., Корсаков А.К., Катаев В.Н., А. Хусам Ветреный пояс - зеленокаменная структура плейттектонического типа // Известия вузов. Геология и разведка. 2002. № 1.

16 Петрозаводск, 8–10 октября, 2012 г Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ»

АНАТОМИЯ ГИГАНТСКОЙ ПАЛЕОПРОТЕРОЗОЙСКОЙ КОЛЧАНОВИДНОЙ

СКЛАДКИ, КЕЙВСКИЙ ТЕРРЕЙН, СЕВЕРО-ВОСТОК БАЛТИЙСКОГО ЩИТА

Мудрук С.В.1, Горбунов И.А.2, Балаганский В.В.1,2, Раевский А.Б.1 Геологический институт Кольского научного центра РАН, mudruksergey@mail.ru Апатитский филиал Мурманского государственного технического университета Введение. Колчановидные складки устанавливаются в зонах сильных деформаций (shear zones) и в основном развиты в средней коре (Alsop, Holdsworth, 2004). Эти специфические складки служат индикаторами направлений перемещений горных пород во время складкообразования (Hanmer, Passchier, 1991), при этом крупные колчановидные структуры маркируют значительные горизонтальные перемещения фрагментов земной коры (Searle, Alsop, 2007). В отечественной литературе описание колчановидных складок встречается крайне редко (см. Миллер, 1997). Данная работа посвящена: 1) описанию морфологии Серповидной структуры – одной из крупных колчановидных складок на западном замыкании Кейвского парасланцевого пояса раннедокембрийского возраста, 2) определению величины деформации пород и кинематики движений, 3) установлению кровли и подошвы метаосадочных пород, слагающих ядро Серповидной структуры.

Общая характеристика района работ. Ядерная часть Серповидной структуры сложена вулканогенно-осадочными образованиями, коррелируемыми с палеопротерозойскими рифтогенными толщами рифта Имандра-Варзуга (Белолипецкий и др., 1980). Палеопротерозойский возраст этих пород подтверждён изотопным составом углерода (В.А. Мележик, личное сообщение) и Sm-Nd изотопными анализами (Мыскова, Балаганский, неопубл. данные). Серповидная структура представляет собой единственный известный пока выход супракрустальных пород палеопротерозойского возраста в Кейвском террейне (при этом не исключено, что кейвские парасланцы также являются палеопротерозойскими, что и предполагают ряд исследователей). В строении этой структуры участвуют три толщи: гнейсо-сланцевая, метабазальтов и карбонатно-сланцевая. С самого начала ее изучения Серповидная структура рассматривалась как простая синклиналь с глубиной погружения киля менее 500 м и мощностью стратиграфического разреза ~200 м (Бельков, 1963). Позднее было показано, что южное крыло складки срезано надвигом при движении с севера на юг, а оценка мощности разреза составила уже 875 м (Белолипецкий и др., 1980). В работе (Милановский, 1984) Серповидная структура рассматривалась как набор тектонических пластин и чешуй. Затем по магнитным и ограниченным структурным данным было установлено, что Серповидная структура имеет колчановидную морфологию, при этом длина «колчана» палеопротерозойских пород достигает ~5 км (Балаганский и др., 2011).

Морфология складки. По результатам детальной магнитной съемки и геологического картирования установлено, что на современном эрозионном срезе структура, имея размеры 8 х 2 км, представляет собой изоклинальную складку с сильно пережатым южным крылом (рис). Видимая мощность метабазальтовой толщи, которая является маркирующей для морфологии всей структуры, сокращается с ~600 м на северном крыле до ~15 м на южном, т.е. примерно в 40 раз, а карбонатно-сланцевой – примерно в 50 раз.

Метаморфизованные доломиты северного крыла падают к северо-востоку под углами 35–40°, тогда как в ядерной части и на южном крыле породы падают в том же направлении под углами 50–70°. Эти наблюдения вместе с магнитными данными указывают на выполаживание осевой поверхности Серповидной структуры с глубиной: на поверхности она падает к северу под углом ~60°, а на глубине углы падения оцениваются в 30–40°.

Западное и восточное замыкания палеопротерозойской части Серповидной структуры скрыты под четвертичными отложениями, тогда как кейвские двуслюдяные сланцы (пачка Д по работе (Бельков, 1963)), непосредственно обрамляющие оба эти замыкания, обнажены достаточно хорошо, что позволяет определить положение шарниров рядом с границей кейвских параланцев и палеопротерозойских пород.

Геометрический анализ ориентировок полосчатости и сланцеватости показал, что шарнир восточного замыкания структуры погружается к северо-западу под углом 28° (рис., диаграмма V), что определяет это замыкание как центриклинальное. Шарнир западного замыкания погружается к северо-северо-востоку под таким же углом (рис., диаграмма III), и замыкание является периклинальным. Угол между шарнирами составляет 52°, а линейность, погружающаяся в целом к северу под углами 40–60°, делит этот угол пополам (рис., диаграмма IV).

Выявленный структурный узор однозначно определяет Серповидную структуру как колчановидную синформу. Согласно анализу этого узора, длина «колчана» (длина складки вдоль оси X (по работе (Alsop, Holdsworth, 2004)) составляет примерно 5 км, и эта величина совпадает с оценкой, полученной при решении обратной задачи для поля модуля магнитной индукции (Балаганский и др., 2011).

Синклиналь или антиклиналь? Отсутствие данных о направлении наращивания разреза на крыльях складки не позволяло судить о том, является эта синформа синклиналью или же ныряющей антиклиналью.

–  –  –

В магнетитовых кварцитогнейсах гнейсо-сланцевой толщи на северном, недеформированном крыле Серповидной структуры были выявлены первично-осадочные слоистые текстуры позволяющие определить направление наращивания стратиграфического разреза: косая слоистость, параллельная слоистость (местами с элементами градационной) и поверхности размыва. Косая слоистость и поверхности размыва указывают на то, что в северном крыле породы залегают нормально, и стратиграфический разрез наращивается к северу.

Таким образом, Серповидная синформа является ныряющей антиклиналью. Для подтверждения этого вывода мы изучили градационную слоистость, обусловленную ритмичным чередованием лейко- и меланократовых слойков гранат-двуслюдяных парасланцев гнейсо-сланцевой толщи (лейкократовые слойки отличаются повышенным содержанием граната и мусковита). Внутри ритма слойки связаны постепенным переходом, тогда как границы ритма резкие. Установлено, что на границе между ритмами происходит резкий скачок величины индексов выветривания CIA, CIW и PIA (Fedo, Nesbitt, Young, 1995), тогда как внутри ритмов они плавно увеличиваются, отражая увеличение степени выветрелости пород внутри ритма от подошвы к кровле.

Таким образом, эти петрохимические данные указывают на нормальное залегание пород в северном крыле Серповидной структуры и подтверждают вывод о ее антиклинальном характере.

На диаграмме FAК (Предовский, 1980) гранат-двуслюдяные гнейсы отвечают малоглинистым грауваккам, причем от кровли к подошве фемичность и глиноземистость пород увеличиваются. Это также свидетельствует об увеличении степени выветрелости вверх по ритму, т.е. о нормальном залегании пород.

Величина деформации. Существенное изменение видимой мощности пород на разных крыльях структуры предполагает разную величину деформации пород. На северном крыле породы практичеки не деформированы, тогда как породы южного крыла сильно рассланцованы и линеализированы. В базальтовых метапорфиритах северного крыла структуры развиты порфиробластические эпидот-карбонатные агрегаты изометричной формы. На южном крыле эти агрегаты сильно деформированы, что дает возможность, измерив длинные и короткие оси агрегатов в соответствующих плоскостях, рассчитать величину деформации для данных пород. Изучались образцы, выпиленные перпендикулярно плоскости сланцеватости и параллельно и перпендикулярно линейности, т.е. в плоскостях XZ и YZ эллипсоида конечной деформации, на которых и производились необходимые измерения. В метабазальтах южного крыла, находящихся на расстоянии 10–15 м от границы с кейвскими парасланцами, величина RXZ составляет 25,4, а на расстоянии ~100 м от границы – 12,2. При этом на расстоянии ~400 м (на северном крыле) деформация пород практически отсутствует. Такое распределение величин деформации типично для гельветских покровов – максимальные в подошве покрова, а минимальные – в его верхней части (Ramsay, 1981).

Кинематические индикаторы. В палеопротерозойских породах наблюдались такие кинематические индикаторы с характерной моноклинной симметрией как c-s и -структуры, которые изучались в ориентированных шлифах выпиленных в плоскости XZ эллипсоида конечной деформации. Было установлено 3 этапа движений. Самые ранние движения происходили с юга на север, затем они сменились движениями с севера на юг. Условия метаморфизма во время этих двух этапов отвечали амфиболитовой фации. Самые поздние движения осуществлялись в направлении с юга на север в условиях зеленосланцевой фации, о чем свидетельствует участие в строении кинематических индикаторов хлорита. Мелкомасштабные колчановидные складки, с которыми была сопряжена линейность по кианиту и ставролиту и которые возникли при движениях с юга на север, наблюдались нами в кейвских парасланцах (Горбунов, Мудрук, Балаганский, 2011). На движения с юга на север указывает и морфология Серповидной колчановидной складки, причем её размеры предполагают значительные перемещения (не меньше первых десятков километров).

Результаты. Серповидная складка, ядро которой сложено палеопротерозойскими рифтогенными породами, является гигантской колчановидной ныряющей антиклиналью. Морфологически она идентична известным гигантским колчановидным структурами, при этом локализация деформации, причем очень значительной, только в ее нижнем крыле идентична таковой в крупных складках гельветских покровов.

