WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«STATE AND EXPLORATION OF NATURAL RESOURCES OF TUVA AND ADJACENT REGIONS OF CENTRAL ASIA. ECOLOGICAL AND ECONOMIC PROBLEMS OF NATURAL ...»

-- [ Страница 3 ] --

УЧАСТКИ ИССЛЕДОВАНИЙ. Исследования и отбор образцов аккреционных базальтов проводились на участках Копсек, Тлангара, Сарыг-Даш (см. рис. 1).

На участке Копсек представлена зона контакта структурно-вещественных комплексов преддуговых Джебашской и Куртушибинской подзон. С.А. Щербаковым здесь установлены (снизу вверх по разрезу): метаморфизованная в зеленосланцевой фации существенно парасланцевая устуишкинская (аналог джебашской) серия с линзообразными включениями подушечных метабазальтов; тектоническая линза базальтов и офиолитовый аллохтон c серпентинитовым меланжем в обрамлении; олистостромовая толща с алевропсаммитовым матриксом (Щербаков, 1991). Точки опробования метабазальтов, базальтов и парасланцев показаны на рисунке 3.

Участок Тлангара характеризует фрагмент структур Куртушибинской подзоны среди силурийского осадочного чехла Хемчикско-Сыстыгхемской подзоны и представляет собой серпентинитовый меланж примерно 100-метровой мощности с включениями в несколько метров в поперечнике преимущественно из кремней, в одном случае зафиксирован блок метабазальтов (~ 4060 м).

На участке Сарыг-Таш широтно ориентированные структуры Куртушибинской подзоны обнажаются в ядре антиклинали с ордовикскими и силурийскими осадками на крыльях. Ядро антиклинали представлено линзовидными (мощностью от 0,1 до 0,5 км) блоками рассланцованных метабазальтов, массивных серпентинитов, пироксенитов, габброидов и диоритов, а также лиственитов и лиственитизированных пород. Матрикс структуры ядра (мощность е варьирует от 0,3 до 0,8 км) представлен ордовикскими конгломератами, гравелитами, песчаниками.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

Рисунок 3. Геологическая карта и разрез участка Копсек (по С.А. Щербакову, 1991; с дополнениями в легенде) 1 — четвертичные (Q) отложения; 2 — S отложения; 3 — субдукционно метаморфизованная устуишкинская серия: парасланцы (а), пиллоу-лавы (б); 4 — V–Є1 олистострома: песчаники, алевролиты с блоками базальтов, кремнистых пород, ультрабазитов, известняков; 5 — серпентинизированные гарцбургиты; 6 — клинопироксениты, верлиты, дуниты; 7 — габбро и габбро-амфиболиты; 8 — диабазы, габбро; 9 — пиллоу-лавы с прослоями кремней; 10 — серпентинитовый меланж; 11 — элементы залегания полосчатости габброидов (а) и слоистости осадочных пород (б); 12 — элементы залегания сланцеватости серпентинитов в меланже; 13 — надвиги (а) и прочие разрывные нарушения (б); 14 — точки отбора образцов и их номера.

Исследования и отбор образцов инициальных базальтов проводились на участках Шат, «12-й км», Утуг-Хая и Буура (см. рис. 1). Участок Шат находится в 30-ти км к западу от г. Ак-Довурак, в восточном борту урочища Копсек (рис. 4) и характеризуется покровно-чешуйчатым строением. В качестве главных структурных элементов здесь выделяются толщи широтного простирания, представленные офиолитами, олистостромой и карбонатно-кремнисто-терригенной ассоциацией. На контакте офиолитов и олистостромы развит серпентинитовый меланж мощностью десятки – первые сотни метров. Зона контакта олистостромы и осадочной толщи перекрыта рыхлыми отложениями. Нижняя часть разреза представлена офиолитовым аллохтоном (Шатский массив) (Щербаков, 1991). Офиолиты перекрыты толщей олистостромы мощностью ~ 0,8 км (см. рис. 4). В рассланцованном песчано-алевритовом матриксе олистостромы содержатся линзовидные блоки базальтов, кремней, в разной степени изменнных ультрабазитов, габброидов и известняков. Олистолиты, как правило, имеют небольшие размеры — от первых метров до десятков метров (Щербаков, 1991).





© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Рисунок 4. Геологическая схема участка Шат 1 — четвертичные отложения; 2 — девонские отложения; 3 — ордовик-силурийские отложения;

4 — серпентинитовый меланж; 5 — олистострома; 6 — V–Є1 карбонатно-кремнисто-терригенные отложения; 7 — офиолиты Шатского массива; 8 — V базальты (инициальные); 9 — геологические границы (а), разломы (б).

Крупные блоки, сложенные базальтами, представляют собой, видимо, тектонические останцы (см. рис. 4). Базальты динамометаморфизованы, местами рассланцованы, но в ряде обнажений просматривается подушечная отдельность. Далее олистострома сменяется крутопадающей на север пачкой кремнисто-глинистых и глинистых сланцев и рассланцованных алевролитов с подчиннными слоями кремней, известняков и углистых сланцев. Осадочная толща перекрыта олистостромой мощностью ~ 300 м, по составу и строению аналогичной вышеописанной. Олистострома подстилает блок базальтов шириной 150 м. Далее начинается карбонатнокремнисто-терригенная пачка (см. рис. 4).

На уч. «12-й км» (район 12-го км трассы Ак-Довурак – Тээли) представлены относительно крупные тектонические блоки базальтов, карбонатно-кремнисто-терригенная толща, переходящая в зону серпентинитового меланжа, в различной степени насыщенного телами базальтов, кварцитов, массивных серпентинитов, известняков (рис. 5; см.

рис. 4). Мощность зоны серпентинитового меланжа варьирует от нескольких десятков до 300 м, по простиранию не выдержана. Образцы отобраны из двух крупных блоков базальтов, представляющих собой самостоятельные тела типа тектонических останцов.

На рисунке 5, где показаны точки отбора образцов, представлены лишь фрагменты этих блоков. Местами в базальтах отчтливо видна подушечная отдельность.

Участок Утуг-Хая расположен в районе одноимнного горного массива, в 20-ти км на восток от г. Ак-Довурак, представляя восточную часть крупного протяжнного выступа фундамента преддугового прогиба (рис. 6; см. рис. 1). Главными составными элементами здесь являются крупные блоки-останцы и линзы пиллоу-лав, рассланцованных туфов основного состава, кремнисто-вулканогенных и кремнистых пород, разделнные зонами меланжа и олистостромой, а также карбонатно-туфотерригенные отложения (актуругская свита) с фауной верхней половины Є1.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

Рисунок 5. Геологическая схема участка «12-й км» (по: Сводный…, 1984; с дополнениями) 1 — О3 песчаники и конгломераты; 2–5 — V–Є1: 2 — вариолиты, спилиты, зелно-серые базальты, 3 — тмно-лиловые базальты и андезито-базальты, 4 — кварциты, кремни, 5 — известняки;

6 — габбро; 7 — серпентиниты массивные; 8 — серпентинитовые, кремнисто-глинистые и глинистые сланцы; 9 — участки глыбового меланжа с небольшим количеством серпентинитов; 10 — разломы и границы тел в меланже; 11 — наклонное (а) и вертикальное (б) залегание слов; 12 — точки отбора образцов и их номера.

Олистострома к середине Є1 подверглась размыву, что подтверждается наличием в основании актуругской свиты невыдержанного по мощности слоя известняков, насыщенного обломками пород из подстилающей олистостромы (Сводный…, 1984, с. 51). Олистострома слагает поле шириной до 0,9 км. Матрикс е состоит из несортированных или слабосортированных массивных и неяснослоистых брекчий и конглобрекчий с обломками базальтов, реже — кремнистых и карбонатных пород, сланцев карбонатного, кремнистого и глинистого состава. В них содержатся хаотически распределнные глыбы размером до нескольких десятков метров, сложенные главным образом кремнистыми породами, иногда представляющими собой монолитные брекчии, а также известняками, доломитами, реже — габброидами и серпентинитами (Сводный…, 1984, с. 51–52). В крупном блоке-останце пиллоу-лав и туфов основного состава на южном склоне г. Утуг-Хая отчтливо фиксируются дайки плагиофировых базальтов северо-восточного и меридионального простирания мощностью 1,5–2,0 м. Точки опробования пиллоу-лав и дайки базальтов показаны на рисунке 6.

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Рисунок 6. Геологическая схема и разрез участка Утуг-Хая (по Н.А. Берзину, 1987, с дополнениями в легенде) Отложения: 1 — четвертичные; 2 — ордовикские терригенные; 3–5 — второй половины нижнего кембрия: 3 — известняки, 4 — песчаники, глинисто-алевритистые породы, туффиты, 5 — песчаники и алевритистые известняки, известковистые песчаники и алевролиты; 6–10 — V–Є1 толщи: 6 — офиолитокластовые олистостромы, переходящие в полимиктовый меланж, 7 — кремнистокарбонатные, 8 — преимущественно кремнистые породы, 9 — пиллоу-лавы, рассланцованные туфы основного состава, прослои и линзы осадочных пород; 10 — серпентиниты и серпентинитовый меланж; 11 — дайки: а — плагиофировых базальтов, б — гранит-порфира (U / Pb возраст цирконов — 440 5 млн л., по нашим неопубл. данным); 12 — разломы и ограничения наиболее крупных олистолитов; 13 — наклонное залегание слов; 14 — точки отбора образцов и их номера.

Участок Буура в Центральной Туве расположен в 15-ти км к северу от Шагонара, на водоразделе рек Эйлиг-Хем и Мунгаш-Хем. Толща эжимской свиты ( субширотного простирания, сложенная алевролитами, песчаниками, гравелитами и конгломератами, обычно сероцветными и местами рассланцованными, включает блоки известняков, кремней и базальтов, что указывает на наличие в составе свиты олистостромы. Наиболее крупный блок (до 0,5 км в поперечнике) сложен пиллоу-лавами.

Возраст осадочной толщи (вторая половина Є1) свидетельствует о том, что формирование олистостром в этом районе продолжалось до конца раннего кембрия.

Подчеркнм наиболее важные, на наш взгляд, особенности строения фундамента Хемчикско-Сыстыгхемского прогиба на участках работ. Прежде всего, матрикс наиболее ранней олистостромы чаще всего представлен рассланцованной мелкообломочной брекчией, в т. ч. брекчированные кремни в олистолитах (уч. Утуг-Хая).

Кроме того, размер блоков в олистостроме колеблется в очень широких пределах — от видимых в обнажениях глыб до объектов, которые могут быть оконтурены только при геологическом картировании (Берзин, 1979, 1987). Последние сложены инициальными базальтами и представляют собой крупные тектонические блоки или останцы, с которыми генетически связана олистострома.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

–  –  –

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

–  –  –

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

Таблица 2. Sm-Nd изотопные данные для сланцев (№ п/п 1), аккреционных базальтов АБ (2–4), инициальных базальтов ИБ 1-го (5–8) и 2-го (9) типов

–  –  –

АНАЛИТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ. Содержания породообразующих оксидов определялись рентгенофлюоресцентным методом (RFA) в Институте геохимии СО РАН (ИГ СО РАН, Иркутск) и Институте геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН (ИГЕМ РАН, Москва).

Содержания микроэлементов определены методом ICP–MS, в т. ч. в Лимнологическом институте СО РАН (ЛИН СО РАН, Иркутск, анал. Е.В. Смирнова) и Институте геохимии и аналитической химии РАН (ГЕОХИ РАН, Москва, анал. Я.В. Бычкова).

Методом RFA проанализирован 31 образец, из них 21 — методом ICP–MS (табл. 1).

Sm-Nd изотопные данные получены в Геологическом институте Кольского научного центра РАН (ГИ КНЦ РАН, Апатиты) (табл. 2). Изотопные составы Sm и Nd измерялись на масс-спектрометре Finnigan–MAT 262 (RPQ) в статическом режиме. Уровень холостого опыта за время исследований составлял 0,03–0,2 нг для Sm, 0,1–0,5 нг для Nd. Точность определений концентраций Sm и Nd составила 0,5 %, изотопных отношений 147Sm / 144Nd — 0,5 %; 143Nd / 144Nd — 0,005 % (2).

–  –  –

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Рисунок 8. Диаграммы Харкера для базальтов СТПЗ (усл.
обозн. см. на рис. 7) ВЕЩЕСТВЕННЫЙ СОСТАВ ОБРАЗЦОВ. В аккреционных базальтах (АБ) участков Копсек, Тлангара, Сарыг-Таш породообразующие минералы в основном замещены эпидот-хлорит-актинолит-альбитовой ассоциацией, местами с сохранившимися реликтами микроструктур — офитовой, порфировой, вариолитовой. В инициальных базальтах (ИБ) (участки Шат, «12-й км», Утуг-Хая, Буура) во всех случаях сохраняются первичные микроструктуры — в основном офитовые и интерсертальные, а вторичные минералы занимают в основном не более половины площади шлифа.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

Рисунок 9. Спайдерграммы редкоземельных и редких элементов в образцах базальтов СТПЗ (нормирование по: Sun, MсDonough, 1989) а, б — аккреционные базальты, в–ж — инициальные базальты, в т. ч.: в, г — первого подтипа (участок Утуг-Хая), д, ж — второго подтипа (уч. Шат, «12-й км», Буура). 1 — OIB, 2 — E-MORB, 3 — T-MORB, 4 — N-MORB. Составы OIB, N-MORB по: Sun, MсDonough, 1989, E-, T-MORB по:

Klein, 2003. В рисунках 9–11 использованы данные Н.И. Волкова и др. (2009) по аккреционным базальтам уч. Коярд (Б–273 – Б–301, см. рис. 2).

В основной массе и миндалинах встречается богатый водой, стекловатый палагонит — до 5 % (уч. Утуг-Хая), а в базальтах уч. Буура его содержание составляет 10 %; характерно также относительно большое количество оксидов Fe-Ti — до 10 %.

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Образец ХК–5–12 парасланца уч. Копсек представляет собой альбит-кварцсерицит-хлоритовую породу с преобладающей сланцевой и реликтовой мелкопсаммитовой структурой с размерами обломков 0,1–0,7 мм. Сосуществование первичной структуры и указанного парагенезиса вторичных минералов может быть обусловлено зеленосланцевой фацией метаморфизма низких давлений. По-видимому, данный образец характеризует сланец, образованный по кварц-полевошпатовому мелкозернистому песчанику, вероятно, с глинистым цементом.

На классификационной диаграмме (рис. 7) составы АБ попадают в поле базальтов, редко — трахибазальтов, а составы ИБ — в поля базальтов, трахибазальтов, частично — трахиандезибазальтов и андезибазальтов.

Петрохимический состав (в мас. %, пересчитанных на 100 % сухого остатка) АБ характеризуется: вариациями SiO2 от 45,7 до 51,7, относительно устойчивыми содержаниями TiO2: 1,6–1,9 (в единичных случаях — 2,2 и 3,2), пониженным содержанием суммы щелочей и K2O: в среднем 3,5 и 0,25 соответственно, устойчиво пониженными содержаниями P2O5 ~ 0,2, относительно постоянным содержанием Al2O3 — 13,4–16,6 при вариациях содержаний MgO 3,5–9,5 мас. %; вариации параметра магнезиальности (Mg#) составляют 0,38–0,62 мас. %, в среднем — 0,52 (рис. 8; см. табл. 1 и рис. 7).

