WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«СОЛТСТІК ЕУРАЗИЯНЫ XIV ХАЛЫАРАЛЫ ОРНИТОЛОГИЯЛЫ КОНФЕРЕНЦИЯСЫ (Алматы, 18-24 тамыз 2015 ж.) I. Тезистер Бізді демеушілеріміз: «Мензбирлік ...»

-- [ Страница 1 ] --

Мензбирлік орнитологиялы оамы

л-Фараби атындаы аза лтты университеті

азастан Республикасы БМ К «Зоология институты» РМК

СОЛТСТІК ЕУРАЗИЯНЫ XIV

ХАЛЫАРАЛЫ ОРНИТОЛОГИЯЛЫ

КОНФЕРЕНЦИЯСЫ

(Алматы, 18-24 тамыз 2015 ж.)

I. Тезистер

Бізді демеушілеріміз:

«Мензбирлік орнитологиялы оамы»

«азастанны лтты географиялы оамы (Г)

«азастан старынын орау одаы оамды бiрлестiгi»

«Казэкопроект»

Алматы 2015 Menzbier Ornithological Society al-Farabi Kazakh National University Institute of Zoology of the Committee of Sciences MES RoK

XIV INTERNATIONAL

ORNITHOLOGICAL CONFERENCE

OF NORTHERN EURASIA

(Almaty, 18-24 August 2015) I. Abstracts Almaty 2015 Мензбировское орнитологическое общество Казахский национальный университет им. аль-Фараби РГП «Институт зоологии» КН МОН Республики Казахстан

XIV МЕЖДУНАРОДНАЯ

ОРНИТОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

(Алматы, 18-24 августа 2015 г.) I. Тезисы Алматы 2015 УДК 598.2/9 ББК 28.693.35 М43 XIV Международная орнитологическая конференция Северной Евразии. I. Тезисы.

Алматы, 2015. 620 с.



ISBN 978-601-7287-18-4 Сборник включает более 400 тезисов секционных, симпозиальных и постерных сообщений, представленных на XIV Международной орнитологической конференции Северной Евразии (Алматы, 18-24 августа 2015 г.). Публикуемые материалы посвящены актуальным вопросам фундаментальной орнитологии (происхождение, эволюция и систематика птиц, фауна, зоогеография, морфология и физиология птиц), а также прикладным вопросам использования и охраны птиц (охотничья и сельскохозяйственная орнитология, медицинская и авиационная орнитология; социальная орнитология: образование и просвещение, орнитологический туризм) Ответственный редактор: А.Ф. Ковшарь Редколлегия: А.В. Белоусова (секретарь), В.М. Гаврилов, В.М. Галушин, Т.Б. Голубева, Ф.Я. Дзержинский, Н.В. Зеленков, В.А. Зубакин, В.Ю. Ильяшенко, М.В. Калякин (зам. отв.

редактора), Е.А. Коблик, В.В. Морозов, В.А. Паевский, Э.А. Рустамов, П.С. Томкович Солтстік Еуразияны XIV Халыаралы орнитологиялы конференциясы.

I. Тезистер. Алматы, 2015. 620 бет.

Солтстік Еуразияны XIV Халыаралы орнитологиялы конференциясында (Алматы, 18-24 тамыз 2015 ж.) сынылан 400-ден аса секциялы тезистер, симпозиялы жне стендтік хабарламалар жинаына кіреді. Фундаментальды орнитологияны зекті мселелеріне (шыу тегі, старды жіктелуі мен эволюциясы, фауна, зоогеография, старды морфологиясы мен физиологиясы), сондай-а старды орау туралы негізгі сратара (ашылы жне ауылшаруашылы орнитология, медициналы жне авиациялы орнитология; леуметтік орнитология: білім жне аарту, орнитологиялы туризм) атысты жарияланатын материалдар.

XIV International Ornithological Conference of Northern Eurasia. I. Abstracts. Almaty, 2015. 620 p.

This publication includes more than 400 abstracts of sectional, symposium and poster sessions, presented at the XIV International Ornithological Conference of Northern Eurasia (Almaty, 18-24 August 2015). The materials are dedicated to the current problems of fundamental ornithology (origin, evolution and systematics of birds, fauna, zoogeography, bird morphology and physiology), as well as practical questions of bird use and conservation (hunting and agricultural ornithology, medicinal and aviation ornithology, social ornithology, education and awareness raising, ornithological tourism).





Editor-in-chief: A.F. Kovshar Editorial board: A.V. Belousova (secretary), V.M. Gavrilov, V.M. Galushin, T.B. Golubeva, F.Y. Dzerzhinskiy, N.V. Zelenkov, V.A. Zubakin, V.Y. Ilyashenko, M.V. Kalyakin (deputy editorin-chief), E.A. Koblik, V.V. Morozov, V.A. Payevskiy, E.A. Rustamov, P.S. Tomkovich.

ISBN 978-601-7287-18-4 © Мензбировское орнитологическое общество, 2015 © Г.Н. Проскурина, вёрстка, компьютерный дизайн От редактора Традиции проведения масштабных конференций, посвящённых птицам обширной территории Северной Евразии (от Балтики до Тихого океана и от Арктики до гор и пустынь Средней Азии) уже почти 60 лет – начиная с самой первой Всесоюзной, посвящённой памяти М.А. Мензбира и состоявшейся в Ленинграде (ныне Петербург) в январе 1956 г. Начавшись как Всесоюзные, они после вынужденного 10-летнего перерыва (1991-2000) возобновились уже как Международные, поскольку на месте занимавшего эту громадную территорию государства возникло более десятка новых суверенных государств. Но для птиц (и орнитологов) территория эта осталась единой.

Три проведенные в XXI веке Международные орнитологические конференции (Казань, 2001; Ставрополь, 2006; Оренбург, 2010) показали, насколько важны подобные научные форумы для развития орнитологической наук

и и установления личных контактов между исследователями этого исторически сложившегося единого пространства, где наблюдения над птицами имеют почти двухсотлетние корни совместного научного сотрудничества и огромный пласт русскоязычных публикаций, а кроме того, существуют свои научные школы, берущие начало также из единого корня – они восходят к именам П.С. Палласа, Н.А. Северцова, М.А. Мензбира, П.П. Сушкина.