Данная работа выполнена при финансовой поддержке программой ОНЗ-6.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балаганский В.В., Раевский А.Б., Мудрук С.В. Нижний докембрий Кейвского террейна, северо-восток Балтийского щита: стратиграфический разрез или коллаж тектонических пластин? // Геотектоника. 2011. № 2. С. 32–48.

2. Белолипецкий А.П., Гаскельберг В.Г., Гаскельберг Л.А. и др. Геология и геохимия метаморфических комплексов раннего докембрия Кольского полуострова. Л.: Наука. 1980. 238 с.

3. Бельков И.В. Кианитовые сланцы свиты Кейв. М.–Л.: изд. АН СССР. 1963. 322 с.

4. Горбунов И.А., Мудрук С.В., Балаганский В.В. Кинематика движений и величина деформации в палеопротерозойских метаморфических породах Серповидной структуры (Кейвский террейн, северо-восток Балтийского щита) // Материалы XXII конференции молодых ученых, посвященной памяти чл.-кор. профессора К.О. Кратца. 8–10 ноября 2011 г.

Апатиты: изд-во K&M. C. 52–55.

5. Милановский А.Е. Структурное положение и история формирования карельских образований хребта Серповидного // Геология докембрия Кольского полуострова. Апатиты: КФ АН СССР, 1984. С. 102–112.

–  –  –

6. Миллер Ю.В. Необычные пликативные формы в покровно-складчатой структуре Беломорского подвижного пояса // Геотектоника. 1997. № 4. С. 80–89.

7. Предовский А.А. Реконструкция условий седиментогенеза и вулканизма раннего докембрия. Л.: Наука. 1980. 152 с.

8. Alsop G.I., Holdsworth R.E. The geometry and topology of natural sheath folds: a new tool for structural analysis // Journal of Structural Geology. 2004. V.26. No. 9. P. 1561–1589.

9. Fedo C.M., Nesbitt H.W., Young G.M. Unraveling the effects of potassium metasomatism in sedimentary rocks and paleosols, with inplications for paleowethering conditions and provenance // Geology. 1995. V. 23. No. 10. P. 921–924.

10. Hanmer S., Passchier C. Shear-sense indicators: a review. Geological Survey of Canada. Paper 90–17. 1991. 72 p.

11. Ramsay J.G. Tectonics of the Helvetic Nappes // Thrust and Nappe Tectonics. Geological Society, London, Special Publications. 1981. v. 9. Р. 293–309.

12. Searle M.P., Alsop G.I. Eye-to-eye with a mega–sheath fold: A case study from Wadi Mayh, northern Oman Mountains // Geology. 2007. V. 35. No. 11. P. 1043–1046.

U-Pb ВОЗРАСТ СФЕНОВ КАК ОДИН ИЗ КРИТЕРИЕВ ПРИ ТЕКТОНИЧЕСКОМ

РАЙОНИРОВАНИИ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ФЕННОСКАНДИНАВСКОГО ЩИТА

–  –  –

Институт геологии Карельского научного центра РАН, nest345@gmail.com Применение методов изотопной геохронологии для решения геологических задач играет огромную роль в выделении главных стадий развития земной коры, синтез геохронологических и геологических данных позволяет тестировать и совершенствовать геодинамические модели ее формирования.

Для более детальных построений необходимо привлечение различных минералов-геохронометров. Одним из таких важных и перспективных минералов является сфен. Возможность использования изотопного U-Pb возраста сфена в качестве индикатора границы между крупными докембрийскими структурами с принципиально разным стилем реализации поздних тектонических процессов показана на примере Карельского кратона и Беломорского подвижного пояса Фенноскандинавского щита (Бибикова и др., 1999; Нестерова, 2012; Нестерова и др., 2011; Bibikova et al., 2001 и др.) Фенноскандинавский щит расположен в северо-западной части Восточно-Европейской платформы. По возрасту и особенностям становления континентальной коры Фенноскандинавский щит разделяется на ряд провинций. В восточной части щита выделяют Карельскую и Беломорскую провинцию.

Карельская провинция по своим параметрам относится к неоархейскому кратону (Слабунов и др., 2006), а Беломорская по особенности строения и эволюции позволяет считать ее докембрийским подвижным поясом (Слабунов, 2008).

Карельский кратон и Беломорский подвижный пояс контрастно отличаются друг от друга по особенностям проявления метаморфических процессов. Породы кратона были метаморфизованы в архее в условиях (Геология Карелии, 1987; Ранний докембрий…, 2005), как правило, зеленосланцевой и амфиболитовой фаций (местами до гранулитовой) преимущественно низких давлений (T = 400–650 (до 800) °С, P = 4–5 кбар). Метаморфизм палеопротерозойского возраста в пределах кратона проявлен локально. Тогда как в Беломорском подвижном поясе установлены (Володичев, 1990) неоднократные проявления метаморфизма как архейского, так и палеопротерозойского возраста амфиболитовой и гранулитовой фаций умеренных и высоких давлений, а также эклогитовой фации.

Карельский кратон занимает центральную часть и составляет своеобразное ядро Фенноскандинавского щита. Он представляет собой классический пример гранит-зеленокаменной области, сложенной гранитоидами и гранито-гнейсами, среди которых залегают зеленокаменные, парагнейсовые и гранулит-эндербит-чарнокитовые комплексы (Ранний докембрий…, 2005). В пределах кратона выделяют следующие террейны (Слабунов, 2008; Слабунов и др., 2006; Sorjonen-Ward, Luukkonen, 2005): Водлозерский, Рануа, Иисалми, Помокайра, в составе которых установлены фрагменты наиболее древних пород (3.1–3.4 (до 3.7) млрд лет), а также Кианта, Иломантси-Вокнаволокский, Центрально-Карельский и Тунтса с более молодым возрастом слагающих их комплексов (2.7–3.0 млрд лет).

Беломорский подвижный пояс сложен (Слабунов, 2008) сформированными в архее глубоко метаморфизованными в архее и палеопротерозое зеленокаменными и парагнейсовыми комплексами, а так же гранитоидами. Протерозойские образования представлены друзитами и гранитоидами. Существенную роль в строении Беломорского подвижного пояса играют архейские и палеопротерозойские тектонические покровы (Миллер, Милькевич, 1995).

Сфен (титанит) CaTi[SiO4](O,OH,F) является широко распространенным акцессорным минералом в породах различного состава и генезиса. Для него характерен широкий спектр изоморфных замещений (Frost et al, 2000). Благодаря изоморфному вхождению урана в кристаллическую решетку сфена на место кальция его можно использовать в качестве геохронометра.

–  –  –

Рис. 1. Расположение датировок сфенов (Бибикова и др., 1999; Нестерова, 2012; Нестерова и др., 2011;

Bibikova et al., 2001 и др.) на схеме тектонического районирования восточной части Фенноскандинавского щита (Слабунов, 2008 с дополнениями) 1 – обозначения террейнов: Вд – Водлозерский, ИВ – Иломантси-Вокнаволокский, Ии – Иисалми, Ки – Кианта, По – Помокайра, Ра – Рануа, Ту – Тунтса, ЦК – Центрально-Карельский; 2 – палеозойские и неопротерозойские комплексы; 3 – палеопротерозойские комплексы; 4 – тектоническая смесь неоархейских и палеопротерозойских комплексов; 5–7 – архейские образования (гранитоиды, зеленокаменные и парагнейсовые комплексы), возраст (млрд лет): 5 – 2.7–3.1, 6 – 2.7–2.9 (переработанные в палеопротерозое), 7 – 2.7–3.4 (3.7); 8–10 – месторасположение сфенов, возраст, млрд лет: 8 – 1.74–2.45; 9 – 2.50–2.87; 10 – U-Pb возраст сфена

–  –  –

Возраст изотопной U-Pb системы сфена отражает время, в которое минерал остыл до температуры закрытия (Тзакр) – температуры при которой скорость потерь изотопов Pb за счет диффузии становится незначительной по сравнению со скоростью его накопления. На основании экспериментальных данных температура закрытия изотопной U-Pb системы сфена оценивается в 650–700 °С (Frost et al, 2000 и др.), однако в более ранних работах, основанных на петрологических наблюдениях, она принималась равной 550–600 °С (Tucker et al., 1987).

Кроме того в пределах Беломорского подвижного пояса Фенноскандинавского щита температура палеопротерозойского метаморфизма, как правило, не превышала 500–570 °С (в отдельных случаях 800–850 °С) (Володичев и др., 2011), при этом перестройка изотопной системы сфенов происходила. Это означает, что вопрос о температуре закрытия изотопной системы сфена требует дополнительного изучения. Важно отметить, что температура закрытия изотопной системы сфена ниже, чем у циркона и выше, чем у рутила.

Анализ данных о возрасте сфена из различных пород Карельского кратона и Беломорского подвижного пояса (Бибикова и др., 1999; Нестерова, 2012; Нестерова и др., 2011; Bibikova et al., 2001), в сочетании со знаниями о геологии региона и информации об изотопном возрасте других минералов (цирконов, рутилов и так далее), позволяют проводить тестирование геодинамических моделей.

U-Pb изотопное исследование сфенов из пород Беломорского подвижного пояса и различных террейнов Карельского кратона Фенноскандинавского щита показало, что существует связь его изотопного возраста с историей развития региона. Сфены Беломорского подвижного пояса имеют преимущественно палеопротерозойский возраст (1.74–1.94 млрд лет) и, как правило, это не зависит от состава, генезиса и времени формирования вещества пород. При этом наблюдается омоложение возрастов сфенов с востока на запад. Вероятно, на возраст сфена в пределах Беломорья оказало влияние развитие Лапландско-Кольского коллизионного орогена, краевой частью которого оно являлось.

