WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПРИМОРСКИХ ТЕРРИТОРИЙ (НА ПРИМЕРЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ) ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

Мурманский государственный гуманитарный университет

На правах рукописи

Светлова Марина Всеволодовна

КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ

ПРИМОРСКИХ ТЕРРИТОРИЙ

(НА ПРИМЕРЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ)

Специальность 25.00.36 – Геоэкология (Науки о Земле)

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата географических наук

Научный руководитель:

д.г.н., профессор Денисов В.В.

Мурманск - 2014

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………………......3 1 Современное состояние проблемы эколого-географического положения (ЭП) и задачи диссертационного исследования ………………………………………………………..........9

1.1 Анализ литературных источников по проблеме эколого-географического положения……………………………………………………………………………………………...9

1.2 Цель и задачи диссертационного исследования………………………………………..16 2 Общие концептуальные и методологические подходы к проблеме экологогеографического положения приморских регионов и методы исследования...………………......19

2.1 Применение комплексного подхода к оценке эколого-географического положения приморского региона…………………………

2.2 Концептуальные основы устойчивого развития (УР) и его региональные аспекты. Применение индикаторного метода для оценки устойчивого развития региона……...25



2.3 Применение сравнительно-географического, картографического, статистического методов, SWOT-анализа и методов экспертных оценок в исследовании экологогеографического положения региона………………………….. ………………………

3 Комплексная характеристика эколого-географического положения Мурманской области…………………….....………………………………………………………………………..36

3.1 Краткая характеристика Мурманской области и соседних российских регионов

– Архангельской области и Карелии …………………………………………………………….....36

3.2 Результаты SWOT-анализа для определения стратегических перспектив развития Мурманской области с учетом экологических факторов…………………………….....41

3.3 Региональные геоэкологические координаты Мурманской области и соседних регионов (по геоэкологическим подсистемам)…………………………………………69 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………………...134 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………

ПРИЛОЖЕНИЯ……………………………………………………………………………..151 Приложение А. Структурно-графическая модель взаимодействия общества и природы ……………………………………………………………………………………………..152 Приложение Б. Матрица основных SWOT-факторов Мурманской области …………...153 Приложение В. Перекрестная SWOT-матрица…………………………………………....160 Приложение Г. Крупнейшие инвестиционные проекты, реализуемые в Мурманской области в 2012 г.…………………………………………

Приложение Д. Сравнительная таблица геоэкологических координат Мурманской области и российских соседних регионов ………………………………………165 Приложение Е. Данные для расчета индекса рациональности для Мурманской области ………………………………………………………………………………………….....168

ВВЕДЕНИЕ

Проблема экологоАктуальность темы диссертационного исследования.

географического положения приморских территорий на сегодняшний день является недостаточно изученной. Между тем приморские регионы играют важную роль в хозяйственной деятельности человека. Это зоны, где строятся порты, активно развиваются рыболовство, туризм и рекреация, энергетика, промышленная деятельность, в частности добыча нефти и газа, морские перевозки, оборона и др. Конфликт человека и природы в приморских регионах (особенно в шельфовых морях в северных условиях) выражен наиболее ярко.





Для России арктические приморские регионы имеют ключевое значение. Мурманская область в настоящее время находится в фокусе национальных интересов России в Арктике, которые затрагивают весь Кольский полуостров и прилегающий шельф как источник нынешних и будущих ресурсов и один из ключевых регионов экономического развития страны.

В то же время береговые зоны, примыкающие к Мурманской области, являются не только наиболее перспективными, но и функционально нагруженными в антропогенном смысле. В результате совместного действия антропогенных факторов, действующих одновременно с моря и суши, пограничная зона на стыке этих двух географических сред испытывает значительную экологическую нагрузку. Эта нагрузка еще больше возрастет по мере интенсификации процессов индустриального освоения побережья Баренцева моря, связанных с реализацией Мурманских проектов федерального значения.

Комплексная оценка эколого-географического положения приморской Мурманской области будет способствовать выбору приоритетов при реализации социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации и установлению баланса между экономическими и экологическими интересами общества.

Степень научной разработанности темы исследования. Существенный вклад в изучение проблемы эколого-географического положения внес Н.Н. Клюев. Его работы содержат фундаментальные основы понятия «эколого-географическое положение» и критерии его оценки. Проблеме эколого-географического положения отдельных регионов уделяли внимание О.А. Тихомиров, Т.Г. Рунова, В.Е. Закруткин, А.В. Волгин, Р.В. Кондрашин, А.Н.

Петин, В.И. Петина. В данных работах отражены отдельные аспекты эколого-географического положения субъектов Российской Федерации. В значительной части эти исследования охватывают вопросы определения и характеристики источников загрязнений, потоков, в т.ч.

трансграничных, и каналов их распространения, а также создавшейся экологической ситуации в исследуемых регионах, слабо затрагивая вопросы сбалансированного развития территорий. В данных работах практически не рассматриваются вопросы эколого-географического положения приморских регионов. Это обусловило выбор темы диссертационного исследования, определение его цели и основных задач.

комплексный анализ эколого-географического положения

Цель исследования:

приморской Мурманской области.

Задачи исследования:

1. Уточнить общее определение «эколого-географическое положение» применительно к приморским регионам Арктической зоны с учетом их специфики.

2. Определить геоэкологические характеристики и индикаторы, которые могут использоваться в качестве геоэкологических координат.

3. Разработать специальную методику и на ее основе выполнить сравнительную оценку эколого-географического положения Мурманской области и соседних российских территорий с использованием системы геоэкологических координат.

4. Выполнить SWOT-анализ стратегического развития приморского региона с учетом экологических факторов (на примере Мурманской области).

Объект исследования. Мурманская область.

Предмет исследования. Эколого-географическое положение Мурманской области.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования послужили работы ведущих отечественных и зарубежных специалистов в области изучения:

экономико-географического положения (Н.Н. Баранский, Ю.Г. Саушкин, И.М. Майергойз, В.В.

Покшишевский, Ю.Н. Гладкий, В.Д. Сухоруков, B.C. Варламов, О.А. Константинов, Г.М.

Лаппо, М.Д. Шарыгин); эколого-географического положения (Н.Н. Клюев, О.А. Тихомиров);

теоретических основ геоэкологии (В.Г. Морачевский); геосистем (В.Б. Сочава, Д. Харвей, Ю.Г.

Саушкин, А.М. Смирнов, А.Ф. Асланикашвили, В.С. Преображенский, И.А. Горленко, А.М.

Трофимов, А.Г. Исаченко, Н.Л. Беручашвили, А.А. Крауклис, Д.Л. Арманд, А.Ю. Ретеюм, Ю.Г.

Пузаченко, Ю.Г. Симонов, В.Н. Солнцев, К.Н. Дьяконов); эколого-географических ситуаций (В.С. Преображенский, Н.Ф. Глазовский, Н.С. Касимов, Н.И. Коронкевич, В.М. Котляков, Б.И.

Кочуров, А.Н. Кренке, Г.В. Сдасюк, А.С. Шестаков); экологических функций (В.Т. Трофимов, Г.Д. Добровольский, Е.Д. Никитин, С.П. Горшков, Н.А. Ясаманов, В.С. Преображенский, А.В.

Дроздов, Н.М. Большаков, Н.А. Нарбут, З.Г. Мирзеханова, А.А. Тишков, P. Ekins); морского природопользования (Г.Г. Матишов, Н.А. Айбулатов, Л.Н. Карлин, Ю.Г. Михайличенко, Н.Л.

Плинк, В.В. Денисов, Г.В. Ильин, Г.Г. Гогоберидзе, А.С. Аверкиев, И.С. Арзамасцев);

геоэкологии арктических систем (Г.Г. Матишов, Г.В. Калабин, Т.Д. Макарова, Г.А.

Евдокимова, Т.М. Красовская); фундаментальных и прикладных аспектов развития северного и арктического пространства России (Ф.Д. Ларичкин, В.С. Селин, Г.Н. Харитонова, В.А.

Маслобоев); теоретико-концептуальных основ устойчивого развития (А.Д. Урсул, А.Л.

Романович, А.А. Музалевский); региональных аспектов устойчивого развития (С.Н. Бобылев, А.И. Чистобаев, Г.В. Калабин).

Методология и методы исследования. В диссертационном исследовании использованы сравнительно-географический, картографический, статистический, индикаторный методы, SWOT-анализ, методы экспертных оценок, а также разработанная автором специальная методика сравнительной оценки эколого-географического положения приморских территорий с помощью системы геоэкологических координат.

Научная новизна:

1. Впервые предложена система характеристик и индикаторов, которые использованы в качестве геоэкологических координат – обобщенных параметров текущего состояния подсистем природы, экономики, общества северных приморских территорий.

2. Разработана новая методика сравнительной оценки эколого-географического положения северных приморских территорий, позволяющая с помощью системы геоэкологических координат получать комплексную интегральную оценку состояния и тенденций развития подсистем природы, экономики и общества, учитывающую вариации 27 ключевых параметров: площади нарушенных земель, площади особо охраняемых природных территорий, доли населения в городах с высоким уровнем загрязнения воздуха и других.

3. Впервые разработан и рассчитан оригинальный индекс рациональности как соотношение показателей природоемкости и затрат на охрану окружающей среды, позволяющий рационально выбирать параметры устойчивой траектории развития приморского региона; зафиксированы различные тенденции его изменения в Мурманской области, Архангельской области и Республики Карелия.

4. Определены значимые экологические факторы и действия (сильные и слабые стороны, возможности и угрозы), влияющие на повышение устойчивости развития приморской Мурманской области.

5. Впервые дана комплексная оценка современного и перспективного экологогеографического положения Мурманской области на основе SWOT-анализа с использованием экологических факторов и ее современной эколого-географической ситуации с помощью системы геоэкологических координат в сравнении с соседними российскими североевропейскими приморскими регионами.

Защищаемые положения:

1. Новая методика сравнительной оценки эколого-географического положения приморских территорий с помощью системы геоэкологических координат позволяет получать интегральную оценку состояния и тенденций развития подсистем природы, экономики и общества в Арктической зоне Российской Федерации.

2. Индекс рациональности как соотношение показателей природоемкости и затрат на охрану окружающей среды позволяет рационально выбирать параметры устойчивой траектории развития любого приморского региона путем оптимизации этих показателей.

3. За первое десятилетие XXI века (2000 - 2012 г.г.) выявлено изменение индекса рациональности для Мурманской области, что характеризует тенденции развития данного арктического региона к сбалансированному природопользованию.

Личный вклад автора заключается в постановке проблемы, методическом обеспечении ее решения и анализе полученных результатов.

Теоретическая значимость работы. Развитие теоретических представлений об экологогеографическом положении.

Практическая значимость работы. Результаты работы позволили выработать рекомендации по рациональному выбору эколого-географических приоритетов социальноэкономического развития Мурманской области.

–  –  –

Апробация результатов. Основные положения и некоторые результаты работы докладывались и обсуждались на внутривузовских, всероссийских и международных конференциях: научно-практической конференции Естественно-географического факультета МГПУ (Мурманск, 2010 г.); научно-практической конференции факультета ЕФК и БЖД МГГУ (г. Мурманск, 2012 г.); IV Всероссийской морской научно-практической конференции «Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике» в МГТУ (г. Мурманск, 2012 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Русский Север в геополитическом пространстве: состояние и перспективы» в МГТУ (г. Мурманск, 2012 г.); Межрегиональной научно-практической конференции «Устойчивое социальное развитие северных территорий России: опыт, проблемы, перспективы» в МГГУ (г. Мурманск, 2013 г.);

VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» в Волжском университете им. Татищева (г. Тольятти, 2011 г.); IV Международной научной конференции «Геоэкологические проблемы современности» во Владимирском государственном университете им. А.Г. и Н.Г. Столетовых (г. Владимир, 2012 г.).

–  –  –

5. Светлова, М.В. Экологические функции территории Мурманской области / М.В.

Светлова // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Часть II: Актуальные проблемы экологии и охраны окружающей среды; Актуальные проблемы информатизации науки и производства. 14 – 17 апреля 2011 г., Тольятти.

- Тольятти:

Волжский университет им. Татищева, 2011. - С. 135 – 142.

6. Светлова, М.В. Эколого-географическое положение в контексте устойчивого развития (на примере Мурманской области) / М.В. Светлова // Материалы Всероссийской научнопрактической конференции «Русский Север в геополитическом пространстве: состояние и перспективы». 17 - 18 мая 2012 г., Мурманск. - Мурманск: Изд-во МГТУ, 2012. - С. 128

– 131.

7. Светлова, М.В. Эколого-географическое положение Мурманской области как показатель рационального природопользования / М.В. Светлова // Материалы IV Всероссийской морской научно-практической конференции «Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике». 7 – 8 июня 2012 г., Мурманск. - Мурманск: Изд-во МГТУ, 2012. - С. 184 – 185.

8. Светлова, М.В. Актуальные вопросы эколого-географического положения Мурманской области / М.В. Светлова // Материалы IV Международной научной конференции «Геоэкологические проблемы современности». 20 – 22 сентября 2012 г., Владимир. Владимир: Изд-во Владимирского гос. ун-та им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, 2012. - С. 105 – 107.

Структура диссертационной работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения, списка литературы и 6 приложений; содержит 21 рисунок, 20 таблиц.

Общий объем диссертации без приложений составляет 150 страниц, включая список литературы, состоящий из 173 источников, в т.ч. 6 иностранных.

Глава 1. Современное состояние проблемы эколого-географического положения (ЭП) и задачи диссертационного исследования Анализ литературных источников по проблеме эколого-географического 1.

1 положения.

Понятие положение» является ключевым для всей системы «географическое географических наук. Его значение анализировалось в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса, среди географов – Ф. Ратцелем. Категория «географическое положение» была предложена И. С.-Г.

Алкиным в 20-30 г.г. XX века и позднее разработана Н.Н. Баранским, И.М. Маергойзом и рядом других авторов.

В основе понятия «географическое положение» лежит категория «отношение», т.е.

географическое положение трактуется как положение какого - либо пункта или ареала земной поверхности по отношению к территориям или объектам, находящимся вне этого пункта или ареала [16]. Через систему отношений данного объекта (ареала) с другими объектами (ареалами) географическое положение предметно выявляет индивидуальные черты и свойства любой территории [30]. Помимо «отношения» (позиционности) двумя другими главными неотъемлемыми свойствами географического положения являются потенциальность (вероятность, возможность реализации) и дистанционность (фактор расстояния между географическими объектами) [100].

Географическое положение представляет собой сложную систему понятий, включающую математико-географическое, физико-географическое, экономико-географическое, политико-географическое, военно-географическое, геополитическое, культурно-географическое и эколого-географическое положение [30], комплексные трактовки определений которых характеризуют различные комбинации исходных дисциплин.

Наиболее разработанным понятием в системе понятий «географическое положение»

является экономико-географическое положение. Теорию и методы анализа экономикогеографического положения разрабатывали Н.Н. Баранский, Ю.Г. Саушкин, И.М. Маергойз, В.В. Покшишевский, Ю.Н. Гладкий, В.Д. Сухоруков, B.C. Варламов, О.А. Константинов, Г.М.

Лаппо, М.Д. Шарыгин и другие географы.

В отличие от термина «экономико-географическое положение» термин «экологогеографическое положение» стал применяться совсем недавно, в первой половине 90-х годов XX века. Но понятие, им обозначаемое, используется уже довольно давно. Например, со второй половины XX века оно применяется в практике строительного проектирования. Расположение жилых домов относительно ветровой нагрузки и величины инсоляции, промышленных предприятий относительно розы ветров и удаленности от жилых кварталов, предприятий по производству микроэлектроники относительно пылевой нагрузки и т.п. является не чем иным, как их эколого-географическим положением. По существу, размещение объектов по выращиванию сельскохозяйственных культур (плантаций, полей и т.п.), рекреационных и оздоровительных объектов с учетом экологических факторов и с позиций благоприятности условий окружающей среды также является их эколого-географическим положением.

В то же время, понятие «эколого-географическое положение» является одним из самых недостаточно разработанных в современной научной литературе географических понятий. На сегодняшний день даже нет четкого, единого, общепринятого определения данного понятия.

Одни ученые определяют эколого-географическое положение как положение по отношению к экологически значимым объектам, в частности, к странам и регионам, которые определяют экологическую ситуацию, или к странам и регионам, на экологическое состояние которых может влиять данная страна [100]; другие - как положение той или иной территории относительно регионов экологически неблагополучных или даже экологических бедствий, относительно движения воздушных масс и других потоков, несущих массированные объемы загрязнений [30].