Обычно в конце каждой конференции рассматриваются предложения о месте и времени проведения следующей. На XIII конференции в Оренбурге было озвучено предложение о проведении следующей конференции в городе Пензе. Позже появились ещё два предложения – Томск (февраль 2015) и Алматы (август 2015). После обмена мнениями было решено остановиться на последнем, в пользу чего были несколько соображений. Как было сказано в предисловии к тезисам предыдущей конференции (Оренбург, 2010): «Теперь из Европы конференция переместилась восточнее, на границу Европы и Азии, и будем надеяться, что следующая уйдёт ещё восточнее. Такая дислокация конференций имеет не столько формальное, сколько практическое звучание, поскольку при огромных территориях наших стран она предоставляет большие возможности участия в конференции коллегам и любителям птиц из восточных территорий» (Орнитология в Северной Евразии, 2010, с. 3). Последние слова наглядно иллюстрирует география авторов публикуемых в настоящем сборнике тезисов XIV Международной орнитологической конференции.

Так, при явном преобладании тезисов российских орнитологов (почти 72% от публикуемых), территориальные соотношения внутри них явно сдвинуты на восток:

30.1% тезисов принадлежат авторам из Москвы и Санкт-Петербурга, 39.9% – жителям европейской части России и 29.7% орнитологам Сибири и Дальнего Востока (т.е. все показатели почти равны). Во многих же предыдущих конференциях, проходивших в городах европейской части России, как правило, превалировали доклады из крупных городов этого региона и, прежде всего, – Москвы.

Немаловажным явилось то обстоятельство, что впервые за последние 25 лет конференция проводится за пределами России. И, наконец, ровно 50 лет назад в Алма-Ате проходила IV Всесоюзная конференция, что дало повод для девиза «50 лет от Алма-Аты до Алматы», а главное – для подведения итогов не только за последние 5 лет, но и за полстолетия, что и сделано в одном из пленарных докладов настоящей конференции.

О международном характере конференции свидетельствует география авторов тезисов: Казахстан (10.3% тезисов), Украина (7.6), Узбекистан, Туркменистан (по 2.1), Беларусь (1.6), Азербайджан (0.9), Эстония (0.9), Грузия, Кыргызстан, Таджикистан, Иран, Монголия, Китай, Польша, Корея – всего 16 стран, включая Россию.

Настоящий том тезисов сообщений, представленных орнитологами 16 стран, показывает широкий спектр направлений орнитологических исследований, иллюстрируя интересы орнитологов, работающих в Северной Евразии. Это функциональная морфология, систематика, палеорнитология и вопросы эволюции птиц, которые являются базисными для всех орнитологических исследований; вопросы изучения региональных фаун, динамики ареалов птиц за последние десятилетия;

демография и популяционная биология птиц, орнитогеографические исследования; вопросы аутэкологии птиц и изучение их поведения, в частности, онтогенеза вокализации птиц и многие другие. Кроме этих фундаментальных исследований, которые всё ещё ведутся в недостаточных масштабах, в публикуемых тезисах немало внимания уделено практическим аспектам орнитологии – таким, как влияние на птиц антропогенного фактора и процесс урбанизации птиц; проблемы охраны птиц в целом и редких видов в частности; медицинская орнитология и экотоксикология птиц, связанные с загрязнением окружающей нас среды.

Поскольку мы в ответе за будущее нашей науки, а оно зависит от качественной подготовки кадров и от пропаганды орнитологии в средствах массовой информации, часть публикуемых тезисов посвящены так называемой «социальной орнитологии», которая помимо перечисленных вопросов включает в себя также опыт орнитологической активности в сфере школьного, педагогического и университетского образования, в общей системе экологического просвещения. Близки к этому направлению также работы, посвящённые вопросам истории орнитологии (без прошлого нет будущего) и развитию в наших странах любительской орнитологии, в частности при помощи развитого во всём мире увлечения наблюдениями за птицами как прекрасными творениями природы – так называемого «бёрдвотчинга», с сопутствущим ему фотографированием птиц в природе и живым обсуждением результатов этой деятельности на вебсайтах в интернете.

Впервые в практике орнитологических конференций этим вопросам планируется посвятить заседания специальных симпозиумов и круглых столов. На этих заседаниях, помимо обмена опытом организации орнитологического туризма и обсуждения проблем этой прикладной отрасли орнитологии, будут рассмотрены и появившиеся впервые, буквально в последний год, красочные полевые определители птиц среднеазиатского региона – Туркменистана (2013), Узбекистана (2013) и Казахстана (2014).

Во втором томе материалов конференции, который выходит также до её открытия, публикуются полные тексты пленарных и наиболее интересных секционных докладов – начиная с первого полного обзора всех общих (до 1991 г. – всесоюзных, а с 2001 г. – международных) конференций по птицам региона Северной Евразии и заканчивая подробными очерками современного состояния отдельных видов редких и находящихся под глобальной угрозой исчезновения птиц. Основная и наиболее ценная часть докладов посвящена вопросам современного состояния учения о происхождении и филогении птиц, их систематике и таксономии, которые всегда были предметом дискуссий, а в настоящее время происходят существенные концептуальные изменения вследствие широкого применения филогенетического подхода, базирующегося, в первую очередь, на молекулярно-генетических методах анализа родства отдельных групп птиц, что ведёт к ломке классических представлений о родственных связях внутри класса птиц.

В заключение необходимо выразить благодарность всем, кто так или иначе помогал подготовке настоящей конференции и сделал возможным публикацию данных материалов как основного её научного документа. Это, прежде всего, Отделение биологических наук Российской Академии наук, руководитель секции общей биологии которого академик Д.С. Павлов ещё в феврале 2013 г. в письме к Министру образования и науки Республики Казахстан поддержал предложение Мензбировского орнитологического общества о проведении XIV орнитологической конференции в Алматы. Это Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН и Зоологический музей Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, сотрудники которых активно включились в подготовку конференции с первых же дней и внесли немалую лепту в редактирование тезисов. Это также ряд общественных организаций, прежде всего: Русское общество сохранения и изучения птиц (РОСИП), Союз охраны птиц России (СОПР), Союз охраны птиц Казахстана, Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия (АСБК), Казахстанское национальное географическое общество (КНГО), «Казохотрыболовсоюз», Казахстанская ассоциация общественных объединений охотников «Кансонар». Мы очень благодарны журналу «Ветер странствий» (Алматы, Казахстан) за неоценимую информационную поддержку.