ИБ отличаются от АБ широкими вариациями содержаний TiO2 (от 1,3 до 4,5);

повышенным содержанием суммы щелочей и K2O (соответственно, в среднем 5,2 и 1,0); повышенными в целом содержаниями P 2O5 при их широких колебаниях 0,1–0,7;

отрицательной зависимостью содержаний Al2O3 (13,1–21,5 мас. %) и MgO (2,0– 6,9 мас. %); магнезиальность (Mg#) широко варьирует (0,19–0,57 при средней — 0,40), но в целом ниже в ИБ ниже, чем АБ (см. табл. 1, рис. 7, 8).

По петрохимическому редкоэлементному и Sm-Nd изотопному составам среди лав ИБ выделяется два подтипа. 1-й подтип (ИБ–1) включает базальты участков Шат, «12-й км», Буура, 2-й подтип (ИБ–2) — базальты уч. Утуг-Хая (рис. 9, 10; см.

табл. 1, рис. 7, 8). ИБ–1 характеризуются пониженными содержаниями SiO2 (46,0– 50,7 мас. %) относительно ИБ–2 (50,0–52,4 мас. %). Первые в целом менее натровые и более калиевые (Na2O / K2O = 1,3–4,5; K2O = 1,0–2,6), чем вторые (Na2O / K2O = 2,6– 9,5; K2O = 0,1–1,1).

По характеру распределения редких (Thn / Ybn) и редкоземельных (Lan / Ybn) элементов (соответственно — 0,6–2,2 и 1,3–2,2) АБ похожи на базальты типа T-MORB (0,7 и 1,1) и E-MORB (2,2 и 2,9); ИБ–1 (2,8–9,4 и 3,9–12,8) — на OIB (10,1 и 11,7);

ИБ–2 (0,3–0,6 и 0,6–0,9) — на базальты N-MORB (0,2 и 0,6) (см. табл. 1, рис. 9). Отчтливо выделяются разнознаковые аномалии Sr (см. рис. 9 б, г, ж). Аналогично Sr ведут себя Rb и Ba, что, видимо, обусловлено влиянием зеленокаменных изменений базальтов. Для АБ Nb аномалии, а ИБ имеют слабые Nb аномалии, в т. ч. ИБ–1 — положительные, ИБ–2 — отрицательные (см. рис. 9 ж).

ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ И ИСТОЧНИКИ МАГМ. На дискриминационных диаграммах точки составов исследованных образцов базальтов образуют довольно компактные рои (см. рис. 10). Составы АБ на этих трх диаграммах соответствуют составам: а) E-MORB, WPB, N-MORB; б) MORB; в) OPB. Отсюда, геодинамическая позиция АБ соответствует базальтам типа OPB.

Точки составов ИБ–1 на этих же диаграммах ложатся в поля: а) WPAB, WPAB+WPT; б) OIB; в) на границе OIB и OPB, а ИБ–2: а) N-MORB; б) MORB;

в) между N-MORB и Arc (см. рис. 10). В целом ИБ характеризуется промежуточными составами, в т. ч.: ИБ–1 — между OIB и OPB, а ИБ–2 близки к N-MORB, но имеют примесь «надсубдукционного компонента».

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

Рисунок 10. Дискриминационные диаграммы для базальтов СПТЗ

а) Nb / Th – Zr/Nb (Condie, 2005);

б) DF1–DF2 (Agrawal et al., 2008).

DF1 = 0,3517848* Log(La / Th) + 0,6012869* Log(Sm / Th) – 1,345034* Log(Yb / Th) + 2,105627* Log(Nb / Th) – 5,47628. DF2 = -0,3049742* Log(La / Th) – 1,180111* Log(Sm / Th) + 1,618924* Log(Yb / Th) + 1,226005* Log(Nb / Th) – 0,9943637;

в) Nb*2-Zr / 4-Y (Meschede, 1986).

Поля составов: Arc — базальты вулканических дуг, MORB (N-MORB, E-MORB) — базальты срединно-океанических хребтов (нормальные, обогащнные); OPB — базальты океанических плато, OIB — базальты океанических островов; WPAB — внутриплитные щелочные базальты;

WPT — внутриплитные толеиты (остальные усл. обозн. см. на рис. 7).

Диаграмма Регелоуса с соавторами La / Sm – Lu / Hf позволяет оценить степень плавления и фазовый состав мантийного протолита (рис. 11). Положение точек составов АБ на этой диаграмме может свидетельствовать о том, что АБ являются продуктом смешения расплавов, образовавшихся при высокой степени плавления (~ 20 %) гранатового перидотита и 10–20 % степени плавления шпинелевого перидотита. Исходные расплавы ИБ–1 формировались при более Рисунок 11. Диаграмма La / Sm – Lu / Hf и кривые часвысоком давлении (в поле ус- тичного (от 0,01 до 20 %) плавления шпинелевого тойчивости граната) и степенях и гранатового перидотита (Regelous et al., 2003;

звздочкам показаны составы OIB и N-MORB по Sun, плавления, близких к OIB, а MсDonough, 1989; остальные усл. обозн. см. на рис. 7) ИБ–2 — при относительно низком давлении (в поле устойчивости шпинели) и высоких степенях плавления, близких к N-MORB (см. рис. 11).

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Sm-Nd изотопный состав базальтов Саяно-Тувинской преддуговой зоны различается довольно чтко. Наиболее показательным в этом отношении является параметр Nd(T): его положительные значения свидетельствуют о преобладании ювенильного, а отрицательные — древнекорового компонента в магмогенерирующем источнике, и чем выше то или иное значение, тем выше доля соответствующего компонента (DePaolo, 1988). По нашим данным, Nd(T) в АБ колеблется от + 6,7 до + 8,3;

ИБ–1 имеют самые низкие значения Nd(T) = + 3,7…+ 4,5, в то время как в ИБ–2 Nd(T) составляет + 6,3 (см. табл. 2). Nd-изотопные данные согласуются с вышеприведнными оценками мантийных источников базальтов: относительно широкие вариации Nd(T) и смешение разноглубинных мантийных источников для АБ, пониженные значения Nd(T) и мантийный источник в поле устойчивости граната для ИБ–1, повышенное значение Nd(T) и мантийный источник в поле устойчивости шпинели для ИБ–2.

Для образца парасланца ХК–5–12 с уч. Копсек (см. рис. 3) Nd(T) составляет + 1,2, TNd(DM) = 1043 млн л. (см. табл. 2). Относительно низкие положительные значения Nd(T) в этом образце могут быть обусловлены смешением в протолите сланцев пород рифейской и раннекаледонской изотопных провинций (Коваленко и др., 2003), в частности, комплексов Тувино-Монгольского микроконтинента и Тувинской островодужной задуговой системы (ТОЗС). Образец ХУ–69–12 из дайки плагиофирового базальта, по сравнению с лавами базальтов участка Утуг-Хая, характеризуется повышенным количеством «надсубдукционного компонента» (см. рис. 9 в, 10 б, в). Однако, положение точки состава этой дайки на диаграмме Lu / Hf – La / Sm указывает на относительно глубинный мантийный протолит в поле устойчивости граната (см. рис. 11). Скорее всего, такой состав дайки вызван смешением расплавов из деплетированного и обогащнного мантийных источников.

ГЕОДИНАМИКА ИНИЦИАЛЬНЫХ БАЗАЛЬТОВ. Несоответствие геохимического состава ИБ составам базальтов типовых геодинамических обстановок может быть обусловлено магматическими процессами на стадии инициации субдукции. В статье Дилека и Фарнеса генезис офиолитов SSZ-типа связывается с быстрым откатом слэба и последующей инициацией субдукции, что приводит к спредингу в вышележащей плите. Но до офиолитов, на стадии инициации субдукции, первые магмы (в нашем случае — ИБ–1. — Прим. А.М.) образуются при декомпрессионном плавлении глубокой и фертильной лерцолитовой мантии. На последующие фазы плавления сильное влияние оказывают дегидратация слэба, плавление субдуцируемых осадков, связанное с этим частичное плавление метасоматизированных перидотитов (ИБ–2) и смешивание расплавов из обогащнных и истощнных мантийных источников (обр. ХУ–69–12) (Dilek, Furnes, 2011).

ВЫВОДЫ. Саяно-Тувинская преддуговая зона является составной частью Тувинского сегмента V–Є1 островодужной системы, сформированной в ходе эволюции Тувино-Монгольской островной дуги Палеоазиатского океана. В пределах этого сегмента с северо-запада на юго-восток выделяются Саяно-Тувинская преддуговая, Таннуольско-Хамсаринская островодужная и Восточно-Тувинская задуговая зоны.

Саяно-Тувинская преддуговая зона, выделяемая нами впервые, состоит из внешней Джебашской, переходной Куртушибинской и внутренней Хемчикско-Сыстыгхемской подзон. В Джебашской подзоне представлены комплексы, пространственно приуроченные к палеожлобу, в Куртушибинской подзоне — к фронтальной части преддугового автохтона, в Хемчикско-Сыстыгхемской подзоне — к внутренней части преддугового автохтона.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

В преддуговой Саяно-Тувинской зоне выделяется два типа базальтов различной геодинамической природы. Преддуговые базальты первого типа, представляющие собой продукты внутриплитного океанического магматизма, находятся в Джебашской и Куртушибинской подзонах, а второго типа — Куртушибинской и Хемчикско-Сыстыгхемской подзонах.

Геохимический состав базальтов второго типа не соответствует составам базальтов типовых геодинамических обстановок и может быть обусловлен магматическими процессами на стадии инициации субдукции при декомпрессионном плавлении глубокой и фертильной лерцолитовой мантии. На последующие фазы плавления сильное влияние оказывают дегидратация слэба, плавление субдуцируемых осадков, связанное с этим частичное плавление метасоматизированных перидотитов и смешивание расплавов из обогащнных и истощнных мантийных источников.

В заключение хочется выразить благодарность коллегам за помощь на разных этапах подготовки статьи, в т. ч. канд. геол.-мин. наук Р.В. Кужугету (в полевых работах), Е.К. Дружковой (в петрографических исследованиях), Е.В. Смирновой, А.Л. Финкельштейну, П.А. Серову и Н.И. Гусеву (в аналитических исследованиях).

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ. Грант 13–05–00354.

ЛИТЕРАТУРА

Берзин Н.А. Меланжево-олистостромовая ассоциация Хемчикско-Систигхемской зоны Тувы // Главные тектонические комплексы Сибири. – Новосибирск: ИГиГ СО АН СССР, 1979. – С. 104–129.

Берзин Н.А. Геодинамическая обстановка формирования кембрийских олистостром ХемчикскоСистигхемской зоны Тувы // Геология и геофизика. – 1987. – № 1. – С. 3–11.

Берзин Н.А., Колман Р.К., Добрецов Н.Л., Зоненшайн Л.П., Чанг Э.З. Геодинамическая карта западной части Палеоазиатского океана // Геология и геофизика. – 1994. – Т. 35. – № 7–8. – С. 8–28.

Берзин Н.А., Кунгурцев Л.В. Геодинамическая интерпретация геологических комплексов АлтаеСаянской области // Геология и геофизика. – 1996. – Т. 37. – № 1. – С. 63–81.

Буслов М.М., Ватанабе Т. Внутрисубдукционная коллизия и ее роль в эволюции аккреционного клина (па примере Курайской зоны Горного Алтая, Центральная Азия) // Геология и геофизика. – 1996. – Т. 37. – № 1. – С. 82–93.

Волкова Н.И., Ступаков С.И., Бабин Г.А., Руднев С.Н., Монгуш А.А. Подвижность редких элементов при субдукционном метаморфизме (на примере глаукофановых сланцев Куртушибинского хребта, Западный Саян) // Геохимия. – 2009. – Т. 47. – № 4. – С. 401–414.

Геология СССР. Тувинская АССР: Т. XXIX, ч. I. – М.: Недра, 1966. – 460 с.

Государственная геологическая карта Российской Федерации м-ба 1 : 200 000. Изд. 2-е. Сер. Западно-Саянская. Л. N–46–XXIX (Верхний Амыл): Объясн. зап. – СПб.: Изд-во СПб. картфабрики ВСЕГЕИ, 2003. – 135 с.

Государственная геологическая карта Российской Федерации. М-б 1 : 1 000 000 (3-е поколение).

Сер. Алтае-Саянская. Листы N–46, М–46. – СПб.: ВСЕГЕИ, 2008.

Добрецов Н.Л., Пономарева Л.Г. Офиолиты и глаукофановые сланцы Западного Саяна и Куртушибинского пояса // Петрология и метаморфизм древних офиолитов (на примере Полярного Урала и Западного Саяна) / Под ред. В.С. Соболева и Н.Л. Добрецова. – Новосибирск: Наука, 1977. – С. 128–156.

Добрецов Н.Л., Симонов В.А., Буслов М.М., Куренков С.А. Океанические и островодужные офиолиты Горного Алтая // Геология и геофизика. – 1992. – № 12. – С. 3–14.

Добрецов Н.Л., Буслов М.М., Сафонова И.Ю., Кох Д.А. Фрагменты океанических островов в структуре курайского и катунского аккреционных клиньев Горного Алтая // Геология и геофизика. – 2004. – Т. 45. – № 12. – С. 1381–1403.

Добрецов Н.Л., Симонов В.А., Буслов М.М., Котляров А.В. Магматизм и геодинамика Палеоазиатского океана на венд-кембрийском этапе его развития // Геология и геофизика. – 2005. – Т. 46. – № 9. – С. 952–967.

Добрецов Н.Л., Буслов М.М. Позднекембрийско-ордовикская тектоника и геодинамика Центральной Азии // Геология и геофизика. – 2007. – Т. 48. – № 1. – С. 93–108.

© А.А. МОНГУШ БАЗАЛЬТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ САЯНО-ТУВИНСКОЙ ПРЕДДУГОВОЙ

ЗОНЫ: ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ГЕОХИМИЯ, ГЕОДИНАМИКА

Зоненшайн Л.П. Тектоника Западного Саяна. – М.: Госгеолтехиздат, 1963. – 112 с.

Коваленко В.И., Ярмолюк В.В., Ковач В.П. Магматизм и геодинамика раннекаледонских структур Центрально-Азиатского складчатого пояса (изотопные и геологические данные) // Геология и геофизика. – 2003. – Т. 44. – № 12. – С. 1280–1293.

Монгуш А.А., Лебедев В.И., Ковач В.П., Сальникова Е.Б., Дружкова Е.К., Яковлева С.З., Плоткина Ю.В., Загорная Н.Ю., Травин А.В., Серов П.А. Тектономагматическая эволюция структурновещественных комплексов Таннуольской зоны Тувы в позднем венде – раннем кембрии (на основе геохимических, Nd изотопных и геохронологических данных) // Геология и геофизика. – 2011. – Т. 52. – № 5. – С. 649–665.

Монгуш А.А., Кужугет Р.В. Возраст, состав и тектоническое положение Дуушкуннугского габбрового массива (Западная Тува) // Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту): Материалы совещ. Вып. 10. В 2-х т. – Иркутск: ИЗК СО РАН, 2012. – Т. 2. – С. 25–26.

Монгуш А.А., Кужугет Р.В., Дружкова Е.К. Условия образования и вещественный состав баянкольской и узунсаирской олистостром (Центральная Тува) // Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Эколого-экономические проблемы природопользования: Вып. 12 / Отв. ред. докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев.

– Кызыл:

ТувИКОПР СО РАН, 2012. – С. 77–88.

Сафонова И.Ю., Симонов В.А., Буслов М.М., Ота Ц., Маруяма Ш. Неопротерозойские базальты Палеоазиатского океана из Курайского аккреционного клина (Горный Алтай): геохимия, петрогенезис, геодинамические обстановки формирования // Геология и геофизика. – 2008. – Т. 49. – № 4. – С. 335–356.