Отсутствие единого, точного определения, на наш взгляд, связано со сложным смысловым содержанием данного понятия (оно включает в себя две составляющие:

географическую и экологическую) и теоретико-методологическими сложностями в самой эколого-географической науке (до сегодняшнего дня идут споры о родовой принадлежности геоэкологии, не сформировалось четкого и общепринятого представления о ее объекте и предмете). Это, в свою очередь, затрудняет очерчивание объема понятия «экологогеографическое положение» и конкретизацию его содержания.

Следует отметить, что эколого-географическое положение является категорией исторической (как и другие виды географического положения) и весьма динамичной (в отличие, например, от физико-географического положения), меняющейся с развитием географической среды, а также в результате деятельности человека [30], изменение которой во многом определяется характером природопользования, присущим определенному этапу социально-экономического развития территории.

По этим причинам анализу эколого-географического положения географических объектов посвящено сравнительно небольшое количество публикаций.

Основополагающими в данной области исследования можно считать работы Н.Н.

Клюева [76, 77, 78, 79], в которых специально разрабатывается представление об экологогеографическом положении стран и регионов. Содержание категории «эколого-географическое положение» геосистемы трактуется автором как ее положение на Земле относительно экологически важных свойств пространства. Соседствующие территории рассматриваются при этом как факторы экологического воздействия и экологического риска. Для оценки экологогеографического положения региональной системы Н.Н.

Клюев выделил пять групп признаков:

1. Экологические функции территории региона в глобальной геосистеме (в биосфере);

2. Устойчивость природной среды региона, ее уязвимость по отношению к антропогенным воздействиям;

3. Пространственное распределение в изучаемом регионе реципиентов воздействия – населения, материальных и культурных ценностей, ценных природных ландшафтов;

4. Источники экологической опасности, внешние по отношению к данному региону;

5. Природные и антропогенные «каналы» и «барьеры» распространения экологической опасности; свойства природной среды передавать, трансформировать и ликвидировать антропогенные изменения природы и их последствия.

На основе разработанных теоретико-методических подходов Н.Н. Клюевым в монографии [78] охарактеризовано эколого-географическое положение Российской Федерации и ее регионов.

Наиболее полно характеристика эколого-географического положения отдельного региона, выполненного по методике Н.Н. Клюева, представлена в монографии О.А.

Тихомирова [151], в которой анализируется положение Тверской области относительно внешних источников экологической опасности, атмоэкологическое и гидроэкологическое взаимодействие с прилегающими областями, отмечаются источники экологической опасности внутри области, характеризуется природная эколого-геохимическая ситуация, дается оценка экологической роли территории области в глобальной геосистеме.

Отдельные фрагменты эколого-географического положения Ростовской области кратко рассматриваются в работе Н.Н. Клюева и В.Е. Закруткина с соавторами [80], Астраханской области - в работе А.В. Волгина, Р.В. Кондрашина [22], Белгородской области – в работе А.Н.

Петина, В.И. Петиной, В.Н. Курганской [114]. Эколого-географическое положение Ростовской области анализируется относительно внешних источников экологических опасностей, а также «каналов» и «барьеров» их распространения (водных и воздушных потоков, дорог, трасс трубопроводов и т.п.). Эколого-географическое положение Астраханской области рассматривается в рамках геоэкологического анализа развития и размещения промышленности области. Эколого-географические положение Белгородской области рассматривается относительно воздушных и водных потоков техногенных мигрантов с целью определения путей решения проблем экологической безопасности региона. Следует отметить, что в работе А.Н.

Петина, В.И. Петиной, В.Н. Курганской [114] затрагиваются вопросы сбалансированного развития региона. Авторы указывают, что «основой экологической безопасности Белгородской области должна выступать такая траектория развития, которая максимально соответствовала бы природно-хозяйственным и экологическим условиям».

В ряде исследований анализ эколого-географического положения отдельного региона представлен еще более фрагментарно. Например, И.Н. Волкова [23] в исследовании Псковской области, В.Е. Закруткин с соавторами [53] в исследовании Калмыкии обращают внимание на трансграничные потоки загрязнений. Е.П. Жариков [52] в исследовании Дальнего Востока характеризует его расположение с позиций подверженности экологической опасности со стороны стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Эколого-географическое положение крупной территориальной системы (Москва-СанктПетербург) рассматривается в работе Т.Г. Руновой [127], где кроме сопоставления опасностей от соседей и опасности для соседей анализируется биосферная функция региона.

В ряде исследований специально об эколого-географическом положении не упоминается, но подробно изложены проблемы эколого-географической оценки и анализа территорий и отдельных регионов. Ряд публикаций посвящен проблемам загрязнения, вопросам природопользования и охраны окружающей среды Мурманской области, Баренцева ЕвроАрктического региона, Севера и Арктики в целом. Это работы Г.Г. Матишова, Г.В. Калабина, Т.Д. Макаровой, Г.А. Евдокимовой, Т.М. Красовской и др.

Фундаментальным и прикладным аспектам развития северного и арктического пространства России в контексте повышения значения этих территорий, обусловленного тем, что они являются зоной стратегических интересов России, посвящены работы Ф.Д. Ларичкина, В.С. Селина, Г.Н. Харитоновой, В.А. Маслобоева и др.

Проблемам Белого моря с точки зрения решения актуальных проблем Арктики посвящены работы Н.Н. Филатова, А.Ю. Тержевика, П.И. Дружинина и др.

Приморское расположение с точки зрения практической значимости для региона рассматривается в работах Г.Г. Матишова, Н.А. Айбулатова, Ю.Г. Михайличенко, Н.Л. Плинка, В.В. Денисова, Г.Г. Гогоберидзе, А.С. Аверкиева, И.С. Арзамасцева и др. В числе основных направлений исследований авторов – актуальные вопросы комплексного управления прибрежными зонами (КУПЗ).

С проблематикой эколого-географического положения геосистемы переплетаются проблемы, касающиеся эколого-географических ситуаций, складывающихся на территориях.

Исследованиям анализа эколого-географических ситуаций (обстановок) и проблемам их оценки посвящены работы В.С. Преображенского, Н.Ф. Глазовского, Н.И. Коронкевича, Б.И. Кочурова, А.Н. Кренке, Г.В. Сдасюка, А.С. Шестакова и др. авторов.

Напомним, что под эколого-географической ситуацией (обстановкой) понимают сочетание средоформирующих природных и антропогенных условий, оказывающих существенное влияние на жизнедеятельность (функционирование) сообществ организмов и, прежде всего, на здоровье человека [151].

Природная эколого-географическая обстановка определяется естественными факторами среды (климатическими, радиационными, геохимическими и др.). Они создают естественный экологический фон и различаются по уровню комфортности условий для развития биоты и жизни человека (низкий, умеренный и высокий). Антропогенные эколого-географические ситуации связаны с деятельностью человеческого общества и определяются различной степенью нарушенности и загрязнения природных компонентов геокомплексов.

Природные экологические факторы А.Г. Исаченко [57, 60] объединил общим понятием «экологический потенциал ландшафта», т.е. вся совокупность природных условий, влияющих на жизнь людей и создающих специфическую местную среду обитания.

Иными словами, экологический потенциал ландшафта – это способность удовлетворять потребности человека во всех необходимых первичных (не связанных с производством) средствах существования – воздухе, свете, тепле, питьевой воде, источниках пищевых продуктов, а также в природных условиях трудовой деятельности, отдыха, духовного развития [60].

Ряд авторов трактуют понятие «эколого-географическая ситуация» несколько шире, включая в ряд антропогенных условий социальные и политические. Так, например, Б.Ц. Бебчук, Л.В. Трушевская, А.С. Шестаков [13, 162] определяют эколого-географическую ситуацию как пространственно-временное сочетание взаимосвязанных природных, экономических, социальных и политических условий, отражающих многофакторный и комплексный характер обстановки, складывающийся на территории, по отношению к системам жизнеобеспечения человека.

Следует отметить, что понятия «эколого-географическая ситуация» является близким по смыслу понятию «экологическая ситуация». Оба понятия возникли в связи с ухудшением среды обитания человека и обычно ассоциируются с разной степени выраженности экологическим неблагополучием или воздействием на здоровье людей. По Б.И. Кочурову [85] экологическая ситуация - это пространственно-временное сочетание различных, в том числе позитивных и негативных с точки зрения проживания и состояния человека условий и факторов, создающих определённую экологическую обстановку на территории разной степени благополучия или неблагополучия.

С возникновением эколого-географических ситуаций появляется необходимость их эколого-географической оценки, представляющей собой параметрическое определение состояния природной среды, обеспечивающего существование конкретных сообществ живых организмов, обусловленных природными условиями, и в той или иной степени изменяющегося под воздействием антропогенных факторов [120]. Б.И. Кочуров разделяет экологические ситуации по «остроте» на конфликтные, кризисные и катастрофические [86], а также – на весьма сложные, сложные и простые [87]. А.С. Шестаков [161] разделяет экологические ситуации по пространственному (глобальный, региональный, локальный уровень) и временному (кратко-, средне- и долговременные) признаку.

К проблематике эколого-географического положения геосистемы относятся вопросы, связанные с исследованием экологических функций территории. В общем смысле под экологическими функциями понимают функции, которые формируют, регулируют и поддерживают состояние экосистемы, в которой обитает человек [137].

Экологические функции отдельных компонентов природы представлены в работах А.Г.

Исаченко; В.Т. Трофимова, Д.Г. Зилинга; Г.Д. Добровольского, Е.Д. Никитина; С.П. Горшкова;

Н.А. Ясаманова и других авторов.

Анализ и классификации экологических функций природно-территориальных систем представлены в ряде работ, осуществленных в рамках задач различных исследований:

ландшафтного анализа (В.С. Преображенский [119, 120]), территориального планирования (А.В. Дроздов [47]) и в рамках концепций экологического каркаса территории (Н.М. Большаков [15], Н.А. Нарбут и З.Г. Мирзеханова [105]) и экосистемных услуг территории (А.А. Тишков [152]).

А.А. Тишковым [152] выделенным биосферным (экологическим, экосистемным) функциям природных систем и основанным на них экосистемным услугам дается экономическая оценка.

P. Ekins [170] рассмотрел проблему экосистемных функций с иной стороны, обратив внимание на важную с точки зрения взаимодействия человека и окружающей среды функцию природопользования, экологические последствия которого могут быть охарактеризованы экстракцией, эмиссией, оккупацией. Эмиссия обусловлена процессами поступления в природную среду чужеродных веществ. Экстракция связана с процессом извлечения и истощения ресурсов. Оккупация связана с использованием территорий. По экологоэкономическим результатам между изъятием природных ресурсов и загрязнением нет принципиальной разницы, поскольку загрязнение можно рассматривать как изъятие какой-то части окружающей среды – чистой воды, чистого воздуха, выделанной земли, продуктов питания, полноценных биологических сообществ, и в связи с этим – лишения необходимой части социального благополучия людей [5].

Для оценки эколого-географического положения очень важно учитывать устойчивость природной среды региона, ее уязвимость по отношению к антропогенным воздействиям.

Проблемам устойчивости геосистем посвящены работы М.А. Глазовской, Н.П. Солнцевой, В.Д.

Васильевской, А.Д. Арманда и других авторов.

С проблемами динамики эколого-географического положения перекликаются вопросы прогнозирования развития геосистем. Исследованиям в этой области посвящены работы Ю.Г.

Саушкина, В.М. Кравченко, Т.В. Звонковой, Ю.Г. Пузаченко, П.Я. Бакланова, К.Н. Дьяконова, Ю.Л. Мазурова, Ф.Н. Милькова, Ю.Г. Симонова, А.Г. Емельянова, И.Р. Спектора и др.

В настоящее время определяющей является концепция устойчивого развития территорий, основывающаяся на принципах согласованности, сбалансированности природной и социально-экономической составляющей сложных геосистем. Концепция устойчивого развития подразумевает под собой обеспечение безопасности и благоприятных условий жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия на окружающую среду хозяйственно и иной деятельности и обеспечение охраны и рационального использования природных ресурсов в интересах настоящего и будущего поколений.

Развитию концептуальных основ устойчивого развития посвящены работы Г.Х. Брундтланд, В.И. Данилова-Данильяна, Н.Н. Лукьянчикова, И.М. Потравного Н.Ф. Реймерса, А.Д. Урсула и др. Региональные аспекты устойчивого развития исследовали А.И. Чистобаев, С.Н. Бобылев, А.Г. Гранберг и др.

Спектр существующих подходов к оценке состояния и развития территорий в выше перечисленных исследованиях представлен геосистемным, геоэкологическим, информационнокартографическим, ландшафтным, геоситуационным и др. подходами. Основным методом, применяемым для оценки устойчивого развития региона, является индикаторный метод (индикаторы устойчивого развития).

С вопросами устойчивого развития тесно связаны вопросы качества жизни человека как главного фактора устойчивого развития. С уровнем и качеством жизни населения тесно связаны вопросы комфортности жизни населения в регионе, которая должна учитывать природные, социально-экономические и экологические условия исследуемой территории. Исследованию различных аспектов комфортности условий обитания и методологическим аспектам ее оценки посвящены работы В.В. Покшишевского, Б.Б. Прохорова, Ю.Н. Меринова, Т.А. Трифоновой, И.Е. Салякина, О.Г. Назаревского, Е.Б. Лопатиной и др. Проблемам качества среды обитания посвящены работы Н.С. Касимова, А.С. Курбатовой, А.В. Дроздова, Е.Ю. Колбовского.

Проблемам оценки качества жизни посвящены работы С.А. Айвазяна, Е.В. Давыдовой, А.А.

Давыдова и др.

Спектр существующих подходов к оценке комфортности условий и качества среды обитания человека, включая природные и социально-экономические показатели, представлен комплексным, медико-географическим, ландшафтным, геоситуационным, информационнокартографическим и др. подходами.

Цель и задачи диссертационного исследования. 1.2

Анализ литературных источников показывает, что при характеристике экологогеографического положения региона основное внимание уделяется трансграничным потокам загрязнений и экологической ситуации, сложившейся в регионе в результате антропогенных воздействий. Практически не уделяется внимания социо-экономико-экологическому анализу, не рассматриваются вопросы естественных природных условий и их значения для человека и качества жизни населения, слабо затрагиваются вопросы сбалансированного развития территорий.

В литературе практически не освещен вопрос эколого-географического положения приморских регионов, в связи с этим не ясна роль прибрежных акваторий в их экологогеографическом положении, которая обусловлена взаимосвязью географического местоположения и экологической ситуации, характеризующейся в приморском регионе высокой степенью изменчивости природных и антропогенных экологических факторов.

Мы полагаем, что, во-первых, эколого-географическое положение региона должно оцениваться с гуманитарно-экологических позиций концепции устойчивого развития – современной определяющей парадигмы сбалансированных гармоничных взаимоотношений в системе «природа – общество». При этом важно учесть, что человек является как объектом (реципиентом), так и субъектом воздействия. Человек как субъект воздействия может существенным образом влиять на характер и масштабы своего экологического воздействия на окружающую среду. Положительное влияние может быть оказано, например, через снижение и регулирование потоков загрязняющих веществ, через внедрение экологически чистых технологий производства, повышение уровня экологического образования и т.п.

Во-вторых, целесообразно рассматривать приморский регион как геосистему, экологогеографическое положение которой характеризуется не только текущим состоянием (экологогеографическая ситуация), но и будущим (перспективы устойчивого развития). Причем, при рассмотрении сложившейся эколого-географической ситуации необходимо учитывать не только антропогенные, но и природные факторы как имеющие ключевое значение для жизнеобеспечения человека.

В-третьих, фактор дистанционности возможно рассматривать более широко, т.е. не только как фактор физического расстояния между географическими объектами, но и как близость или отдаленность от соседей региональной геосистемы как комплексного образования, состоящего из подсистем – природы, экономики, общества. Кроме того, мы полагаем, что эколого-географическое положение (суперпозиция) региональной геосистемы относительно других региональных геосистем может быть зафиксировано в трехмерном пространстве, где в качестве измерений (осей) могут выступать природа, экономика, общество.

Тогда для математического выражения такой фиксации рационально введение геоэкологических координат (чисел, определяющих положение объекта в пространстве).