Сфены Карельского кратона имеют архейский возраст, причем в его пределах также наблюдаются определенные закономерности распределения их возрастов. Четко выделяется Водлозерский террейн (палеократон), который, вероятно, кратонизировался раньше других. В его пределах отмечается сфен более древнего возраста (2.84–2.87 млрд лет), по сравнению с террейнами Центрально-Карельским, Иломантси-Вокнаволокским, Тунтса и Кианта (2.60–2.75 млрд лет). В Карельском кратоне возраст сфена преимущественно фиксирует стадии кратонизации западного и восточного фрагментов его земной коры (2.8 и 2.6–2.7 млрд лет).

Таким образом, изотопный U-Pb возраст сфена можно применять для оценки границ как между крупными структурами (Карельский кратон и Беломорский подвижный пояс), так и внутри них (Карельский кратон). U-Pb возраст сфена, особенно в сочетании с данными об изотопном возрасте других минералов-геохронометров, может служить важным дополнительным критерием при тектоническом районировании, с которым тесно связано выделение металлогенических провинций, и тестирование геодинамических моделей. Вероятно, в перспективе он будет полезен для поиска наиболее активных зон, к которым часто приурочены месторождения метасоматического генезиса.

Работа выполняется при поддержке РФФИ (грант № 11-05-00-168а).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бибикова Е.В., Слабунов А.И., Богданова С.В., Шельд Т. Тектоно-термальная эволюция земной коры Карельской и беломорской провинции Балтийского щита в раннем докембрии по данным изотопного U-Pb исследования сфенов и рутилов // Геохимия. 1999 а. № 8. С. 842–857.

2. Володичев О.И. Беломорский комплекс Карелии (геология и петрология). Л.: Наука, 1990. 248 с.

3. Володичев О.И., Король Н.Е., Кузенко Т.И., Сибелев О.С. Метаморфизм раннедокембрийских комплексов восточной части Фенноскандинавского щита // Геология Карелии от архея до наших дней. Материалы докладов Всероссийской конференции, посвященной 50-летию Института геологии Карельского научного центра РАН. Петрозаводск: изд-во КарНЦ РАН. 2011. С. 49–55.

4. Геология Карелии. Отв. ред. Соколов В.А. Л.: Наука, 1987. 231 с.

5. Миллер Ю.В., Милькевич Р.И. Покровно-складчатая структура Беломорской зоны и ее соотношение с Карельской гранит-зеленокаменной областью // Геотектоника. 1995. № 6. С. 8093.

6. Нестерова Н.С. Районирование восточной части Фенноскандинавского щита с использованием U-Pb возрастов сфенов (титанитов) // Региональная геология и металлогения. 2012. № 49.

7. Нестерова Н.С., Кирнозова Т.И, Фугзан М.М. U-Pb возрасты сфенов из пород Карельского кратона и Беломорского подвижного пояса Фенноскандинавского щита (новые данные) // Геохимия. 2011. № 12. С. 1235–1242.

8. Ранний докембрий Балтийского щита. Под ред. Глебовицкого В.. СПб.: Наука, 2005. 711 с.

9. Слабунов А.И. Геология и геодинамика архейских подвижных поясов (на примере Беломорской провинции Фенноскандинавского щита). Петрозаводск: изд-во КарНЦ РАН, 2008. 320 с.

10. Слабунов А.И., Лобач-Жученко С.Б., Бибикова Е.В., Балаганский В.В., Сорьонен-Вард П., Володичев О.И., Щипанский А.А., Светов С.А., Чекулаев В.П., Арестова Н.А., Степанов В.С. Архей Балтийского щита: геология, геохронология, геодинамические обстановки // Геотектоника. 2006. № 6. С. 3–32.

11. Bibikova E., Skild T., Bogdanova S., Gorbatschev R., Slabunov A. Titanite-rutile thermochronometry across the boundary between the Archaean Craton in Karelia and the Belomorian Mobile Belt, eastern Baltic Shield // Precambrian Research.

2001. V. 105. P. 315–330.

22 Петрозаводск, 8–10 октября, 2012 г Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ»

12. Frost B. R., Chamberlain K. R., Schumacher J. C. Sphene (titanite): phase relations and role as a geochronometer // Chemical Geology. 2000. V. 172. P. 131–148.

13. Sorjonen-Ward P., Luukkonen E. Archean rocks // Precambrian Geology of Finland – Key to the Evolution of the

Fennoscandian Shield. Eds.: Lehtinen M., Nurm P.A., Rm O.T. Developments in Precambrian Geology. V. 14. Amsterdam:

Elsevier. 2005. Р. 19–99.

14. Tucker R.D., Ra°heim A., Krogh T.E., Corfu F. Uranium–lead zircon and titanite ages from the northern portion of the Western Gneiss Region, south-central Norway // Earth Planetary Sci. Lett. 1986. V. 81. P. 203–211.

–  –  –

Институт геологии Карельского научного центра РАН, vrozhk@krc.karelia.ru Введение.

Шунгитовые породы содержат в своем составе углерод и минеральную часть, включающую в себя такие породообразующие минералы как кварц, сложные алюмосиликаты и карбонаты. В состав шунгитовых пород в качестве акцессорных минералов входят рудные минералы (пирит, халькопирит, сфалерит и т.д.), процессы окисления, которых увеличивают кислотность водных вытяжек из шунгитовых пород. При этом в составе растворов образующихся при их контакте с водой наблюдается превышение ПДК некоторых элементов, в том числе и ряда тяжелых металлов, содержащихся в породах в виде сульфидов (Рожкова и др., 2012). Использование шунгитовых пород в процессах водоподготовки и водоочистки, как для промышленных, так и для хозяйственно-бытовых нужд в настоящее время является одним из перспективных направлений. Поэтому представляет интерес модифицирование шунгитовых пород, в результате которого можно замедлить скорости окисления сульфидов, или полностью удалить их.

В данной работе рассматриваются изменения, происходящие в минеральном составе шунгитовых пород при химическом и термическом воздействии и влияние этих изменений на процессы взаимодействия шунгитовых пород с водой.

Объекты и методы исследования.

Объектами настоящего исследования являются: исходная шунгитовая порода (с содержание углерода порядка 30 %), шунгитовая порода, обработанная конц. HNO3 и подвергнутая высокотемпературной обработке при 1300 0С.

Изменения морфологии минеральной части шунгитовых пород исследовались на сканирующем электронном микроскопе VEGA 11 LSH фирмы TESCAN с энергетической анализирующей приставкой INCA Energy фирмы OXFORD Instruments. Породообразующий минералогический состав исходных и модифицированных шунгитовых пород устанавливался по результатам рентгенофазового анализа (РФА). Количество углерода определяли методом дериватографии.

Для оценки кислотности водных вытяжек исследуемые шунгитовые породы фракцией 1–3 мм заливались в соотношении по весу 1:10 дистиллированной водой (рН 5,9). В этих растворах периодически измерялось значение рН.

Результаты и обсуждение.

Для разложения сульфидных минералов используют различные методы, которые ускоряют процессы окисления: образцы разлагают различными кислотами, их смесями друг с другом и с окислителями, применяют методы сплавления и спекания. Для проведения химического модифицирования был выбран способ окисления 11N азотной кислотой предложенный в работе Соболева с соавторами (Соболев, Луцик, Поташников,2001). На рис. 1 представлены снимки сульфидов до и после обработки азотной кислотой. Пирит и халькопирит имеют сходный характер окисления азотной кислотой: – в обоих случаях происходит вытравливание кристаллов. При данных условиях пирит полностью удаляется, в то время как скорость разложения халькопирита, по- видимому, меньше.

На поверхности сульфида цинка после обработки азотной кислотой наблюдаются следующие особенности: изменение рельефа поверхности и появление более светлых образований, которые по данным анализа содержат свободную серу, являющуюся промежуточным продуктом реакции окисления сфалерита (Листова, Бондаренко, 1969). При последующем контакте с водой сера будет окисляться до сульфат ионов и давать кислую реакцию среды.

Термическое модифицирование проводилось методом высокотемпературной обработки при 1300 С в слабоокислительной атмосфере в течение 30 минут. Такой режим обработки был выбран потому, что при

–  –  –

таких условиях частично предотвращается выгорание углерода (Шунгиты…,1984). На рис. 2 представлен пирит до и после термообработки. В составе появляется до 35 атомных % кислорода, наличие которого свидетельствует об образовании окислов железа в процессе обжига. Такая защитная окисная пленка при последующем контакте образца с водой будет замедлять диффузию растворенного в воде кислорода, и таким образом замедлять процессы окисления пирита.

Рис. 1. Растровые электронномикроскопические снимки участков шунгитовых пород с включениями сульфидов: пирита (Py), халькопирита (Ccp), сфалерита (Sp), в исходном состоянии (слева) и после обработки азотной кислотой (справа) Рис. 2. Растровые электронномикроскопические снимки пирита в исходном состоянии (а) и после термообработки (б).

Содержание углерода при этих способах модифицирования не изменяется, так в исходной породе оно составляет 31 %, в обработанной кислотой и подвергнутой высокотемпературной обработке 31 % и 30 % соответственно.

Рентгенофазовый анализ проб исходной и модифицированных шунгитовых пород показал изменения, происходящие при высокотемпературной обработке, в их фазовом составе. Так в термообработанной шунгитовой породе исчезают линии соответствующие слюдам.

Для характеристики кислотно-основных свойств природных сред широко используется водородный показатель (рН), значение которого определяет возможность протекания или результат той или иной реакции.

Изучение изменения кислотности водных вытяжек шунгитовых пород проводилось в течение 20 дней. Исходная порода и порода обработанная кислотой понижали рН дистиллированной воды, причем эти изменения имели сходный характер. Термообработанная шунгитовая порода в этот же промежуток времени практически не изменяет кислотность среды (рис. 4).