Сводный путеводитель экскурсий 050, 058. Алтае-Саянская область: 27-й Междунар. геол. конгр.

(Москва). – Новосибирск: Наука, 1984. – 164 с.

Симонов В.А., Гордиенко И.В., Ступаков С.И., Медведев А.Я. Условия формирования базальтов Джидинской зоны Палеоазиатского океана // Геология и геофизика. – 2014. – Т. 55. – № 8. – С. 1173–1187.

Шенгр А.М., Натальин Б.А., Буртман Б.С. Тектоническая эволюция алтаид // Геология и геофизика. – 1994. – Т. 35. – № 7–8. – С. 41–58.

Щербаков С.А. Офиолиты Западной Тувы и их структурная позиция // Геотектоника. – 1991. – № 4. – С. 88–101.

Ярмолюк В.В., Коваленко В.И., Ковач В.П., Козаков И.К., Котов А.Б., Сальникова Е.Б. Геодинамика формирования каледонид Центрально-Азиатского складчатого пояса // Докл. АН. – 2003. – Т. 389. – № 3. – С. 354–359.

Agrawal S., Guevara M., Verma S.P. Tectonic Discrimination of Basic and Ultrabasic Volcanic Rocks through Log-Transformed Ratios of Immobile Trace Elements // Intern. Geology Review. – 2008. – Vol. 50. – P. 1057–1079.

Condie K.C. High field strength element rations in Archean basalts: a window to evolving sources of mantle plumes? // Lithos. – 2005. – Vol. 79. – P. 491–504.

Dilek Y., Furnes H. Ophiolite genesis and global tectonics: Geochemical and tectonic fingerprinting of ancient oceanic lithosphere // Geological Society of America Bulletin. – 2011. – Vol. 123. – № 3–4. – P. 387–411.

DePaolo D.J. Neodymium isotope geochemistry: an introduction. – New York: Springer Verlag, 1988. – 187 p.

Klein E.M. Geochemistry of the igneous oceanic crust // The Crust: Treatise on Geochemistry / Ed.

R.L. Rudnick. – 2003. – Vol. 3. – P. 433–463.

Le Bas M.J., Le Maitre R.W., Streckeisen A., Zanettin B. A chemical classification of volcanic rocks based on the total alkali-silica diagram // Journal of Petrology. – 1986. – Vol. 27. – № 3. – P. 745–750.

Meschede M. A method of discriminating between different types of mid-ocean ridge basalts and continental tholeiites with the Nb-Zr-Y diagram // Chemical Geology. – 1986. – Vol. 56. – P. 207–218.

Regelous M., Hofmann A.W., Abouchami W. et al. Geochemistry of lavas from the Emperor seamounts, and the geochemical evolution of Hawaiian magmatism from 85 to 42 Ma // Journal of Petrology. – 2003. – Vol. 44. – P. 113–140.

Silver P.G., Behn M.D. Intermittent Plate Tectonics? // Science. – 2008. – Vol. 319. – № 85. – P 85–87.

Stern R.J., Reagan M.K., Ishizuka O., Ohara Y., and Whattam S. To Understand Subduction Initiation, Study Forearc Crust: To Understand Forearc Crust, Study Ophiolites // Lithosphere. – 2012. – Vol. 4. – P. 469–483.

Sun S.S., MсDonough W.F. Chemical and isotopic systematiсs of oceanic basalts: implications for mantle composition and processes // Magmatism in the Ocean Basins Geol. Soc., London Spec. Publ. / Eds.

A.D. Saunders, M.J. Norry. – 1989. – Vol. 42. – P. 313–346.

© A.A. MONGUSH BASALTIC COMPLEXES OF THE SAYAN-TUVA FOREARC:

GEOLOGICAL SETTING, GEOCHEMISTRY, GEODYNAMICS

УДК: 552.32+550.423; 551.242.3

–  –  –

ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ АМЫЛОСЫСТЫГХЕМСКОГО УЗЛА

(ЗАПАДНЫЙ САЯН) Золотое оруденение Амыло-Сыстыгхемского рудного узла представлено в кварцевых жилах, лиственитах и березитах, которые вмещаются существенно метабазитовой (базальты и их туфы) макаровской толщей венд-нижнекембрийского возраста, и приурочено к е верхам. Макаровская толща согласно перекрывается орешской углеродисто-кремнисто-терригенной толщей, которая является экранирующей для золотого оруденения. Макаровская толща представляет собой фундамент, а орешская — осадочный чехол преддугового бассейна Тувинской островной палеодуги венд-раннекембрийского возраста. Оруденение золота связано, вероятно, с раннекембрийским макаровско-орешским субвулканическим комплексом, дериватами которого насыщены поля метабазальтов макаровской толщи, в то время как в орешской толще они представлены в существенно меньшем объме. Особенности геохимического состава базитовых и кислых пород макаровскоорешского комплекса указывают на надсубдукционную обстановку их образования, но, по сравнению с типичными островодужными комплексами, эти базиты образовались из более обогащнного элементами-примесями источника, подобного E-MORB. Раннекембрийский возраст макаровско-орешского комплекса свидетельствует о формировании его в преддуговой обстановке.

Ключевые слова: золото, рудный узел, россыпь, субвулканический комплекс, геохимический состав, тектоническое положение, преддуговая зона, Тува, Западный Саян.

Ил. 2. Библ. 20 назв. С. 95–102.

A.A. MONGUSH Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources SB RAS (Kyzyl, Russia)

TECTONIC POSITION OF GOLD MINERALIZATION

OF THE AMYLO-SYSTYGKHEM ORE NODE (WEST SAYAN)

Gold mineralization of the Amylo-Systygkhem ore node is represented in quartz veins, listwanites and beresites hosted by the substantially metabasic (basalts and their tuffs) Makarov thickness of the Vendian–Low Cambrian age, and confined to its upper part.

The Makarov thickness is overlapped by the concordant Oresh carbonaceous-siliceousterrigenous layer, which is a shielding layer for gold mineralization. The Makarov thickness represents a basement and the Oresh thickness — a forearc sedimentary cover of the Tuva island paleoarc of the Vendian–Early Cambrian age. The gold mineralization is apparently due to the early Cambrian Makarov-Oresh subvolcanic complex, whose derivates are abundant in metabasalt fields of the Makarov thickness while they are significantly fewer in the Oresh thickness. Features of the geochemical composition of mafic and acid rocks of the Makarov-Oresh complex indicate a supra-subduction environment of their formation, but compared to typical island-arc complexes, basites of this

© А.А. МОНГУШ ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ АМЫЛО-СЫСТЫГХЕМСКОГО УЗЛА (ЗАПАДНЫЙ САЯН)

complex were formed from a source similar to E-MORB, more enriched in impurity elements. The Early Cambrian age of the Makarov-Oresh complex indicates its formation in a forearc setting.

Keywords: gold, ore node, placer, subvolcanic complex, geochemical composition, tectonic position, fore-arc zone, Tuva, West Sayan.

Figures 2. References 20.

P. 95–102.

ВВЕДЕНИЕ. Россыпи Амыло-Сыстыгхемского района вплоть до настоящего времени являются ведущими объектами, как по запасам, так и по объмам добычи золота в Туве. Однако, в связи с истощением запасов и ресурсов россыпного золота, развитие золотодобычи в Туве в перспективе связывается с рудными месторождениями золота, в т. ч. и с Октябрьским месторождением Амыло-Сыстыгхемского золоторудного узла (Лебедев и др., 2000; Волков, 2011). Вопросы геологии и золотоносности Октябрьского месторождения и рудного узла в целом затрагивались в ограниченном количестве работ (Добрецов, Пономарва, 1977; Рудные..., 1981; Сотников, 1999; Лебедев и др., 2002; Коробейников и др., 2013). К тому же, в опубликованных работах рассматриваемый объект освещн очень слабо, в т. ч. и в отношении геологоструктурного положения золотого оруденения.

ОСОБЕННОСТИ ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОГО ПОЛОЖЕНИЯ И СТРОЕНИЯ. АмылоСыстыгхемский золоторудный узел расположен в северо-восточной части Западного Саяна, в междуречье рек Амыл и Сыстыг-Хем. Рудный узел вмещается венднижнекембрийскими вулканогенно-осадочными образованиями с офиолитами в основании, залегающими во фронтальной части (в Куртушибинской подзоне) преддуговой Саяно-Тувинской зоны Тувинской (или Таннуольско-Хамсаринской) палеоостроводужной системы.

С северо-запада на юго-восток здесь выделяются:

а) метатурбидиты джебашской серии, образовавшиеся у подножья континентальной окраины активного (Є 1) и пассивного (О) типа; б) ортосланцы и метабазальты E- и T-MORB-типа океанического поднятия, аккретированного к Тувинской островной дуге (ТОД) в раннем кембрии; в) офиолиты и метабазальты преддугового фундамента ТОД; г) метаосадочная толща осадочного чехла преддугового бассейна ТОД, вмещающая субвулканические тела основного, среднего и, реже, ки слого состава и оруденение золота (Монгуш, 2015 а, б). Отличительной особенностью структурного положения Амыло-Сыстыгхемского узла является наибольшая сохранность первичной структуры этого сегмента преддуговой зоны ТОД.

Для юго-восточных сегментов Куртушибинской подзоны характерны более интенсивные тектонические дислокации, структурно-вещественные комплексы которых представляют собой «гигантскую лежачую складку, крылья которой в к онечные этапы шарьирования были надвинуты на параавтохтон джебашской свиты» (Ляшенко, 1984, с. 90), т. е. пластины преддуговых базальтов и осадков оказались надвинуты на метатурбидиты джебашской серии.

Рудное золото в пределах Амыло-Сыстыгхемского узла представлено Октябрьским месторождением, рядом проявлений, первичными и вторичными геохимическими ореолами. Рудовмещающими породами в подавляющем большинстве случаев являются углеродистые вендские(?) вулканогенно-осадочные образования макаровской толщи; несколько проявлений золота приурочено к нижне кембрийским(?) углеродисто-кремнистым (глинистым) сланцам орешской толщи;

значительно меньшее распространение имеют золотоносные породы в других д очетвертичных образованиях района (Попов, 1999; Государственная…, 2003).

© A.A. MONGUSH TECTONIC POSITION OF GOLD MINERALIZATION

OF THE AMYLO-SYSTYGKHEM ORE NODE (WEST SAYAN)

Октябрьское месторождение приурочено к зоне разлома субмеридионального простирания, по которому контактируют вмещающие породы вендской макаровской и нижнекембрийской орешской толщ. Вместе с тем, по данным В.А. Попова (1999), в крупных блоках и пластинах в пределах Амыло-Сыстыгхемского района иногда сохраняются стратиграфические контакты макаровской существенно базальтовой толщи с вышележащей орешской осадочной толщей. В большинстве же случаев эти контакты, как разделяющие механически неоднородные среды, тектонически нарушены, часто сопровождаются мощными зонами тектонического меланжа.

Макаровская толща представляет собой фундамент, а орешская — осадочный чехол преддугового бассейна Тувинской палеоостровной дуги венд-раннекембрийского возраста (Монгуш, 2016). Макаровская толща соответствует нижней, а орешская — верхней части куртушибинской (по Н.И. Волковой и др., 2009) или чингинской (по Н.Л. Добрецову и Л.Г. Пономарвой, 1977) свиты. Отметим, что в работе Н.Л. Добрецова и Л.Г. Пономарвой в состав чингинской свиты включалась также генетически отличающаяся, как было выявлено более поздними исследованиями, толща пиллоу-лав, реже — туфов толеитовых базальтов с прослоями и линзами кремнистых сланцев и метаграувакк. Эта толща в последние годы выделена под названием верхнекоярдской свиты, представляющей осадочно-вулканогенную часть офиолитовой ассоциации Западного Саяна (Волкова и др., 2009).

На площади Октябрьского месторождения макаровская толща представлена рассланцованными метабазитами с редкими прослоями углеродисто-глинистых сланцев, орешская — углисто-кремнисто-терригенными сланцами и кварцитами.

Полное представление о составе этих толщ дат их стратотипический разрез (снизу вверх) в междуречье Чежи – Сей-Бельдир (Попов и др., 1999):

макаровская толща (общей мощностью 1510 м):

1) базальты пироксен-плагиоклазовые мощностью 100 м;

2) базальты с линзами кварцитов — 120 м;

3) базальты пироксен-плагиоклазовые и их туфы — 200 м;

4) переслаивание базальтов и кварцитов — 260 м;

5) базальты с шаровой отдельностью, вариолиты — 100 м;

6) туфы базальтов литокластические псаммитовые — 120 м;

7) сланцы глинисто-кремнистые — 50 м;

8) туфы базальтов литокластические псаммитовые — 150 м;

9) базальты пироксен-плагиоклазовые с линзами кварцитов — 160 м;

10) переслаивание базальтов, кремнисто-углеродистых сланцев и кварцитов — 250 м;

орешская толща (общей мощностью 1280 м):

11) чередование пачек мощностью 20–50 м кварцитов, глинистых, глинисто-кремнистых, углеродисто-кремнистых сланцев, базальтов — 220 м;

12) сланцы углеродисто-глинистые, кварциты — 110 м;

13) сланцы глинистые, глинисто-углеродисто-кремнистые с прослоями кварцитов, базальтов — 270 м;

14) сланцы глинистые, углеродисто-кремнистые, переслаивающиеся с кварцитами — 250 м;

15) кварциты тонкоплитчатые чрные — 60 м;

16) сланцы глинистые, кремнисто-глинистые — 210 м;

17) сланцы глинистые, углеродисто-кремнистые — 60 м;

18) кварциты серые, тмно-серые массивные — 100 м.

© А.А. МОНГУШ ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ АМЫЛО-СЫСТЫГХЕМСКОГО УЗЛА (ЗАПАДНЫЙ САЯН)

Рисунок 1. Схема геологического строения Амыло-Сыстыгхемского района (составлена с использованием материалов геол. съмки: Государственная…, 2003) 1 — нижнедевонские вулканогенно-осадочные образования кендейской свиты (D1 kn); 2 — силурийские отложения фдоровской (S2 f) и атчольской (S1 at) свит; 3 — ордовикские молассовые отложения (O1 sh); 4 — средне-верхнекембрийские молассовые отложения аласугской серии (Є2–3 al); 5 — нижнекембрийская островодужная осадочно-вулканогенная толща; 6 — преддуговые толщи: 6 а — орешская кремнисто-сланцевая (Є1? or), 6 б — макаровская базальтовая (V? mk); 7 — меланж серпентинитового и смешанного состава; 8 — верхнерифейско-нижнекембрийская терригенно-известняковая с базальтами и сланцево-базальтовая толщи джебашской серии (R 3 – Є1 d); 9 — субвулканиты основного-среднего (а) и кислого (б) состава нижнедевонского кендейско-саглинского вулканического комплекса (D1 kn-sg); 10 — раннедевонские гранитоидные комплексы: кызыкчадрский (D1 kzk) и кукшинский (D1 kk);

11 — булкинский перидотит-габбровый комплекс (O? bl); 12 — макаровско-орешский субвулканический комплекс: а — габбро, долериты, диорит-порфиры, б — гранит-порфиры;

13 — офиолитовая ассоциация (иджимский комплекс V2? i): а — габбро, габбро-нориты, б — дуниты, гарцбургиты; 14 — разломы: а — главные, в т. ч. крутопадающие и надвиги, б — прочие; 15 — геологические границы (а), границы несогласного залегания (б); 16 — месторождения россыпного золота (а) и Октябрьское золоторудное (б).