Особую благодарность выражаем мы Акимату города Алматы, оказавшему финансовую и организационную помощь в подготовке и проведении конференции. Также особую благодарность от имени всех орнитологов выражаем мы ректорату Казахского национального университета им. аль-Фараби (и лично ректору – проф. Г.М. Мутанову и первому проректору – проф. М.М. Буркитбаеву), предоставившим прекрасные помещения и новейшее оборудование для проведения конференции. Спасибо всем сотрудникам Биологического факультета этого университета и Института зоологии МОН РК, которые приняли самое активное участие в подготовке конференции; членам редколлегии, взявшим на себя нелёгкий труд по редактированию тезисов, и особенно – секретарям Программного комитета – А.В. Белоусовой и М.А. Чириковой, на плечи которых легла вся переписка с авторами.

Спонсоры настоящего издания указаны на его титульном листе.

А.Ф. Ковшарь Председатель Программного комитета, Со-председатель Оргкомитета конференции К орнитофауне национального парка «Кольсайские озера» (Юго-Восточный Казахстан) Абаев А.Ж.

Казахстан, Алматы, Институт зоологии КН МОН РК;

e-mail: a.abayev@mail.ru На территории государственного национального природного парка «Кольсайские озера», расположенного на северных склонах хр. КунгейАлатау в 200 км восточнее Алматы, зарегистрировано 123 вида птиц.

Во время обследования в июне 2014 г. предгорной, низкогорной и среднегорной (включая еловый пояс и до середины альпийского пояса) зон ущелий Малые Урюкты, Большие Урюкты, ущ. Каракиа, верховья р.

Чилик, пос. Жаланаш, мы отметили 386 особей 55 видов птиц. Наиболее многочисленными среди них оказались: грач (50 особей), галка (50 особей), красношапочный вьюрок (32), желтая трясогузка (25), тусклая зарничка (22). Обычными по численности были обыкновенная чечевица (16), чёрная ворона (10), альпийская галка (6), серая славка (6), маскированная трясогузка (4). Отмечены птицы, занесённые в Красную книгу Республики Казахстан: журавль красавка (Anthropoides virgo) – 2 встречены 2.06 на границе охраной зоны недалеко от пос. Жаланаш;

беркут (Aquila chrysaetos) – 5 встречены 4.06 в верховьях р. Чилик и один – в ущ. Малые Урюкты; синяя птица (Myophonus caeruleus) – в ущ.

Малые Урюкты 5.06 слышали голос поющего самца. Коростель (Crex crex) не числится в Красной книге Казахстана, но по спискам МСОП имеет статус глобально угрожаемого вида. Голоса 7 птиц мы слышали 4 и 6.06 в ущельях Малые и Большие Урюкты.

Впервые для территории национального парка встречены представители трёх видов: бородач (Gypaetus barbatus) – 2 особи 3.06 в ущельях Каракиа и Малые Урюкты; стервятник (Neophron percnopterus) – один 2.06 у с. Жаланаш на границе охранной зоны; большая выпь (Botaurus stellaris) – одна 3.12 в месте впадения р. Саты в Чилик.

О численности водоплавающих птиц в верховьях Пянджа (Таджикистан) Абдулназаров А.Г.

Таджикистан, Хорог, Памирский биологический ин-т им. Х. Юсуфбекова;

e-mail: abdu_70@mail.ru Несмотря на более чем 150-летнюю историю изучения птиц Памира и Бадахшана, их орнитофауна остается ещё недостаточно изученной, о чём свидетельствуют факты находок новых видов, причём не только для Таджикистана, но и для Палеарктики в целом. К таким относятся, например, обнаруженные автором в последние десятилетия индийская болотная цапля (Ardeola grayii) и одноцветный дрозд (Turdus unicolor). Следует отметить, что наиболее слабоизученной считается зимняя орнитофауна в верховьях Пянджа. Долина этой реки вместе с притоками является основным местом зимовки водоплавающих птиц в Бадахшане. Результаты учётов численности основных видов (по усреднённым данным за 12–20.01 2005, 2007, 2009, 2011 и 2013 гг.) показаны в таблице.

Средняя численность (особей), учтённых в долинах следующих рек:

Виды птиц Пяндж Гунт Шахдара Бартанг Большой крохаль Mergus 296 120 188 87 merganser Луток Mergus albellus 26 14 10 5 Гоголь Bucephala clangula 43 11 22 8 Хохлатая чернеть Aythya fuligula 180 8 14 – Красноголовый нырок A. ferina 143 85 96 90 Красноносый нырок Netta rufina 12 – 4 – Широконоска Anas clypeata 3 22 36 9 Чирок-трескунок A. querquedula 128 40 80 23 Чирок-свистунок A. crecca 78 17 26 6 Свиязь A. penelope 8 2 12 – Шилохвость A. acuta 6 – – – Кряква A. platyrhunchos 218 96 106 112 Лысуха Fulica atra 76 – 62 – Всего 1217 415 656 340 Кроме этих материалов следует сказать о двух многочисленных, а также редких видах. Большой крохаль для Бадахшана является оседлым, но зимой, когда замерзают озёра на Памире, к оседлой популяции крохаля в Бадахшане прибавляются птицы памирской популяции.

В отношении кряквы наши исследования показывают, что она для Бадахшана не является оседлым видом, после репродуктивного периода все кряквы отсюда отлетают на зимовку в другие места. Но во второй половине декабря в долинах Бадахшанских рек появляются зимующие особи из равнинного Таджикистана и держатся здесь до II декады февраля, что подтверждается результатами кольцевания (окольцованы 214 особей). В целом же на зимовке ежегодно учитывается до 3000 особей водоплавающих птиц. Встречаются и такие редкие виды, как серпоклюв (по одной особи в долине Гунта 18.01.2009 и 14.01.2011 гг.) и горный дупель (2 особи 15–16.01.2013 г. в той же долине).

Итоги изучения орнитофауны Джавахетского нагорья, Грузия Абуладзе А.В.

Georgia, GE-Tbilisi, 0162, Institute of Zoology, Ilia State University;

e-mail: aleksandre.abuladze@iliauni.edu.ge Джавахетское нагорье – составная часть Южно-Грузинского нагорья, оно расположено в историческом регионе Самцхе-Джавахети в южной части Грузии на территории муниципалитетов Ахалкалаки (1235 км2) и Ниноцминда (1353 км2), граничит с Арменией и Турцией.

Нагорье состоит из хребтов вулканического происхождения высотой до 3300 м над ур. м. – Самсарского на северо-западе и Джавахетского на юго-востоке, и Ахалкалакского плато высотой 1600–1900 м. Климат суровый, зимой морозы достигают –35°С, лето прохладное, дождливое. В Джавахети много вулканических и тектонических озёр, включая самое крупное в Грузии оз. Паравани. Большая часть Джавахети покрыта горными степями, осыпями, субальпийскими лугами, каньонами. До недавнего времени сведения об орнитофауне этого региона были весьма скудными. Многие десятилетия из-за пограничного режима Джавахетское нагорье было закрыто для посторонних, и проведение полевых работ было затруднено.