–  –  –

Выводы.

Химическая и термическая модификации вызывают изменения в минеральном составе шунгитовых пород. При кислотном разложении с поверхности полностью исчезает пирит, разрушается халькопирит и происходит окисление сфалерита, в результате которого образуется элементарная сера. Значения рН водных вытяжек для этого образца и исходной породы совпадают. При термообработке сульфиды окисляются с образование окислов металлов, которые препятствуют дальнейшему их окислению в процессах контакта шунгитовой породы с водой, в результате которого не происходит увеличения кислотности образующихся растворов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Листова Л.П., Бондаренко Г.П. Растворение сульфидов свинца, цинка и меди в окислительных условиях.

М.: Наука, 1969. 184 с.

2. Рожкова В.С., Ковалевский В.В., Кочнева И.В., Лозовик П.А. О возможности использования шунгитовых пород Карелии в водоподготовке // Горный журнал.2012. № 5 (в печати).

3. Соболев А.Е., Луцик В.И., Поташников Ю.М. Кинетика гидрохимического окисления персульфида железа (II) (пирита) азотной кислотой // Журнал физической химии. Т.75. № 3. С.850–853.

4. Шунгиты – новое углеродистое сырье. Петрозаводск. 1984. 182 с.

–  –  –

Институт геологии Кольского научного центра РАН, tolstobrov@geoksc.apatity.ru Мурманская область располагается на северо-восточной части Балтийского щита. Она на протяжении многих лет привлекала внимание исследователей изучавших движений земной коры.

Так уже в 18–19 вв. на побережьях Кольского полуострова проводились изучения изменчивости положения береговой линии моря академиком И.И. Лепёхиным, В. Бетлингом, А. Миддендорфом, Ф.П. Литке и М.Ф. Рейнеке. В качестве признака поднятия суши они использовали морские террасы и береговые валы. Первые систематические наблюдения над береговыми линиями на востоке Фенноскандии принадлежат В. Рамсею (1898). Он выделил на Кольском полуострове три этапа поднятия и определил соответствующие этим этапам береговые линии.

Обобщив данные, Рамсей опубликовал первую схему изобаз поднятия земной коры (рис. 1). Как видно из схемы восточная часть Кольского полуострова не испытывала поднятия в послеледниковое время, а максимальное поднятие происходит в вершине Кандалакшского залива. В своей работе в трактовке природы молодых движений земной коры Рамсей следовал представлениям о сводовом гляциоизостатическом поднятии земной коры в пределах Фенноскандии, с максимальным поднятием в вершине Ботнического залива.

Рис. 1. Схема изобаз послеледникового поднятия земной коры востока Фенноскандии (Ramsay, 1898) Более детальные исследования береговых образований поздне-послеледниковых морей в пределах северного побережья Скандинавии и Кольского полуострова провел В. Таннер (1930). В своей работе он обобщил весь материал наблюдений над высотами древнебереговых линий, построив «эпейрогенический» спектр, на котором нашло отражение высотного положения 35 выделенных им уровней. Наиболее отчётливые уровни он отнес к руководящим, которые соответствуют максимально высокому положению уровня моря, в периоды развития трансгрессий: портляндия, фолас, тапес I и II, тривия и остреа. Эти трансгрессии выделенны на севере Норвегии по палеонтологическим данным П. Эйеном (yen, 1914). Таннер полагал, что образование выделенных им уровней происходило из-за эвстатически обусловленных колебаний Мирового океана. Таннер поддержал взгляд о равномерном сводовом характере поднятия Балтийского щита, предложенного ранее Рамсеем, но отметил наличие «дисгармоничных» движений в зоне сочленения Кольского полуострова с полуостровами Рыбачьим и Средним.

Исследования В. Таннера положили начало систематическому изучению морских террас в долинах Финмарка и Кольского полуострова. В 30–50-х годах XX в. на территории Кольского полуострова советскими учеными проведено большое количество исследований древнебереговых образований. В долинах р. Паза и р. Печенги проводила исследования Г.С. Бискэ, в депрессии Кольского залива и долинах р. Туломы и р. Колы – А.А.

Полканов, Г.И. Горецкий, М.А. Лаврова, в долинах рек Терского берега – Л.В. Введенский и Г.Д. Рихтер и многие другие исследования. Краткие итоги изучения молодых движений земной коры в этот период подведены М.А. Лавровой (1960). В своей работе Лаврова делает вывод о том, что Кольский полуостров в послеледниковое время испытывал устойчивое поднятие, однако на общем фоне закономерного поднятия имеются отдельные участки дифференцированных движений, осложненных тектоническими нарушениями.

–  –  –

В дальнейшем ряд исследователей признавали, что в пределах региона происходит взаимодействие гляциоизостатических и тектонических движений земной коры. В этом направлении работает А.А. Никонов (1977), но при этом говорит, что при выяснении характера молодых движений земной коры Балтийского щита необходимо строго разграничивать движения по отдельным, насколько возможно коротким, промежуткам времени и отдельным конкретным участкам, чтобы избежать смешения частного и общего.

В это же время Кошечкиным Б.И. в основу анализа перемещения береговой линии Баренцева и Белого морей в пределах Кольского полуострова положены данные о высотах террас трансгрессивной природы и фиксированных в рельефе берегового склона следах отрицательного перемещения береговой линии, а также установленные в разрезе признаки временных перерывов в морском осадконакоплении, свидетельствующем об относительно низком положении береговой линии в тот или иной момент истории бассейна. Он, как и все предшествующие ему исследователи, выделял на территории северо-востока Балтийского щита множество морских трансгрессий в поздне- и послеледниковое время. Такой трансгрессивно-регрессивный характер перемещения береговой линии Кошечкин Б.И. связывал с волнообразным ходом гляциоизостатического выравнивания земной коры в пределах Балтийского щита. Так же по результатам своего анализа он построил схему изобаз (рис. 2.). Важной особенностью этой схемы, отличающей её от предлагавшихся ранее вариантов, является следование изобаз контурам суши. На схеме видно равномерное нарастание амплитуд суммарного поднятия территории. Нарушение, в общем, плавного рисунка изобаз имеет место в центральной части Кольского полуострова, что связано с проявившимися в позднеледниковое время локальными восходящими движениями в пределах горных массивов Хибинских и Ловозёрских тундр. Также Кошечкин не обнаружил признаков «дисгорманичных» движений земной коры на границе между полуостровами Рыбачьим и Средним, которые были отмечены В. Таннером. В заключение своей работы Кошечкин делает вывод, что движения земной коры на востоке Балтийского щита в позднем плейстоцене и голоцене развивались в форме региональных и локальных движений.

Рис. 2. Схема изобаз позднеголоценового поднятия земной коры на востоке Фенноскандии (Кошечкин, 1979) В отличие от установившегося представления о поднятии восточной части Балтийского щита как сегмента целостного свода с центром за её пределами, план поднятий земной коры рассматривается как имеющий лопастную форму, подчинённую орографическим границам (Кошечкин, 1979).

Точность всех этих реконструкций была ограничена тем, что абсолютный возраст древних береговых образований (береговые валы, террасы), отражающий относительное положение морской линии, очень редко мог быть установлен непосредственно для геоморфологического образования. Существующие радиоуглеродные датировки были получены при датировании морских раковин из береговых разрезов. Эти датировки относятся к объектам, находившимся на неопределенной глубине в море, т.е. они древнее датируемой линии положения моря. В то же время, датировки, полученные при изучении археологических объектов, расположенных выше береговой линии, оказывались моложе ее (Колька и др., 2005).

Непосредственная морфологическая корреляция береговых линий без точного абсолютного датирования на значительных территориях затруднена, а часто и невозможна. С этим, вероятно, связаны различия в результатах предыдущих исследований гляциоизостатического поднятия северо-восточной части Балтийского щита (Колька и др., 2005).

Новый этап изучения поздне- и послеледниковых движений земной коры начался тогда, когда скандинавские ученые разработали абсолютно новую методику изучения этой проблемы (Donner et. al, 1977). Она заключается в следующем: на береговом склоне моря изучаются не только древние береговые линии моря, но и донные осадки озерных котловин широко распространенные на территории, которая покрывалась морем в поздне

–  –  –

ледниковье и голоцене. Выяснив точное положение осадков, которые по условиям седиментации относятся к переходным зонам от моря к озеру, они датируются. Также определяется абсолютная отметка порога стока из озера. В случае обнаружения перехода от континентальных осадков к морским абсолютная отметка порога стока озера отвечает положению береговой линии в начальный этап трансгрессии моря в данную котловину. При наличии перехода от морских осадков к континентальным высотная отметка порога стока определяет положение береговой линии в начальный этап изоляции озера от моря. Таким образом, зная высотное положение озёрной котловины и время формирования осадков переходной фации в этой котловине, можно говорить о том, что в данном месте на конкретной высоте в определенное время находилась береговая линия моря.

На Кольском полуострове, используя данную методику, скандинавские и российские учёные провели ряд работ. Проведено изучение донных отложений озёр в районе посёлка Дальние Зеленцы (Snyder et al, 1996, Сorner., 1999, 2001). В.В. Колька, В.Я. Евзеров, Д. Корнер и Я. Мёллер, исследовали озёрные котловины в районах побережий Белого и Баренцева морей (Колька и др., 2005). Эти современные исследования опровергают существование на побережье Кольского полуострова такого большого количества трансгрессий моря в поздне- и послеледниковое время, как предполагалось в ранних исследованиях. По новым данным на территории Кольского полуострова отмечаются позднеледниковая трансгрессия и трансгрессия тапес. Аналогичные данные приводятся и в работах зарубежных учёных, которые проводили свои исследования на побережье Норвегии (Svendsen, Mangerud, 1987).