© A.A. MONGUSH TECTONIC POSITION OF GOLD MINERALIZATION

OF THE AMYLO-SYSTYGKHEM ORE NODE (WEST SAYAN)

Фото 1. Октябрьское месторождение а — вид юго-восточного участка; б — вид с вершины горы, вмещающего месторождение, на долину р. Большой Билелиг, на заднем плане — гора Сыдыг (на фото а и б показаны засыпанные траншеи, проходившиеся в 2000–2001 гг. (Добрянский, 2002)); в — горная выработка добычных работ на жиле Григорьевская начала XX-го века; г — разведочно-эксплуатационный шурф начала XX-го века на жиле Степановская.

В рудном поле Октябрьского месторождения и макаровская, и орешская толщи прорваны малыми телами тектонически и гидротермально преобразованных габбро, микрогаббро, габбро-норитов, редко — диоритов, гранодиоритов, гранит-порфиров и микрогранитов. По результатам геологического доизучения масштаба 1 : 200 000 эти тела выделены в качестве венд-нижнекембрийского макаровско-орешского субвулканического комплекса (Попов, 1999; Государственная…, 2003). С полем развития макаровско-орешского комплекса в Западном Саяне пространственно связаны все крупные месторождения золота, как рудного, так и россыпного (рис. 1). Общие планы и характерные обнажения Октябрьского месторождения (по состоянию на 2015 г.) представлены на фото (фото 1).

© А.А. МОНГУШ ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ АМЫЛО-СЫСТЫГХЕМСКОГО УЗЛА (ЗАПАДНЫЙ САЯН)

Состав метагабброидов представлен основным плагиоклазом (до 60 %), зелной и бурой роговой обманкой или моноклинным и иногда — ромбическим пироксеном (30–40 %); встречаются эпидот, кварц, хлорит (до 10 %), магнетит (до 1 %). Для гранитоидов характерны кварц-альбит-серицитовые метасоматические изменения (Попов, 1999). Характерна различная степень изменения однотипных пород субвулканической фации, что может быть обусловлено первичным гидротермальным изменением пород субвулканических тел в процессе их становления, что хорошо заметно на примере габбро: в одних случаях можно наблюдать максимальную степень их изменения, когда первичный пироксен нацело замещн волокнистой уралитовой роговой обманкой, а плагиоклаз — мелкозернистым соссюритовым агрегатом с выделением свободной кремнекислоты в виде неправильных зрен кварца, в других случаях — породы просто зеленокаменно изменены (Попов, 1999).

По петрохимическому и геохимическому составу базиты макаровско-орешского комплекса близки к составам базальтов островных дуг, а также нормальных и обогащнных базальтов срединно-океанических хребтов (Монгуш, Хураган, 2009). Практически одинаковый с макаровско-орешскими базитами состав имеет габбро, слагающее блок в меланже в пределах той же преддуговой зоны, но в западной части Тувы: E-MORB-подобный состав с надсубдукционными геохимическими «метками».

Датировка возраста позднемагматической роговой обманки из этого габбро 40Ar / 39Ar методом составила 537,54,9 млн лет (Монгуш, Кужугет, 2012).

СТРОЕНИЕ И ВЕЩЕСТВЕННЫЙ СОСТАВ ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ. На Октябрьском месторождении сочетаются два типа золотых руд: кварцево-жильный и прожилково-штокверковый сульфидно-кварцевый.

Выявлено 13 кварцевых жил длиной не менее 30 м, включая апофизы. Расстояния между жилами не превышают 60–100 м. На отдельных интервалах жилы представляют собой маломощные прожилковидные тела, на отдельных участках — «раздувы», линзовидные или неправильной формы тела мощностью до 6,7 м. Сложены жилы кварцем (70–95 %), альбитом, анкеритом, сидеритом. Сульфиды (в количестве 3–5 %, иногда до 10–15 %) приурочены в основном к зальбандам жил и «ксенолитам»

вмещающих пород, и представлены пиритом, арсенопиритом, редко галенитом, халькопиритом, сфалеритом, блклой рудой и пирротином. В кварце также встречаются шеелит, турмалин, рутил, барит, магнетит (Попов, 1999).

Мелкие прожилково-штокверковые сульфидно-кварцевые зоны приурочены:

а) к гидротермально изменнным метабазальтам; б) к аподиоритовым и апогранодиоритовым кварц-полевошпатовым метасоматитам и березитам; в) к кливажированным, окварцованным, сульфидизированным (с содержанием сульфидов 5–10 %) углеродисто-глинистым сланцам и пропилитизированным метабазальтам; г) к кварцальбитовым метасоматитам по метабазальтам (Попов, 1999).

Контур рудного поля Октябрьского месторождения имеет эллипсовидную форму длиной 1,2–1,4 км и шириной 0,8–1,0 км. Содержание золота в кварцевых жилах в среднем варьирует от 2 до 4 г / т. Часто встречается видимое золото, но в большинстве случаев оно связано с пиритом и арсенопиритом. Запасы и ресурсы распределены в пределах Октябрьского месторождения следующим образом: с содержанием золота 5 г / т — С2 = 700 кг; Р1 = 11609 кг; Р2 = 9977 кг; с содержанием золота 2–5 г / т — Р1 + Р2 = 14282 кг (Лебедев Н.И., 2012).

ОБСУЖДЕНИЕ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ. На примере каледонид Северного Казахстана доказано, что золотоносными являются малые плутоны ранней, предбатолитовой

© A.A. MONGUSH TECTONIC POSITION OF GOLD MINERALIZATION

OF THE AMYLO-SYSTYGKHEM ORE NODE (WEST SAYAN)

интрузивной фазы, сложенные кварцевыми биотит-роговообманковыми лейкогабброноритами степнякского комплекса или т. н. степнякитами (Спиридонов, 1995). Для Амыло-Сыстыгхемского рудного узла золотоносными могут быть малые тела макаровско-орешского комплекса, в т. ч. кварцсодержащих габбро, для которых характерна тесная пространственная связь с оруденением Au.

Золотое оруденение на Октябрьском месторождении изначально могло быть приурочено не столько к зоне разлома, как традиционно считалось в геологических отчтах, сколько к верхней части макаровской толщи и е границе с вышележащей орешской толщей, которая выполняла роль экрана. Важное генетическое значение имеет состав вмещающей рудные тела толщи Октябрьского месторождения, представленной метабазальтами и парасланцами, в т. ч. углеродистыми.

Известно, что осадителями золота являются: а) водород и углеводород в породах малых золотоносных интрузивов основного состава; б) органическое вещество, мобилизованное из вмещающих осадочных пород при контактовом и гидротермальном метаморфизме; в) сульфиды в рудных жилах и околорудных метасоматитах.

Геохимическим барьером для Au выступают углеводороды, битумоиды и графитоиды (Спиридонов, 1995). Вероятно, в нашем случае углеродистые осадочные породы были одним из главных источников углеводородов — геохимического барьера или осадителя золота. Кроме того, на основе предварительных данных о повышенных концентрациях элементов-примесей благородных металлов в черносланцевых толщах Восточной Тувы высказано предположение о том, что «углеродистое вещество сорбирует элементы платиновой группы (ЭПГ) и серебро» (Лебедев и др., 2002, с. 29).

Выполненный С.Г. Прудниковым и Н.Б. Кононенко расчт линейной продуктивности золота (в усл. ед / км) показал, что россыпи золота Акулька, Изинзюль, Кундусуг, Чрная, Большой Алгияк и Малый Алгияк характеризуются значениями продуктивности, превышающими продуктивность других россыпей Амыло-Сыстыгхемского узла, в т. ч. в 2,0–2,3 раза выше, чем в россыпях Шет-Хем и Малый Билелиг, и в 1,5–1,7 раза, чем в россыпях Большой Билелиг и Сыстыг-Хем (Прудников, Кононенко, 1999). При этом области питания россыпей с повышенной продуктивностью расположены в поле распространения макаровской и орешской толщ, вмещающих малые тела макаровско-орешского комплекса, а россыпей с пониженной продуктивностью — вне этого поля (см. рис 1).

ЛИТЕРАТУРА

Волков А.В. Золото Тывы от скифов до наших дней // Золото и технологии [Электрон. ресурс]. – 2011. – № 1 (11). – Режим доступа: http://zolteh.ru/index.php?dn=news&to=art&id=312, свободный.

Волкова Н.И., Ступаков С.И., Бабин Г.А., Руднев С.Н., Монгуш А.А. Подвижность редких элементов при субдукционном метаморфизме (на примере глаукофановых сланцев Куртушибинского хребта, Западный Саян) // Геохимия. – 2009. – Т. 47. – № 4. – С. 401–414.

Государственная геологическая карта Российской Федерации. М-б 1 : 200 000. Изд. 2-е. Сер. Западно-Саянская. Л. N–46–XXIX (Верхний Амыл). Объясн. зап. – СПб.: Изд-во СПб картфабрики ВСЕГЕИ, 2003. – 135 с.

Добрецов Н.Л., Пономарва Л.Г. Офиолиты и глаукофановые сланцы Западного Саяна и Куртушибинского пояса // Петрология и метаморфизм древних офиолитов (на примере Полярного

Урала и Западного Саяна) / Под ред. В.С. Соболева и Н.Л. Добрецова. – Новосибирск:

Наука, 1977. – С. 128–156.

Добрянский Г.И. Поисково-оценочные работы в пределах Октябрьского золоторудного поля: Отч.

старателей «Ойна» по работам 2000–2001 гг. – Кызыл: Ойна, 2002. – 98 с.

© А.А. МОНГУШ ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ АМЫЛО-СЫСТЫГХЕМСКОГО УЗЛА (ЗАПАДНЫЙ САЯН)

Рудные формации Тувы / Зайков В.В., Лебедев В.И., Тюлькин В.Г., Гречищева В.Н., Кужугет К.С.; отв. ред. акад. В.А. Кузнецов. – Новосибирск: Наука, 1981. – 200 с.

Коробейников А.Ф., Ананьев Ю.С., Гусев А.И., Ворошилов В.Г., Номоконова Г.Г., Пшеничкин А.Я., Тимкин Т.В. Рудно-метасоматическая и геохимическая зональность золоторудных полей и месторождений складчатых поясов Сибири / Отв. ред. А.Ф. Коробейников. – Томск: ТПУ, 2013. – 458 с.

Лебедев В.И., Лебедева М.Ф., Боровиков Д.Л., Васьков А.С., Черезов А.М. Рудное золото Республики Тыва: закономерности размещения, проблемы освоения // Горный журн. – 2000. – № 11–12. – С. 14–16.

Лебедев В.И., Лебедева М.Ф., Ойдуп Ч.К., Черезова О.С. Благородные металлы в черносланцевых толщах Восточной Тувы // Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Геоэкология природной среды и общества: Науч. тр.

ТувИКОПР СО РАН / Отв. ред.: докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2002. – С. 16–30.

Лебедев Н.И. Минеральные ресурсы Тувы: обзор и анализ полезных ископаемых / Отв. ред.:

докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2012. – 284 с.

Ляшенко О.В. Сравнительная тектоника Куртушибинского и Восточно-Саянского офиолитовых поясов (Алтае-Саянская складчатая область): Дис. … канд. геол.-мин. наук. – М., 1984. – 192 с.

Монгуш А.А., Хураган Ч.М. Геохимические особенности макаровско-орешского вулканического комплекса Амыло-Сыстыгхемского золотоносного узла, Западный Саян // Металлогения древних и современных океанов – 2009.

Модели рудообразования и оценка месторождений:

Материалы 15-й науч. молоджн. шк. (19–25.04.2009, Миасс). – Миасс: ИМин УрО РАН, 2009. – С. 284–288.

Монгуш А.А., Кужугет Р.В. Возраст, состав и тектоническое положение Дуушкуннугского габбрового массива (Западная Тува) // Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту): Материалы совещ. В 2 т. – Иркутск: ИЗК СО РАН, 2012. – Т. 2, вып. 10. – С. 25–26.

Монгуш А.А. Палеотектоническая реконструкция додевонских геологических формаций Тувы // Природные системы и экономика Центрально-Азиатского региона: фундаментальные проблемы, перспективы рационального использования: Материалы II Всерос. молоджной шк.конф. с междунар. участием (06–09.10.2015, Кызыл, Россия). – Кызыл: РИО ТувГУ, 2015 а. – С. 22–23.

Монгуш А.А. Геолого-тектоническая схема Тувы и приграничных территорий // Региональная экономика: технологии, экономика, экология и инфраструктура: Материалы Междунар. науч.практ. конф. (14–15.10.2015, Кызыл, Россия) / Отв. ред. докт. экон. наук Г.Ф. Балакина. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2015 б. – С. 15–16.

Монгуш А.А. Базальтовые комплексы Саяно-Тувинской преддуговой зоны: геологическое положение, геохимия, геодинамика // Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Эколого-экономические проблемы природопользования: Вып. 14 / Отв. ред. докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2016. – С. 74–94 Попов В.А. Геологическое доизучение м-ба 1 : 200 000 в Западном Саяне на Систигхемской площади в пределах листа N–46–XXIX: Отчт Систигхемской партии по работам 1991–1999 гг. – Кызыл, 1999. – Тыв. фил. ФБУ «ТФГИ по СФО», Инв. № 2343. – 327 с.

Прудников С.Г., Кононенко Н.Б. Золотороссыпеобразующие формации Тувы // Вопр. петрологии, минералогии, геохимии и геологии офиолитов: Сб. науч. ст. / Отв. ред.: докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1999. – С. 195–209.

Сотников В.А. Метасоматиты Амыло-Сыстыгхемского золоторудного узла // Проблемы геологии и освоения недр: Тр. III Междунар. науч. симп. студентов, аспирантов и молодых учных им. акад. М.А. Усова. – Томск: ТПУ, 1999. – С. 187–188.

Спиридонов Э.М. Инверсионная плутоногенная золото-кварцевая формация каледонид севера Центрального Казахстана // Геология рудных месторождений. – 1995. – T. 37. – № 3. – C. 179–207.

© A.A. MONGUSH TECTONIC POSITION OF GOLD MINERALIZATION

OF THE AMYLO-SYSTYGKHEM ORE NODE (WEST SAYAN)

УДК: 550.34

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ

ЦЕЛЕВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЫ В ТУВЕ

В статье рассмотрены перспективы и обоснована необходимость создания в Туве территории особого статуса — зоны особого социоэкологического режима природопользования (ЗОСЭРП) на основе созданной в РФ нормативно-правовой базы.

Предложено рассматривать создание такой зоны в республике в качестве приоритетного регионального проекта в рамках организации проектной деятельности.

Ключевые слова: регион, Республика Тыва, целевая экономическая зона, особый социоэкологический режим природопользования.

Библ. 8 назв. С. 103–106.

G.F. BALAKINA Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources SB RAS (Kyzyl, Russia)

PROBLEMS OF CREATION OF A TARGETED ECONOMIC AREA IN TUVA

The article discusses questions on the creation of a special territory in Tuva — an area of the special socioecological regime of nature management on the basis of the regulatory framework of the Russian Federation. The work demonstrates the need for a targeted economic area in Tuva in the form of a zone of special socioecological regime of nature management. It is proposed to consider this as a regional priority project.

Keywords: region, Tyva republic, targeted economic area, special socioeconomic regime of nature management.

References 8. P. 103–106.

В современной России в рамках совершенствования управления территориальным развитием осуществляется поиск новых механизмов и инструментов регулирования социально-экономического развития регионов. К таковым можно отнести и организацию целевых экономических зон как форму стимулирования экономического роста и диверсификации экономики для депрессивных регионов страны. Главная цель создания зон экономического роста — решение стратегических задач развития государства в целом или отдельной территории на основе решения внешнеторговых, общеэкономических, социальных, региональных и научно-технических задач.