Изучение орнитофауны Джавахети началось в 1980-х гг., но систематические полевые работы стали проводиться с 1992 г. К настоящему времени изучены видовой состав птиц, характер и сроки пребывания, распределение птиц по территории и биотопам; выявлены наиболее важные местообитания, определена численность некоторых ключевых видов. Учитывая резко возросший уровень хозяйственной деятельности в регионе (строительство железной и автомобильных дорог, других технических объектов), особое внимание уделено проблеме сохранения орнитофауны Джавахети.

В 2014 г. были учреждены Джавахетский национальный парк и несколько заказников. Изучение орнитофауны этих охраняемых природных территорий было начато в 2008 г. и завершено в 2014 г. Всего здесь отмечены не менее 237 видов птиц, относящихся к 17 отрядам и 50 семействам, что составляет около 60% видов орнитофауны Грузии.

Регулярно встречаются 210 видов, тогда как 25–30 видов относятся к случайно залётным. Гнездование доказано для 88 видов, для ещё 12 видов гнездование возможно. Во время сезонных миграций отмечены 173 вида, из которых 77 встречаются исключительно на пролёте. Зимой в регионе отмечается не более 30 видов.

Особое значение охраняемые территории Джавахети имеют для водоплавающих и околоводных птиц. На островах оз. Карцахи на абсолютной высоте 1800 м гнездятся кудрявый (Pelecanus crispus) и розовый (P. onocrotalus) пеликаны. В Джавахети в пределах высот 1700–2100 м гнездится в разные годы от 55 до 70 пар белого аиста (Ciconia ciconia), что составляет 80% от общей численности вида в Грузии. Это единственное место в стране, где сохранилось несколько пар серого журавля (Grus grus), гнезда которых располагаются до 2300 м над ур. м. (это верхний предел распространения вида). Здесь есть несколько колоний армянской чайки (Larus armenicus), которая на гнездовании не отмечалась в других регионах страны. Плотность населения болотного луня (Circus aeruginosus), лугового луня (C. pygargus), коростеля (Crex crex), филина (Bubo bubo) и некоторых других видов птиц в Джавахети максимальны для Грузии.

Сезонные миграции хищных птиц в Грузии Абуладзе А.В.

Georgia, GE-Tbilisi, 0162, Institute of Zoology, Ilia State University;

e-mail: aleksandre.abuladze@iliauni.edu.ge Территория Грузии из-за своего географического расположения имеет важное значение для пролёта хищных птиц, гнездящихся от Скандинавии до Западной Сибири и зимующих в Средиземноморье, Африке, на Ближнем Востоке. Учёты проводились весной и осенью на основных миграционных путях в 1975–1992, 1997–2002 и 2005– 2006 гг. Продолжительность стационарных учётов составляла 52–67 дней (704–782 часа, 8–14 часов/день) осенью и 22–31 дней (219–335 часов, 7–14 часов/день). Выявлены: видовой состав, общая численность хищных птиц и каждого вида в отдельности, динамика сезонных миграций, миграционные волны и пики, распределение мигрантов по территории, состав и размеры стай, направления и высота проёта, сезонная и суточная активность, влияние погодных условий на ход миграций, места концентрации и остановок стай, основные угрозы, причины и масштабы гибели пролётных птиц. На пролёте в Грузии отмечены 34 вида хищных птиц. 28 видов мигрируют регулярно (осоед, чёрный коршун, орлан-белохвост, стервятник, змееяд, болотный, полевой, степной и луговой луни, тетеревятник, перепелятник, тювик, канюк, курганник, зимняк, малый и большой подорлики, могильник, степной орёл, орёл-карлик, скопа, обыкновенная и степная пустельги, кобчик, дербник, чеглок, балобан, сапсан). 6 видов – залётные (хохлатый осоед, красный коршун, туркестанский тювик, ястребиный орёл, ланнер, сокол Элеоноры). Результаты учётов обобщены в таблицы по годам и сезонам. Установлены основные, второстепенные и дополнительные пролётные пути, связанные с естественными «направляющими» линиями – берегом Черного моря, долинами рек и их притоков, горными хребтами, перевалами. Выявлены наиболее важные миграционные «воронки» на юго-западе Колхиды, в приморской части Аджарии, на перевалах Главного Кавказского хребта, по долинам рек Риони, Куры, Терека. Осенний пролёт более интенсивен, чем весенний. Первые мигранты появляются в середине августа, заканчивается осенний пролёт в начале ноября. Обычно выражены три его волны с главным пиком в середине сентября. Весной пролёт проходит в более сжатые сроки. Наиболее важен восточно-черноморский пролётный путь (осенью летит до 2 млн. хищных птиц 34 видов). Другие пролётные пути проходят по долинам Риони (до 700 тыс. особей 33 видов), Куры (до 300 тыс. 26 видов), Алазани (не менее 200 тыс. 24 видов), а также по Джавахетскому нагорью (около 200 тыс. 25 видов). Наиболее многочисленные мигранты: осоед, канюк и чёрный коршун.

Гнездование дальневосточных аистов на опорах ЛЭП в Еврейской автономной области Аверин А.А.

Россия, ЕАО, Биробиджан, заповедник «Бастак»;

е-mail: averinbird78@mail.ru В Еврейской автономной области (ЕАО) наибольшая концентрация гнёзд дальневосточного аиста (Ciconia boyciana) отмечена в междуречье Самара-Добрая, окрестностях сёл Биджан и Преображеновка, бассейнах р. Джаварга, Икура, Ин с притоками и р. Забеловка с сетью озёр и проток. Численность оценена в 220–550 особей, из них 60–110 гнездящихся пар. С 1999 по 2014 г. найдены 221 гнездо и ещё 2 гнезда на сопредельной территории Хабаровского края.

В июне 2014 г. по гранту амурского филиала WWF 468/RU009605GLM проведены учёты аистов гнездящихся на ЛЭП. С 12.06 по 8.07.2014 г. выявлены 58 гнёзд на ЛЭП, из них 56 жилых, 1 нежилое, у 1 статус не определён.

По результатам учётов подготовлена электронная база данных гнёзд на 83 опорах ЛЭП за период с 1999 по 2014 г.