Рис. 3. Схема изобаз для раннего голоцена, построенная по фондовым данным Геологического института КНЦ РАН (Эволюция рельефа…, 2008), дополненная автором.

Числами обозначены районы работ: 1 – долина реки Паз, 2 – г. Полярный, пос. Дальние Зеленцы, 4 – пос. Умба, 5 – пос. Лесозаводский, 6 – пос. Чупа, 7 – пос. Энгозеро, 8 – пос. Кузема.

В результате на основе полученных данных построена новая схема изобаз для северо-востока Балтийского щита (рис. 3). Из схемы видно, что поднятие этой территории происходит куполообразно. Наибольшее поднятие произошло в центральной части Кольского полуострова и на северо-востоке Карелии, это поднятие за время голоцена составило 60 метров. Восточная часть Кольского полуострова за последние 9000 лет не испытала поднятия. Также из этой схемы видно некоторое изгибание изобаз в районе Кандалакшского залива, это свидетельствует о том, что в данном районе кроме гляциоизостатической составляющей неотектонических движений проявлена и собственно тектоническая. Причем эти движения нисходящие. Нисходящие тектонические движения здесь связаны с эндогенной активностью такой геологической структуры как Кандалакшский грабен.

Появление новых методов позволило разрешить вопросы по амплитуде поздне- и послеледниковых движений земной коры на побережье Кольского полуострова и северной Карелии. Также нет сомнений, что поднятие Балтийского щита происходит куполообразно с максимальной амплитудой поднятия в центре Ботнического залива. Но остаётся вопрос об амплитуде поднятия в центральных частях Кольского полуострова, который необходимо в дальнейшем решить.

Автор благодарит заведующего лабораторией ГИ КНЦ Кольку В.В. за помощь и полезные консультации при подготовке данного доклада.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант № 11-05-00791-а).

–  –  –

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Колька В.В., Евзеров В.Я., Мёллер Я.Й., Корнер Д.Д. Послеледниковые гляциоизостатические поднятия на северо-востоке Балтийского щита // Новые данные по геологии и полезным ископаемым Кольского полуострова (ред. Митрофанов Ф.П.). – Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН, 2005. С. 15–25.

2. Кошечкин Б.И. Голоценовая тектоника восточной части Балтийского щита. Л., Наука, 1979. 158 с.

3. Лаврова М.А. Четвертичная геология Кольского полуострова. Л., Изд-во АН СССР, 1960.

4. Никонов А.А. Голоценовые и современные движения земной коры (геолого-геоморфологические и сейсмотектонические вопросы). М., Наука, 1977. с. 240.

5. Эволюция рельефа и отложений Кольского региона в голоцене. Отчет о НИР, № госрегистрации ГР № 0120.0 801463. ГИ КНЦ РАН, 2008. 50 с.

6. Donner J., Eronen M., Jungner H. The dating of the Holocene relative sea-level changes in Finnmark, North Norway // Norsk geografisk Tidsskrift, 1977. 31, Р. 103–128.

7. Ramsay W. ber die Geologische Entwicklung der Halbinsel Kola in der Quartarzeit. – Fennia, 1898, 16, N 1. 151 p.

8. Svendsen, J. I. & Mangerud, J. Late Weichselian and Holocene sea-level history for a cross-section of western Norway. Journal of Quaternary Science, 1987. 2, Р. 113–132.

9. Snyder, J.A., Korsun, S.A., Forman, S.L. Postglacial emergence and the Tapes transgression, north-central Kola Peninsula, Russia // Boreas, 1996. Vol. 25. P. 47–56.

10. Tanner V. Studien ofver Kvartrsystemet i Fennoskandas nordliga delar, IV. Om nivfrndringarna och granddragen av dem Geographiska utvecklingen efter istiden i ishavsfinland samt om honotaxin av Fennoskandias Kvartra marina avlayringar. – Fennia, 1930. LIII, N 1, Helsingfors. 589 p.

11. yen P.A. Kvartarstudier i Trondhejmsfeltet, III, Kgl. N. Vid. Selsk. skr., 1914. N 6.

СТРОЕНИЕ И МИНЕРАЛОГИЯ БОКСИТОНОСНОЙ КОРЫ ВЫВЕТРИВАНИЯ

КМА (В СВЕТЕ ФРАКТАЛЬНОЙ ГЕОМЕТРИИ)

–  –  –

К началу XXI века стало очевидным, что процессы эволюции в окружающем мире должны базироваться на нелинейных процессах.

Новая научная парадигма – синергетика, включает несколько идей: нелинейность, открытость, диссипативность, принцип соподчинения. В математике и физике для множеств с нецелочисленной размерностью было предложено название фрактал (Синергетика, 1999; Хакен, 1985).

Вскоре выяснилось, что фрактальную природу имеет вся Вселенная в целом и ее составные части: галактика (в том числе и млечный путь), солнечная система, Земля, Земные геологические объекты и явления.

К началу XXI века в астрономической науке произошло глубокое, поистине революционное преобразование, которое радикально меняет представление о Вселенной: в последние три десятилетия Вселенная вдруг стала насквозь нечленоразмерной, фрактальной.

Известно, что строение Солнечной системы строго не подчиняется правилу Тициуса-Боде (по этой причине оно не стало законом), и даже внесение поправок в правило не сделает его законом, а последующие уточнения фрактального строения планетезималей занептуновского «облака» (пояс Койпера, квазисферическое облако Хиллса, квазисферическое облако Орта), лишь подтверждают фрактальность Солнечной системы в целом. Вскоре выяснилось, что размерность газопылевых скоплений, из которых рождаются звезды (в том числе Солнце), равна 7/3, из чего делается вывод, что наше Солнце рождалось, живет и будет умирать как фрактал.

Установлено, что газопылевое облако нашей Галактики образует кольцо. Области (фрагменты) ионизированного газопылевого вещества образуют спиральный узор, в ветвях облаков, которой рождаются звезды, а вся Галактика в целом образует спиральный фрактал, украшенный миллиардами звезд, имеющих фрактальную природу (Розгачева, 1993).

Из всего вышесказанного мы приходим к выводу, что фрактальную природу должны иметь и земные системы (объекты) и процессы.

Объектом для изучения фрактальной природы выбрана глиноземная (бокситоносная) кора выветривания КМА, хорошо изученная в отечественной литературе (Сиротин, 2000), имеющая визейский возраст.

В строении коры наблюдаются четыре зоны: I, II, III, IV.

–  –  –

Рис. 1. Строение латеритной коры выветривания КМА (Сиротин, 2000 г):

1 – зона 1; 2 – зона II, серицитовая с примесью каолинита; 3 – зона III, каолинито-серицитовая и серицито-каолинитовая; 4 – зона IV, латеритная: а – бемитовая, 5 – богатые железные руды; 6 – переотложенные железные руды (конгломерато-брекчии); 7 – то же со свободным глиноземом (железо-алюминиевые руды); 8 – красные тонкодисперсные бокситы; 9 – обломочные бокситовые породы (с гиббситом и бемитом); 10 – глины углистые; 11 – визейские известняки органогенно-обломочные; 12 – известняки доломитизированные; 13 – породы коры выветривания, метасоматически измененные в диагенезе и катагенезе Краткое описание коры выветривания КМА целесообразно начать с бокситоматеринских пород – это сланцы кварц-серицитовые, кварц-серицит биотитовые, кварц-биотитовые.

Зона I – начального разложения, сланцы характеризуются окислением пленочного пирита, магнетита, биотита и слабо дезинтегрированы, границы зон очень неровные, а мощностьдо 60–80 м, иногда свыше 100 м.

Зона II – промежуточного разложения (дезинтеграции, выщелачивания кварца и гидролиза, и начальной каолинизации), сопоставляется с зонами бескварцевых богатых железных руд. Нижняя ее граница очень неровная, с «карманами» и совпадает с нижней границей богатых железных руд. Основными минералами зоны является слюда (гидрослюда) 2М1, триоктаэдрический биотит, значительно реже – 14АО-хлорит, кварц во второй половине зоны выщелачивается.

Зона III – конечного разложения – гидролиза и полного выщелачивания. Каолинит становится породообразующим минералом. Если границы всех зон (I, II и III) – очень неровные, с большими гипсометрическими перепадами, то граница с зоной IV всегда более ровная и четкая.

Зона IV – зона латерита, делится на три подзоны: нижнюю аллитную, среднюю – собственно латеритную (бокситную), и каолинитовую.

Важно отметить, что мощности зон, не подчиняются линейной зависимости, например наибольшую мощность, как правило, имеет зона I, иногда до 70–90 м, фиксируемая по окислению пленочного пирита на плоскостях сланцеватости, но при этом вышележащие зоны (например II, или II+III) могут иметь мощность в несколько метров. Другими словами отношение мощностей зон имеет нецелочисленный, а фрактальный характер.

Предложенная метасоматическая модель формирования латеритной (глиноземной) коры выветривания (Сиротин, 2000) вполне соответствует принципам нелинейной геодинамики, неупорядоченного хаоса, является примером самоорганизации в гипергенных геологических системах. Возникающая зональность коры выветривания имеет надпородный уровень, поскольку зоны коры выветривания вполне могут рассматриваться как сообщества пород, определяющие строение данной формации коры выветривания. Выделяется зональность второго уровня в зоне латерита (подзоны нижняя аллитная, бокситовая, верхняя аллитная).