Возникновение и проработка идеи введения в Туве особого режима природопользования прошли длительный путь. В 1980–1990-е годы в России учные определяли формы, институты и инструменты устойчивого, экологически сберегающего развития регионов, в особенности сибирских и северных. Неоднократно в устных беседах и обсуждениях на семинарах Тувинского комплексного отдела СО РАН (ныне Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов — ТувИКОПР СО РАН) звучала озабоченность проблемами сохранения уязвимой природной среды в ходе промышленного освоения территории Тувы, которые усугубляются здесь © Г.Ф. БАЛАКИНА

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕЛЕВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЫ В ТУВЕ

низкой продуваемостью котловин и климатическими особенностями, обуславливающими весьма медленное и продолжительное протекание процессов восстановления экосистем.
Тувинскими учными была высказана идея создания в республике территорий особого статуса и биосферных парков, в пределах которых было бы возможно создать условия для реализации сберегающего природопользования, оптимально сочетающего сохранение природы, традиционных занятий населения и индустриального развития. Такие зоны в частности предлагалось создать в центральной части Тувинской котловины (в районе пос. Хову-Аксы, где расположен законсервированный в настоящее время горно-обогатительный комбинат «Тувакобальт») и в Тоджинском кожууне республики.

Позднее идея была развита В.И. Лебедевым в виде предложения о введении в республике особого эколого-экономического режима природопользования (ОЭЭРП) для обеспечения устойчивого развития Тувы (Лебедев, Ойдуп, 2007). Целью научного предложения было решение социально-экономических проблем одного из депрессивных регионов России — Республики Тыва и привлечение инвесторов для широкомасштабного промышленного освоения минерально-сырьевых ресурсов региона.

Однако механизм реализации ОЭЭРП не был достаточно проработан, поскольку предусматривал технологическое обновление только в минерально-сырьевом комплексе и не вписывался в нормативно-правовое поле РФ (Соян, 2011). К тому же, в предложении не затрагивались вопросы обеспечения экологической безопасности региона, сохранения традиционных видов деятельности местного населения, решения социальных проблем.

С нашей точки зрения (Балакина, Поподько, 2014), более привлекательной и отвечающей запросам времени является идея реализации социоэкологической концепции развития проблемных регионов в виде специализированной территории — зоны особого социоэкологического режима природопользования (ЗОСЭРП), которая бы представляла собой принципиально новую экономическую модель на основе созданной в РФ нормативно-правовой базы, регламентирующей общие принципы местного самоуправления и существенно изменяющей механизм управления пространственным развитием региона, а также федеральных законов «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (ФЗ № 116–ФЗ от 22.07.2005) и «О зонах территориального развития в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ФЗ № 392–ФЗ от 03.12.2011;

Об утверждении …, 2013).

Нами предлагается идея создания целевых экономических зон в сибирских и северных российских регионах в виде специализированных территорий развития — зон особого социоэкологического режима природопользования (ЗОСЭРП). Под такой зоной понимается новый порядок организации и ведения хозяйственной деятельности на определнной территории, основанный на сохранении е экологического, исторического и социокультурного потенциала и росте уровня экономического и социального развития.

Целесообразность формирования целевой экономической зоны в форме зоны особого социоэкологического режима природопользования в Туве обусловлена следующими обстоятельствами:

республика остатся одним из самых экологически благополучных регионов России;

экологической хрупкостью природы региона, приравненного к районам Крайнего Севера. В настоящее время в республике началась реализация стратегических инвестиционных проектов по вовлечению в хозяйственный оборот месторождеG.F. BALAKINA

PROBLEMS OF CREATION OF A TARGETED ECONOMIC AREA IN TUVA

ний минерального сырья, поэтому нельзя допустить, чтобы е масштабное промышленное развитие, предусмотренное в стратегических документах, привело к деградации экосистемы;

совместным проживанием на территории республики этносов — русского и тувинского, включающего коренной малочисленный народ тувинцев-тоджинцев;

значительным отставанием параметров социально-экономического развития республики от среднероссийских;

глубокой дотационностью бюджета региона, которая может быть преодолена только в рамках модернизации экономики, перехода на инновационный путь развития базовых отраслей экономики на основе наукомких, экологически чистых производств;

необходимостью совершенствования моделей и методов регулирования рынка труда Тувы на основе исследования особенностей этнорегиональных моделей адаптации.

Организация зон особого статуса, в т. ч. предлагаемой нами ЗОСЭРП, должна способствовать комплексному социально-экономическому развитию депрессивного региона, повышению благосостояния населения, возрождению духовности, религий, традиций, обычаев, ремсел, промыслов народных и этнических групп путм привлечения отечественных и иностранных инвестиций, передовой техники, технологии и управленческого опыта.

Тува является исконным местом проживания малочисленной этнической группы — тувинцев-тоджинцев: развитие традиционного хозяйства коренных народов в республике имеет не только высокое социальное значение, но и играет существенную экономическую роль. Необходимо также учитывать, что этнические группы являются наиболее уязвимой частью населения районов активного промышленного освоения природных ресурсов.

Следовательно, механизм создания зоны особого социоэкологического режима природопользования в республике должен предусматривать:

во-первых, сохранение среды проживания коренных народов; во-вторых, содействие развитию традиционного хозяйства этнических групп населения республики (Балакина, 2011, с.11–12).

Особый социоэкологический режим, на наш взгляд, следует вводить в зонах территориального развития. Согласно Федеральному закону (№ 392–ФЗ от 03.12.2011), зона территориального развития в Российской Федерации — это часть территории субъекта РФ, на которой в целях ускорения его социально-экономического развития путм формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций в его экономику резидентам зоны предоставляется государственная поддержка.

Введение ЗОСЭРП в Туве позволит сделать экономически и экологически устойчивым процесс формирования зон территориального развития, а также повысит социальную адаптивность населения, поскольку предполагает принятие специальных мер для решения ряда острых экономических, социальных и экологических проблем.

С нашей точки зрения, зону особого социоэкологического режима природопользования целесообразно разделить на ряд подсистем — производственноэкономическую, социальную и экологическую. В производственно-экономическую подсистему должны войти предприятия добывающих и обрабатывающих отраслей, а также агропромышленный сектор производства; в социальную — объекты социальной инфраструктуры, формирующей благоприятные условия жизни населения; в экологическую — предприятия и организации туристической и рекреационной деятельности, а также промыслы коренных народов региона (Балакина, Поподько, 2014).

© Г.Ф. БАЛАКИНА

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕЛЕВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЫ В ТУВЕ

Структура ЗОСЭРП Республики Тыва может отличаться от подобных зон в других субъектах РФ следующими особенностями: на территории одного муниципального образования, включнного в зону территориального развития, могут успешно развиваться предприятия добывающего комплекса, организации и фирмы туристскорекреационного профиля и предприятия агропромышленного комплекса как обеспечивающие зону продуктами питания.

Поскольку в настоящее время в России осуществляется переход к проектному управлению (Об организации проектной …, 2016), то создание ЗОСЭРП в Туве следует рассматривать как приоритетный проект — как «комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на достижение уникальных результатов в условиях временных и ресурсных ограничений», позволяющий снять остроту проблем социальноэкономического развития депрессивного региона. Согласно нашим расчтам, применение этого инструмента позволит республике в несколько раз увеличить темпы роста промышленного производства, повысить долю собственных доходов в бюджете с 22 % в 2013 до 64 % в 2025 г. и, соответственно, сократить уровень безработицы с 19,3 % до 7,2 % при двукратном увеличении среднедушевых доходов населения (Балакина, Поподько, 2014, с. 149).

Создание ЗОСЭРП позволит республике: решить проблемы научного обоснования сочетания экологических, экономических и социальных интересов рационального природопользования при создании комплекса новых производств на инновационной основе; обеспечить рост благосостояния населения за счт динамичного экономического роста; определить инструменты и формы решения проблем экономической, энергетической и продовольственной безопасности, а также сохранения культурного наследия.

ЛИТЕРАТУРА

Балакина Г.Ф. Эколого-этнологическая концепция развития депрессивного региона // Региональная экономика: теория и практика. – 2011. – № 28 (211). – С. 10–16.

Балакина Г.Ф., Поподько Г.И. Целевые экономические зоны как инструмент развития депрессивных регионов // Экономическое возрождение России. – 2014. – № 3 (41). – С. 140–150.

Лебедев В.И., Ойдуп Т.М. Особый эколого-экономический режим природопользования (ОЭЭРП) для обеспечения благоприятного инвестиционного климата и достижения задач, предусмотренных «Программой экономического и социального развития Республики Тыва на период до 2010 г.»

// Состояние и освоение природных ресурсов Тувы и сопредельных регионов Центральной Азии. Геоэкология природной среды и общества: Вып. 9 / Отв. ред. докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2007. – С. 280–289.

Об организации проектной деятельности в Правительстве Российской Федерации. Пост. Прав.

РФ № 1050 от 15.10.2016 [Электрон. ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://government.ru /media /files/Tw3T8ZAAoctXgwOxAYl5z72sYiL1aVTs.pdf, свободный.

Об утверждении перечня субъектов Российской Федерации, на территориях которых допускается создание зон территориального развития. Пост. Прав. РФ № 326 от 10.04.2013 // Собр. законодательства РФ, ст. 1955. – М.: Юр. лит., 2013. – № 16. – С. 3819.

Соян М.К. Концепция развития «особого» региона путём формирования целевой экономической зоны // Экономическое возрождение России. – 2011. – № 2 (28). – С. 132–138.

Об особых экономических зонах в РФ. Федеральный закон № 116–ФЗ от 22.07.2005 // Собр. законодательства РФ, ст. 3127. – М.: Юр. лит., 2005. – № 30. – С. 8238–8264.

О зонах территориального развития в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ. Фед. закон № 392–ФЗ от 03.12.2011 // Собр. законодательства РФ, ст. 7070. – М.: Юр. лит., 2011. – № 49. – С. 18022–18033.

© G.F. BALAKINA

PROBLEMS OF CREATION OF A TARGETED ECONOMIC AREA IN TUVA

УДК: 550.34

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ

РЫНКА ТРУДА В ТУВЕ В 2000–2015 ГГ.

И В ПЕРСПЕКТИВЕ ДО 2030 Г.

Рассмотрены процессы формирования рынка труда в Республике Тыва в последние 15 лет (с 2000-го по 2015 гг.). Обоснованы возможные сценарии долгосрочного развития республики. На основе результатов ретроспективного анализа социальных проблем и сложившихся тенденций и перспектив экономического развития рассчитаны прогнозные основные показатели рынка труда до 2030 г. Сделан вывод о необходимости применения новых форм развития регионов для решения их социально-экономических проблем, в частности — в форме создания целевых экономических зон.

Ключевые слова: регион, рынок труда, Республика Тыва, безработица, целевая экономическая зона.

Табл. 2. Библ. 8 назв. С. 107–111.

G.F. BALAKINA Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources SB RAS (Kyzyl, Russia)

PROBLEMS AND DYNAMICS OF THE LABOUR MARKET DEVELOPMENT

IN TUVA IN 2000–2015 AND THEIR PROJECTIONS FOR 2030 The article examines processes of the labour market formation in the Tyva Republic for the last 15 years. It describes possible scenarios of the republic development in the long term. On the basis of a retrospective analysis of social problems, existing tendencies and economic outlooks, we projected the main indices of the labour market to 2030.

The conclusion is that new forms of development of struggling regions must be used to solve their socioeconomic problems.

Keywords: Tyva republic, targeted economic area, special socioeconomic regime of nature management.

Tables 2. References 8.

P. 107–111.

Для экономики России в настоящее время характерна значительная трансформация форм и методов регулирования региональных социально-экономических процессов, включая управление процессами и тенденциями рынков труда регионов. Наряду с расширением форм занятости и перечня сфер приложения труда, увеличивающих возможность самореализации населения в сфере экономики, рыночные преобразования и кризисные спады производства обусловливают значительный рост численности незанятого населения — безработных. В России появились регионы, главным образом слабоурбанизированные, с устойчиво высоким уровнем безработицы (Балакина, Кылгыдай, 2015, с. 24).

В Туве с 1998 г. стабильно растт объм промышленного производства. С началом вовлечения в эксплуатацию месторождений минерального сырья в 2006–2015 гг.

© Г.Ф. БАЛАКИНА ПРОБЛЕМЫ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ

РЫНКА ТРУДА В ТУВЕ В 2000–2015 ГГ. И В ПЕРСПЕКТИВЕ ДО 2030 Г.

объмы промышленного производства в регионе динамично возрастают преимущественно за счт роста добычи полезных ископаемых при низкой доле обрабатывающих производств. С 2000-го по 2015 годы вследствие слабого менеджмента, непродуманной маркетинговой политики и недостаточного учта особенностей функционирования в рыночных условиях в Туве обанкротились или поменяли форму собственности отдельные предприятия обрабатывающей промышленности, что привело к снижению числа рабочих мест и усилило рост безработицы. По-прежнему сохраняется низкий удельный вес промышленности (9–11 %) в валовом региональном продукте.

В агропромышленном комплексе республики за анализируемый период выросло поголовье скота, особенно в хозяйствах западных кожуунов, возросло производство мяса и шерсти. В растениеводстве значительно выросло производство картофеля и овощей при снижении объмов производства зерна. Большинство перерабатывающих предприятий пищевой промышленности в 2000–2015 гг. испытывало трудности с сырьм и сбытом готовой продукции, уступающей по качеству ввозимой из других регионов России, вследствие использования устаревших технологий и отсутствия возможностей для модернизации производства. Отсутствие реальных стратегических проработок и применение принципов администрирования привели к стагнации объмов производства продукции сельского хозяйства, а сельское население — к обнищанию, что стимулировало отток сельских жителей в города республики.

Строительный комплекс дольше других сфер оставался отраслью, где более всего сказывались последствия экономического кризиса, — объмы ввода жилья и строительно-монтажных работ даже не достигли предкризисного уровня. Это привело к сокращению численности работающих в отрасли, снижению объмов вывоза древесины, незначительным объмам выпуска стеновых материалов в республике.

Вс это в совокупности, несмотря на переход отрасли на использование преимущественно привозных строительных материалов, послужило причиной стагнации объма грузоперевозок. И только после 2007 г. началось некоторое оживление отрасли.

Среднегодовой темп роста инвестиций за 2000–2015 гг. составил 131 %, что позволило решить ряд социальных проблем и начать реализацию крупных инвестиционных проектов. В 2015 г. объм инвестиций в основной капитал превысил 16 млрд рублей. Недостаточные мощности стройиндустрии являются одним из основных факторов, сдерживающих социально-экономическое развитие региона.

В 2000–2015 гг. объм производства промышленной продукции на душу населения в республике был ниже среднего по Сибирскому федеральному округу (СФО) в 11 раз, а строительства — в 5,5 раза. Более половины промышленных предприятий работали с убытками.

Агропромышленный комплекс республики характеризуется деградацией основных фондов, слабой специализацией, неразвитой отраслевой и межрегиональной кооперацией, отсутствием координации и синхронизации функционирования производителей сельскохозяйственной продукции и перерабатывающих предприятий.