Для всех гнёзд указаны координаты опоры ЛЭП, на котором располагается гнездо, и тип опоры. Выделено три типа опор, используемых аистами: 1) бетонная одностоечная столбовая опора (15 опор с гнёздами, из них 12 опор в 2014 г.); 2) анкерная башенная решётчатая опора (67 опор с гнёздами, из них 45 опор в 2014 г.); 3) Y-образная металлическая решётчатая опора (1 опора с гнездом в 2014 г.).

Высока доля гибели птиц и повреждения линии электропередачи, когда гнёзда устроены над токонесущими проводами. Обнаружена 71 такая опора, в т.ч. 47 в 2014 г. Гнёзда расположены в опасной близости к проводам, когда они построены на вершине или на боку бетонной одностоечный столбовой опоры, либо на боку анкерной башенной решётчатой опоры.

Наиболее безопасное расположение гнезда – на вершине анкерной башенной решётчатой опоры, на вершине обесточенной бетонной одностоечной столбовой опоры, на вершине центральной балки Y-образной металлической решётчатой опоры. Эти гнёзда устроены на удалении от токонесущих проводов. Таких гнезд найдено 12, в т.ч.

11 в 2014 г.

Отмечена гибель аиста на проводах ЛЭП от поражения током (окрестности с. Ленинское, Ленинский район). Необходимо широкое внедрение методов предотвращения гибели птиц от действия электрического тока на опорах ЛЭП.

Современное состояние мандаринки в Еврейской автономной области Аверин А.А.1, Аверина Ю.Н.2 Россия, ЕАО, Биробиджан, заповедник «Бастак»;

e-mail: averinbird78@mail.ru Россия, ЕАО, Биробиджан, Институт Комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН; e-mail: silver87.87@inbox.ru Мандаринка (Aix galericulata) – наиболее обычная гнездящийся утка лесной зоны Еврейской автономной области (ЕАО), наибольшая частота встреч отмечена по рекам хребтов Малый Хинган и Буреинский.

Наиболее многочисленные миграционные скопления (до нескольких сотен птиц) на р. Амур и по водоёмам его поймы, особенно в устьях рек. Биры, Биджана, Тунгуски, на озёрах Забеловском и Улановском.

В ЕАО мандаринок встречали с 7 апреля по 19 сентября. Брачные полёты в лесных местообитаниях наблюдали с 30 апреля по 31 мая.

Отмечены случаи гнездования на крышах домов в центре г. Биробиджана. В ЕАО гнездится в прибрежных биотопах горных и равнинных рек и озёр на площади около 594 км2.

Учёты проводили в ходе сплава по рекам на вёсельных лодках и на пеших маршрутах вдоль водоёмов: оз. Забеловское с окрестностями – 2001–2014 гг., пойма р. Биджан – 25–26.07.2002 г., пойма р. Бастак – 2000–2014 гг., р. Бира от г. Биробиджана до с. Головино – 9–14.07.2003 г, низовья р. Биры и р. Малая Бира – 14–19.07.2004 г., урочища Петровские пади – 3–22.06.2009 г., р. Помпеевка – 27–29.04.2011 г., р. Биджан – с 30.04 по 4.05.2011 г., верховья р. Ин – 24–27.07.2012 г., р. Бира от пос. Биракан до г. Биробиджана – 2–4.05.2013 г. и от с. Бира до г. Биробиджана – 24–25.05.2014 г. Количественный учёт птиц на маршруте производился по методике Ю.С. Равкина (1967).

На горных реках частота встреч мандаринки 35–63% от числа всех водоплавающих птиц. В период осеннего пролёта на р. Амур и по его протокам частота встреч – 1–7% от числа всех водоплавающих птиц. Самая высокая численность и плотность уток отмечена в верховьях р. Биджан (84.3 особей на 1 км2 речного русла). Показательно, что в верховьях р. Биры, которая по параметрам речного русла и поймы сходна с р. Биджан, число встреченных особей в 2.3 раза ниже, а плотность птиц на 1 км2 прибрежных биотопов в 5.6 раза ниже, чем на р. Биджан (15.1 особей/км2 речного русла). Объясняется это большей заселённостью и лучшей доступностью для людей берегов и поймы р. Биры. Основываясь на среднем показателе плотности населения мандаринки в июне-июле, составляющем 6 особей на 1 км2 прибрежных биотопов, мы оцениваем общую численность мандаринок в ЕАО, принимающих участие в гнездовании, примерно в 3500 особей.

Зарегистрированы ежегодные факты браконьерской добычи мандаринок в ходе весенней и осенней охоты. При этом в Управлении по охране и использованию объектов животного мира правительства ЕАО число протоколов об изъятии незаконно добытых мандаринок единичны, последние из них датируются 2010 г.

Результаты учёта птиц в российском секторе Северного Ледовитого океана от Мурманска до Восточно-Сибирского моря, август–ноябрь 2014 г.

Аверин А.А.1, Дмитриев А.Е.2, Сидоренко М.М.3 Россия, Санкт-Петербург, Арктический и антарктический НИИ Россия, Биробиджан, заповедник «Бастак»;

e-mail: averinbird78@mail.ru Россия, Москва, Институт географии РАН;

e-mail: zzu@inbox.ru Россия, Владивосток, Тихоокеанский океанологический институт ДВО РАН;

e-mail: tek_max@list.ru С 20.08 по 28.11.2014 г. атомоход «50 лет Победы» осуществлял проводку судов по Северному морскому пути. Через каждые 4 часа мы наблюдали за животными с борта судна, сменяя друг друга.

Работали по проекту «Транзит 2014» от Арктического и антарктического научно-исследовательского института на средства компании «Exen».

Протяженность учётов 58 212 км, общая обследованная площадь морской поверхности 184 тыс. км2. Отмечены 8 639 особей 58 видов птиц, из них 503 птицы определены до рода.

В Баренцевом море встречены 19 видов, из них в августе – 18 видов, 307 птиц (153.5 особей/1000 км2 поверхности моря), в ноябре – 2 вида, 14 птиц (5.6 ос./1000 км2 поверхности моря). Самые многочисленные виды в августе – сизая чайка и толстоклювая кайра, в ноябре – глупыш. Стоит упомянуть о встречах в августе серощёкой поганки, северной олуши (Кольский залив), люрика, тупика и чёрного стрижа (к западу от пролива Карские Ворота).