Выделяется зональность и третьего, минерального уровня, которая проявляется в распределении минералов по элементам структуры бокситов: например в бокситах наблюдается зональное распределение минералов в бобовинах и псевдоцементе: 1) внутри бобовины шамозит с каолинизированным серицитом (зоны I, II, III), а в оторочках – гиббсит (зона IV); 2) внутри бобовины шамозит с реликтом серицита и каолинита (зоны I, II, III), а в оторочках криссталический бемит (зона IV), в псевдоцементе смесь каолинита и шамозита, таким образом на микроуровне повторяется разрез коры выветривания:

серицит (исходный минерал) – гидрослюда, каолинит и шамозит (зоны I, II и III коры выветривания) – бемит (минерал зоны зоны латерита, зона – IV), а состав псевдоцемента отвечает зоне дебокситизации.

Так срабатывает фрактальный принцип самоподобия.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Розгачева И.К. Фракталы в космосе // «Земля и Вселенная», 1993. № 1. С. 10–16.

2. Синергетика. Тр. Семинара. Т. 2. Естественно-научные, социальные и гуманитарные аспекты. М: Изд-во МГУ, 1999. 232 с.

3. Сиротин В.И. Метасоматическая модель формирования визейского бокситоносного латеритного профиля КМА / В.И.Сиротин // Вестник Ворон. Гос. ун-та. Сер. геол. 2000. № 3(9). С. 7–15.

4. Хакен Г. Синергетика / Г. Хакен // Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах.

М: Мир., 1985. 424 с.

–  –  –

Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной памяти члена-корреспондента АН СССР К.О. Кратца

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ»

–  –  –

Неоархейские санукитоиды к настоящему времени идентифицированы на большинстве древних щитов.

Накопленный в течение 30 лет их исследования материал позволяет выделить основные особенности состава санукитоидных магм.

Санукитоидам свойственны высокие магнезиальность (mg = 40–65 (ср. 50)) и концентрации Cr и Ni.

Такие составы могут быть получены только в результате плавления мантии. С другой стороны, санукитоиды обогащены LREE, K, Ba, Sr и P, что отличает их от обычных пород мантийного происхождения. Это обогащение не может быть результатом коровой контаминации, поскольку санукитоиды содержат эти элементы в гораздо больших количествах, чем континентальная архейская кора. Следовательно, источником санукитоидов должна быть обогащенная несовместимыми элементами мантия.

Современная гипотеза происхождения санукитоидов представляет собой двух-стадийную модель. На первом этапе происходит метасоматоз мантии. По одной из версий за счет добавления в него значительного количества (ок. 40 % (Smithies и Champion, 2000), в соотношении 1:1 расплав-субстрат (Rapp et al., 2010)) расплава, близкого по составу к ТТГ, отделившегося от погружающегося слеба в действующей зоне субдукции.

По другой – за счет глубинных флюидов мантийного происхождения со значительной ролью СО2 (Mogarovskii et al., 2007; Лобач-Жученко и др., 2010). На втором этапе происходит частичное плавление уже метасоматизированной мантии – производство обогащенного LILE, LREE расплава (собственно санукитоидного) (Smithies и Champion, 2000; Kovalenko, 2005; Lobach-Zhuchenko et al., 2008; и др). Этот процесс связывается с мантийным апвеллингом (плюм, деламинация нижней коры, облом слэба).

Многие санукитоидные интрузии являются многофазными. Ранние наиболее мафитовые фазы, как правило, характеризуются наибольшей магнезиальностью и степенью обогащения как совместимыми, так и несовместимыми редкими элементами. Им свойственны начальные изотопные отношения Sr, Nd и (U238/Pb206) близкие к таковым в деплетированной мантии.

Однако, для поздних фаз сложных массивов, а также многих интрузий, сложенных только кислыми породами, существует немало свидетельств участия древней коры в их формировании. Во-первых, присутствие в цирконах ядер с возрастом на 30–100 млн лет древнее самих интрузий (Рис. 1). Во-вторых, высокое начальное U238/Pb206 отношение ( = 9,3–12) установленное для санукитоидов Карелии (Halla, 2005; LobachZhuchenko et al., 2008), Бразилии (Oliveira et al., 2011). В-третьих, древние модельные возраста (T(Nd)DM (по DePaolo, 1981) на 50–300, Pb207/Pb206 – на 20–60 млн лет древнее возраста интрузии). Можно добавить еще такие косвенные признаки, как параллельные спектры распределения REE в санукитоидах и породах ТТГ серии и сходные отрицательные аномалии по Ti, Nb, Ta.

Возможны, по крайней мере, три варианта вовлечения древнего корового вещества в генезис санукитоидных интрузий. 1) Контаминация породами континентальной коры при поднятии расплава к месту кристаллизации. 2) Плавление мантии, контаминированной терригенными осадками, затащенными погружающейся плитой в зоне субдукции (Halla, 2005; Laurent et al., 2011). 3) Смешение корового и обогащенного мантийного расплавов (Moyen et al., 2001; Ларионова и др., 2007).

Санукитоиды сильно обогащены почти всеми редкими элементами по сравнению с породами коры, что делает их мало чувствительными к контаминации. Можно лишь ожидать незначительного снижения содержаний LREE и LILE, но этот процесс может быть обусловлен и кристаллизационной дифференциацией (Stern et al., 1991; Lobach-Zhuchenko et al., 2008).

Для некоторых интрузий (Бергаул 2,74 млрд лет, Тулос 2,71 млрд лет) можно установить влияние контаминации на изотопную систему Nd (Рис. 1). Оно проявлено в сильном разбросе значений ТDM_Nd 2,78– 3,27 млрд лет (Kovalenko, 2005; Ларионова и др., 2007), при более менее однородном химическом составе, отмечается только пониженное содержание LREE (Nd =11–30 ppm, что сопоставимо с содержаниями в коре, и делает породы весьма чувствительными к контаминации ею) в образцах с самым древним модельным возрастом. Ларионова и др. (2007) объяснили гетерогенность изотопного состава Nd в породах Бергаульского массива взаимодействием расплавов из разных источников (метасоматизированной мантии и древней нижней коры).

Другим примером являются интрузии Койтере (Финляндия) и Кургенлампи (З. Карелия). Для них характерен достаточно однородный начальный изотопный состав Nd и Pb, с ТDM_Nd ср 2830 млн лет (Рис. 1) и = 10–11 (Halla, 2005; Лобач-Жученко и др., 2010). А.В. Коваленко (2005) пришел к выводу, что древние модельные (ТDM_Nd) возраста санукитоидов З. Карелии отражают время, прошедшее со времени обогащения деплетированной мантии до момента ее частичного плавления. Я. Халла (Halla, 2005) объясняет высокие значения (свидетельствующие о существенном вкладе верхней континентальной коры в источник) в KFsp из гранитоидов Фин

–  –  –

ляндии привносом корового свинца в мантию флюидами, отделившимися от субдуцирующих осадков. Главным аргументом является гомогенность инициального изотопного состава свинца в пределах одной интрузии, которая, по мнению автора, достигается в зонах субдукции, где происходит полное смешение. Эта гипотеза также привлекается для объяснения других особенностей санукитоидов (обогащение LREE, LILE, древние ТDM и тд).

Следовательно, обогащение мантийного источника должно было происходить в активной зоне субдукции. Из этой гипотезы вытекают следующие положения: изотопный состав пород в пределах интрузии должен быть однородным, а время обогащения (субдукции) вдоль одной предполагаемой конвергентной границы согласованным в пределах погрешности измерения. На самом деле это не так (Рис. 1). К тому же для многих интрузий было установлено, что конечные гранодиоритовые фазы имеют более низкие значения Nd, #mg и степень обогащения, чем более ранние – мафиты.

Рис. 1. Карта Карельской гранит-зеленокаменной области по Heilimo et al. (2011) с дополнениями автора. Возрастные данные взяты из статей Bibikova et al., 2005; Бибикова и др., 2006; Heilimo et al., 2011; Т(Nd)DM - из Kovalenko et al., 2005;

Halla, 2005; Kpyaho et al., 2006; Ларионова и др., 2007; Егорова, 2010; Mikkola et al., 2011; неопубликованные данные.

А для Панозерского массива были получены мантийные значения = 8,45–9,06 для всех фаз, кроме последней – кварцевых монцонитов ( = 10,43) (Lobach-Zhuchenko et al., 2008). При этом изменение химического состава от ранних к поздней фазе вполне объясняется фракционной кристаллизацией, и наблюдается лишь слабое снижение значений Nd. Плохая чувствительность Sm-Nd изотопной системы в данном случае может быть связана не только с высокими концентрациями Nd в породе, но и с молодым неоархейским возрастом верхней коры в данном регионе.

–  –  –

Пример Панозерского массива является наиболее показательным. Присутствие в пределах одной интрузии фаз с разным начальным изотопным составом свинца отвергает гипотезу смешение корового и мантийного вещества в источнике. Точно так же, как ее отвергают примеры интрузий с сильными вариациями в начальном изотопном составе неодима. Коровые характеристики, судя по всему, являются вторичными для санукитоидных интрузий.

Одним из наиболее эффективных методов, позволяющих легко отследить вклад верхней континентальной коры в итоговый состав санукитоидных интрузий, является изучение изотопного состава свинца. Поскольку содержание урана, а следовательно, урагенного свинца, в верхней коре существенно выше, чем в мантии.

Автор выражает огромную благодарность С.Б. Лобач-Жученко, Н.А. Арестовой, А.В. Коваленко и В.П. Чекулаеву за ценные советы, консультации и предоставленные материалы.

Работа выполнена при поддержке финансирования по направлению № 6 ОНЗ РАН и гранта РФФИ 12-05-00678а.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бибикова Е.В., Арестова Н.А., Иваников В.В., Клаэссон С., Левченков А., Петрова А.Ю., Малашин М.В., Комаров А.Н. Изотопная геохронология посттектончиеской ассоциации санукитоидов, сиенитов и гранитоидов в архее центральной Карелии // Петрология. 2006. № 1.