В-четвертых, исходя из понимания геосистемы как сложного природно-социальноэкономического образования, необходимо учесть функцию, важную с точки зрения взаимодействия человека и окружающей среды, функцию природопользования использования природной среды для удовлетворения экологических, экономических, культурно-оздоровительных потребностей общества), и ее экологические последствия (эмиссию, экстракцию, оккупацию).

Как выше уже отмечалось, потенциальность, т.е. предпосылки и одновременно следствия развития самого региона и связей внутри него, являются неотъемлемыми свойствами географического положения. Мурманская область по своему местоположению является полуостровным регионом. Социально-экономические интересы Мурманской области реально шире ее административных границ, т.е. в море реализуется существенная компонента перспективных планов развития области. С позиций концепции устойчивого развития региона в единстве его геосистемных составляющих (природа, экономика, общество) экологогеографическое положение как комплексная характеристика Мурманской области должно рассматриваться именно для приморского региона, со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, проблема эколого-географического положения требует дальнейшего исследования.

Мы полагаем, что, в первую очередь, необходима конкретизация понятия «экологогеографическое положение».

В представленных выше определениях эколого-географического положения используются такие понятия, как «экологическая значимость объекта», «экологически неблагополучные регионы», «экологически важные свойства пространства», которые сами являются неопределенными и фактически не раскрывают смысла данной категории.

Мы предлагаем следующее определение данного понятия. Эколого-географическое положение (ЭП) – это положение географического объекта в геоэкологическом пространстве, характеризующееся степенью комфортности среды обитания человека с позиций устойчивого развития по отношению к другим географическим объектам.

Под геоэкологическим пространством при этом полагаем комплекс природноэкологических, экономико-экологических и социально-экологических условий и факторов среды. Поскольку комфортная среда обитания человека есть, в идеале, результат устойчивого развития геосистем, т.е. триединого системного целого (природа - экономика - человек), то, в общем смысле, эколого-географическое положение рассматривается как степень устойчивости некоего географического объекта (геосистемы) в сравнении с соседними, далекими или ближними, географическими объектами (геосистемами).

При этом эколого-географическое положение региональной геосистемы конкретно определяется с помощью геоэкологических координат, т.е. системного показателя комфортности жизни в регионе с позиций сбалансированного развития подсистем природы, экономики, общества (в нашем примере в североевропейских российских приморских регионах).

Такой подход отвечает современному пониманию географии как двуединого (природного и общественного) взгляда на мир и геоэкологии как науки о компромиссах между природой и обществом. Область разумного компромисса определяется приоритетами человека как биологического и социального существа при объективных ограничениях, накладываемых на него природой и экономикой.

С учетом представленного определения и в соответствии с целью исследования, состоящей в проведении комплексного анализа эколого-географического положения приморской Мурманской области, для комплексной оценки эколого-географического положения Мурманской области необходимо решить ряд задач:

1 Уточнить общее определение «эколого-географическое положение» применительно к приморским регионам Арктической зоны с учетом их специфики.

2 Определить геоэкологические характеристики и индикаторы, которые могут использоваться в качестве геоэкологических координат.

3 Разработать специальную методику и на ее основе выполнить сравнительную оценку эколого-географического положения Мурманской области и соседних российских территорий с использованием системы геоэкологических координат.

4 Выполнить SWOT-анализ стратегического развития приморского региона с учетом экологических факторов (на примере Мурманской области).

2 Общие концептуальные и методологические подходы к проблеме экологогеографического положения приморских регионов и методы исследования.

Применение комплексного подхода к оценке эколого-географического 2.1 положения приморского региона.

Понятие «геосистема» в наиболее общем виде трактуется как целостное множество взаимосвязанных, взаимодействующих компонентов географической оболочки [16]. Ряд исследователей-географов (С.П. Евдокимов, А.М. Носонов, М.М. Голубчик, Г.Н. Максимов и др.) дают определение геосистемы как относительно целостного территориального образования, формирующегося в тесной взаимосвязи и взаимодействии природы, населения и хозяйства, целостность которого определяется прямыми, обратными и преобразованными связями, развивающимися между подсистемами геосистемы.

В настоящее время применяются также различные модификации данного понятия, например, «социоэкосистема» (С.Б. Лавров, В.Г. Морачевский), «антропоэкосистема» (В.С.

Преображенский, Е. Л. Райх), «антропосистема» (Н.Ф. Реймерс), «антропобиогеоценоз» (В.П.

Казначеев), «антропогеоценоз» (В.П. Алексеев), «эколого-экономическая система» (Б.Б.

Якобсон), «эколого-экономический район» (А.И. Чистобаев, М.Д. Шарыгин) и другие, в которых, в зависимости от акцента и ракурса исследования, отражен соответствующий аспект геосистемы.

Исходя из геосистемной концепции, ведущей свое начало от В.Б. Сочавы [138, 139], в ходе изменения и развития геосистемы происходит смена ее состояний, т.е. изменение параметров, определяющих ее состояние. В связи с этим, экологическое состояние геосистемы следует рассматривать как временную стадию в цепи последовательных смен состояний, обусловленных как природными, так и антропогенными факторами [58, 59, 120].

По мнению ряда авторов [84, 134, 153] экологическое состояние геосистемы складывается из сочетания эколого-географических ситуаций (эколого-ландшафтных, экологоэкономических, социально-экологических и эколого-политических) как совокупности, представляющей новое интегральное территориальное выраженное качество, являющееся важным при обосновании конкретных региональных вариантов перехода к устойчивому развитию. При этом сами эколого-географические ситуации складываются из противоречий природопользования.

полагал, что противоречия природопользования обусловлены P. Ekins [170] соперничеством (конкуренцией) между экологическими функциями. Эта конкуренция может быть количественной, качественной или пространственной. Количественная конкуренция связана с процессами извлечения и истощения ресурсов (экстракцией).

Качественная конкуренция обусловлена процессами эмиссии веществ на разрушительных уровнях воздействия. Пространственная конкуренция, или оккупация, вытекает из множественного использования пространства, что приводит к «тесноте». Примерами эмиссии могут служить выбросы, сбросы загрязняющих веществ, образование отходов, интродукция видов (например, Камчатского краба в Баренцево море); примерами экстракции – изъятие природных ресурсов (например, добыча минерального сырья, рубка древесины и др.), примерами оккупации – прохождение транспортных путей в районах нагула рыб, эксплуатация рыбных ресурсов на путях миграции рыбных косяков и др.

Функциональное взаимодействие между обществом и природой можно представить с помощью схемы [168] (Рис. 1).

Рисунок 1 - Взаимодействие между социально-экономической системой и системой окружающей природной среды На схеме взаимодействие представлено тем, что окружающая природная среда предоставляет экологические услуги, и, в то же время, несет экологические риски, в свою очередь, социально-экономическая система оказывает воздействие на окружающую среду, а также выступает в роли субъекта управления, таким образом, беря на себя ответственность за ее сохранение.

В структурно-графической модели взаимодействия общества и природы [113] отражены основные аспекты системного взаимодействия. На схеме (Приложение А) показано, что основными аспектами взаимодействия общества и природы со стороны человека являются ресурсопользование природными ресурсами, регулируемое нормами (пользование законодательства [66]) и ресурсоиспользование (ресурсопотребление [166]), а со стороны природы – возобновление естественных ресурсов и изменение (обогащение или обеднение) видов флоры и фауны. Негативные последствия ведут к ухудшению экологических условий жизнедеятельности человека и, в итоге, к ухудшению здоровья населения. Человек как субъект управления способен нивелировать неблагоприятные экологические последствия производства и потребления и сохранить здоровую окружающую среду посредством рационального природопользования, осуществляемого на основе экосистемного подхода как комплексного (интегрированного) управления антропогенной деятельностью, основанного на наиболее полных знаниях об экосистемах, с целью сохранения здоровья экосистем для поддержания их экосистемного единства и целостности. Для арктических приморских регионов комплексная модель управления природопользованием [83] имеет особую значимость в связи с планируемой активизацией морской деятельности.

Необходимо отметить, что именно отмеченная выше пространственная конкуренция приводит к одной из важнейших задач экосистемно-ориентированного управления природопользованием территориальному планированию

– (пространственному) (функциональному зонированию) [96], которое направлено на создание более рациональной организации использования пространств и взаимодействия между видами их использования, с тем, чтобы сбалансировать требования к экономическому развитию с выполнением природоохранных мер. Создание эффективной системы управления морским природопользованием рассматривается в настоящее время как важнейшая предпосылка успешного развития любой страны, имеющей береговую линию.

С позиций территориального планирования как анализа и размежевания сегментов пространства для достижения экологических, экономических и социальных целей выделение человека как центрального агента в процессе принятия решений и намечаемых намерений является закономерным. Ведь окончательное решение о том, какое пространство может быть выделено (или не выделено) для конкретной деятельности, является результатом социального выбора [96].

Выделение человека как ключевого фактора устойчивого развития геосистемы является значимым также при определении границ приморских геосистем регионального ранга.

Согласно определению [30], Мурманская область является относительно целостным территориальным образованием, которое формируется в тесной взаимосвязи и взаимодействии природы, населения и хозяйства, целостность которых определяется прямыми, обратными и преобразованными связями, развивающимися между подсистемами геосистемы. Но в функциональном плане границы Мурманского региона несколько шире административнотерриториальных границ Мурманской области. Это связано с приморским, полуостровным положением и стратегическими приоритетами развития области. Ее экономика функционально связана с морем (развитие рыбных промыслов, морские транспортные грузопотоки и т.д.).

Кроме того, согласно принятым в 2010 году «Стратегии развития морской деятельности РФ до 2030 года» и «Стратегии социально-экономического развития Мурманской области до 2025 года», разработка арктических приморских территорий и акваторий будет осуществляться как самостоятельный компонент развития приморских субъектов РФ.

Наиболее перспективными и функционально нагруженными в антропогенном смысле являются береговые зоны, примыкающие к Мурманской области. Сегодня прибрежные территории Кольского полуострова являются зоной совместного хозяйствования целого ряда природопользователей. В результате совместного действия антропогенных факторов, действующих одновременно с суши и моря, пограничная зона на стыке этих двух географических сред испытывает сильные экологические стрессы. Эта нагрузка еще больше возрастает по мере интенсификации процессов индустриального освоения побережья Баренцева моря в связи с реализацией Мурманских проектов федерального значения.

Баренцевоморский сегмент прибрежной зоны (Мурманская прибрежная зона), которая географически и экологически относится к стратегическим приоритетам Мурманской области, рассмотрены В.В. Денисовым в серии исследовательских работ, обобщения которых представлены в [34]. Аналогичные вопросы, связанные с прибрежной зоной Кандалакши, т.е.

районами Мурманской области, примыкающими к Белому морю в районе Кандалакши, в определенной мере рассмотрены специалистами кафедры КУПЗ РГГМУ [1, 173].

В данной монографии В.В. Денисов [34] рассмотрел вопросы делимитации прибрежных зон Баренцева моря, используя эколого-географический, ресурсный и административный подходы. Основным критерием, заложенным в основу первого подхода к делимитации, является однородность эколого-географических условий морской части Мурманской прибрежной зоны; в основу второго подхода ресурсно-экономический признак,

– определяющий хозяйственное использование морских биологических, минерально-сырьевых и топливно-энергетических ресурсов сухопутной и морской части; в основу третьего – административно-территориальное единство с целью обеспечения комплексного управления Мурманской прибрежной зоной. По совокупности рассмотренных факторов, практически вся южная часть Баренцева моря может быть отнесена к Мурманской прибрежной зоне (МПЗ). Ее пространственная локализация учитывает на современном этапе практически все особенности функционирования морских экосистем, ведение промышленного рыболовства, нефтегазодобычи и морского транспорта в сравнительно однородных эколого-географических условиях.

Существуют еще более широкие подходы к делимитации границ прибрежных зон. Его иллюстрацией может служить делимитация границ прибрежной зоны в рамках проекта GIWA (Global international water assessment) для оценки качества природных вод, где в прибрежную зону включены Баренцево и Белое моря вместе с областями водосбора [172].

Наконец, вся территория Мурманской области может быть отнесена к прибрежной зоне, если исходить из того, что вся территория подвержена влиянию моря, и не принимать во внимание локальные климатические различия (некоторое усиление континентальности климата в южном направлении при доминирующем морском влиянии на всей территории области).

Устойчивое развитие таких гибридных объектов (приморских территорий и прибрежных акваторий) эксперты видят как единую природно-территориальную социально-экономическую систему с преобладающим влиянием морской деятельности. При этом предполагается, что все процессы (природные, экономические и социальные) в этой системе тесно связаны и взаимодействуют между собой, что вызывает необходимость комплексного подхода к рассмотрению процессов в рамках единого объекта управления [117, 118].

Мурманская область в геосистемном плане объединяет два разнородных сегмента планирования и управления: один - прибрежная зона, другой – территория суши. С функциональной точки зрения первая может быть названа морской, т.к. связана с морским природопользованием, другая – сухопутной, т.к. связана с природопользованием на суше. Как на море, так и на суше в местах пересечения «интересов» природы и общества возникают конфликты, складываются неблагоприятные эколого-географические ситуации.

В настоящее время регулирование этих интересов и управление природопользованием и охраной окружающей среды осуществляется на основе природоохранного законодательства.

Управление морским природопользованием осуществляется на основе нормативного обеспечения – ФЗ «О шельфе», ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» и ФЗ «Об исключительной экономической зоне», а сухопутным природопользованием – на основе ФЗ «Об окружающей среде», ФЗ «О недрах», ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», ФЗ «Об охране атмосферного воздуха», Лесным кодексом и другими законодательными актами РФ, а также региональными законодательными актами.

Однако природоохранное законодательство не в полной мере соответствует задачам КУПЗ. Так, например, в существующем законодательстве имеются недоработки, связанные с недооценкой особенностей морских акваторий и трансграничных переносов (закон об охране природных вод ориентирован, в основном, на внутренние водоемы: реки и озера), а также в природоохранном обеспечении гидротехнического строительства [117].

По мнению многих авторов, должно активно разрабатываться такое направление, как территориальная охрана морской среды, целью которой является оптимизация отношений общества и среды его обитания в разных масштабах [64]. Однако единый подход к тому, что такое морская особо охраняемая территория, пока не сформирован. Кроме того, наличие отдельных правовых режимов земли, атмосферы, животного и растительного мира, недр, водных объектов существенно осложняет решение задач по конструированию комплексного правового режима территориальной охраны морской среды [65].

Для осуществления комплексного подхода к управлению приморским регионом «Мурманская область + прибрежные акватории» необходимо дальнейшее совершенствование правовой и методической базы с последующей реализацией концепции интегрируемого управления в исследуемом регионе как единой стратегии для моря и суши. Для этого нужно, чтобы законодательно вопросы управления природопользованием в приморских субъектах РФ были определены как «вопросы совместного ведения» центральной (федеральной властью) РФ и субъекта РФ. Это послужит формированию равноправного баланса между централизмом (федерализмом) и регионализмом.

2.2 Концептуальные основы устойчивого развития (УР) и его региональные аспекты. Применение индикаторного метода для оценки устойчивого развития региона.

Наиболее сильный интерес к проблематике устойчивого развития в мире сформировался под влиянием моделей глобального развития (Форрестер, Мидоуз и др.) и доклада международной комиссии ООН под руководством Г.Х. Брундтланд «Наше общее будущее» в 70-80-е годы XX века.

В докладе Г.Х. Брундтланд «Наше общее будущее» в 1987 г. было представлено определение УР как развития, которое удовлетворяет потребности нынешнего поколения и не ставит под угрозу возможность будущих поколений удовлетворять их собственные потребности; а устойчивости - как упорядочения технических, научных, экологических, экономических и социальных ресурсов таким образом, что результирующая система может поддерживаться в состоянии равновесия во времени и пространстве.

В 1992 г. в Рио-де-Жанейро на конференции ООН по проблемам окружающей среды и развитию получила общемировое политическое признание концепция устойчивого развития человечества и официально принято определение «устойчивого развития».

Сегодня понятие УР является сложнейшим понятием, интегрирующим природноэкологические, социально-экономические, политико-экологические и моральные аспекты взаимодействия в системе «природа – общество» в целях достижения системного равновесия в процессе развития и сохранения человеческой цивилизации. Главным отличием идеологии УР от идеологии технократического и экономического роста и алармистской идеологии защитников окружающей среды является гуманитарный фокус, подтверждающий, что состояние экономики, как и состояние окружающей среды, не самоцель развития общества. И то, и другое должно обеспечивать развитие человеческого потенциала, его экономическое и социальное благополучие, включая сохранение генофонда и здоровья популяций [6].