В Карском море встречены 40 видов, из них в августе – 22 вида, 1736 птиц (86 ос./1000 км2), в сентябре – 31 вид, 3962 птицы (195.4 ос./1000 км2), в октябре – 22 вида, 359 птиц (11.9 ос./1000 км2), в ноябре – 4 вида, 55 птиц (9.1 ос./1000 км2). Самые многочисленные виды в августе – средний поморник, в сентябре – морянка, в октябре – толстоклювая кайра, в ноябре – чистик. Стоит упомянуть о встречах у побережья полуострова Таймыр большого поморника, таймырской (Larus heuglini heuglini), белой и вилохвостой чаек, пятнистого конька, рябинника.

В море Лаптевых встречено 26 видов, из них в августе – 15 видов, 481 птица (53.3 ос./1000 км2), в сентябре – 16 видов, 405 птиц (27 ос./1000 км2), в октябре – 14 видов, 304 птицы (8 ос./1000 км2), в ноябре – 3 вида, 18 птиц (2.5 ос./1000 км2). Самые многочисленные виды в августе – средний поморник, в сентябре – морянка, в октябре – толстоклювая кайра, в ноябре – чистик. Стоит упомянуть о встречах тупика к востоку от мыса Челюскин, у Новосибирских островов глупышей, в различных частях моря белых и вилохвостых чаек.

В Восточно-Сибирском море встречены 29 видов, из них все виды в сентябре, 1054 птицы (51.9 ос./1000 км2), в ноябре – 7 видов, 29 птиц (1.4 ос./1000 км2). Самые многочисленные виды в сентябре – круглоносый плавунчик, синьга и морянка, в ноябре – морянка и чистик. Стоит упомянуть о встречах белошейной гагары, 4-х видов гаг, пестроносого турпана, большого поморника, ипатки, толстоклювой кайры, топорка. В сентябре наблюдали миграцию в восточной части пролива Санникова белых и тундряных куропаток с Новосибирских островов на материковое побережье.

Эколого-географические закономерности фаунистического разнообразия птиц в европейских городах (на примере водоплавающих) Авилова К.В.

Россия, Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова e-mail: wildlife@inbox.ru В работе проводится сравнение фауны водоплавающих птиц 16 европейских городов, в направлении с юго-запада на северо-восток.

Поставлены два основных вопроса: 1) выявляется ли общий пространственный градиент числа гнездящихся в европейских городах видов? 2) какие природные и антропогенные факторы влияют на видовое богатство городских водоплавающих птиц?

В сумме 16 городов населяет 55 видов водоплавающих птиц трёх отрядов (Anseriformes, Gruiformes, Podicipediformes), но только 32 из них гнездятся. В большинстве городов фауна птиц состоит из местных и интродуцированных видов.

Мы проанализировали влияние следующих факторов на видовое богатство:

А) природные: географическое положение города (широта, долгота); видовое богатство рассматриваемой группы птиц в том регионе (области, стране), где расположен город; суровость климата или минимальная температура той климатической зоны, где расположен город.

Б) антропогенные: средняя зимняя температура в городе; площадь города; плотность населения в регионе (области, стране), где расположен город.

Ни один из этих факторов значимо не влияет на видовое богатство водоплавающих птиц. Их влияние выявляется при раздельном анализе местных и интродуцированных видов.

Число местных городских видов заметно растет с юга на север (rs=0.87, p0.01, n=16), в меньшей степени – с запада на восток (rs=0.47, p=0.06, n=16). Население птиц Западной Европы вторично обеднено в ходе экономического развития и трансформации этой территории. Фауна гнездящихся водоплавающих богаче в городах северовостока, расположенных в более суровых климатических условиях с низкими минимальными температурами (Rs= –0.76, p=0.0005, n=16).

Это же относится к региональному видовому богатству соответствующей климатической зоны. Такой тренд объясняется во многом ландшафтными закономерностями. Большие площади болот и других водно-болотных угодий определяют высокое видовое разнообразие водоплавающих на северо-востоке Европы.

В Западной Европе обитает 12 видов интродуцированных водоплавающих птиц. Только семь из них населяет города Восточной Европы и один – Москву. Доля интродуцентов от общего числа видов значимо уменьшается от западных городов к восточным. В то же время число интродуцированных видов не коррелирует ни с природными факторами (широтой и долготой, средней минимальной температурой соответствующей климатической зоны), ни с площадью города, ни с его средней зимней температурой. Оно положительно связано только с плотностью населения в регионе (Rs=0.52, p=0.039, n= 16). Высокая концентрация людей и транспорта приводит к увеличению мобильности населения и распространению экзотических видов в Западной Европе. Вместе с аборигенами они формируют искусственные орнитокомплексы, которые частично компенсируют обеднение природных сообществ. Фауна водоплавающих птиц городов Восточной Европы находится в процессе трансформации и изменения структуры сообществ.

О степных и околоводных птицах предгорий Калбинского хребта Агдарбекова М.Р., Хромов В.А.

Казахстан, г. Семей, университет имени Шакарима;

e-mail: madinaamr@gmail.com Изучение видового состава авифауны западных предгорий Калбинского хребта мы начали в 2008 г. во время инвентаризации ключевых орнитологических территорий. Исследования проводились в течение 4 лет (2008, 2009, 2012 и 2013 гг.) в окрестностях отдельного сопочного массива Дельбегетей (Жарминский район, ВКО). Этот регион входит в состав биома «евразийская степь» и представлен сухими ксерофитно-разнотравными, а также кустарниковыми степями с пятнами солончаков и солонцов в районе озер Актайлак (N 29о49.756;

E 77о82.021) и Кызыл-Чилик (N 50о03.558; E 080о96.513). Проводили точечный учёт птиц с наблюдательного пункта, а также пешие и автомобильные маршрутные учёты птиц протяженностью от 3 до 30 км, результаты которых были использованы для мониторинга степных и околоводных птиц западных предгорий Калбинского хребта.

В 2008 г. учтена 501 особь 43 видов птиц, в 2009 г. – 305 особей 36 видов, в 2012 г. 662 особи 43 видов, в 2013 г. 1227 особей 62 видов.

Всего за 4 года (весеннее-летний период) отмечены 2695 особей птиц 72 видов, относящихся к 50 родам и 36 семействам.

Только в 2008 г. отмечены варакушка, чёрный жаворонок, кобчик, каменка плясунья, кулик-сорока, серая куропатка; в 2012 г. встречены бекас, большая поганка, большая выпь, зимородок, обыкновенная кукушка, малый зуёк; в 2013 г. – стрепет, ходулочник, черношейная поганка, обыкновенная чечевица, рогатый жаворонок, степная тиркушка и др. Среди учтённых птиц – занесённые в Красную Книгу Казахстана журавль-красавка (48 особей), кречётка (7), степной орёл (5), стрепет (6), саджа (1), а также глобально угрожаемые, занесённые в Красные списки Международного союза охраны природы: степная пустельга (22 особь), кобчик (1), степной лунь (1).