Итак, в последние пятнадцать лет в социально-экономических процессах Тувы наблюдается положительная динамика развития: совершенствуются составляющие развития человеческого капитала, остановлен спад промышленного производства, увеличиваются объмы производства в отдельных отраслях. Тем не менее, в развитии республики существует целый ряд проблем и факторов, сдержива ющих повышение экономического потенциала региона, осложняющих социальную ситуацию. К таким проблемам относится напряжнная ситуация на рынке труда, характеризующаяся, с одной стороны, высоким уровнем безработицы, с

© G.F. BALAKINA PROBLEMS AND DYNAMICS OF THE LABOUR

MARKET DEVELOPMENT IN TUVA IN 2000–2015 AND THEIR PROJECTIONS FOR 2030 другой — острой нехваткой квалифицированных кадров. Для рынка труда республики характерны также:

низкие темпы создания новых рабочих мест;

несбалансированность рабочей силы и рабочих мест, обусловленная отставанием возможностей республиканской системы подготовки кадров от потребностей экономики и социальной сферы;

снижение показателей образовательного и квалификационного уровня работников за последние 10–15 лет.

Численность населения РТ в 2015 г. составляла 314,7 тыс. чел., а естественный прирост достиг 15,5 чел. на 1000 жителей, что выше, чем в 2000 г. более чем в 6,7 раза (табл. 1).

По территории республики население распределено неравномерно:

более 120 тыс. чел. (т. е. более трети жителей) проживает в Кызыле и более 90 тыс. чел. (29 %) — в западных кожуунах.

Таблица 1. Динамика показателей социального развития РТ в 2000–2015 гг.

*

–  –  –

Вследствие реализации приоритетного национального проекта развития здравоохранения, роста доходов населения и ряда других показателей уровня жизни, к 2015 году республике удалось преодолеть тенденцию к постепенному сокращению средней ожидаемой продолжительности жизни, являющейся одним из наиболее значимых демографических показателей: так, если в 1990 г. она составляла 62,5 года, то в 2010 — 60,5 года, а в 2015 — превысила 63 года (в т. ч. у мужчин — 57,7 лет, у женщин — 68,1). Тем не менее, средняя продолжительность жизни в Туве на 11 % ниже среднероссийской (Регионы…, 2015, с. 55–57).

За счт динамичного роста денежных доходов населения, которые увеличились почти в 13 раз за анализируемый период, а также некоторого снижения уровня безработицы удалось снизить уровень бедности, характеризующийся долей населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Отставание развития реального сектора экономики Тувы, дотационность регионального бюджета и ряд других причин обусловливают сохранение разрыва в уровне жизни е жителей по сравнению со средним по стране. В 2000 г. доходы одного жителя Тувы составляли 51,2 % от средних по России, в 2006 г. — 46,3 %, в 2010 г. — 53,2 %, в 2014 г. — 50,7 %. Несокращающийся разрыв в среднедушевых доходах при динамичных темпах естественного прироста и высоком прожиточном минимуме обусловливает одну из самых высоких в России долю населения с доходами ниже прожиточного минимума, которая в 2005 г. составила 44,4 %, 2010 г. — 30 %, 2014 г. — 34,7 %. Уровень

© Г.Ф. БАЛАКИНА ПРОБЛЕМЫ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ

РЫНКА ТРУДА В ТУВЕ В 2000–2015 ГГ. И В ПЕРСПЕКТИВЕ ДО 2030 Г.

общей безработицы более чем в 2,3 раза (официально зарегистрированной — в 2,7 раза) превышает средний уровень по СФО.

Таким образом, хотя период 2000–2015 годов характеризуется динамичным снижением масштабов бедности, улучшением показателей развития отраслей социальной сферы, ростом среднедушевых и реальных доходов населения, ростом покупательной способности населения, тем не менее, Тува остатся депрессивным регионом с низким уровнем развития реального сектора экономики и социальной сферы, а уровень и качество жизни населения, несмотря на относительный постепенный рост, продолжали отставать от средних по стране.

Согласно прогнозам и проработкам Министерства экономики РТ (Прогноз..., 2012), в перспективе до 2030 г., несмотря на предполагаемое снижение уровня безработицы, она останется одной из основных проблем социально-экономического развития Тувы (табл. 2) и будет продолжать негативно сказываться на качестве человеческого капитала (Калугина, 2015, с. 329–330).

–  –  –

Приведнные результаты анализа позволяют сделать вывод о том, что основными проблемами социально-экономического развития Республики Тыва являются низкие темпы экономического роста, отставание объмов душевого производства валового регионального продукта от среднероссийских показателей, темпы создания новых рабочих мест, отстающие от темпов роста трудовых ресурсов, высокий уровень безработицы, низкая доля собственных доходов в бюджете региона.

Одним из эффективных инструментов решения таких проблем регионов, апробированным в практике развития ряда стран, могут стать особые экономические зоны (Кузнецова, 2009, с. 262–263), в частности — целевые экономические зоны, которые рассматриваются как инструмент регулирования развития территории и диверсификации экономики для депрессивных регионов страны. Главная цель создания таких зон — решение стратегических задач развития государства в целом или отдельной его территории на основе решения внешнеторговых, общеэкономических, социальных, региональных и научно-технических задач.

Нами предлагается формирование на территории ряда депрессивных регионов, в т. ч. и в Туве, зон особого социоэкологического режима природопользования (ЗОСЭРП), которые бы представляли собой принципиально новую экономическую модель их развития (Балакина, Поподько, 2014, с. 148).

© G.F. BALAKINA PROBLEMS AND DYNAMICS OF THE LABOUR

MARKET DEVELOPMENT IN TUVA IN 2000–2015 AND THEIR PROJECTIONS FOR 2030 Приведнные в таблице 2 данные оценки социально-экономических показателей в перспективе до 2030 г. рассчитаны нами, исходя из «консервативного» сценария развития Тувы, предполагающего сохранение сложившихся тенденций формирования рынка труда. Тогда как в долгосрочной перспективе возможен и более динамичный сценарий развития республики, предусматривающий кардинальные изменения процессов на рынке труда вследствие реализации масштабных проектов по вовлечению в хозяйственный оборот месторождений минерального сырья, введения в эксплуатацию железной дороги Кызыл – Курагино, формирования целевой экономической зоны в республике. При осуществления «динамичного» сценария возможно значительное снижение уровня общей безработицы (до 6–7 %) и нагрузки незанятого населения на одну заявленную вакансию.

ЛИТЕРАТУРА

Балакина Г.Ф., Поподько Г.И. Целевые экономические зоны как инструмент развития депрессивных регионов // Экономическое возрождение России. – 2014. – № 3 (41). – С. 146–150.

Балакина Г.Ф., Кылгыдай А.Ч. Исследование особенностей рынка труда слабоурбанизированного региона // Экономический анализ: теория и практика. – 2015. – № 35 (434). – С. 22–32.

Калугина З.И. Рыночная трансформация аграрного сектора России. Социологический дискурс. – Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2015. – 342 с.

Кузнецова О.В. Экономическое развитие регионов: теоретические и практические аспекты государственного регулирования. – М.: ЛИБРОКОМ, 2009. – 304 с.

Прогноз социально-экономического развития Республики Тыва на период до 2030 г. [Электрон.

ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.mert.tuva.ru/directions/socio-economicdevelopment /forecast /2012_g_prognoz_do_2030_g.rar, свободный.

Регионы России. Социально-экономические показатели. 2012: Стат. сб. – М.: Росстат, 2012. – 990 с.

Регионы России. Социально-экономические показатели. 2015: Стат. сб. – М.: Росстат, 2015. – 1266 с.

Социально-экономическое положение Республики Тыва за 2015 г.: Стат. сб. – Кызыл: Тывастат, 2016. – 77 с.

© Г.Ф. БАЛАКИНА ПРОБЛЕМЫ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ

РЫНКА ТРУДА В ТУВЕ В 2000–2015 ГГ. И В ПЕРСПЕКТИВЕ ДО 2030 Г.

УДК: 550.34

–  –  –

ВЛИЯНИЕ ХИМИЧЕСКОГО

МОДИФИЦИРОВАНИЯ

НА ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА

ЦЕОЛИТСОДЕРЖАЩИХ ПОРОД

В работе представлены результаты исследования свойств химически модифицированных цеолитсодержащих пород месторождения Каменного (Тува). Показано, что действие кислотных растворов различной концентрации (0,25; 0,5; 1; 2; 5;

12 М) способствует существенному изменению химического состава и структуры цеолитсодержащих пород. Методами рентгенофазового анализа и электронной микроскопии установлено, что с увеличением концентрации соляной кислоты усиливается степень разложения карбонатов в составе клиноптилолита, что ведт к образованию пор в структуре пластинчатых кристаллов и значительному повышению их адсорбционной способности и удельной поверхности.

Ключевые слова: цеолиты, клиноптилолит, модифицирование, кислотное воздействие, концентрация.

Ил. 4. Табл. 4. Библ. 9 назв. С. 112–118.

T.V. SAPELKINA, M.P. KULIKOVA, AND B.K. KARA-SAL Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources SB RAS (Kyzyl, Russia)

INFLUENCE OF CHEMICAL MODIFICATION

ON PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF ZEOLITE CONTAINING ROCK

The work presents results of exposure of the zeolite containing rocks from the Kamennoye deposit (Tuva) to hydrochloric acid solutions of various concentrations. It is shown that the effect of acid solutions of various concentration (0,25; 0,5; 1; 2; 5; 12 M) promotes a significant change in the chemical composition and structure of the zeolite containing rocks. The X-ray diffraction and electron microscopy showed that with increasing concentration of hydrochloric acid in the solution we observe enhancing decomposition of carbonates in the composition of clinoptilolite. It helps forming the pores in the structure of tabular crystals and increasing significantly their adsorption capacity and the specific surface area.

Keywords: zeolity, clinoptilolite, modification, acid exposure, concentration.

Figures 4. Tables 4.

References 9. P. 112–118.

Природные цеолиты находят широкое применение в различных отраслях народного хозяйства. Перспективы добычи и переработки цеолитсодержащих пород зависят, главным образом, от вида цеолитового минерала и его содержания в породе, чем определяется возможность получения материалов с заданными эксплуатационными свойствами, отвечающих требованиям потребляющих отраслей промышленности.

Возрастающий интерес к природным цеолитам в разных областях науки и практики © T.V. SAPELKINA, M.P. KULIKOVA, AND B.K. KARA-SAL INFLUENCE OF CHEMICAL

MODIFICATION ON PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF ZEOLITE CONTAINING ROCK

основан на их уникальных молекулярно-ситовых, ионообменных, адсорбционных и каталитических свойствах, которые, к тому же, можно улучшить методами модифицирования их физико-химических и структурных характеристик.

В работе Г.В. Цицишвили с соавторами (1985) исследован процесс модифицирования цеолитов хлористоводородной, уксусной и соляной кислотами. Результаты исследований показали, что обработка природных цеолитов слабыми растворами кислот приводит к удалению из них катионов металлов (к декатионированию), а воздействие более концентрированных растворов — к деалюминированию (т. е. к удалению атомов алюминия из рештки минерала).

Обработка природных сорбентов минеральными кислотами — один из важнейших способов получения высококачественных активированных продуктов, применяемых в различных технологических процессах. Исследование природных сорбентов цеолитовой структуры в этом контексте представляет научный интерес не только для выяснения механизма их взаимодействия с кислотами, но и для разработки теоретических основ направленного изменения комплекса их полезных свойств (Ахмедов и др., 1974).

Ионообменные свойства цеолитов, их кислотостойкость и термоустойчивость, способность к модифицированию и другие технологические характеристики зависят от катионного состава и соотношения Si / Al (Брек, 1976). Кальциевые клиноптилолиты, по сравнению с натриевыми и калиевыми, обладают меньшей термоустойчивостью и кислотостойкостью, но несколько большей адсорбционной мкостью (Михайлов, Дистанов, 1999).

Цель нашей работы состоит в исследовании влияния химического модифицирования на физико-химические и структурные характеристики цеолитсодержащих пород. Объектом исследования стали цеолитсодержащие породы месторождения Каменное (Центральная Тува), в которых содержание цеолитов составляет 40–50 %.

Методами рентгенофазового анализа (Shimadzu XRD–6000) и электронной микроскопии (MIRA LM) установлено, что основным породообразующим минералом цеолитсодержащих пород месторождения является Ca-клиноптилолит с кристаллохимической формулой (Ca4,95 K0,60 Mg0,28 Na0,07 Fe0,1)6,0 [Si29,05 Al6,85 O72]24H2O, характеризующийся высоким содержанием SiO2 ( 60 %, табл. 1) и соотношением Si / Al = 4,24.

Таблица 1. Исходный химический состав цеолитсодержащей породы

–  –  –

Для изменения физико-химических и структурных характеристик образцы (6 проб) цеолитсодержащих пород подвергались кислотному воздействию (Сапелкина, 2015). После завершения кислотного воздействия химический состав образцов (табл. 2) определялся рентгеноспектральным методом (BRUKER S2 RANGER);

адсорбционная способность — методом фотоэлектроколориметрии при помощи фотоэлектроколориметра КФК–2МП; удельная поверхность — одноточечным методом Брунауэра, Эммета, Теллера (методом БЭТ) на анализаторе Термосорб F.

Исследование поверхности и внутренней структуры цеолитсодержащих пород,

© Т.В. САПЕЛКИНА, М.П. КУЛИКОВА, Б.К. КАРА-САЛ ВЛИЯНИЕ ХИМИЧЕСКОГО МОДИФИЦИРОВАНИЯ НА ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЦЕОЛИТСОДЕРЖАЩИХ ПОРОД

модифицированных 2 М (обр. 4) и 12 М (обр. 6) растворами соляной кислоты, выполнено методами электронной микроскопии, рентгенофазового и термического анализов.

–  –  –

Результатами изучения химического состава образцов (см. табл. 2), полученных при заданных условиях кислотного воздействия, установлено, что с ростом концентрации раствора кислоты происходит уменьшение содержания Fe и снижается содержание обменных катионов кальция, калия, магния и натрия. При этом наиболее интенсивно происходит удаление основного катиона кальция из структуры клиноптилолита, т. е. процесс декатионирования. Практически полное декатионирование достигается при обработке цеолита 12 М раствором HCl. Клиноптилолиты относятся к высококремнистым минералам, поэтому для получения водородных форм к ним может быть применена методика кислотной обработки, влияющей на катионную плотность каркаса и способствующей расширению входных окон канала. Существование входных окон с фиксированным диаметром обуславливает так называемое молекулярно-ситовое свойство цеолитов (Цицишвили и др., 1985).

Рисунок 1. Рентгенограммы модифицированных соляной кислотой образцов цеолитсодержащих пород (а — обр.

4, б — обр. 6; рентгенофазовый анализ выполнен на дифрактометре ДРОН–4 в ИГМ СО РАН, Новосибирск) © T.V. SAPELKINA, M.P. KULIKOVA, AND B.K. KARA-SAL INFLUENCE OF CHEMICAL

MODIFICATION ON PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF ZEOLITE CONTAINING ROCK

Таблица 3. Дифракционные отражения клиноптилолита и кварца

–  –  –

При обработке цеолитсодержащей породы растворами 0,25 М и 0,5 М соляной кислоты содержание оксида алюминия не изменяется, а с увеличением концентрации с 1 М до 12 М растворов из каркаса клиноптилолита в раствор удаляется до 2,3 вес. % алюминия, что вызывает изменение формы каналов и, тем самым, частичное разрушение кристаллической структуры клиноптилолита — процесс деалюминирования. При обработке цеолита 0,25–12 М растворами соляной кислоты в его составе повышается количество кремнезма, что приводит к увеличению соотношения Si / Al. Клиноптилолит в кислой среде легко теряет как обменные катионы, так и каркасный алюминий, образуя аморфный остов из кремнезма и воды, сохраняющий форму исходных кристаллов. Как и остальные высококремнистые разновидности цеолитов, клиноптилолит может сохранять кристалличность даже после почти полного деалюминирования (Цицишвили и др., 1985).