2. Егорова Ю.С. Позднеархейские серии умеренно-щелочных пород Карелии на примере санукитоидного

Эльмусского и сиенитового Западно-Хижьярвинского массивов. Сборник трудов молодых ученых ИГГД РАН. – СПб.:

Изд-во Политехн. Ун-та, 2010. С. 134–160.

3. Ларионова Ю.А., Самсонов А.В., Шатагин К.Н. Источники архейских санукитоидов (высоко-Mg субщелочных гранитоидов) Карельского кратона: Sm-Nd и Rb-Sr изотопно-геохимические данные // Петрология. 2007. Том 15. № 6.

С. 571–593.

4. Лобач_Жученко С.Б., Саватенков В.М., Коваленко А. В., Чекулаев В.П, Гусева Н.С. Характеристика мантийного источника архейского источника архейского Панозерского массива (Карелия) по данным изотопно-геохимических исследований пород и минералов // Геохимия. 2010. № 4. С. 390–405.

5. Bibikova, E., Petrova, A. & Claesson, S. The temporal evolution of sanukitoids in the Karelian Craton, Baltic Shield:

an ion microprobe U-Th-Pb isotopic study of zircons // Lithos. 2005. V. 79. P. 129–145.

6. DePaolo, D.J. Neodymium isotopes in the Colorado Front Range and crust mantle evolution in the Proterozoic // Nature. 1981. V. 291. P. 193–196.

7. Halla, J. 2005., Late Archean high-Mg granitoids (sanukitoids) in southern Karelian Domain, eastern Finland: Pb and Nd isotopic constraints on crustmantle interactions // Lithos 79, P. 161–178.

8. Heilimo, E., Halla, J., Huhma, H., 2011. Single-grain zircon U-Pb age constraints of the western and eastern sanukitoid zones in the Finnish part of the Karelian Province // Lithos 121, 87–99.

9. Kpyaho, A., Mnttri, I. & Huhma, H. 2006. Growth of Archaean crust in the Kuhmo district, eastern Finland: U-Pb and Sm-Nd isotope constraints on plutonic rocks // Precambrian Research 146, P. 95–119.

10. Kovalenko, A.V., Clemens, J.D., and Savatenkov, V.M. Sm-Nd and Rb-Sr isotopic data on the sanukitoid intrusions of Karelia, Baltic Shield: implications for their genesis and lithospheric evolution // Lithos. 2005. V.79. P. 147–160.

11. Laurent, Martin, Doucelance, Moyen, Paquette, 2011, Geochemistry and petrogenesis of high-K «sanukitoids» from the Bulai pluton, Central Limpopo Belt, South Africa: Implications for geodynamic changes at the Archaean–Proterozoic boundary // Lithos,V. 123, P. 73–91.

12. Lobach-Zhuchenko S. B., Rollinson H., Chekulaev V. P., et al. Petrology of a late archaean, highly potassic, sanukitoid pluton from the Baltic Shield: insights into late archaean mantle metasomatism // J. Petrol. 2008. V. 49. 3.

P. 393–420.

13. Mikkola P., Huhma H., Heilimo E., Whitehouse M. 2011. Archean crustal evolution of the Suomussalmi district as part of the Kianta Complex, Karelia: Constraints from geochemistry and isotopes of granitoids // Lithos 125. P. 287–307.

14. Mogarovskii, V.V., Lutkov, V.S., Lutkova, V.Y., 2007. Barium and strontium the upper mantle of Parims and Tien Shan // Geochemistry International 45, P. 685–697.

15. Moyen, J.-F., Martin, H., Jayananda, M. Multi-element geochemical modelling of crust-mantle interactions during late-Archaean crustal growth: the Closepet granite (South India) // Precambrian Res. 2001. V.112. P. 87105.

16. M. A. Oliveira, R. Dall'Agnol, J. de A. Costa de Almeida, 2011. Petrology of the Mesoarchean Rio Maria suite and the discrimination of sanukitoid series // Lithos. 127. P. 192–209.

17. Rapp, R., Norman, M., Laporte, D., Yaxley, G., Martin, H., Foley, S., 2010. Continent Formation in the Archean and Chemical Evolution of the Cratonic Lithosphere: Melt–Rock Reaction Experiments at 3–4 GPa and Petrogenesis of Archean MgDiorites (Sanukitoids) // Journal of Petrology, 51, P. 1237–1266.

18. Smithies, R.H., Champion, D.C. The Archaean high-Mg diorite suite: links to tonalite-trondhjemite-granodiorite magmatism and implications for early Archaean crustal growth // J. Petrol. 2000. V.41, N12, P. 16531671.

19. Stern, R.A., Hanson, G.N., Shirey, S.B. Petrogenesis of mantle-derived, LILE-enriched Archean monzodiorites and trachyandesites (sanukitoids) in southwestern Superior Province. Canadian Journal of Earth Sciences, 1989, 26, P. 1688–1712.

–  –  –

Институт геологии Карельского научного центра РАН, nadiet11@rambler.ru Введение.

Высокоуглеродистая шунгитовая порода Карелии (шунгит) представляет интерес как перспективный источник наноуглерода, который может быть использован в качестве адсорбентов, катализаторов, производства наполнителей для композитных материалов, в медицине и биотехнологии. Исследования, проведенные ранее на порошках шунгита I разновидности (Ш I) (содержание углерода ~98 вес. %), позволили детально охарактеризовать его состав, структуру и свойства поверхности. Большинство физико-химических свойств углеродсодержащих материалов и поведение дисперсного углерода в водных суспензиях, определяется наличием и концентрацией кислородсодержащих функциональных групп (КФГ) на их поверхности. При вариации концентрации КФГ свойства поверхности можно целенаправленно изменять от гидрофобных до гидрофильных. Различные методы модифицирования свойств шунгитового углерода могут быть применены для регенерации его поверхности, повышения эффективности и селективности при использовании в качестве адсорбентов и катализаторов (Рожкова Н.Н. и др., 2003). Кроме того, содержание различных форм кислорода позволяет судить о степени метаморфизма пород, а, следовательно, отражают геологические процессы, в которых они участвовали и последующие технологические воздействия (Рожкова Н.Н. и др., 2004). Хорошо отработаны методики для характеристики поверхности порошков Ш I, потенциальным углеродсодержащим сырьем являются шунгитовые породы III разновидности (Ш III) (содержание углерода ~34 вес. %). Поэтому целью данной работы стала сравнительная характеристика поверхности порошков Ш III различной дисперсности, подвергнутых различной обработке.

–  –  –

Объекты и методы исследования.

Исследовались порошки Ш III Зажогинского месторождения:

1) с частицами менее 40 мкм величина удельной поверхности 32 м2/г (Ш III мкм);

2) наноразмерный порошок с частицами менее 100 нм величина удельной поверхности 100 м2/г (патент № 2448899) (Ш III нм) подвергнутый различным видам направленной модификации: озонированию и термообработке в восстановительной атмосфере при 300 С и 900 С.

Для изучения структуры и физико-химических свойств поверхности полученных порошков использовался комплекс диагностических методов. Удельная поверхность порошков определялась по методу низкотемпературной десорбции азота (БЭТ), морфология частиц – сканирующей электронной микроскопией (прибор VEGA II LSH, ООО TESCAN), химический состав – рентгенфлуоресцентным методом (прибор Thermo Scientific ARL 9400 Advant’X), кислородсодержащие функциональные группы – потенциометрическим титрованием по методу Боэма, разработанным для характеристики углеродных материалов (Boehm H.P., 1966).

Результаты и обсуждения.

Химический состав порошков Ш III, несмотря на различия в значениях дисперсности, удельной поверхности (Ш III мкм – 32 м2/г; Ш III нм – 100 м2/г) и pH водных эмульсий (Ш III мкм – 6,1; Ш III нм – 4,7) практически идентичен (табл. 1) и представлен большим разнообразием, чем порошка Ш I. Различие морфологии и размеров частиц порошков Ш III можно наблюдать на рис. 1–2.

В порошке Ш III мкм средний размер частиц ~10 мкм, встречаются кварцевые включения большего размера ~30–40 мкм (рис. 1). Порошок Ш III нм характеризуется сетками со средним размером частиц менее 1 мкм (рис. 2).

Анализ результатов о наличие КФГ на поверхности порошков Ш III показал их присутствие на поверхности вне зависимости от обработки (рис. 3).

0,12 с д р а и К Г м о ь • 0-3

–  –  –

0,08 0,06 0,04 0,02 0,00

–  –  –

0,06 0,04 0,02 0,00

–  –  –

Озонирование порошков Ш III и Ш I приводит к увеличению суммарной концентрации КФГ на их поверхности, позволяет направленно увеличить концентрацию фенольных и карбонильных функциональных групп (ФГ).

Характер распределения КФГ между собой при термообработке в восстановительной атмосфере хорошо согласуется для порошков Ш III различной дисперсности (рис. 5) и порошка Ш I (Рожкова Н.Н. и др., 2004).

0,06

–  –  –

0,04 0,03 0,02 0,01

–  –  –

Рис. 5. Характер распределения ФГ на поверхности порошков Ш III в зависимости от температуры обработки 1 – карбокисльные ФГ мкм; 2 – лактонные ФГ мкм; 3 – фенольные и карбонильные ФГ мкм; 4 – карбокисльные ФГ нм; 5 – лактонные ФГ нм; 6 – фенольные и карбонильные ФГ нм.

На поверхности порошков Ш III преобладают карбоксильные ФГ, наименьшее количество лактонных ФГ. Термообработка при 300С приводит к увеличению концентрации карбоксильных, фенольных и карбонильных ФГ. Термообработка при 900С приводит к увеличению концентрации лактонных ФГ, и уменьшению концентрации фенольных и карбонильных ФГ.