После конференции в Рио-де-Жанейро состоялось еще два саммита – в 2002 и 2012 г.г. В 2002 году в Йоханнесбурге (ЮАР) состоялся Всемирный саммит по УР «Рио+10», на котором был конкретизирован план реализации УР, а также наряду с проблемами экологии рассматривались социальные и экономические вопросы. В 2012 году в Рио-де-Жанейро прошла конференция ООН по УР «Рио+20», которая была посвящена подведению итогов и определению возможного пути УР. В итоговой декларации саммита подчеркивается необходимость перевода мировой экономики и промышленности на «зеленые» рельсы.

Последнее является актуальным и для повышения устойчивости морских секторов экономики приморских регионов, в т.ч. рыбопромышленного комплекса [149].

На основе концепции УР в принятой по итогам конференции в Рио-де-Жанейро «Повестке дня на XXI век» каждой стране (включая Россию) было рекомендовано разработать национальную стратегию УР.

С 1994 года в РФ с Указа Президента Российской Федерации N 236 от 14.02.1994 г. «О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» началась разработка проектов концепции перехода на модель УР. Затем был разработан программный документ «Концепция перехода РФ к устойчивому развитию», принятый Указом Президента РФ № 440 от 01.04.96 г. [154], в котором отмечается, что переход Российской федерации в целом возможен только в том случае, если будет обеспечено УР всех ее регионов.

В регионах РФ разработка стратегий УР началась в 1996 г. В концептуальном плане принципы разработки общей стратегии одинаковы для всех регионов, но в зависимости от природных условий, ресурсной и экономической базы, состояния окружающей среды, в каждом конкретном регионе имеются приоритетные направления и первоочередные задачи развития, определяющие особенности региональной стратегии.

В российских областях Баренц-региона также начались разработки стратегий УР.

Баренц-регион включает в себя Мурманскую область, Архангельскую область, Ненецкий автономный округ, Республику Карелия, Республику Коми, провинции Норботтен и Вестерботтен в Швеции, норвежские провинции Финнмарк, Тромс, Нурланн и финские провинции Лапландию, Северную Остроботнию (Северная Похьянмаа) и Кайнуу. Главной проблемой УР Баренц-региона является существенный разрыв в жизненных стандартах между Россией и европейскими соседями. Этот социально-экономический градиент влияет на возможности выравнивания уровня социального развития и различных сфер экономики, включая морские сферы деятельности. Сочетание важных факторов (географическое положение, богатая ресурсно-сырьевая база, огромные экономические возможности, ярко выраженные экологические проблемы, наличие мощного научного потенциала) определили выбор Мурманской области в качестве пилотной административно-территориальной единицы для реализации «Проекта устойчивого развития Мурманской области региона Баренцева моря»

под эгидой программы развития ООН [91]. В настоящее время в КНЦ РАН ведется работа по совершенствованию научных основ стратегии УР Баренц-региона.

В последние годы большинство стран, имеющих арктические зоны, разработали стратегические документы по их развитию [25]. В 2007 г. был подготовлен проект «Концепции устойчивого развития Арктической зоны Российской Федерации», а в 2013 г. Указом Президента РФ была утверждена «Стратегия развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной безопасности до 2020 г.». Стратегической целью государственной политики РФ в области УР Арктики является обеспечение сбалансированного решения проблем сохранения окружающей природной среды и задач социально-экономического развития на основе эффективного неистощительного использования природных ресурсов, сохранения традиционного образа жизни и природопользования коренных малочисленных народов Севера, повышения качества жизни и улучшения здоровья населения; восстановления нарушенных природных систем; укрепления национальной безопасности России в Арктике; развития международного сотрудничества [37, 38, 39, 67, 115, 116, 157].

Важным этапом на пути к УР явилась разработка «Стратегия социально-экономического развития Мурманской области до 2025 года» [142]. В Стратегии отражены перспективы развития Мурманской области, которые несут в себе как риски, так и возможности развития.

Исходя из этого, определены возможные сценарии развития региона, пространство которых «рассечено» на два разнородных горизонта: комплексное освоение с опорой на развитую городскую систему «противостоит» вахтовому освоению «кладовых» Кольского полуострова и шельфа.

Были сформированы четыре вероятных сценария развития Мурманской области:

«Кладовая – стратегический запас», «Терминал и База флота», «Мировые ресурсы», «Стратегический центр освоения Арктики». Последний сценарий был принят как целевой.

Предполагалось, что успешная реализация последнего сценария позволила бы увеличить к 2025 году валовой региональный продукт почти в 4 раза – до 846,8 млрд. рублей.

Следует отметить, что Мурманская область как приморский регион включает в себя контактные географические структуры (по П.Я. Бакланову с соавторами [122]) как акватерриториального, так и приграничного типа. Крайний северо-западный участок области является контактной географической структурой совмещенного типа, т.е. одновременно акватерриториального и приграничного. Приморские регионы обладают более благоприятными факторами УР, такими как большое разнообразие природных ресурсов (ресурсы суши, моря, океана); более высокой долей возобновимых ресурсов (за счет лесных, водных, рекреационных, морских ресурсов); наличием контактных структур (суша – море, многие приморские регионы являются приграничными) – основой развития контактных функций, развития более диверсифицированных структур хозяйства; большей доступностью к значительным рыночным пространствам. Архангельская область и Республика Карелия также являются контактными структурами, но одного типа: Архангельская область – аква-территориального, Карелия – приграничного.

В «Повестке дня на XXI век» отмечена необходимость в разработке индикаторов УР, т.е.

показателей, выводимых из первичной информации, и позволяющих судить о состоянии и/или изменениях параметров устойчивого развития (экологических, экономических, социальных).

Разработка индикаторов как инструментов оценки УР развития является попыткой оценить саму устойчивость, устойчивым или «антиустойчивым» путем идет человечество и отдельные страны.

Первой наиболее комплексной разработкой стала система индикаторов УР, предложенная Комиссией по УР ООН в 1996. Это одна из самых полных по охвату систем индикаторов устойчивого развития, список которой включает 134 индикатора. На сегодняшний день разработано множество индикаторов, как простых (включающих одну переменную), так и комплексных (объединяющих несколько простых индикаторов в одно число (или индекс)).

При построении систем индикаторов применяются также подходы в рамках определенных моделей, в которых различные показатели систематизируются в определенные группы в зависимости от конкретных функций и взаимных связей между группами показателей («нагрузка – состояние – ответная реакция», «импульсы деятельности – состояние – ответная реакция», «импульс деятельности – нагрузка – состояние – экспозиция – результат - действия»

и др.). Одним из недостатков модели системы индикаторов «воздействие – состояние – ответная реакция», описывающей антропогенные воздействия и реакции на эти воздействия, является исключение из индикаторов воздействия природных факторов. Природная изменчивость и эпизодические события обычно значительны по величине и важны для экосистемы, но они не находят отражения в модели. Несмотря на то, что антропогенное воздействие является основным, если не доминирующим фактором изменений состояния окружающей среды, было бы некорректно не учитывать естественные колебания, происходящие в экосистеме [107].

Для оценки уровня устойчивого развития Институтом прикладного системного анализа Национальной АН Украины и Министерства образования и науки Украины предложена комплексная система измерений [137].

Уровень УР предлагается оценивать с помощью индекса IУР, который рассчитывается как сумма индексов для трех измерений: экономического (IЭКИ), экологического (IЭИ) и социального (IСИ) с соответствующими масштабирующими коэффициентами для обеспечения одинакового веса экономического, экологического и социального измерений в индексе устойчивого развития (Рис. 2).

–  –  –

В свою очередь каждый из индексов IЭКИ, IЭИ и IСИ рассчитывается с использованием шести распространенных в международной практике глобальных индексов: индекса конкурентноспособности, индекса экономической свободы, индекса экологической устойчивости, индекса качества и безопасности жизни, индекса человеческого развития и индекса общества, основанного на знаниях.

На сегодняшний день задача разработки индикаторов УР еще далека от решения, т.к.

существуют методологические трудности формирования, как самих показателей, так и их систематизация.

Индикаторные подходы не обошли и Россию. В документе «О концепции перехода РФ к устойчивому развитию» от 01.04.96 г. [154] отмечены национальные показатели устойчивого развития, принятые в качестве целевых ориентиров, которые должны отражать уровни, при которых обеспечивается безопасное развитие России в экономическом, социальном, экологическом и других аспектах. В качестве показателей названы: продолжительность жизни человека, состояние его здоровья, отклонение состояния окружающей среды от нормативов, уровень знаний или образовательных навыков, доход (измеряемый валовым внутренним продуктом на душу населения), уровень занятости, степень реализации прав человека, показатели природоемкости хозяйства и др.

В рамках проекта Всемирного Банка и Минэкономразвития по разработке систем индикаторов УР для России была предложена достаточно «сжатая» система индикаторов, включающая семь приоритетных ключевых индикаторов и их модификаций, построенных по структуре «проблемы-индикаторы» [56].

В данной системе в числе индикаторов названы:

энергоемкость, коэффициент обновления основных фондов, выбросы загрязняющих веществ в воздух на единицу ВВП, выброс загрязняющих веществ в воду на единицу ВВП, площадь ООПТ, ненарушенная хозяйственной деятельностью территория и др.

По мнению С.Н. Бобылева [14] на региональном уровне возможно применение «сквозных» индикаторов, которые применимы для любого уровня - федерального, регионального, местного. Наличие статистических данных на уровне федеральной и региональной статистики существенно облегчает получение необходимой информации для расчета индикаторов.

Среди важнейших (ключевых) индикаторов УР, применяемых на региональном уровне, С.Н. Бобылев [14] называет валовой региональный продукт (ВРП), индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), показатели природоемкости. ВРП имеет важнейшее значение как показатель результатов экономической деятельности региона. Кроме того, к ВРП могут быть «привязаны» многие показатели, например, отчисления на охрану окружающей среды. ВРП является основой для построения ключевого для «зеленых счетов» экологически скорректированного чистого внутреннего продукта (ЧВП). Однако следует отметить, что европейские эксперты, признавая большую концептуальную ценность получения «зеленого»

ЧВП, обращают внимание на ряд существенных методологических вопросов, связанных с такой корректировкой, что делает саму процедуру «экологизации» показателя ЧВП в ближайшем будущем нереалистичной [56]. ИРЧП относится к важнейшим индикаторам УР, отражающим социальные аспекты УР. Этот индекс разработан в рамках Программы Развития ООН (UNDP).

Важным эколого-экономическим индикатором УР, отражающим эффективность функционирования экономики и ее воздействие на окружающую среду, является природоемкость [56]. Различные модификации данного показателя представлены практически во всех системах индикаторов УР.

Выделяют два типа показателей природоемкости [14, 56]:

удельные затраты природных ресурсов в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции), в котором величина природоемкости зависит от эффективности использования природных ресурсов во всей цепи, соединяющей первичные природные ресурсы, продукцию, получаемую на их основе, и непосредственно конечные стадии технологических процессов, связанных с преобразованием природного вещества; и удельные величины загрязнений в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции), где в качестве загрязнений могут быть взяты различные загрязняющие вещества, газы, отходы. Величина этого показателя во многом зависит от уровня «безотходности» технологии, эффективности очистных сооружений и пр. Выделяют также два уровня показателей природоемкости [14, 56]:

макроуровень (уровень всей экономики) и продуктовый (отраслевой). На макроэкономическом уровне используются показатели природоемкости, отражающие макроэкономические показатели: затраты природных ресурсов (ресурса), объемы выбросов/сбросов и образования отходов в расчете на единицу ВВП, ВРП и т.д. Измерения этих показателей производятся как в стоимостной, так и в натурально-стоимостной форме. В качестве отдельных показателей природоемкости на региональном уровне в расчете на единицу ВРП и пр. можно рассматривать показатели энергоемкости, материалоемкости, водоемкости, удельных выбросов загрязняющих веществ и отходов и т.д. Отраслевой уровень показателей природоемкости определяется: либо затратами природного ресурса в расчете на единицу конечной продукции, произведенной на основе этого ресурса; либо объемом загрязнений в расчете на единицу использованного природного ресурса, общей территории загрязнения, количества населения, конечной продукции. В статистике также используются модифицированные показатели природоемкости в расчете на общее население страны, региона, города и т.д.; затраты природных ресурсов или количество загрязнений на душу населения. Чем ниже значение показателя природоемкости, тем эффективнее работает экономика страны, региона или отрасли (отраслей). Уменьшение природоемкости экономики в динамике является одним из эффективных критериев устойчивого развития.

А.И. Чистобаев [159] в качестве индикаторов УР региона предлагает следующие показатели: индикаторы экономического развития региональный продукт, (валовой инвестиционная привлекательность региона); социальные индикаторы (продолжительность жизни (средняя ожидаемая продолжительность жизни населения), демографическая структура, демографическая нагрузка, уровень безработицы, уровень преступности, миграционное сальдо);

индикаторы состояния окружающей среды (качество атмосферного воздуха, качество поверхностных вод, загрязненность почв, образование отходов и уровень механизированной переработки отходов, уровень шумового загрязнения, уровень озеленения территории городов).

В то же время при выборе индикаторов регионального уровня необходимо учитывать особенности конкретного региона.

УР Баренц-региона, в состав которого входит Мурманская область, связано с УР Баренцева моря, являющегося арктической большой морской экосистемой (БМЭ). Для арктических БМЭ [82] предложена система индикаторов, наряду с индикаторами состояния и биоты отражающая транспортные и промысловые аспекты морепользования, например, температуру воздуха в прибрежной зоне, долю ООПТ в общей площади морского сектора Арктики, квоты на вылов промысловых рыб, объем перевозок по трассе Севморпути, степень диверсификации российской морской экономики и др.

В целях реализации положений Стратегии развития морской деятельности РФ до 2030 г.

по заказу Минэкономразвития РФ в 2011 - 2012 г.г. была проведена научно-исследовательская работа методического обеспечения и рекомендаций по комплексному «Разработка планированию развития приморских территорий и прибрежных акваторий конкретных побережий страны», в ходе которой были подготовлены предложения по структуре и содержанию прибрежно-морского компонента типовых макетов стратегий и программ социально-экономического развития приморских субъектов РФ и муниципальных образований, примерному набору целевых индикаторов, таких как плотность населения прибрежной зоны, доля ООПТ в общей площади субъекта РФ, уровень загрязнения морских акваторий, коэффициент мористости, индикатор морских перевозок и др. [111].

В целях комплексного управления прибрежными зонами для прибрежных зон (приморских регионов) также предложены системы индикаторов, включающих такие индикаторы, как ВРП на душу населения, степень нарушения земель, степень загрязнения воды, степень загрязнения воздуха, а также опасные природные явления, и др. [7].

Таким образом, региональные индикаторы устойчивого развития приморского субъекта должны отражать как региональную специфику, так обладать универсальностью (т.е.

применяться на любом уровне) для возможности сравнения их значений на межрегиональном, национальном и общемировом уровне. Кроме того, при выборе региональных индикаторов необходимо учитывать наличие (отсутствие) статистических данных и минимальность затрат для сбора информации и расчетов.

Применение сравнительно-географического, картографического, 2.3 статистического методов, SWOT-анализа и методов экспертных оценок в исследовании эколого-географического положения региона.

В нашем исследовании помимо индикаторного метода были также использованы сравнительно-географический, картографический методы, SWOT-анализ и методы экспертных оценок.

Сравнительно-географический метод был использован для сравнительного анализа природных, экологических, экономических и социальных условий формирования и развития исследуемых территорий.

Картографический метод использовался при анализе климатических карт, карт морских течений, карт размещения промышленности на территориях регионов и др.

Статистический метод использован нами при сборе и анализе статистических данных (например, ВРП, численность населения в регионе, объемы сбросов сточных вод и другие), значения которых использовались для расчета показателей геоэкологических координат, а также для расчета индекса рациональности. При оценке динамики индекса рациональности был вычислен коэффициент достоверности аппроксимации R2, показывающий степень соответствия трендовой модели исходным данным. Его значение может лежать в диапазоне от 0 до 1. Чем ближе R2 к 1, тем точнее модель описывает имеющиеся данные.