Рентгенограммы модифицированных соляной кислотой образцов цеолитсодержащей породы представлены на рис. 1, где показаны диагностические пики клиноптилолита и кварца, и в табл. 3.

На рентгенограммах (см. рис. 1) по интенсивности пиков наиболее отчтливо представлены основные породообразующие минералы — клиноптилолит и кварц; менее выражены пики второстепенных минералов: калиевого Рисунок 2. Электронно-микроскопические полевого шпата, плагиоклаза, слюд и снимки поверхности цеолитсодержащей хлорита, содержащихся в образцах в породы до (а) и после обработки соляной кислотой различной концентрации (б, в) значительно меньших количествах.

© Т.В. САПЕЛКИНА, М.П. КУЛИКОВА, Б.К. КАРА-САЛ ВЛИЯНИЕ ХИМИЧЕСКОГО МОДИФИЦИРОВАНИЯ НА ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЦЕОЛИТСОДЕРЖАЩИХ ПОРОД

Из рисунка 1 видно, что содержание клиноптилолита и кварца, в отличие от второстепенных минералов, в модифицированных соляной кислотой разной концентрации образцах практически не меняется, что свидетельствует об устойчивости клиноптилолита к кислотам.

Из анализа электронно-микроскопических снимков (Hitachi TM–1000) видно, что цеолит в цеолитсодержащей породе исходного образца (рис. 2 а) скапливается в рогульках цеолитизированного вулканического стекла угловатой формы. С увеличением концентрации кислотного раствора (до 2 М в образце 4 — рис. 2 б и до 12 М в образце 6 рис. 2 в) поверхность цеолита начинает приобретать более пористую структуру, что связано с уменьшением количества карбонатных примесей в породе, поэтому пластинчато-кристаллическое строение клиноптилолита проявляется более отчтливо.

Термический анализ природного цеолита (исходного образца) и модифицированного 2 М раствором соляной кислоты (образец 4) и 12 М (образец 6) проведн методами дифференциальной сканирующей калориметрии (ДСК) и термогравиметрии (ТГ) (Netzsch STA 409 PC / PG) (рис. 3).

На графиках ДСК всех образцов эндотермический эффект, регистрируемый в интервале температур до 150 С, связан с удалением основного количества структурной воды. При 665 С у исходного образца разрушается Ca-обменная форма клиноптилолита. Второй эндотермический эффект для исходного образца зафиксирован при максимуме пика 856,0 С. В результате термического разрушения образуются аморфные массы, из которых при более высоких температурах кристаллизуются полевые шпаты и минералы кремнезма (Дементьев и др., 1989).

Сглаженные графики ДСК (см. рис. 3) образцов 4 и 6 характеризуют термическую устойчивость структуры клиноптилоли- Рисунок 3. Графики ДСК–ТГ цеолитсодержащей породы та, обусловленной прочностью его каркаса. Размеры каналов в гидратированном и дегидратированном состоянии близки, они сохраняют свою способность к регидратации и сорбции и после нагревания до высоких температур (700–1000 С).

© T.V. SAPELKINA, M.P. KULIKOVA, AND B.K. KARA-SAL INFLUENCE OF CHEMICAL

MODIFICATION ON PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF ZEOLITE CONTAINING ROCK

Изменение массы на графиках ТГ происходит плавно и непрерывно в широком интервале температур от 50 до 1200С. При этом потеря массы исходного образца составляет 1,71 мг, образца 4 — 3,29 мг, образца 6 — 2,38 мг.

–  –  –

Важной характеристикой цеолитов, используемых в адсорбционных и каталитических процессах, при их производственной оценке является их адсорбционная способность и удельная поверхность.

Адсорбция осуществлялась при обработке навески адсорбента раствором красителя — метиленового голубого (МГ).

Поскольку МГ нашл широкое Рисунок 4. Динамика удельной поверхности цеолита в зависимости от концентрации воздейприменение в практике адсорбствующей кислоты (в скобках — концентрация ционных измерений в водных кислоты, М) растворах, его стали использовать не только для характеристики активированных углей и глинистых материалов, но и для ряда зернистых фильтрующих материалов, к которым можно отнести и цеолиты (Ярошевская, Сотскова, 1992; Архипов, 2011).

В таблице 4 приведены результаты эксперимента с модифицированными образцами цеолитсодежащих пород. Для каждого значения оптической плотности на градуировочном графике по оси x определяется соответствующее значение концентрации раствора МГ после контактирования с адсорбентом. Далее на основании полученных значений рассчитывается величина адсорбционной способности адсорбента.

По результатам испытаний можно сделать вывод, что оптическая плотность (Dср.) химически модифицированных образцов цеолитсодержащей породы из меняется от 0,375 до 0,403, что характеризует их как адсорбенты высокой активности (Книгина, 1962).

Воздействие соляной кислоты на цеолит с повышением концентрации растворов приводит к увеличению удельной поверхности, при этом наиболее значительные

© Т.В. САПЕЛКИНА, М.П. КУЛИКОВА, Б.К. КАРА-САЛ ВЛИЯНИЕ ХИМИЧЕСКОГО МОДИФИЦИРОВАНИЯ НА ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЦЕОЛИТСОДЕРЖАЩИХ ПОРОД

изменения произошли в структуре цеолита (образец 6), где удельная поверхность увеличилась до 120,4 м2/г (рис. 4).

Таким образом, проведнными экспериментальными исследованиями установлено, что химическое модифицирование приводит не только к изменению химического состава, но и позволяет существенно изменить физико-химические показатели и улучшить структурные характеристики цеолитсодержащей породы. Кислотным воздействием может быть развита пористость, адсорбционная способность и удельная поверхность клиноптилолита, что улучшает сорбционные свойства для расширения сфер применения цеолитсодержащей породы в качестве эффективного поглотителя в различных технологических процессах.

ЛИТЕРАТУРА

Архипов В.С. Определение адсорбционной способности торфа по метиленовому голубому: Методические указания к выполнению лабор. работ по курсу «Химическая технология первичной и глубокой переработки нефти и газа» спец. 240403 «Химическая технология природных энергоносителей и углеродных материалов». – Томск: ТПУ, 2011. – 28 с.

Ахмедов К.С., Арипов Э.А., Колдаев А.А. и др. Природные сорбенты цеолитовой структуры. – Ташкент: ФАН, 1974. – 108 с.

Брек Д. Цеолитовые молекулярные сита. – М.: Мир, 1976. – 781 с.

Дементьев С.Н., Дребущак В.А., Сереткин Ю.В. Новые подходы к изучению физико-химических свойств цеолитов / Отв. ред. Ю.П. Савинцев. – Новосибирск: ИгиГ СО АН СССР, 1989. – 102 с.

Книгина Г.И. Исследование адсорбционной активности горелых пород и цемянок методом фотоэлектроколориметрии // Изв. МВО СССР. Строительство и архитектура. – 1962. – № 2. – С. 98–106.

Михайлов А.С., Дистанов У.Г. Минеральное сырь. Цеолиты: Справочник / Науч. ред. И.Ф. Романович. – М.: Геоинформмарк, 1999. – 30 с.

Сапелкина Т.В. Исследование адсорбционной способности цеолита // Природные системы и экономика Центрально-Азиатского региона: фундаментальные проблемы, перспективы рационального использования: Материалы II Всерос. молод. шк.-конф. с междунар. участием (06– 09.10.2015, Кызыл, Россия). – Кызыл: РИО ТувГУ, 2015. – С. 44–47.

Цицишвили Г.В., Андроникашвили Т.Г., Киров Г.Н., Филизова Л.Д. Природные цеолиты. — М.:

Химия, 1985. – 224 с.

Ярошевская Н.В., Сотскова Т.З. Сопоставительная оценка фильтрующих материалов по их сорбционным характеристикам // Химия и технология воды. – 1992. – № 10. – С. 757–764.

© T.V. SAPELKINA, M.P. KULIKOVA, AND B.K. KARA-SAL INFLUENCE OF CHEMICAL

MODIFICATION ON PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF ZEOLITE CONTAINING ROCK

УДК: 550.42+ 574.23 (571.52)

–  –  –

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТОКСИЧНЫХ ХИМИЧЕСКИХ

ЭЛЕМЕНТОВ В ПРИРОДНЫХ

И АНТРОПОГЕННЫХ СРЕДАХ НА ТЕРРИТОРИИ

БЫВШЕГО ГОКА «ТУВАКОБАЛЬТ»

В работе приведена оценка концентрации токсичных химических элементов арсенидно-никель-кобальтовых руд месторождения Хову-Аксы и их распределения в природных и антропогенных средах в окрестностях бывшего горно-обогатительного комбината «Тувакобальт». Приоритетным загрязнителем во всех исследованных средах является мышьяк; кроме него в отходах передела руд содержатся соединения металлов, большинство из которых считаются токсичными: Mn, Zn, Cu, Co, Ni, Cr, Sr, Bi, Sb, Pb, Te, Cd, Hg. Большие объмы накопленных мышьяксодержащих отходов в нерекультивированных картах-хвостохранилищах создают угрозу катастрофического загрязнения бассейнов рек Элегест и Енисей.

Ключевые слова: Хову-Аксынское месторождение; ГОК «Тувакобальт», арсенидноCu-Ni-Co руды, отходы обогащения, хвостохранилища, токсичные элементы, антропогенная среда, техногенное загрязнение, ПДК, гидрохимические наблюдения.

Библ. 13 назв. С. 119–128.

V.I. ZABELIN Tuvinian Institute for Exploration of Natural Resources SB RAS (Kyzyl, Russia)

THE DISTRIBUTION OF TOXIC CHEMICAL ELEMENTS IN NATURAL

AND ANTHROPOGENIC ENVIRONMENTS NEAR

THE FORMER «TUVAKOBALT» PLANT

The paper presents the assessment of toxic chemical elements concentration in nickelcobalt arsenide ores of the Khovu-Aksy field and their distribution in natural and anthropogenic environments near the former «Tuvakobalt» mining and processing plant. Arsenic is a priority pollutant in the all studied environments; apart from it, the refuse ores contain metal compounds, most of which considered toxic: Mn, Zn, Cu, Co, Ni, Cr, Sr, Bi, Sb, Pb, Te, Cd and Hg. Large amounts of the accumulated arsenic-containing refuse ores in tailings pose a threat of catastrophic pollution to the Elegest and Yenisei rivers basins.

Keywords: Khovu-Aksy deposit, «Tuvakobalt» mining and processing plant, Cu-Ni-Co arsenide ores, refuses ores, tailings, toxic chemicals, anthropogenic environment, technogenic pollution, maximum allowable concentration, hydrochemical monitoring.

References 13. P. 119–128.

Согласно Программе ООН по окружающей среде, в список загрязнителей, обладающих высокой токсичностью и способностью накапливаться в организме человека и животных, отнесн ряд стойких органических соединений, а также металлов — свинец, кадмий, ртуть, мышьяк, никель, шестивалентный хром и марганец (Ревич, 2001).

© В.И. ЗАБЕЛИН РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТОКСИЧНЫХ ХИМИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ В ПРИРОДНЫХ

И АНТРОПОГЕННЫХ СРЕДАХ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО ГОКА «ТУВАКОБАЛЬТ»

В Центральной Туве источником накопления токсичных металлов стала территория бывшего горно-обогатительного комбината (ГОКа) «Тувакобальт», созданного для гидрометаллургического передела руд разрабатываемого с начала 1970-х годов Хову-Аксынского месторождения никель-кобальтовых руд.

Месторождение открыто в 1947 г. и представлено уникальными по химическому составу и качеству рудами пятиэлементной серебро-золото-висмут-никель-кобальт-арсенидной формации с попутной медной, железной, сурьмяной, иногда — настуран-уранинитовой минерализацией (Лебедев, 1998). Месторождение осваивалось штольневой отработкой рудных жил и выпуском кобальтового концентрата с 1970 г. и после 20 лет эксплуатации было законсервировано с запасами металлов на шахтных горизонтах, пригодными к добыче ещ на несколько десятилетий.

В 1991 г. производственная деятельность работавшего на базе месторождения ГОКа «Тувакобальт» была прекращена и за 5–7 последующих лет все цеха предприятия и большая часть объектов инфраструктуры были разобраны либо разрушены.

Ликвидационных мероприятий при закрытии комбината не производилось, за исключением бетонирования устьев отдельных горных выработок. Накопленные в процессе штольневой отработки отвалы рудовмещающих пород не рекультивированы, большая часть хранилищ отходов гидрометаллургического передела руд осталась открытой с поверхности.

После остановки комбината «Тувакобальт» экономику Чеди-Хольского кожууна стал определять аграрный сектор с ведущей ролью животноводства. В центре кожууна (в пос. Хову-Аксы и расположенном ниже по склону от промплощадки селе Сайлыг) проживает ~ 5 тыс. человек, занятых главным образом в личных подсобных хозяйствах (огородничество, мясо-молочное скотоводство) и в сфере обслуживания инфраструктуры кожуунного центра.

МЕСТОРОЖДЕНИЕ ХОВУ-АКСЫ КАК ПРИРОДНАЯ СРЕДА является редким геологическим образованием, содержащим в повышенных концентрациях кобальт, никель, медь, мышьяк, серебро, висмут, золото и другие металлы, большинство из которых в рудах присутствует в количествах, представляющих промышленный интерес. Месторождение относится к категории весьма сложных по геологическому строению и условиям локализации промышленного оруденения в жильных телах, невыдержанных по мощности (от нескольких сантиметров до нескольких метров), протяжнности и простиранию (Лебедев, 1998).

Рудное поле месторождения приурочено к сложно построенному тектоническому блоку в узле пересечения разломов северо-восточного и северо-западного простираний. На месторождении отчтливо выделяются два главных этапа гидротермальнометасоматической проработки: скарновый (предрудный) и собственно рудный.

На первом этапе образованы пироксеновые, гранат-пироксеновые и пироксенскаполитовые скарны, представляющие собой пластообразную залежь сложного внутреннего строения и морфологии. Со скарнообразованием связано формирование гнездово-вкрапленной и прожилковой минерализации магнетита Fe3O4, гематита Fe2O3, сульфидов и сульфоарсенидов, среди которых преобладают кобальтовый пирит (Fe, Co) S2, халькопирит CuFeS2, пирротин FeS, арсенопирит FeAsS, кобальтин CoAsS, борнит Cu5FeS4, пентландит (Ni, Fe) S, сфалерит (Zn, Fe) S, галенит PbS. Скарновая залежь рассечена карбонатными жилами, в которых локализуется промышленная минерализация собственно рудного этапа, образующая несколько последовательно отлагавшихся парагенетических ассоциаций минералов, которые могут быть отнесены к различным стадиям гидротермального процесса: ранней, главной и поздней —

© V.I. ZABELIN THE DISTRIBUTION OF TOXIC CHEMICAL ELEMENTS IN NATURAL

AND ANTHROPOGENIC ENVIRONMENTS NEAR THE FORMER «TUVAKOBALT» PLANT

арсенидным и завершающей — сульфидно-сульфоарсенидно-блекловорудной. Основными рудными минералами продуктивного этапа являются арсениды, содержащие 52–71 % мышьяка, 1–17,5 % кобальта и 1,1–30 % никеля. Представлены рудные минералы никелином Ni (Co) As, раммельсбергитом (Fe) NiAs2, саффлоритом CoAs2, cкуттерудитом (шмальтин-хлоантитом) (Ni–Co, Fe–Co–Ni) As2, лллингитом Fe (Co) As2. Не исключается ассоциация кобальта, никеля и железа с хромом и марганцем, а также с молибденом.