Выводы.

1. Свойства поверхности порошков шунгита III характеризовались с помощью кислородсодержащих функциональных групп. Определены КФГ на поверхности порошков шунгита III различной дисперсности в сравнении с порошками шунгита I;

2. Суммарная концентрация КФГ на поверхности порошков шунгита III близка по значению к концентрации КФГ на поверхности шунгита I, и практически не зависит от дисперсности и температуры обработки;

3. Направленная модификация порошков с помощью двухчасового озонирования приводит к увеличению концентрации КФГ на их поверхности;

4. Характер распределения КФГ между собой для порошков Ш III мкм, Ш III нм и Ш I в зависимости от температуры обработки аналогичен.

5. Состав и свойства поверхности наноразмерного порошка шунгита III воспроизводит состав и свойства поверхности порошка Ш III мкм и представляет интерес для использования его в качестве адсорбента, катализатора и наполнителя композиционных материалов.

Благодарность.

Выражаю благодарность сотрудникам аналитической лаборатории ИГ КарНЦ РАН за помощь и сотрудничество: Терновому А.Н. (сканирующая электронная микроскопия), Егорову М.А. и Бурдюх С.В.

(рентгенофлуоресцентный анализ).

Работа поддержана ОНЗ РАН-5.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Патент на изобретение № 2448899 Способ переработки шунгита, 2012.

2. Рожкова Н.Н., Емельянова Г.И., Горленко Л.Е., Лунин В.В. Шунгитовый углерод и его модифицирование // Рос. хим. ж. Ж. Рос. Хим. Об-ва им. Д.И. Менделеева, 2004. т. XLVIII. № 5.

3. Рожкова Н.Н., Рожкова В. C, Кочнева И. В., Туполев А.Г. Исследование химических свойств поверхности дисперсного шунгита // Материалы международной конференции Углерод: минералогия, геохимия и космохимия 24–26 июня, Сыктывкар, 121, 2003.

4. J. Boehm H.P. Chemical identification of surface groups // Advances in catalysis and related subjects. 1966. 16. 197.

–  –  –

Район Палой Ламбы расположен на западной окраине Водлозерского домена и является единственным в пределах Фенно-Карельской провинции, где наблюдаются непосредственные соотношения пород фундамента и метавулканитов коматиит-базальтового состава, слагающих Палаламбинский зеленокаменный пояс (Геология и петрология.., 1978) Вулканиты прорваны субвулканическими интрузиями и дайками андезитов и разновозрастных габброидов, трондьмитовыми жилами, а также гранитами Лижмореченского и крупного Карташовского массивов. В вулканитах сохраняются первичные подушечные текстуры, по которым установлено пологое моноклинальное залегание толщи мафитов (Геология и петрология.., 1978), имеющей субмеридиональное простирание и углы падения первичной полосчатости от 10 до 30–40о, которые у контактов с породами фундамента становятся более крутыми. Непосредственный контакт имеет субмеридиональное направление и представляет зону рассланцевания, наложенную на породы обоих комплексов. Породы фундамента слагают восточную часть района и представлены комплексом гранитоидов (Палаламбинские граниты по (Геология и петрология.., 1978)), являющихся полимигматитами, с тоналитовым субстратом с возрастом 3141±9,7 млн лет жильным трондьемитами 2903±28 млн лет и плагиомикроклиновыми гранитами 2674±35 млн лет (Арестова Н.А. и др., 2012).

В породах основания закартированны дайки габбро-амфиболитов (метагаббро), андезитов (или м/з диоритов), дайки высокомагнезиальных габбро и диоритов, а также железистых габбро.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«376 УДК 665.61.7; 536.246.2 ИССЛЕДОВАНИЕ НАПРЯЖЕННО-ДЕФОРМИРОВАННОГО СОСТОЯНИЯ КОНСТРУКЦИИ МОДУЛЯ ПИРОЛИЗА С УЧЕТОМ НЕЛИНЕЙНОСТИ СВОЙСТВ МАТЕРИАЛА RESEARCH OF STRAIN-STRESS STATE OF A PYROLYSIS MODULE DESIGN CONSIDERING THE NON-LINEAR PROPERTIES OF ITS MATERIAL Байрамгул...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования “Казанский государственный медицинский университет” Министерства здравоохранения Российской Федерации Кафедра биохимии и клинико-...»

«Тотальный вторжение, 2001, Anton Belozerov, МФ [с.н.], 2001 Опубликовано: 12th September 2011 Тотальный вторжение СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cgXAGl Днепровская тарань биология, уловы и...»

«ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ИНСТИТУТ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ И НАУК ИНСТИТУТ МАТЕМАТИЧЕСК...»

«Сведения об участнике конкурса на замещение должности научно-педагогического работника ФИО (полностью) _Григорьева Виктория Васильевна 1. Замещаемая должность, доля ставки _ старший преподаватель (1,0 ставка) 2. Кафедра (подразделение) _ Кафедра экологической безопасности и устойчивого разви...»

«АНАЛИЗ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В БЕЛАРУСИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕРСПЕКТИВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ* Елена Ракова** Резюме Зависимость от одного поставщика топливно-энергетических ресурсов и превалирование природного газа в топливно-энергетиче...»

«ПРОГРАММА МЕРОПРИЯТИЙ БАЙКАЛЬСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВОДНОГО ФОРУМА "Мировой стандарт чистоты – озеро Байкал" ЭКОЛОГИЯ. КУЛЬТУРА. ОБРАЗОВАНИЕ. Экология – Культура – Образование "ЭКО ПОКОЛЕНИЕ" ОРГАНИЗАТОР:...»

«Ельчининова О.А. Мышьяк в почвах долины Катуни и над месторождениями ртути 1. / М.А. Мальгин, А.В. Пузанов, О.А. Ельчининова, Т.А. Горюнова // Сибирский экологический журнал. -1993.№ 2 Ельчининова О.А. Тяжелые металлы и мышьяк в дикорастущих лекарственных 2. растениях Алтая / М.А. Мальгин, О.А. Ельчининова, А.В. Пузанов, Т.А. Горюнова...»

«Образование и наука. 2014. № 2 (111) ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЕ УДК 37.037.1+796.01:316 И. В. Манжелей СРЕДОВЫЙ ПОДХОД К ФИЗИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ Аннотация. В

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВО "БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Факультет биологии, географии и землепользования "УТВЕРЖДАЮ" и.о. декана _ / Максарова Д,Д. ""20_ г. Программа практики учебная (вид практики (учебная; производстве...»

«ГБОУ ВПО ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени И. М. Сеченова МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПЕДИАТРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ кафедра гигиены детей и подростков ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ ПО ГИГИ...»

«Чайник электрический RK-M134 АНТИ АР Г Я М В ЕС ЯЦЕ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим вас за то, что вы отдали предпочтение бытовой технике компании REDMOND. REDMOND — это новейшие разработки, качество, надежность и внимательное отношение к потребностям наших покупателей. Надеемся, ч...»

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Биология, химия. Том 2 (68). 2016. № 3. С. 28–35. УДК 581.14:661.162.66(635.656) ДЕЙСТВИЕ ПРЕПАРАТА ЦИРКОН НА РОСТ И РАЗВИТИЕ РАСТЕНИЙ КУКУРУЗЫ В УСЛОВИЯХ ОСМОТИЧЕСКОГО СТРЕССА Собчук Н. А., Чмелева С. И. Таврическая академия (структурное подр...»

«ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздравсоцразвития России PER ASPERA AD ASTRA Научные руководители: 1. Пешикова М.В. (к.м.н., старший преподаватель кафедры микробиологии, вирусологии, иммунологии и клинической лабораторной диагностики) 2. Нефедьева Ю.В. (к.м.н., ассистент кафедры дерматовенерологии) Авторы:...»

«ФОНД СОТРУДНИЧЕСТВА ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ЭКОСИСТЕМ, НАХОДЯЩИХСЯ В КРИТИЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ Анализ Экосистемы Кавказского Экорегиона Биологическое разнообразие Окончательный вариант 31 июля 2003 года (О...»

«О.А. Белых и др.: Дикоросы как источник биотехнологического сырья для производства УДК 630.2.56.9: 643.0.524 ДИКОРОСЫ КАК ИСТОЧНИК БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО СЫРЬЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ И БАДОВ О.А. Белых1, А.Н.Петров2, А.Г.Еникеев3 ГОУ ВПО "Иркутский государственный педагогический университет" 664004 Иркутск, ул. Н.Набережная, 6...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет О.В. ВеселОВ, М.Г. АбрАМОВА, А.М. ПОнОМАрёВ П...»

«РЕШЕНИЕ по жалобе № 12402 на нарушения при организации и проведении торгов Дата рассмотрения жалобы по существу 03.10.2014 г. Москва Комиссия Московского областного УФАС России по рассмотрению жалоб на нарушения при организации и проведении торгов, а также порядка закл...»

«ПРОФ. ПРОТ. Л. ВОРОНОВ. КРЕЩЕНИЕ И ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К ЦЕРКВИ 135 нах "глупости" столь многих немецких современников, которые либо не видели пре­ ступлений нацистского режима, либо не хотели видеть, либо считали их необходимы­ ми для своего народа, либо и вовсе не...»

«2 Введение Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) деятельности ООО "Лес Резерв" выполняется в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, международных кон...»

«Союз машиностроителей России Пресс-служба ОБЗОР СООБЩЕНИЙ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ 3 апреля 2017 года Содержание: 1. О Союзе машиностроителей России. 6-34 ИА Амител (amic.ru) \\ Депутат призвал перестать тянуть день...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.