Для определения стратегических перспектив развития Мурманской области нами был применен SWOT-анализ, являющийся одним из наиболее распространенных, признанных и, одновременно, простых методов оценки внутренних и внешних факторов, способствующих или препятствующих развитию объекта. Название метода произошло от начальных букв английских слов: strengths (сильные стороны), weaknesses (слабые стороны), opportunities (возможности) и threats (угрозы). Внутреннюю среду объекта описывают слабые и сильные стороны, а внешнюю по отношению к объекту среду – возможности и угрозы.

Акроним SWOT (четыре категории факторов) визуально можно представить в виде таблицы (Таблица 1).

Первоначально технология SWOT-анализа была предложена для разработки стратегии поведения предприятия. Но SWOT-анализ в общем виде можно применять к различным объектам, в частности, странам и регионам, для построения стратегий в самых различных областях деятельности.

Таблица 1 - SWOT-таблица

–  –  –

Основные этапы технологии проведения SWOT-анализа на уровне региона включают [24, 148]:

1. Выявление факторов внутренней среды (разделение на сильные и слабые стороны).

2. Выявление факторов внешней среды (разделение на факторы, несущие возможности и несущие угрозы).

3. Оценку (ранжирование) всех факторов по значимости.

4. Отсев малозначимых и маловероятных факторов, как не имеющих практической значимости.

5. Формирование матрицы SWOT-факторов.

6. Формирование перекрестной SWOT-матрицы (Таблица 2), включающей попарное сопоставление каждого из факторов с выявлением насколько сильные стороны региона способны реализовать открывающиеся перед ними возможности; в какой степени сильные стороны региона позволяют нейтрализовать угрозы внешней среды;

какие возможности, предоставляемые внешней средой, можно использовать для того, чтобы слабости региона превратить в его сильные стороны; как за счет укрепления слабых сторон защититься от внешних угроз.

Таблица 2 - Перекрестная матрица SWOT-анализа

–  –  –

При ранжировании значимости факторов нами был использован метод экспертных оценок, заключающийся в проведении процедуры получения оценки факторов на основе мнения экспертов с целью последующего принятия решения.

Необходимость использования SWOT-анализа обусловлена тем, что он позволяет определить факторы, способствующие или препятствующие развитию объекта, и выработать стратегии оптимального развития региона.

3 Комплексная характеристика эколого-географического положения Мурманского региона.

3.1 Краткая характеристика Мурманской области и соседних российских регионов

– Архангельской области и Карелии.

Физико-географическое расположение. Мурманская область расположена на крайнем северо-западе России. Большая часть территории области расположена на Кольском полуострове. Географически область охватывает также материковую часть Евразии, полуострова Рыбачий и Средний и множество малых островов в Баренцевом и Белом морях (Айновы острова, Семь островов, о. Великий, о. Кильдин и др.) (Рис. 3).

Рисунок 3 – Карта Мурманской области

Территория области составляет 144,936 тыс. км2. Протяженность территории с севера на юг – 505 км, с запада на восток – 580 км [10].

Крайние точки: северная - мыс Немецкий (700 с. ш., 31054' в. д.), южная - мыс у поселка Тетрино (66005' с. ш., 38018' в. д.), западная - высота 471 м (68056' с. ш., 28022' в. д.) у границы с Финляндией в районе озера Инари, восточная - мыс Орловский на побережье Белого моря, вблизи устья реки Поной (67002' с. ш., 41024' в. д.).

На западе область граничит с Норвегией и Финляндией, на юге – с Республикой Карелия, на востоке – с Архангельской областью (по Белому морю). На севере омывается Баренцевым морем (акватория более 1400 тыс. км2), на востоке и юго-востоке – Белым (акватория около 90 тыс. км2) [10, 26, 27, 75]. За границу между морями условно принимается линия: мыс Святой Нос – мыс Канин Нос.

Мурманская область расположена в пределах двух географических зон – тундры и северной тайги, а также переходной зоны – лесотундры. В лесной зоне проявлена вертикальная поясность, выражающаяся в смене северо-таежных лесов горными таежными лесами и горной тундрой.

Экономико-географическая характеристика. Мурманская область - один из наиболее крупных и экономически развитых регионов европейского Севера России. Выгодное географическое положение в относительной близости к промышленно развитым регионам России, возможность круглогодичной навигации с прямыми выходами на международные морские торговые пути в сочетании с уникальной по составу и запасам минерально-сырьевой и рыбопромысловой базой в сочетании с особым геополитическим положением региона обусловили формирование на территории области крупного индустриально-хозяйственного комплекса.

Область богата различными видами минерального сырья, наибольшую ценность из которых медно-никелевые, железные, апатито-нефелиновые руды и руды редких металлов.

Значительны запасы слюды, керамического сырья и сырья для строительных материалов, облицовочного камня, полудрагоценных и поделочных камней. На шельфе Баренцева моря разведаны богатые месторождения нефти и газа, среди которых уникальное Штокмановское газоконденсатное месторождение.

Экономика Мурманской области ориентирована в основном на использование природных ресурсов. Развит ГПК, энергетический, транспортный и рыбный комплексы.

Регион включает в себя 25 муниципальных образований. Административный центр и крупный транспортный узел Мурманск. Здесь сходятся морские, воздушные,

– железнодорожные и автомобильные пути, базируется единственный в мире атомный ледокольный флот, берет начало Северный морской путь (СМП). Город является самым северным центром международного сотрудничества.

Эколого-географическая ситуация. Эколого-географическая ситуация в Мурманской области определяется как природными, так и антропогенными факторами. Географическое расположение в высокоширотных районах и особенности Балтийского геологического щита обусловливают низкий ассимиляционный потенциал природных систем.

Важнейшими негативными антропогенными факторами, оказывающими наиболее значительное влияние на эколого-географическую ситуацию, являются крупные горнодобывающие и горно-металлургические производства и другие природоемкие отрасли.

Доля выбросов загрязняющих атмосферу веществ и сбросов загрязненных сточных вод предприятиями Кольского ГПК превалирует в валовых выбросах и сбросах по области (60 от общего объема). Доля отходов горнодобывающей промышленности составляет более 99 % образования всех отходов производства и потребления в области за год. Важнейшими экологическими проблемами области являются также загрязнения окружающей среды предприятиями ЖКХ, проблемы утилизации твердых бытовых отходов, проблемы утилизации атомных судов и судов атомно-технологического обслуживания и обращения с ядерными материалами и радиоактивными отходами.

Позитивным антропогенным фактором является природоохранная деятельность. На ее масштабы и эффективность положительное влияние оказало введение в 1994 г. платного природопользования для всех экономических субъектов и постоянное совершенствование его инструментов. В Мурманской области на два года дольше, чем в других субъектах Федерации, просуществовал экологический фонд; создана природоохранная прокуратура; на региональном уровне и в некоторых муниципалитетах разработаны и реализуются целевые экологические программы; значительно активизировался экологический контроль; в рамках международного сотрудничества реализуются программы и проекты по предотвращению радиоактивного загрязнения, сокращению выбросов и сбросов горно-металлургического комплекса, сохранению лесных ресурсов и биоразнообразия, охране морской среды и ее биоресурсов.

Международные проекты сыграли роль стимулятора внедрения на крупнейших предприятиях горнопромышленного комплекса добровольной системы экологического менеджмента и включения их в систему экологического рейтинга.

Краткая характеристика соседних регионов – Архангельской области и Карелии.

Архангельская область расположена на крайнем северо-западе России. На юго-западе граничит с Карелией, на востоке – с Республикой Коми, на юге – с Вологодской и Кировской областями, на востоке - с Ямало-Ненецким автономным округом (в составе Тюменской области), на северо-западе (по морю) с Мурманской областью. Имеет выход к Белому, Баренцеву и Карскому морям. В состав Архангельской области входит Ненецкий автономный округ (НАО), а также арктические острова Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. Территория области (включая НАО) – 589, 913 тыс. км2 [9, 131].

В нашем исследовании территория Архангельской области рассматривалась без НАО и арктических островов. Общая площадь без указанных территорий составляет 410,7 тыс. км2.

Основные природные ресурсы: лесные и минеральные. Минеральные ресурсы представлены алюминиевыми, медно-никелевыми рудами и различными видами нерудного сырья (известняками, доломитами, цементным сырьем, гипсами и ангидритами, песками, глинами и строительным камнем), а также торфом, нефтегазовыми ресурсами (Мезенская нефтегазоносная провинция), алмазами и др.

Основу экономики составляют лесопромышленный комплекс и машиностроение судостроение).

Крупнейшие предприятия лесопромышленного комплекса:

(включая Соломбальский лесопильно-деревообрабатывающий комбинат (г. Соломбала), Котласский ЦБК (г. Котлас), Архангельский ЦБК (г. Архангельск), Соломбальский ЦБК (г. Соломбала).

Крупнейшие предприятия машиностроительного комплекса: ПО «Севмаш» (г. Северодвинск), Центр судоремонта «Звёздочка» (г. Северодвинск), Котласский электромеханический завод (г.

Котлас).

На территории Архангельской области сконцентрирован ряд предприятий, оказывающих значительное негативное воздействие на окружающую среду. Так, в Архангельском и Котласском промышленных узлах, где проживают 83% городского населения и сосредоточен основной промышленный потенциал региона, экологическая обстановка формируется под влиянием выбросов в атмосферу загрязняющих веществ и сброса сточных вод в водоемы предприятиями целлюлозно-бумажной промышленности, теплоэнергетики и автотранспорта.

На территории Плесецкого промышленного узла расположен первый государственный испытательный космодром Министерства обороны РФ предприятия «Плесецк», горнодобывающей промышленности, асфальтобетонный и цементный заводы.

Значительная часть Архангельской области, охватывающая территории сложившейся системы расселения и прилегающая к сети транспортных коммуникаций, характеризуется как умеренно загрязненная. Эти участки подвержены фоновому загрязнению слабой интенсивности предприятиями городов Онеги, Вельска, Няндомы и поселка городского типа Октябрьского, а также малыми производствами и магистральными транспортными коммуникациями.

Эпизодически подвергаются загрязнению расчетные районы падения ступеней ракет-носителей в Лешуконском, Мезенском, Пинежском и Холмогорском административных районах.

Остальные территории не испытывают постоянной антропогенной нагрузки.

Существует проблема сброса предприятиями Архангельской области загрязняющих веществ со сточными водами в поверхностные водные объекты, относящиеся к бассейну Белого моря. Так, в Северной Двине присутствуют соединения железа, меди, цинка, органические вещества, лигносульфонаты, на отдельных участках к ним добавляются фенолы и нефтепродукты. На загрязнение бассейна реки большое влияние оказывают целлюлознобумажные комбинаты - филиал ОАО «Группа «Илим» (Коряжма), ОАО «Архангельский ЦБК»

(Новодвинск), ОАО «Соломбальский ЦБК» (Архангельск) [136].

На загрязнение побережья Белого моря также влияют и сбросы крупных машиностроительных предприятий ОАО «Производственное объединение «Севмаш» и ОАО «Центр судоремонта «Звездочка», и основных предприятий теплоэнергетики Архангельская ТЭЦ, Северодвинские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2.

Республика Карелия расположена на крайнем северо-западе России. На западе граничит с Финляндией, на севере – с Мурманской областью, на северо-востоке омывается Белым морем, на востоке граничит с Архангельской областью, на юго-востоке – с Вологодской областью, с юга примыкает к южным границам Ладожского и Онежского озер и граничит с Ленинградской областью. Территория Республики Карелия – 180,5 тыс. км2 [70, 71].

Основные природные ресурсы: лесные и минеральные (чёрные, цветные и редкие металлы, золото и металлы платиновой группы, неметаллические полезные ископаемые, топливно-энергетическое сырье (торф)).

Ведущее место в промышленности республики занимает лесопромышленный комплекс и горно-металлургический комплекс (черная и цветная металлургия). Крупнейшие предприятия лесопромышленного комплекса: ОАО «Кондопога» (г. Кондопога), ОАО «Сегежский ЦБК» (г.

Сегежа), ОАО «Целлюлозный завод «Питкяранта» (г. Питкяранта). Крупнейшее предприятие черной металлургии ОАО «Карельский окатыш» (г. Костомукша), цветной – филиал ОАО «СУАЛ» Надвоицкий алюминиевый завод (г. Надвоицы).

Главными загрязнителями атмосферного воздуха в республике выступают лесопромышленные предприятия, цветная и черная металлургия, энергетическая промышленность, а также транспорт. Основная часть выбросов в республике (до 70%) приходится на промышленные центры. При этом основными загрязнителями являются целлюлозно-бумажные, гидролизные и деревоперерабатывающие предприятия. Мощными локальными источниками загрязнения выступают предприятия металлургического профиля.

Главные виды загрязнений атмосферы - это двуокись серы, пылевые выбросы, окись углерода, двуокись азота. Из общего объема вредных веществ, выбрасываемых ежегодно на территории республики, около 70% принадлежит Костомукше, Кондопоге, Петрозаводску, Сегеже.

Основным фактором антропогенного влияния на водоемы республики является сброс сточных вод промышленными центрами. Среди предприятий Карелии ведущая роль в этом плане принадлежит объектам целлюлозно-бумажной промышленности. Из-за сброса загрязненных вод в водоемах возрастает содержание органических веществ, нефтепродуктов, соединений меди, цинка, азота. Одной из важнейших проблем является очистка сточных вод хвостохранилища АО «Карельский окатыш».

3.2 Результаты SWOT-анализа для определения стратегических перспектив развития Мурманского региона.

Важным этапом оценки эколого-географического положения региона является оценка стратегических перспектив его устойчивого развития, включающая определение возможностей реализации его потенциала и выявление факторов, которые способствуют или препятствуют его устойчивому развитию. В зависимости от тенденций развития региона и будет формироваться его будущее эколого-географическое положение.

Рассмотрим результаты SWOT-анализа Мурманской области – важнейшего региона стратегического развития Европейского Севера России.

При проведении SWOT-анализа нами были использованы материалы КНЦ РАН [3, 36, 88, 104, 112, 140, 142], а также Федерального государственного бюджетного научноисследовательского учреждения «Совет по изучению производственных сил» (г. Москва) [129], содержащие результаты SWOT-анализа, выполненного для оценки перспектив социальноэкономического развития Мурманской области на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Следует отметить, что выделенные специалистами КНЦ SWOT-факторы обоснованно представляют внутренние сильные и слабые позиции региона, а также внешние возможности и угрозы, благоприятствующие или нет его развитию и не утратившие своего значения на сегодняшний день. В рамках разработки «Стратегии социально-экономического развития Мурманской области до 2025 г.» на основе проведенного SWOT-анализа специалистами КНЦ были разработаны три сценария: инерционный, энерго-сырьевой и инновационный, которые учитывали наиболее вероятное до сегодняшнего дня сочетание внешних и внутренних факторов [112].

По мнению специалистов КНЦ РАН, инерционный сценарий предполагал, что в регионе, в целом, сохранится традиционная структура экономики и промышленности (горнопромышленный, рыбопромышленный и транспортный комплексы), а в отраслях – низкий уровень технологических изменений. Темпы роста ВРП при этом предполагались ниже среднероссийских: 1-2% в год и не более 50% в период до 2025 г. Энерго-сырьевой сценарий предполагал активное формирование нефтегазового сектора промышленности и необходимой инфраструктуры, а также то, что область останется транзитным регионом с отсутствием создания перерабатывающих мощностей. Темпы роста ВРП при этом предполагались на уровне среднероссийских: увеличение в 2-2,5 раза в период до 2025 г. Инновационный сценарий, принятый за целевой, предполагал диверсификацию экономики, создание производственных кластеров, более полное использование конкурентных преимуществ области и ее инновационного потенциала. Предполагалось, что нефтегазовый сектор сформирует перерабатывающие предприятия в регионе и инфраструктуру высокого уровня, а в традиционных отраслях будут осуществляться инновационные преобразования. Темпы роста ВРП и производительность труда при этом предполагались выше среднероссийских: в 3-3,5 раза и не менее чем в 4 раза, соответственно.

Однако на сегодняшний день в связи с изменившимися условиями функционирования российской и региональной экономики, действующая ныне социальноСтратегия экономического развития Мурманской области на период до 2025 г.» потребовала актуализации. Существенным аргументом для пересмотра стратегии является отсрочка на неопределенный срок реализации проекта Штокмановского газоконденсатного месторождения (ШГКМ). Поэтому в региональной социально-экономической политике администрация Мурманской области вернула приоритеты в пользу развития горнопромышленного и рыбопромышленного комплекса (рыболовство и аквакультура).