Зимняя численность врановых птиц в сельскохозяйственных угодьях Ташкентского оазиса Азимов Н.Н.

Узбекистан, Ташкент, Институт генофонда растительного и животного мира АН РУз;

e-mail: Nodirzoo@mail.ru В настоящем сообщении представлены результаты маршрутных учётов, проведённых в зимний период 2013–2014 гг. в различных сельскохозяйственных угодьях (фруктовые сады; виноградники; пшеничные, люцерновые, овощные и другие поля) общей площадью 1982 га в окрестностях Ташкента. Учёты проводили с начала декабря по конец февраля, с периодичностью один раз в 4–5 дней.

В зимний период в Ташкентском оазисе врановые достаточно многочисленны и представлены 6 видами. Численность птиц в декабре составляла 1520 ос./10 га, из них грачей (Corvus frugilegus) – 979, галок (C. monedula) – 385, серых ворон (C. cornix) – 94, сорок (Pica pica) – 62, чёрных ворон (C. corone) и воронов (C. corax) – единицы. В январе число врановых уменьшилось; учтены 923 особи, из которых грачей 776, галок 122, серых ворон 14, сорок 10, чёрных ворон и воронов – единицы. Самую низкую численность наблюдали в феврале (560 птиц), из них грачей 285, галок 214, серых ворон 6, сорок 25, чёрных ворон 28; воронов, как и в предыдущие месяцы, отмечали единично. Таким образом, грач доминировал по численности во все зимние месяцы.

Результаты анализа распределения птиц по типам сельхозугодий показывают, что в декабре численность птиц была сходной как в садах и виноградниках, так и в полях на месте овощных культур (200– 300 ос./10 га). Наименьшее число птиц учтено в тутовых насаждениях (40 ос./10 га). При этом во всех сельхозугодиях по численности преобладали грачи и галки, чёрная и серая вороны придерживались в основном садов и полей, где имелись высокоствольные деревья. В январе птицы в наибольшем количестве концентрировались на полях озимой пшеницы (более 393 ос./10 га), их также привлекали фруктовые сады (132) и виноградники (112). По сравнению с другими зимними месяцами, в феврале количество птиц на люцерновых полях и полях под овощные культуры заметно уменьшилось. Тем не менее, во фруктовых садах, тутовниках и на полях пшеницы численность врановых оставалась сравнительно высокой (более 100 ос./10 га).

Таким образом, в зимний период численность врановых птиц в Ташкентском оазисе не стабильна, что связано с активными перемещениями пролетных и зимующих видов в холодное время года и началом ранний весенней миграции; тон этому процессу задают галки и грачи.

К вопросу гельминтозов тетеревиных птиц Енисейской равнины Акулова Л.М., Литвиненко Н.А.

Россия, Красноярск, Сибирский федеральный университет e-mail: akulowa.lyubow@yandex.ru; finehunter2005@mail.ru В результате паразитологических исследований, проведенных в 2010–2013 гг., у рябчика (Tetrastes bonasia) обнаруженs 10 видов гельминтов: трематоды – Leucochloridium sp., Brachylaemus sp., Corrigia bonasia, цестоды – Davainea proglottina, D. tetraoensis, Skrjabinia cesticillus, Fuhrmannetta globocaudata, Rhabdometra sp. и Idiogenia sp.

и нематода Capillaria caudinflata. Большинство выявленных гельминтов характерны как для рябчика, так и для тетеревиных в целом, исключение составляет Idiogenia sp.

Наиболее распространённым заболеванием рябчика является давэнеоз, вызванный цестодой Davainea proglottina, которая регистрируется на всех исследуемых участках южной тайги Енисейской равнины. Зараженность птиц колеблется от 16 в лесах смешанного типа до 83% в таёжных массивах с наиболее высокой интенсивностью инвазии (ИИ) 324 экз. (максимальная – 1240 экз.). Такой высокий показатель инвазии связан с наиболее благоприятными условиями для увеличения численности и видового состава голых слизней, участвующих в жизненном цикле данного гельминта. Давэнеоз, вызванный D. tetraoensis, выявлен только на участках с легко-дренируемой почвой (песчаники, галечники), что, вероятно, связано с биологией промежуточных хозяев сухопутных моллюсков Zonitoides. В южной тайге зараженность рябчика составляет 83% с ИИ – 128 экз., в средней тайге – 47% с ИИ – 30 экз. Зараженность остальными видами цестод незначительна и не превышает 18%.

Из трематодозов отмечены корригиоз и леукохлоридоз. Максимальное инвазирование птиц наблюдается в таёжных лесах и составляет 47 и 36% соответственно, с невысокой интенсивностью инвазии.

Капилляриоз, вызванный нематодой Capillaria caudinflata, выявлен у рябчика как в южной тайге, так и в средней. Максимальная зараженность птиц наблюдается в смешанных лесах южной тайги – 100% и снижается по мере увеличения увлажненности таёжных лесов до 6%, однако интенсивность инвазии в осенний период низкая. Данный гельминтоз наиболее опасен для молодняка первого года жизни, эта так называемая «детская болезнь» приводит к авитаминозу и, как следствие, к падежу молодняка (Гагарин, 1953), к тому же больная птица становится более лёгкой добычей хищников. Причём это именно «весенне-летнее» заболевание, клиническая симптоматика у взрослых птиц не проявляется. Цикл развития паразита включает участие промежуточного хозяина, которым служат дождевые черви. Зараженность капилляриями зависит от количества потребляемых дождевых червей, которые более доступны во влажных и плохо дренируемых почвах, либо в годы с продолжительными ливневыми осадками.

Гельминты в процессе взаимоотношений «паразит-хозяин» находятся в определённом равновесии, однако высокая интенсивность заражения нередко служит причиной падежа хозяина, что не всегда выгодно для паразита. Тем не менее, при всех гельминтозах наблюдается нарушение обмена веществ, развитие дистрофических процессов и снижение иммунитета, хотя степень и характер проявлений различны, что связано с видом, стадией развития и биологией возбудителя (Мкртчан, Мовсесян, 2014). Гельминты способны подавлять защитные иммунные реакции хозяина (иммуносупрессивное действие), что приводит к развитию вторичных иммунодефицитов, и как следствие – присоединение вирусных заболеваний, что в совокупности может привести к значительному падежу птиц.

Фенологические аспекты жизни рябчиков в Южно-Уральском заповеднике Алексеев В.Н.