С поздней арсенидной стадией связано формирование самородных висмута и мышьяка, селен- и теллурсодержащих минералов, сульфида меди и висмута — эмплектита и повышенной концентрации ртути (в виде изоморфной примеси в скуттерудите — до 1·10-4 %) и золота (до 8–23 г / т). С кальцитом поздней стадии ассоциируют анкерит, сидерит и барит BaSO4; возможно присутствие стронцианокальцита (Ca, Sr) CO3 и стронцианита SrCO3. На завершающей стадии гидротермального процесса наибольшая роль принадлежала мышьяковистой блклой руде — теннантиту Cu3 (Sb, As) S3 с повышенным содержанием серебра и ртути, а также халькопириту и борниту. Более редки герсдорфит NiAsS, аргентит Ag2S, бравоит (Fe, Ni) S2, электрум AuAg, маухерит Ni3As2, серебросодержащий галенит, самородные висмут, серебро, золото, мышьяк и некоторые другие минералы (Лебедев, 1998).

На месторождении установлена горизонтальная зональность в распределении рудных элементов, проявляющаяся в общем в увеличении от Южного участка к Северному концентраций никеля, меди, мышьяка, висмута, серебра, сурьмы, свинца, золота и некоторых других элементов пятиэлементной рудной формации и снижении в этом же направлении содержаний кобальта и цинка.

Зона окисления на месторождении распространяется на глубину 40–70 м, при этом до 7–10 м первичные сульфиды и арсениды обычно даже не встречаются. Извлечнные из недр арсенидные руды под влиянием атмосферных факторов за несколько лет окисляются с образованием таких вторичных минералов как: ховаксит (смесь водных арсенатов Fe, Co, Ca, Ni), эритрин Co3 (AsO4) 8H2O, гетерогенит CoOOH — по саффлориту; тувит (смеси арсенатов Co, Ni, Fe переменного состава) и эритрин — по скуттерудиту; аннабергит Ni3 (AsO4) 8H2O в ассоциации с эритрином — по никелину; медная зелень CuCO3·Cu (OH)2, азурит 2CuCO3·Cu (OH)2, коникальцит CuCa (AsO4) OH и другие вторичные медные минералы, иногда с аустинитом ZnCa (AsO4) OH, цинксодержащим эритрином-кттигитом — по теннантиту и другим сульфоарсенидам (Лебедев, 1998).

Зона окисления месторождения служит источником формирования ореолов рассеяния элементов типоморфного комплекса в рыхлых подпочвенных отложениях, в почвах и растениях, а также принимает участие в образовании потоков рассеяния элементов в подземных водах, поверхностных водотоках и их донных отложениях.

В рыхлых отложениях комплексные литохимические ореолы рассеяния вокруг рудных участков развиваются в радиусе до 100–300 м, вокруг отдельных рудных тел — на 20–70 м, при этом 8–10-кратное уменьшение площадей ореолов отдельных элементов происходит в направлении к их центру в соответствии со следующей геохимической зональностью: Zn – Ni – Cu – Co – Ag – As – Sb – Bi. Концентрация элементов в ореолах варьирует в пределах 2–10 геофонов, доходя на выходах отдельных рудных жил до 100 и более геофонов (напр., до десятых долей % кобальта, до 0,5 % никеля и меди). Почвенные ореолы имеют более низкие концентрации и интенсивность по сравнению с литохимическими и как бы вложены в последние. Распределение элементов зависит от типа почв. В частности, в чернозмных и каштановых почвах рудные элементы концентрируются в верхнем гумусовом горизонте; в их профиле сверху вниз

© В.И. ЗАБЕЛИН РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТОКСИЧНЫХ ХИМИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ В ПРИРОДНЫХ

И АНТРОПОГЕННЫХ СРЕДАХ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО ГОКА «ТУВАКОБАЛЬТ»

наблюдается снижение содержаний S, MnO, TiO2, FeO, As2O3 и увеличение — SiO2 и Fe2O3. В серых горнолесных почвах рудные элементы, а также S, TiO2, FeO, MnO, CaO, Al2O3, концентрируются в интервале глубин 0,65–1,2 м (Захаров, 1968). Опыты по водному выщелачиванию почв Южного рудного участка с содержанием мышьяка 0,01–0,045 % показали, что значительная его часть переходит в раствор (Поляков, Магдиг, 1971), следовательно, соединения мышьяка во время обильных летних осадков способны вымываться из почвенного покрова и подвергаться миграции.

Растительность над рудными телами также насыщается химическими элементами, среди которых установлены Co, Ni, Cu, As, Ag, Pb, Zn. По снижению способности к поглощению рудных элементов устанавливается следующий ряд преимущественно древесной растительности: полынь – лиственница – кедр – ива – берза – карагана – таволга – кизильник – шиповник.

Концентрация рудных элементов в золе кизильника и таволги, произрастающих над рудными телами, соответственно равна:

Co — 0,02 и 0,001 %, Ni — 0,01 и 0,02 %, Cu — 0,05 и 0,03 %, Ag — 0,0006 и 0,001 %, Pb — 0,001 и 0,001 %, Zn — 0,1 и 0,1 %. Повышенные содержания этих элементов обнаруживаются и в берзовом соке. Выходы рудных тел устанавливаются также по развитию ряда характерных растений, таких как бурачок обратнояйцевидный Alyssum obovatum, ассоциация таволги Spiraea и кизильника Cotoneaster. У лиственницы Larix sibirica и берзы Betula microphylla наблюдается двух-четырхкратное развитие шишек и семенных сержек за летний сезон, у кизильника — гигантизм, а у караган Caragana pygmaea и C. bungei — появление линзообразных и бочонкообразных вздутий паренхимной ткани (Захаров, 1968).

Для талых и дождевых проточных вод, стекающих по логам с площади месторождения, характерно повышенное содержание следующих рудных элементов: Co, Ni, As, Cu, Sb, Ba, Bi, Ag, Pb, Zn. При этом для арсенидных руд гидрогеохимическими индикаторами служат As и Ni, для сульфоарсенидных кобальтово-медных — Cu, Sb, Ni. Характерно также повышенное содержание в водах ионов SO4 и Cl, развитие сульфатно-гидрокарбонатных, хлоридно-сульфатно-карбонатных и хлоридно-гидрокарбонатных вод с минерализацией 200 мг / л и выше, а также значение рН = 7,6 и ниже. В начале лета половина проб из временных водотоков, проанализированных на As, содержала его в количествах 0,1–0,87 мг / л, а другая половина — не выше 0,01–0,04 мг / л. Дождевые проточные и застойные воды в июне и июле 1970 г. в 55 случаях из 100 содержали As в концентрации 0,01–0,04 мг / л, и в 45 случаях — 0,06–0,7 мг / л, т. е. с превышением ПДК (0,05 мг / л) до 14 раз. Значительно более высокие концентрации растворимого As содержатся в проточных штольневых водах — до 11,5 мг / л (230 ПДК), а максимальные — в застойных рудничных водах — до 25 мг / л (500 ПДК).

В ручьях Чиланныг и Худеш, имеющих сток с поверхности Северного рудного участка, концентрация мышьяка в течение года редко укладывалась в значение ПДК и обычно превышала его в 2–3 раза, хотя содержания Co, Ni, Cu, Pb, Zn оставались в пределах допустимых величин. В водах р. Элегест и е притоков ниже месторождения As обнаруживался в содержаниях 0,010–0,037 мг / л и лишь однажды весной во время интенсивного таяния снега его концентрация достигла 0,18 мг / л (3,6 ПДК).

Выше месторождения (участок водозабора бывшего ГОКа и теперешнего пос. Хову-Аксы) воды Элегеста, по данным многочисленных анализов 2010–2015 гг.

Тувинской ГРЭ, характеризуются как чистые. Они имеют гидрокарбонатнокальциевый и магниево-кальциевый состав, минерализацию воды 0,26–0,27 г / дм3, общую жсткость 2,7–3,1 ммоль / дм3 и содержание микроэлементов, не превышающее санитарных норм для питьевых вод: Co — 0,002 мг / дм3; Cu — 0,0018 мг / дм3

© V.I. ZABELIN THE DISTRIBUTION OF TOXIC CHEMICAL ELEMENTS IN NATURAL

AND ANTHROPOGENIC ENVIRONMENTS NEAR THE FORMER «TUVAKOBALT» PLANT



Pages:     | 1 | 2 || 4 |



Похожие работы:

«ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Нью-Йорк, Женева, 1996 г. ЗАЩИТА ТРАНСГРАНИЧНЫХ ВОД Пособие для политиков и лиц, принимающих решения ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РУКОВОДСТВО ПО МОНИТОРИНГУ И ОЦЕНКЕ КАЧЕСТ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Безопасность и экологичность объекта проектирования М...»

«Действие токов и полей на ткани организма. Методы физиотерапии Электрические свойства биологических тканей и стоматологических материалов Электрический ток – упорядоченное движение свободных заряженных частиц Электропроводность – свойство веществ проводить электрический ток...»

«Союз машиностроителей России Пресс-служба ОБЗОР СООБЩЕНИЙ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ 3 апреля 2017 года Содержание: 1. О Союзе машиностроителей России. 6-34 ИА Амител (amic.ru) \\ Депутат призвал перестать тянуть деньги с государства на борьбу со...»

«Алтайский институт труда и права (филиал) ОУП ВПО "Академия труда и социальных отношений" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ (ПРЕДДИПЛОМНОЙ) направление 38.03.01.62 (080100.62) "Экономика" Профиль подготовки "Финансы и кредит" Квалификация выпускник...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова" МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ В БИОТЕХНОЛОГИИ краткий курс лекций для аспирантов Направление подготовки 06.0...»

«BWC/MSP/2010/MX/INF.2 Совещание государств участников 5 August 2010 Конвенции о запрещении разработки, Russian производства и накопления запасов Original: English бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении Совещание 2010 года Женева, 6–10 декабря 2010 года Совещание экспертов Женева, 23–27 августа 2010 года...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 6" Принято Утверждено на педагогическом совете приказом МБОУ "СОШ№6" протокол от 29.05.2017г. № 5...»

«Convention on Protection and Use of Transboundary Watercourses and International Lakes SEMINAR ON ENVIRONMENTAL SERVICES AND FINANCING FOR THE PROTECTION AND SUSTAINABLE USE OF ECOSYSTEMS Geneva, 10-11 October 2005 ДОКЛАД...»

«Экологическое занятие Подготовила и провела воспитатель высшей категории Васильева С.А "Лесное царство" Цель: закрепить знания о лесе, как о экосистеме.Задачи: — дать детям представление о том, что лес – это живой организм, который мы должны беречь, учить анализировать...»

«ГАЛИНА ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА ПРЕЭКЛАМПСИЯ: РЕЗЕРВЫ УЛУЧШЕНИЯ ИСХОДОВ ДЛЯ МАТЕРИ И ПЛОДА 14.01.01 Акушерство и гинекология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук МОСКВА Работа выполнена на кафедре акушерства и гинекологии с курсом перинатологии, кафедре биологии и общей генетики ГОУ ВПО "Российский университет дружбы наро...»

«Приложение к основной образовательной программе основного общего образования муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения "Средняя общеобразовательная школа №5", принятой на заседании педагогического совета протоко...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГОУ ВПО "ДОНБАССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА И АРХИТЕКТУРЫ" Факультет инженерных и экологических систем в строительстве Кафедра Водоснабжение, водоотведение и охрана водных ресурсов РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОЧИСТКИ ПРИРОДНЫ...»

«И.В. ЯКУНИНА, Н.С. ПОПОВ МЕТОДЫ И ПРИБОРЫ КОНТРОЛЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ. ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО "Тамбовский государственный технический университет" И.В. ЯКУНИНА, Н.С. ПОПОВ МЕТОДЫ И ПРИБОРЫ КО...»

«Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта, № 9 (91) – 2012 год учебное пособие / Д.Н. Давиденко, А.И. Зорин, В.Е. Борилкевич ; отв. ред. Д.Н. Давиденко ; С.-Петерб. гос. ун-т. – СПб. : Изд-во СПб ГУ, 2001. – 208 с.3. Данилин, Д.А. Изучение индивидуальных особенностей студентов и их социально-...»

«Land law; natural resources law; environmental law; agricultural law 151 УДК 502.34 Publishing House ANALITIKA RODIS ( analitikarodis@yandex.ru ) http://publishing-vak.ru/ Влияние эксплуатации опас...»

«ООО "С-Терра СиЭсПи" 124498, г. Москва, Зеленоград, Георгиевский проспект, дом 5, помещение I, комната 33 Телефон/Факс: +7 (499) 940 9061 Эл.почта: information@s-terra.ru Сайт: http://www.s-terra.ru Программный комплекс С-Терра Шлюз Экспортный. Версия 4.1 Р...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Гродненский государственный университет имени Янки Купалы"АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ Материалы VII Международной научно-практической конференции Гродно, 26 – 28 октября 2011 г. Гродно ГрГМУ УДК 504 (063) ББК 21.0 А43 Редакционная коллегия: Н.П. Канунн...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ФГБНУ "НИИСХ ЮГО-ВОСТОКА" Заседание Круглого стола по вопросу "Перспективы развития просветительско-экскурсионной деятельности Дендрария НИИСХ Юго-Востока во взаимодействии с Прави...»

«ДИСПАНСЕРИЗАЦИЯ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ (КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ГРАЖДАН О ДИСПАНСЕРИЗАЦИИ И ПОРЯДКЕ ЕЕ ПРОХОЖДЕНИЯ) Диспансеризация проводится бесплатно по полису ОМС в поликлинике по месту жительства (прикрепления)...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ "ОБЛАСТНОЙ ЭКОЛОГО-БИОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР" На правах препринта К 240-летию Калужской губернии Страницы истории родного края Электронный сборник работ обучающихся и педа...»

«ПАРАЗИТОЛОГИЯ, XIV, 4, 1980 УДК 576.895.122 : 616.г НОВОЕ В ПРОБЛЕМЕ ПАРАГОНИМОЗА ЖИВОТНЫХ И ЧЕЛОВЕКА Ю. В. Курочкин, Г. И. Суханова Тихоокеанский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, Владивостокский медицинский институт, Владивосток Рассматривается недавно экспериментально д...»

«2 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Акционерное общество "Национальная иммунобиологическая компания" (далее – Общество) создано в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" и другими закон...»

«Пояснительная записка Данная рабочая программа разработана в соответствии с законом "Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.12г. №273-ФЗ; федеральным базисным учебным планом и примерными учебными план...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение муниципального образования "Кошехабльский район" "Средняя общеобразовательная школа № 9" " Рабочая программа "Питание и здоровье" Ступень обучения: основное общее образование 8 класс Составитель: Мелкумова Оль...»

«Б А К А Л А В Р И А Т Н.A.Эрдеди,A.A.Эрдеди Рекомендовано Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Московский государственный технологический университет „Станкин“" в качестве учебногопособия для студентов высших учебных заведений, об...»

«Блохова Юлия Александровна ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ИНТЕНСИВНОСТИ ЗАГРЯЗНЕНИЯ АГРОЭКОСИСТЕМ НА ПРИМЕРЕ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ Специальность 03.02.08 – экология (биология) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Владимир – 2012 Работа выполнена в Федеральном государств...»

«КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ГЕОЛОГИИ ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПетрГУ КАФЕДРА ГЕОЛОГИИ И ГЕОФИЗИКИ СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ И СПЕЦИАЛИСТОВ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОЛОГИИ ДОКЕМБРИЯ, ГЕОФИЗИКИ И ГЕОЭКОЛОГИИ Материалы XXIII молодежной научной школы-конференции, посвященной...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.