Кроме того, в настоящее время с утверждением в 08.02.2013 г. Президентом РФ «Стратегии развития Арктической зоны РФ (АЗРФ) и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» теряет актуальность дилемма о «рассечении» пространства возможных сценариев развития Мурманской области на два разнородных горизонта. В «Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу и Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» государство уверенно заявило о наращивании своего присутствия в Арктическом регионе на основе комплексного социально-экономического развития АЗРФ. Подобная цель ставится и в государственной программе Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года». Одновременно в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года Правительством Российской Федерации ставятся задачи перехода к инновационной социально ориентированной модели развития [129].

На наш взгляд, актуализация необходима еще и потому, что перечень SWOT-факторов должен быть расширен за счет более полного учета экологических факторов, которые в материалах КНЦ представлены недостаточно.

В настоящее время (2013 г.) утверждена актуализированная стратегия социальноэкономического развития Мурманской области на 2020 г. и на период до 2025 г., в которой уточнены возможные сценарии развития региона, спектр которых сузился до двух сценариев [129]: стабилизационного (инерционного), обеспечивающего удержание имеющихся позиций и формирующего условия для «стартового рывка» в фазе нового роста мировой экономики, принятого в качестве базового, и сценария опережающего развития в условиях постепенного восстановления мировой экономики и роста спроса на мировых рынках, принятого в качестве целевого. Осуществление стратегии развития Мурманской области планируется в три этапа: до 2016 г., до 2020 г., до 2025 г. Максимальные риски для Мурманской области представляет инерционный сценарий, который способствует лишь частичному раскрытию имеющегося потенциала. В рамках базового сценария региональная экономика преимущественно будет базироваться на использовании природных ресурсов, а горнопромышленный комплекс остается ведущим в ее структуре. Только форсированный сценарий опережающего развития способствует максимальной актуализации конкурентных преимуществ региона. В рамках целевого сценария планируется широкое использование потенциала перспективных форм пространственной организации экономики (особых экономических зон, региональных кластеров, зон опережающего и территориального развития, центров трансфера технологий, технопарков, центров содействия энергоэффективности, бизнес-инкубаторов, промышленных парков, центров совершенства и мастерства и т.д.), а также становление инновационной инфраструктуры в целом. Кроме того, форсированный сценарий опережающего развития предполагает тесное сотрудничество полярных стран с участием Мурманской области по широкому спектру направлений, в том числе в совместном освоении крупных месторождений континентального шельфа. На втором этапе реализации Стратегии начнется освоение Штокмановского газоконденсатного месторождения. Также предполагаются радикальная модернизация Северного морского пути и наращивание грузооборота на трассах в его акватории за счет транспортировки с новых месторождений и интенсификации транзитных потоков из Европы в Японию, Китай, Южную Корею и другие страны АТР. В рыбопромышленном комплексе планируется сохранение и приумножение ресурсного потенциала рыбного хозяйства и реализация мероприятий по техническому перевооружению и вводу новых мощностей по глубокой переработке водных биоресурсов и морских биотехнологий; более интенсивное использования основных промысловых видов и вовлечение в промысел нетрадиционных объектов.

В проекте актуализированной стратегии социально-экономического развития Мурманской области отмечено, что в силу особого значения приморских территорий и прибрежных акваторий для развития Мурманской области, специфики социальноэкономических взаимодействий, связанной с приморским и приграничным положением, а также усиливающихся конфликтов между отдельными видами морской деятельности и отраслями регионального морехозяйственного комплекса, возможно выделение отдельного морехозяйственного макрорайона, состоящего из побережья Мурманской области. Его по праву можно назвать полифункциональным и крайне перспективным с точки зрения развития практически всех видов морской деятельности, а также разработки нефтегазовых месторождений континентального шельфа. Координация действий, направленных на устойчивый рост различных видов морепользования и создание соответствующей обеспечивающей береговой инфраструктуры позволит преодолеть фрагментарность стратегического планирования социально-экономического развития приморских территорий, и послужит мощным толчком к повышению конкурентоспособности региона в целом [129].

Следует отметить, что в актуализированной стратегии экологические факторы в перечне SWOT-факторов представлены также недостаточно полно.

Учитывая вышеизложенное, нами предложено провести более полный SWOT-анализ с акцентом на экологические факторы. Следует отметить, что понятие «экологические» нами понимается в широком контексте, т.е. включая все, что касается экологических взаимоотношений природы и общества, отсюда и название диссертационного исследования.

На первом этапе проведения SWOT-анализа нами был выделен ряд основных факторов внутренней и внешней среды Мурманской области, что позволило сформировать матрицу основных SWOT-факторов (Приложение Б). Отметим, что в соответствии с темой настоящего исследования нами были выделены факторы, имеющие принципиальное значение для устойчивого развития в будущем эколого-географическом положении области.

В качестве сильных сторон нами выделены: внедрение экологически чистых технологий, высокая доля ООПТ (на суше) в общей площади области. В качестве слабых сторон (экологические угрозы) нами выделены: высокая природоемкость промышленнохозяйственного сектора экономики, относительно низкий объем отчислений на охрану окружающей среды и отсутствие морских ООПТ. В качестве внешних факторов, дающих дополнительные возможности для устойчивого развития региона, нами выделены: ведение экологического мониторинга, развитие природоохранного законодательства, внедрение экосистемного подхода. В качестве угроз внешней среды - трансграничное поступление загрязнений по системе западного воздушного переноса и с морской адвекцией загрязнений в Баренцево море, отсутствие экологически гармонизированного законодательства, учитывающего приморское положение области.

Затем была произведена экспертная оценка внутренних и внешних факторов по степени значимости для устойчивого развития Мурманской области. В данной процедуре принимали участие две независимые группы экспертов: сотрудники Мурманского государственного гуманитарного университета и сотрудники Мурманского морского биологического института.

Факторы были ранжированы по 5-балльной шкале (5 – очень высокая значимость, 4 – высокая значимость, 3 – средняя значимость, 2 – малая значимость, 1 - незначительность).

Результирующим для каждого фактора принималось то значение баллов, которое доминировало в оценках экспертов.

Результаты ранжирования интегрированы в сводную таблицу (Таблица 5). Оценка дана сильным и слабым сторонам каждого фактора внутренней и внешней среды. В данной таблице каждый фактор помечен буквой S,W,O или T в соответствии с отнесением фактора к сильной, слабой стороне, внешней возможности или угрозе. Так, например, фактор «Климат» имеет сильные и слабые стороны. Сильная сторона – это смягчающее влияние на климат теплого северо-атлантического течения (S), слабые стороны - расположение области за Полярным кругом (наличие Полярного дня и Полярной ночи), изменчивость климатических показателей, высокая магнитная активность (W). Сильной стороне присвоено 5 баллов, слабым сторонам – по 3 балла.

Таблица 5 – Ранжирование основных внешних и внутренних факторов по степени значимости для устойчивого развития и перспективного эколого-географического положения Мурманской области

–  –  –

Основаниями для данных оценок послужили следующие аргументы. Мурманскую область отличает выгодное географическое приморское, полуостровное, приграничное, стратегически значимое положение. Область является северными морскими воротами России.

Мурманский морской торговый порт - единственный незамерзающий (вследствие влияния теплого морского течения) глубоководный порт европейской части России, обеспечивающий круглогодичную навигацию и прямой выход в мировой океан на мировые торговые пути. На долю Мурманского морского порта приходится свыше 2/3 перевозок внешнеторговых грузов Северного бассейна и 30 – 33 % каботажных перевозок [62]. В 2012 г. грузооборот порта составил 15690,95 тыс. т [129]. Отсюда берет начало Северный морской путь (СМП) транспортная магистраль, обеспечивающая доступ к природным ресурсам Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, а также транзит из Атлантики в Тихий океан. В 2010 г. объем транзитных перевозок по СМП составил около 110 тыс. тонн, в 2011 г. – более 820 млн. тонн, в 2012 г. – превысил 1 млн. тонн. В Мурманской области базируется атомный ледокольный флот, обеспечивающий функционирование маршрута. Кроме того, на баренцевоморском побережье области размещаются важнейшие стратегические объекты - базы Северного флота РФ.

Доступность северного морского пространства является стратегически значимым для России фактором контроля над пространством Арктики.

Сезонное ограничение навигации в Белом море является малозначимым фактором, т.к.

не ограничивает развитие региона в силу возможности ледовой проводки в зимнее время благодаря наличию атомного ледокольного флота.

Неблагоприятные климатические условия (расположение области в высоких широтах за полярным кругом, изменчивость климатических показателей) оценены экспертами как имеющие среднюю значимость для устойчивого развития области. Неблагоприятные климатические условия осложняют хозяйственную деятельность, а также влияют на здоровье человека, однако при высоком уровне социально-экономического развития влияние данного фактора в значительной степени сглажено. Это иллюстрирует пример Норвегии, расположенной в сходных природно-климатических условиях и имеющей высокий уровень социально-экономического развития.

Необходимо отметить возможность глобального потепления климата, которое для высокоширотных регионов будет иметь плюсы: экономию на отоплении, увеличение сельскохозяйственного производства и активизацию судоходства в северных морях.

Очень большое значение для устойчивого развития Мурманской области имеет природно-ресурсный потенциал. Кольский полуостров и прилегающий шельф – это район уникальных морских биологических, топливно-энергетических и минерально-сырьевых ресурсов, значительная часть которых относится к стратегическим ресурсам страны.

Биологические ресурсы представлены наиболее ценными рыбопромысловыми видами треской, пикшей, палтусом, сельдью, атлантическим лососем [18]. Минерально-сырьевые ресурсы представлены крупными рудными месторождениями, наибольшую ценность из которых имеют руды никеля, меди, фосфора, железа, платины, титана, алюминия, циркония и других редких металлов, а также месторождениями нерудных минералов – слюд, вермикулита, флогопита, мусковита, граната, амазонита и др. Топливно-энергетические ресурсы представлены, в первую очередь, нефтегазовыми ресурсами шельфа Баренцева моря, среди которых Штокмановское газоконденсатное месторождение (ШГКМ), имеющее стратегическое значение. По данным ОАО «Газпром» разведанные запасы ШГКМ оцениваются не менее чем в 3,7 трлн. м3 газа и более 31 млн. т газового конденсата [104]. Кроме этого, на шельфе Баренцева моря выявлено еще 13 перспективных площадей, оценка запасов газа которых составляет 3 трлн. м3 [4, 28].

В то же время существенным негативным фактором, получившим очень высокую экспертную оценку, является отсутствие комплексности в управлении минеральными и биологическими ресурсами, доминирование ведомственности. При ведомственном подходе к управлению природными ресурсами разнонаправленные интересы пользователей природных ресурсов неизбежно приводят к возникновению множества конфликтов, имеет место низкая заинтересованность отдельных ведомств в сохранении окружающей среды, смещение приоритетов в пользу высоких экономических показателей отрасли. Преимущество комплексного управления природными ресурсами в том, что в его основу заложен экосистемный подход, что является важнейшей предпосылкой успешного устойчивого развития региона.

Существенным негативным фактором является также нерациональное использование минеральных ресурсов, слабое развитие воспроизводства биологических ресурсов. Но в последнее время в Мурманской области вопросу рационального природопользования уделяется большое внимание. Осуществляется внедрение новых технологий комплексной переработки многокомпонентного горнорудного сырья. Например, в центральной лаборатории ОАО «Апатит» на опытной установке отработана новая технология переработки нефелинового концентрата, при которой получают глинозем, соду, поташ, калиевую и натриевую селитры, аморфный кремнезем [93]. Развитие воспроизводства биологических ресурсов иллюстрирует развитие аквакультуры в области, о которой сказано ниже.

Одно из стратегических преимуществ экономики области – высокий уровень развития горно-металлургического комплекса (ГМК). Область полностью обеспечивает потребности России в фосфатных рудах, флогопите, вермикулите, ниобии, тантале, редкоземельных металлах, бадделеите; производит 100% апатитового и 10% железорудного концентратов, 26% кобальта, 17% рафинированной меди, 45% никеля, 35% алюминиевого и керамического сырья [144]. Из произведенной продукции все концентраты рудного сырья, первичные металлы поставляются за пределы региона.

В отличие от российских соседей облик морской экономики Мурманской области определяет рыбная отрасль, доля которой в общероссийском объеме вылова рыбы составляет 16 % [46], а в производстве рыбы и переработанных и консервированных рыбных продуктов в 2012 г. составила 13 % [133]. Из произведенной продукции свыше 80% рыбы и морепродуктов поставляются за пределы региона. В структуре ВРП Мурманской области на долю рыболовства и рыбоводства в 2009 - 2011 годах приходилось от 6,8 до 7,8 %, что связано с ростом добычи востребованных на рынке видов: трески, пикши, сайды, палтуса. Объемы добычи Архангельской области и Карелии в Баренцевом море составляют 10 – 20 % от соответствующих показателей Мурманской области [35].

Мурманская область относится к числу наиболее энерговооруженных территорий России. Энергетический комплекс области включает 17 ГЭС, Мурманскую и Апатитскую ТЭЦ, Кольскую АЭС, 3 ведомственные блок-станции (из них ОАО «Кольской ГМК» - 2 и ОАО «Ковдорский ГОК» - 1). Региональная энергосистема является энергоизбыточной, полностью обеспечивает свои потребности в электроэнергии и часть электроэнергии передает в Карелию и за рубеж (в Норвегию и Финляндию).

В Мурманской области есть возможности для развития возобновляемой (использующей возобновляемые источники энергии, например, торф) и альтернативной энергетики (использующей энергию приливов, волн, ветров, малых рек, древесных отходов и отходов животноводства и птицеводства). В настоящее время в области расположена единственная приливная электростанция в России – Кислогубская ГЭС. Разрабатываются проекты Северной ПЭС (в губе Долгая Баренцева моря) и Лумбовской ПЭС (в Лумбовском заливе Белого моря).

Проект Северной ПЭС включен в инвестиционную программу развития ОАО «РусГидро». В рамках сотрудничества с Норвегией вблизи Мурманска сооружена ветроустановка мощностью 250 кВт вблизи Мурманска, энергия которой используется для энергоснабжения гостиницы «Огни Мурманска». За счет федеральной субсидии планируется строительство торфяной котельной в пос. Умба.

Для экономики области характерно доминирование сырьевой специализации, что является негативным фактором для устойчивого развития в силу слабой диверсификации экономики, а, следовательно, слабым развитием несырьевых отраслей.

Область обладает значительными туристскими и рекреационными ресурсами (уникальные ландшафты Хибин, морские побережья и побережья крупных озер и водохранилищ, культурно-исторические достопримечательности, бальнеологические ресурсы (лечебные грязи месторождения «Палкина Губа») и др.), что способствует развитию на территории области перспективных отраслей экономики - туризма и рекреации (кроме курортной рекреации). В направлении развития туристической отрасли уже сделаны некоторые шаги, такие как подготовка к реализации проекта по развитию горнолыжного курорта в Хибинах, проведение работ по созданию туристской инфраструктуры в г. Кировске, г. Апатиты, с. Ловозеро, с. Кашкаранцы. В то же время, туризм и рекреация не являются определяющими отраслями экономики области. Кроме того, туризм может успешно развиваться лишь в условиях высокоразвитого экономически сбалансированного общества (общества, которое характеризуется оптимальной в отношении как социальных групп, так и регионов структурой формирования и распределения доходов), подобно финскому. В перспективе успешное развитие туризма в Мурманском регионе возможно лишь в условиях наличия значительных достижений в социально-экономической сфере.

Мурманскую область отличает хорошая инфраструктурная обеспеченность территории в целом. Достаточно развита железнодорожная сеть, которая охватывает все крупные населенные пункты области, развита сеть автомобильных дорог, электропроводов, теплопроводов, водопроводных и канализационных сетей. В 2011 г. обеспеченность жильем в Мурманской области составила 24,5 м2 на человека, коммунальными услугами: водоснабжением – 97,8%, водоотведением и канализацией – 97,6%, горячим водоснабжением – 96,3%, газоснабжением – 34,7%, напольными электроплитами – 55,3% и отоплением – 98,1% [103]. Для сравнения, в среднем по России в 2011 г. обеспеченность жильем составила 23,0 м2 на человека, обеспеченность водоснабжением – 71%, водоотведением и канализацией – 66%, горячим водоснабжением – 55%, газоснабжением – 69%, напольными электроплитами – 15% и отоплением – 68% [126].

Негативным фактором является старение и износ основных производственных и непроизводственных фондов. Степень износа основных производственных фондов в Мурманской области в 2010 г. составила 39,6 %, а в некоторых отраслях значительно выше.

Например, износ основных производственных фондов электросетевого хозяйства «Колэнерго»

составляет 69,83 %, но уже на 2014 г. запланирована ремонтная программа в этой отрасли на сумму 239 млн. руб.

Очень высокую значимость для устойчивого развития и перспективного экологогеографического положения региона имеет экологический фактор. Экологическими проблемами области являются высокая степень нагрузки на окружающую среду (высокая доля выбросов в атмосферу от стационарных источников, высокая доля сбросов сточных вод в водоемы области (в т.ч. сбросов сточных вод без очистки в омывающие моря), высокая доля объемов образования отходов производства и потребления). И как следствие этого, наличие загрязненных территорий, образование техногенных пустошей. В области существуют проблемы утилизации отходов производства и потребления, захоронения радиоактивных отходов, механического загрязнения брошенными и затопленными судами в Кольском заливе, имеется недостаток мощностей по очищению сточных вод.

В ходе одного из этапов экспедиции «37-ой меридиан», которую проводит общероссийская организация «Зеленый патруль» [102], обнаружен ряд нарушений, связанных со сбросом Кандалакшским алюминиевым заводом (КАЗ) неочищенных сточных вод, содержащих нефтепродукты и марганец, загрязнение почвы нефтепродуктами и многочисленные свалки ТБО и строительных отходов возле КАЗа; загрязнение озера Имандра алюминием и медью и загрязнение промышленной пылью города Апатиты от хвостохранилища АНОФ ОАО «Апатит»; загрязнение озера Большой Вудъявр сточными водами с рудника «Кировский» и другие.

Экологические проблемы не остаются без внимания. В настоящее время отмечается улучшение экологической ситуации, что связано, прежде всего, со снижением объемов выбросов от предприятий ГМК. В результате природоохранной деятельности ОАО «Кольская

ГМК» в 2011 г. по отношению к 2010 г. произошло снижение выбросов загрязняющих веществ:

диоксида серы на 4103 т, никеля на 23,5 т, меди на 12,3 т, кобальта на 0,037 т [50]. Кроме того, с целью снижения техногенной нагрузки на окружающую среду Колькой ГМК был проведен ряд мероприятий по обустройству мест размещения отходов: введен в эксплуатацию современный полигон для захоронения промышленных отходов на площадке Мончегорск.

В Мурманской области сделаны шаги в направлении решения проблем с захоронением радиоактивных отходов. Например, с помощью гранта Германии, являющегося частью глобальной инициативы «Большой восьмерки» по обеспечению безопасности ядерных и радиоактивных веществ, в области ведется строительство нового комплекса по переработке и хранению отходов в Сайда-губе, расположенной при выходе из Кольского залива в Баренцево море. По данным организации Беллона [128] в настоящее время на площадке построен комплекс на 180 реакторных отсеков, а в 2014 г. будет построен комплекс по кондиционированию твердых радиоактивных отходов (ТРО).

Проблема размещения несанкционированных свалок судов вдоль побережья Кольского залива также не остается без внимания. По обращению областного правительства мероприятия по очистке Кольского залива от затопленных судов включены в ФЦП «Ликвидация накопленного экологического ущерба» на 2014-2025 г.г., разработка которой начата в январе 2013 г.

Также сделаны шаги в направлении решения проблем сброса сточных вод без очистки в омывающие моря. В настоящее время «Мурманскволоканал» готовится к реализации инвестиционного проекта «Модернизация и реконструкция объектов водоснабжения и водоотведения г. Мурманска». В рамках проекта планируется реконструкция в Мурманске и пригородных поселках Мурмаши и Молочный с применением с применением современных технологий очистки, после реализации которого произойдет существенное улучшение экологической ситуации в акватории Кольского залива.

Следует отметить, что в январе 2013 г. в Мурманской области подписана «Экологическая декларация», первое из серии мероприятий на территории области в рамках Года охраны окружающей среды в России. К данной декларации присоединились крупнейшие промышленные предприятия области. В рамках декларации планируется осуществление ряда природоохранных мероприятий ликвидация несанкционированных (лесовосстановление, свалок, постройка мусоросортировочного комплекса и сети мусороперегрузочных станций, внедрение экологически значимых технологических решений на предприятиях области и др.).

Данная декларация была предложена областными властями, в частности Губернатором, что характеризует экологическую политику администрации Мурманской области.

Очень высокую значимость имеет объем отчислений на охрану окружающей среды, который составил в 2012 г. в области 6288352 тыс. руб. (2,4 % от ВРП), что превышает уровень отчислений на охрану окружающей среды в соседних североевропейских странах Норвегии и Финляндии (1,3 – 1,4 % от ВВП). Однако данного объема недостаточно для решения накопившихся и текущих экологических проблем в области.

Стратегически важным фактором для устойчивого развития является высокая доля ООПТ в общей площади региона (9,8 %). В условиях расширения экономической деятельности и глобальных изменений климата необходимо дальнейшее развитие сети региональных ООПТ в целях сохранения биоразнообразия арктической и субарктической флоры и фауны, а также осуществления экологического мониторинга состояния наземных и морских экосистем.

Негативным фактором является отсутствие морских ООПТ. Участки Кандалакшского заповедника, расположенные на морских побережьях и островах являются де факто морскими ООПТ, однако официального статуса морских ООПТ они не имеют. Это обусловлено отсутствием экологически гармонизированного законодательства, учитывающего приморское положение региона, а также такого направления природоохранного законодательства как охрана морской среды.

Стратегически важно также внедрение экологически чистых технологий, снижающих нагрузку на окружающую среду. Сегодня внедрение таких технологий происходит на предприятиях ГПК (брикетирование, автогенная плавка и др.). Большое внимание этому вопросу в последние годы отмечено повсеместно на предприятиях горно-металлургического комплекса.

Следует отметить, что по данным организации «Зеленый патруль» на 2013 г. [130] Мурманская область входит в первую десятку экологического рейтинга субъектов РФ (отражающего степень экологической благополучности региона), и сохраняет эту позицию уже 3-ий год. 10-е место, занимаемое Мурманской областью, свидетельствует о достаточно высокой степени экологической благополучности региона. Выводы «Зеленого патруля» серьезно изменяют устаревшую информацию об «экологическом убожестве» Мурманской области.

Одним из негативных внешних факторов для Мурманской области является поступление загрязнений по системе западного воздушного переноса и с морской адвекцией в Баренцево море. На загрязнение Мурманской области в различной степени оказывают влияние около 20 стран, в т.ч. РФ, Северное и Балтийское моря и Атлантический океан, обмен с тропосферой [50].

По данным ученых НИИ «Атмосфера», с воздушной адвекцией ежегодно из Норвегии на территорию области поступает соединений азота в 2,4 раза больше, чем от Мурманской области в Норвегию, из Финляндии – в 2,8 раза больше. 74 % азотистых веществ, выпадающих в Мурманской области, – иностранная эмиссия. Из общего объема загрязнений в Мурманском регионе 45 % приходится на долю трансграничного переноса от Норвегии, Финляндии, Польши, Германии, Великобритании, Испании, Украины [102]. Загрязнения на территорию области поступают и от самой Мурманской области с выбросами в атмосферу от промышленных предприятий и предприятий ЖКХ.

Соединения азота поступают на территорию Мурманской области и из российских регионов, а также от самой Мурманской области. Большую часть азота (24 % от общего выпадения от Российской Федерации) Мурманская область получает за счет осаждения азота от собственных источников выбросов. Наибольший вклад от других регионов вносят Ленинградская область и Карелия (по 10 % от общего выпадения азота от России). Отдельные вклады остальных регионов составляют менее 1 %. [50].

Основным импортером серы на территорию Мурманской области является Российская Федерация. Республика Карелия вкладывает 18 % в суммарное осаждение серы от России.

Осаждение серы на территории области за счет собственных источников выбросов составляет 74 % от общего осаждения серы от Российской Федерации. Вклад зарубежных стран на порядок ниже [50]. Основными зарубежными импортерами серы на территорию области являются Польша и Финляндия, вклад которых составляет по 2 % от общего объема поступлений серы на территорию области от России и зарубежных стран.

Наряду с региональным загрязнением тяжелыми металлами в Мурманской области сказывается и влияние трансграничных потоков, как, например, увеличение содержания свинца, которое характерно для всего северного полушария [50, 82, 95].

В Баренцево море, имеющее свободный водообмен с Норвежским и Гренландским морями, трансграничные загрязнения поступают с морской адвекцией из Европы и Америки. С североатлантическими водами в бассейн поступают микроэлементы и тяжелые металлы, хлорорганические пестициды, радионуклиды. Особенно заметна роль теплых течений в переносе мышьяка, 137Cs и 90Sr. Непосредственно в Баренцево море поступает примерно 10 – 20 % сбрасываемого в Селлафильде (Великобритания) Cs и около 30 % Sr [94, 99]. В прибрежных морских водах Баренцева моря имеет место адвекция поллютантов с водами Норвежского прибрежного течения (металлы, нефтяные углеводороды, хлорорганические соединения, СПАВ). В то же время загрязняющие вещества в Баренцево море поступают и от самой Мурманской области с материковым стоком. Однако на сегодняшний день Баренцево море признается одним из экологически чистых морей в мире.

Ключевым фактором развития области и конкурентным преимуществом является человеческий капитал. По индексу развития человеческого потенциала в 2010 г. Мурманская область занимает 21 место среди других регионов России [42] и лидирует в сравнении с Архангельской областью и Республикой Карелия.

Сегодня область характеризуется мощным научным потенциалом. На научных разработках Кольского научного центра РАН РАН), Полярного научноКНЦ исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО) в значительной мере основано инновационное развитие экономики области. Так, например, в настоящее время предпринимаются меры по возрождению редкоземельной промышленности на основе минерально-сырьевой базы области. Для этого правительством Мурманской области совместно с КНЦ РАН разработана программа создания Кольского химико-технологического кластера, предусматривающая, в первую очередь, реализацию инвестиционного проекта по производству диоксида титана и редкоземельных металлов на базе освоения Африкандского месторождения, а также способы извлечения редкоземельных металлов путем комплексной переработки руд ГОКами области. Помимо этого, на базе КНЦ планируется создание центра наноматериаловедения, который будет являться одной из составляющих кластера [110].

Однако недостатком, отмеченным экспертами как фактор очень высокой значимости, является сокращение населения, высокий уровень заболеваемости.

За период с 2000 по 2012 г.г. численность населения Мурманской области снизилась с 941,1 до 787,9 тыс. человек. Динамика изменения численности за период с 2000 по 2012 г.г.

представлена на диаграмме (Рис. 4) (данные представлены на начало года). На начало 2013 г.

численность населения составила 780,4 тыс. человек [103].

–  –  –

Снижение численности населения области обусловлено относительно высокой смертностью, низкой рождаемостью и миграционной убылью населения. Общие коэффициенты естественного движения населения представлены в таблице (Таблица 6).

Таблица 6 - Общие коэффициенты естественного движения населения Мурманской области с 2009 по 2012 г.г.

–  –  –

Примечание – Таблица составлена на основе статистических данных [103].

В 2012 г. (по сравнению с 2011 г.) в Мурманской области отмечается сокращение коэффициента смертности с 11,5 до 11,1 (в среднем по России – 13,5). Однако ухудшилась ситуация с рождаемостью. Коэффициент рождаемости уменьшился с 11,5 в 2011 г. до 11,1 в 2012 г. (в среднем по России – 13,3) [109]. В то же время итоговое значение показателя естественного прироста характеризуется отсутствием отрицательного сальдо.

Динамика коэффициента миграции населения Мурманской области с 2009 по 2012 г.г.

представлена в таблице (Таблица 7).

Динамика коэффициента миграции иллюстрирует миграционную убыль населения. Из таблицы видно, что коэффициент миграции в 2012 г. по сравнению с 2009 г. увеличился почти в 2 раза.

Ситуация с заболеваемостью населения отмечена ниже (параграф 3.3).

Таблица 7 - Коэффициент миграции населения Мурманской области с 2009 по 2012 г.г.

–  –  –

Примечание – Таблица составлена на основе статистических данных [103].

Уровень урбанизации территории Мурманской области является как (92,8%) преимуществом региона, так и недостатком. Преимущество в том, что для городов характерна цивилизованность жизни и, как следствие, цивилизованность населения. Недостаток - в высокой степени антропогенной нагрузки на природную среду, а также в экологически неблагоприятных условиях окружающей среды в городах. Следует отметить, что предприятия горнопромышленного комплекса области, оказывающие значительное воздействие на окружающую среду, являются градообразующими. Высокие значения уровней загрязнения воздуха, почв и водных объектов в зоне городов в значительной степени обусловлены воздействием этих предприятий.

Система расселения в Мурманской области возникла исторически по мере заселения территории и развития промышленности и хозяйства. С приходом на территорию области новгородцев и поморов расселение происходило в основном по побережьям, сначала на Кандалакшском, Карельском и Терском берегах, а затем на Мурманском берегу. В последующем, с развитием промышленности, заселение происходило вдоль основной железнодорожной магистрали и в районах добычи горнорудного сырья вокруг горнометаллургических и горнохимичских комбинатов, которые расположены, в основном, в западной части области. В восточной части области населенных пунктов очень мало, в основном, это поселения поселкового типа. Хозяйственная неосвоенность восточной части области также является как преимуществом региона, так и недостатком. Преимущество в том, что окружающая природная среда не испытывает антропогенных нагрузок, тем самым обеспечивается ее сохранение в первозданном виде. Недостаток – в отсутствии более равномерного распределения поселков и городов по территории области, что позволило бы обеспечить сбалансированное пространственное развитие области.

Благоприятные возможности для устойчивого развития Мурманской области создают принятые долгосрочные документы социально-экономического развития России до 2020 г., «Стратегия социально-экономического развития СЗФО до 2020 г.», «Стратегия развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 г.», федеральные отраслевые стратегии («Транспортная стратегия РФ на период до 2030 г.», отражающая перспективы дальнейшего развития Северного морского пути, и др.), законодательные акты (ФЗ «Об аквакультуре (рыбоводстве)» и др.) и федеральные целевые программы в различных областях.

Мурманская область сегодня рассматривается как важнейший регион стратегического развития Европейского Севера России [17]. В настоящее время сформирован пул крупных стратегически значимых проектов, связанных с использованием транзитного и ресурсного потенциала территории области и прилегающего морского пространства [142].

До настоящего времени в числе приоритетных инвестиционных стратегически значимых проектов значился проект комплексного освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения (ШГКМ), расположенного в центральной части Баренцева моря в 650 км к северо-востоку от Мурманска, в 950 км от Архангельска и в 290 км к западу от острова Новая Земля. Прогнозный экономический эффект от реализации этого проекта для Мурманской области планировался в увеличении объема валового регионального продукта (ВРП) на 36,5% (81,1 млрд. руб.) от уровня 2008 года и создании 1000 новых рабочих мест [142].

Однако на сегодняшний день реализация данного проекта отложена на неопределенное время в связи с пересмотром схемы реализации Штокмановского проекта, связанным с изменением энергетических рынков в настоящий момент и переоценкой экономической эффективности данного проекта. В частности, основной рынок, на который изначально был ориентирован проект (США), несколько лет назад был газодефицитным, тогда как сейчас он перенасыщен добываемым США сланцевым газом, что создает существенные риски для сбыта газа Штокмановского месторождения.

Кроме того, в настоящее время прослеживается общемировые политические акценты в пользу «безуглеродной» энергетики. Однако ресурсный компонент, но с цивилизованным отношением к природным экосистемам, в течение ближайших 30 – 50 лет останется ведущим в Европейском Заполярье, что является безусловным стратегическим преимуществом.

Другим значимым инвестиционным проектом выступает проект комплексного развития Мурманского транспортного узла, целью которого является использование потенциала Мурманского транспортного узла (МТУ) для обслуживания грузопотоков Северного морского пути, Баренцево-Евроатлантического транспортного коридора, а также транспортировки углеводородного сырья, связанной с разработкой и эксплуатацией Штокмановского и Приразломного месторождений. В рамках проекта планируется строительство новых портовых перегрузочных комплексов, морского контейнерного и логистического терминалов, развитие сети подъездных железнодорожных и автомобильных дорог, а также других объектов.

Прогнозный экономический эффект для Мурманской области от реализации этого проекта – увеличение ВРП на 14,7% (32,3 млрд. руб.) от уровня 2008 г. и создание 1700 новых рабочих мест [142].

Структурно (по географическому расположению возводимых объектов) проект может быть разделен на «западную» и «восточную» части. В рамках «западной» части проекта предполагается строительство портового перегрузочного комплекса для угля и генеральных грузов мощностью 20 млн. тонн угля в год, портового комплекса по перегрузке нефти и нефтепродуктов мощностью 35 млн. тонн сырой нефти в год, а также строительство нефтеперерабатывающего завода с объемом переработки 6 млн. тонн нефти в год [55]. В рамках «восточной» части проекта предполагается строительство контейнерного терминала в ММТП мощностью 1 млн. TEU в год, реконструкция угольного терминала ММТП мощностью 9,6 млн.

тонн угля в год, строительство дистрибуционно-логистического комплекса и логистического центра в рамках создания портовой особой экономической зоны, а также развитие акватории порта для обработки судов дедвейтом до 350 тыс. тонн [55]. Также в рамках проекта предусмотрена модернизация железнодорожной сети Мурманской области, в т.ч. строительство железнодорожной ветки Выходной – Лавна, которая будет проложена к угольному терминалу на западном берегу; участка автодороги «Кола»; аэропорта «Мурманск». Проект по строительству угольного терминала в настоящее время прошел все необходимые экспертизы и согласования. Проект по строительству железнодорожной ветки Выходной - Лавна, а также по развитию акватории Кольского залива прошел экологическую экспертизу (получено положительное заключение).

Помимо проекта МТУ следует отметить еще один приоритетный для региона транспортный проект «Арктическая гавань», реализация которого запланирована в рамках подготовки к 100-летию г. Мурманска в 2016 г. В рамках реализации мероприятий по данному проекту в 2012 г. начата реконструкция пирса дальних линий, в настоящее время проводится работа по корректировке проекта реконструкции морского вокзала с целью приема международных круизных судов.

Приоритетными инвестиционными стратегическими проектами являются также проекты модернизации и строительства новых горно-обогатительных и горно-металлургических комбинатов (Таблица 8) [142]. Реализация этих инвестиционных проектов направлена на замещение добычи убывающих природных ресурсов на существующих месторождениях, а также на выпуск новой для региона продукции (титановый и ванадиевый шлаки). Прогнозный экономический эффект для Мурманской области – увеличение ВРП на 13,1% (29,0 млрд. руб.) от уровня 2008 года и создание 3600 новых рабочих мест [142].

Таблица 8 - Крупнейшие проекты в ГПК Мурманской области

–  –  –

В связи с развитием ГПК большое значение будет иметь повышение уровня комплексного использования многокомпонентного сырья. Известно, что номенклатура разнообразных продуктов при комплексной переработке руд цветных металлов довольно обширна, в частности из медно-никелевых руд в Мурманской области в настоящее время извлекаются в товарные продукты: никель, селен, теллур и сера (в серную кислоту). Однако достигнутый уровень комплексного использования сырья в цветной металлургии, в частности медно-никелевых руд, является далеко не предельным [88, 89]. Для дальнейшего повышения уровня и эффективности комплексного использования сырья, сокращения вредного воздействия отходов производства на окружающую среду необходимо внедрение новых технологий [68].

Поэтому фактор «Нерациональное использование минерального сырья» оценен экспертами как имеющий очень высокое значение для устойчивого развития.

В настоящее время проекты находятся на разной стадии реализации (проектирование, подготовка к строительству, строительство). Начаты работы по реализации проектов МТУ и ГПК.

Реализация проектов новых комбинатов сопряжена с определенными рисками для окружающей среды в период их строительства. Примером может служить возникший в настоящее время конфликт при строительстве ГОКа на базе месторождения апатитнефелиновых руд «Олений ручей», в центре которого - вероятность прокладки дороги через предполагаемый национальный парк «Хибины».

Перспективным направлением региональной экономики считается аквакультура в прибрежной зоне Кольского полуострова и в западной части Белого моря (разведение и выращивание атлантического лосося, водорослей, моллюсков и др.). По данным на 2012 г. [110] объем выращивания гидробионтов предприятиями промышленного рыбоводства увеличился в 1,9 раза (с 8,9 тыс. тонн в 2011 году до 16,9 тыс. тонн в 2012 году), объем реализованной товарной рыбы вырос в 2,6 раза (с 3 тыс. тонн до 7,9 тыс. тонн). Продолжается реализация приоритетного инвестиционного проекта компании «Русский лосось», объемы выращенной этой компанией в 2012 г. семги и форели выросли почти в 2 раза [110]. Запущена первая рыбоводная ферма море – Аквакультура» в Ура-губе. На предприятиях «Русское рыбопереработки происходит внедрение передовых технологий. Примером является рыбофабрика «СиФудРус», возобновившая деятельность после глубокой модернизации производства.

Реализация стратегических инвестиционных проектов может качественно преобразить социально-экономическое положение области, повысить уровень жизни ее населения и обеспечить динамизм развития региона в перспективе, в частности, создания в области более 5300 новых рабочих мест.

Таким образом, на сегодняшний день отмечается смещение приоритетов развития региона. На первом плане остаются горно-металлургическая и рыбная отрасли, приоритетной остается транспортная отрасль. Освоение нефтегазовых ресурсов шельфа отодвигается на второй план. В целом, облик региональной экономики будут определять горнометаллургический сектор, который планирует перейти на передовую технологическую платформу, позволяющую снизить нагрузку на экосистемы; добыча океанических биоресурсов, в значительной мере переключившаяся на искусственное разведение рыбы; транспортная система, ключевыми звеньями которой будут являться Мурманский транспортный узел и Арктическая гавань, с учетом перспектив дальнейшего освоения Арктики и использования Северного морского пути. Освоение природных ресурсов территории и морского пространства предполагает устойчивый характер, т.е. не ведущий к отрицательным экологическим последствиям.

Помимо зависимости от политики по инвестиционным решениям компаний сырьевого сектора, связанным с неопределенностью энергетических рынков в настоящий момент, о которой сказано выше, в качестве внешних угроз необходимо отметить факторы централизации управленческих действий в стратегических областях экономики (горнопромышленный и рыбохозяйственный сектора) и слабого финансирования текущих и перспективных направлений развития в рамках долговременной стратегии и текущих планов. Минусами централизованной системы управления являются значительные затраты времени на передачу информации, принятие важнейших решений лицами, оторванными от конкретной ситуации в регионе, и как результат неэффективность решений на практике. О проблеме недостатка финансирования свидетельствует факт дефицита бюджета области. Доходы консолидированного бюджета области в 2012 г. составили 53,1 млн. руб. (снижение на 6,2% по сравнению с 2011 г.), расходы – 59,0 млн. руб. (рост на 5,7%) [110].

Благоприятным внешним фактором для устойчивого развития Мурманской области является ее высокая степень включенности в систему экономических, финансовых, научных, культурных и других обменов.

Мурманская область обеспечивает национальный рынок продукцией черной и цветной металлургии, химической, рыбной промышленности и электроэнергией. Ввоз товаров осуществляется из 60 российских регионов, две трети из которых приходится на Самарскую область, республику Татарстан, Ярославскую область, Пермский край, Республику Башкортостан, Республику Марий Эл, Нижегородскую область, Москву, Ленинградскую область, Республику Коми. Вывоз товаров осуществляется в 37 субъектов РФ, лидирующее место из которых занимает Вологодская область (57,7 % товаров от общего числа поставляемых из Мурманской области в субъекты РФ товаров) [104].

Мурманская область является активным участником международных и внешнеэкономических связей. Партнерами области во внешней торговле являются более чем 80 стран. В основном это Европейские страны, но присутствуют также и Южно-азиатские страны.

Наибольшую долю в импорте занимают Германия, Латвия, Китай, Швеция, Финляндия, Норвегия, Беларусь. Основную долю в импорте составляют машины, оборудование и механизмы; средства наземного, водного и воздушного транспорта; продовольственные и химические товары. На экспорт поставляются такие виды продукции, как цветные металлы, апатитовый и железорудный концентраты, морепродукты.

Благоприятным для Мурманской области является фактор приграничного положения, способствующий развитию международных взаимоотношений во всех сферах жизни.

Зарубежные соседи Мурманской области социально-экономически высокоразвитые экологически ориентированные страны, Финляндия и Норвегия. Помимо сухопутной границы Мурманскую область с Норвегией связывает морское пространство Баренцева моря (а значит общие интересы в области морепользования), официально разграниченное в 2011 году на международных правах.

Мурманская область является главным партнером Смешанной Российско-Норвежской Комиссии по рыболовству (СРНК), которая осуществляет управленческую деятельность в области рыболовства уже в течение четырех десятилетий.

На сессиях СРНК определяются национальные квоты на вылов совместных запасов, как для рыбаков России и Норвегии, так и третьих стран. Комиссия разрабатывает и принимает целый комплекс мер регулирования, а также дает рекомендации соответствующим органам двух стран по управлению и контролю за рыболовством в Баренцевом море. Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве между Россией и Норвегией в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане констатирует, что СРНК продолжает совершенствовать мониторинг и контроль в отношении совместно управляемых запасов рыб в соответствии с предыдущими Соглашениями 1975 и 1976 г.г.

Мурманская область является партнером Смешанной Российско-Норвежской Комиссии по сотрудничеству в области охраны окружающей среды, в частности рабочих групп по морской среде, по изучению радиоактивного загрязнения северных территорий, а по таким направлениям как управление биоразнообразием Баренцева региона, приграничное сотрудничество, снижение загрязнения – программа «Чистое производство».

Концепция приграничного сотрудничества Мурманской области и программный документ приграничного сотрудничества между ЕС и РФ в рамках программы «Коларктик Соседство и Партнерство» («ЕИСП – ПС Коларктик 2007 – 2013») включает три приоритетные цели: экономическое и социальное развитие; защита окружающей среды и упрощение приграничных формальностей; сотрудничество между гражданами в области культуры, искусства и спорта. В июне 2012 г. были подписаны три грантовых контракта на проекты, получившие финансирование из программы приграничного сотрудничества в рамках европейского инструмента соседства и партнерства «Коларктик»: проект реконструкции дорожного полотна автомобильной дороги Кандалакша – Алакуртти – КПП «Салла» на участке 100 - 130 км; проект - «Объединяя молодежь Баренц-региона» в целях сокращения оттока молодежи из северных областей; проект «Совершенствование системы реагирования на аварийные разливы нефти и нефтепродуктов» с реализацией создания банка данных российской нефти, транспортируемой по северным морям. Содержащаяся в этом банке информация о физико-химических свойствах конкретного типа нефти и особенностях ее поведения в морской воде при различных метеоусловиях позволит выбрать наиболее эффективный способ (механический или с применением химических диспергентов) ликвидации аварийного разлива, вызванного конкретным типом нефти и погодными условиями [132].

Существенным благоприятным внешним фактором для Мурманской области является взаимодействие с северными европейскими соседями в рамках Баренцева Евро-Арктического региона с января 1993 г. с целью развития международного сотрудничества.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. Самарская Лука. 2009. – Т. 18, № 1. – С. 119-126. УДК 591.5:598.113.6 ЖИВОРОДЯЩАЯ ЯЩЕРИЦА, LACERTA VIVIPARA, КАК ИНТЕГРАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ БИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ © 2009 Д.В. Семенов Институт проблем экологии и эвол...»

«42 1141 ТЕРМОПРЕОБРАЗОВАТЕЛИ СОПРОТИВЛЕНИЯ ТСМ И ТСП МЕТРАН-200 Руководство по эксплуатации 203.01.00.000 РЭ Челябинск 454138 г. Челябинск, Комсомольский проспект, 29 Промышленная группа "Метран": тел.(351) 798-85-10, 741-46-33 (операторы), факс 741-68-1...»

«03.06.01 Физика и астрономия Направления № Научное направление Коды по ГРНТИ научноисследовательс 29.35; 29.37; 29.19; Физика кой 29.33; 29.19 деятельности Университет, позиционируя себя на российском и Стратегия научномеждународном научно-образовательном пр...»

«Биология. 7 класс Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе Закона об образовании Российской Федерации от 29.12.1012 приказ №273/ФЗ, Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, Федерального базисного учебного п...»

«ПРАВИЛА ПРОЖИВАНИЯ В КВАРТИРЕ БЛОКИРОВАННОГО ЖИЛОГО ДОМА В ЖИЛОМ КОМПЛЕКСЕ "ПАВЛОВО-2"1. СФЕРА ДЕЙСТВИЯ ПРАВИЛ ПРОЖИВАНИЯ. 1.1. Пользование Квартирой в блокированном жилом доме, приквартирным участком и Единой инфраструкт...»

«Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. Самарская Лука. 2009. – Т. 18, № 1. – С. 78-85. УДК 591.5:598.113.6 ЭКОЛОГИЯ ЖИВОРОДЯЩЕЙ ЯЩЕРИЦЫ, LACERTA VIVIPARA, ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗАПОВЕДНИКА "КОМСОМОЛЬСКИЙ" © 2...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт биологии Кафедра зоологии и эволюционной экологии животных Н.В.Сорокин...»

«8.2016 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS ПОЧВОВЕДЕНИЕ SOIL SCIENCE Воропаев В. Н., Астахов Ю. А. Мониторинг содер Voropaev V. N., Astakhov Yu. A. Monitoring of the жания меди в почвах реперных участков. 2 copper content in reference sites of soils. 2 Хамидов М. Х., Жураев У. А. Влияние оро...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова" А. С. Шиляев С. П. Кундас А. С. Стукин ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ...»

«НТП И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА УДК 621.301. Н. П. КУНДЕНКО, доктор технических наук, ХНТУСХ им. П. Василенко, г. Харьков Л. Н. МИХАЙЛОВА, кандидат технических наук, доцент ПАТУ, г. Харьков e-mail: n.p.kundenko@inbox.ru ВЛИЯНИЕ НИЗКОИНТЕНСИВНЫХ АКУСТИЧ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт биологии Кафедра зоологии и эволюционной экологии животных Н.В. Сорокина Систематика млекопитающих...»

«Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта, № 9 (91) – 2012 год учебное пособие / Д.Н. Давиденко, А.И. Зорин, В.Е. Борилкевич ; отв. ред. Д.Н. Давиденко ; С.-Петерб. гос. ун-т. – СПб. : Изд-во СПб ГУ, 2001. – 208 с.3. Данилин, Д.А. Изучение...»

«Новикова Любовь Александровна СТРУКТУРА И ДИНАМИКА ТРАВЯНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЫ НА ЗАПАДНЫХ СКЛОНАХ ПРИВОЛЖСКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ И ПУТИ ЕЕ ОПТИМИЗАЦИИ 03.02.01 – ботаника Автореферат диссертации на соискание учёной степени до...»

«1. ПЛАНИРУЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОСВОЕНИЯ УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА Предметные компетенции формируются в рамках определённого предмета. В процессе преподавания химии формируется представление о химии как неотъемлемой...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 12. 10. 2016 459 г. Аксай Об утверждении административного регламента по предоставлению муниципальной услуги "Устранение технических ошибок в правоустанавливающих документах о предоставлении земельного участка, принятых органами местного самоуправления...»

«3. 2017 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS РАСТЕНИЕВОДСТВО PLANT RAISING Асланов Г. А., Новрузова Г. Х. Aslanov G. A., Novruzova G. H. Влияние удобрений на урожайность хлопчатника 2 Effect of fertilizers on cotton productivity. 2 Ерошенко Л. А....»

«OPENGOST.RU www.OpenGost.ru Портал нормативных документов info@opengost.ru 3.1.2. ПРОФИЛАКТИКА ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. ИНФЕКЦИИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ Профилактика дифтерии Санитарно-эпидемиолог...»

«Министерство культуры Российской Федераци ФГБУК "Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник „Кижи“" Карельский научный центр Российской академии наук Бюллетень экологических ис...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра геоморфологии и геоэкологии Формирование геолого-геоморфологи...»

«Классный час Покормите птиц зимой! Цель: Вызвать сочувствие к зимующим птицам. Научить проявлять заботу к ним. Расширить знания детей о птицах.Задачи: Формирование экологического представления детей об окружающем мире. Обобщить и расширить представления детей о зимующих птицах. Воспитывать и развивать единую экологическую задачу: по...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.