Россия, Башкортостан, Южно-Уральский заповедник;

e-mail: vnalekseev@mail.ru В сообщении использованы наблюдения, полученные автором за 15-летний период. Отмечались даты наступления таких периодов в сезонной жизни рябчиков (Tetrastes bonasia), как начало, разгар и затухание токовой активности, начало откладки яиц, вылупление птенцов, приобретение способности к полету, а также начало зимнего периода.

Начало этих периодов в годовом цикле рябчика в наших условиях, даже в течение одного года, проходит в разные сроки в зависимости от высоты местности над уровнем моря. В различных частях исследуемой территории разница достигала порядка 10 дней. Нами использовались даты в нижней части хребтов.

В начале весны, во время солнечной, безветренной погоды самцы рябчиков начинают исполнять брачную песню. В период начала токовой активности, еще при полном снеговом покрове, происходит рассредоточение пар по территории и начинается охрана гнездовых участков. Негативное влияние на активность самцов оказывает сильный ветер. Среднегодовая дата начала этого периода приходится на 4.03, с разницей по годам до 36 дней.

В разгар токовой активности происходит основное спаривание.

По продолжительности это самый короткий период, 5–10 дней. Среднегодовые даты приходятся на 23.04–6.05, с разницей по годам до 18 дней. В это время самцы не столь зависимы от погоды. Начало откладки яиц, как и разгара токования, связано с появлением проталин в лесных массивах. Среднегодовая дата приходится на 27.04, а различие по годам составляет 15 дней.

После того, как самки начинают насиживать кладку, происходит затухание токовой активности самцов, среднегодовая дата приходится на 30.05, с разницей по годам до 11 дней. Вокализация может продолжаться до наступления фенологического лета.

Вылупление птенцов из первых кладок происходит в начале летнего сезона, со среднегодовой датой 8.06 и с разницей по годам до 16 дней. Из повторных кладок вылупление птенцов отмечалось в конце июня и начале июля. Перепархивать молодые рябчики начинают с 10-дневного возраста, это происходит в среднем 20.06, с разницей по годам до 21 дня.

Началом зимнего сезона можно считать установление устойчивого снежного покрова, в результате чего рябчики окончательно переходят на зимний рацион. Среднегодовая дата этого приходится на 16.11, с разницей по годам до 38 дней.

Начальные даты сезонных явлений в жизни рябчиков зависят от погодных условий. В благоприятные в климатическом отношении годы отмечается более раннее их начало, что положительно сказывается на численности вида. Минимальные различия в сроках отмечены для затухания токовой активности, а максимальные – для начала токовой активности и для зимнего сезона.

Влияние одомашнивания гусей на структуру их конечного мозга Алексеев Ф.С.

Россия, Чебоксары, Чувашский педуниверситет им. И.Я. Яковлева;

e-mail: Alekseev-fedor@mail.ru Большинство пород домашних гусей происходят от серого гуся (Anser anser), и только домашние китайские гуси происходят от сухоноса. Гуси одомашнены раньше других видов сельскохозяйственных птиц. Одомашнивание животных коренным образом изменяет условия для дальнейшего развития вида. Естественное эволюционное развитие заменяется искусственной селекцией по критериям разведения. Таким образом, в рамках одомашнивания меняются генетические свойства вида, поведение и морфология животных. Можно было бы предположить, что у родственных одомашненных животных в связи с отсутствием потребности в поиске пищи и избегания хищников поведение будет упрощаться и, как следствие, деградировать структуры мозга. Однако проведённое сравнительное изучение конечного мозга домашней утки и кряквы выявили обратную картину – мозг домашней птицы по основным критериям прогрессивного строения развит лучше (Воронов, Архипова, 2003). Мы проверили этот феномен, сравнив структуру мозга серого гуся с домашним гусем линдовской породы.

Использовано по 6 экземпляров домашнего и серого гусей. Материал фиксировали в спирте и красили по методике Ниссля. Эволюционно старое поле А (Arcopallium) лучше развито у серого гуся – площадь профильного поля нейронов (290.16±143.89 против 40.36±19.98 у домашнего). Однако в эволюционно новом поле На (Hyperpallium apicale) у домашнего гуся структурные показатели обнаружились другие – по нейронам (115.60±68.66 против 119.12±47.7 у домашнего) и глии (11.36±4.25 против 10.69±4.44 у домашнего) данные практически не отличаются, а вот по самым важным нейроглиальным комплексам, которые являются модулями обработки информации в конечном мозге птиц (211.23±101.55 против 347.61±46.97 у домашнего) различаются значительно и достоверно. Таким образом, подтверждается положение о том, что у одомашненных птиц мозг в целом развит более прогрессивно по сравнению с дикими предками. Этот феномен нуждается в особом осмыслении зоопсихологами, так как эффект влияния общения человека с животными на степень изменения их поведения и структуру мозга исследован слабо.

Микросимбионты пищеварительного тракта курообразных птиц Аманова М.Б.

Туркменистан, Ашхабад, Туркменский университет им. Магтымгулы Микрофлора пищеварителного тракта куриных на таких примерах как фазан (Phasianus colchicus), пустынная куропатка (Ammoperdix griseogularis) и кеклик (Alectoris chukar), рассмотрена по месту локализации в отделах пищеварительного тракта.

В процессе приспособления к малопитательным растительным кормам курообразные специализировались к содержанию в пищеварительном тракте микросимбионтов, способных утилизировать клетчатку, обеспечивая хозяина белками своего организма и другими необходимыми веществами. Выделенная бактериальная флора представлена видами, расщепляющими белки и углеводы, гидролизирующими крахмал, усваивающими свободный азот и азот из минеральных солей, синтезирующими витамины. Благодаря целлюлозолитическим микроорганизмам населяющими пищеварительный тракт птиц-фитофагов, они могли перейти к питанию клетчатковыми кормами.

Среди выявленной бактериальной флоры преобладают в основном грамотрицательные, подвижные, и как правило, инкапсулированные бактерии. Помимо бактериальной флоры в кишечнике обнаружены грибы, актиномицеты и др. Увеличение количества микросимбионтов могло способствовать большей утилизации кормов.

Характер обитания и видовой состав микрофлоры определяется морфологическими и функциональными особенностями отделов пищеварительного тракта. Полученные нами данные с использованием комплекса различных методик дали возможность достоверно установить условия, необходимые для оптимального существования бактерий, грибов и других микроорганизмов. Определено влияние изменения рН среды на численность и видовой состав микроорганизмов, показаны морфологические изменения рельефа слизистой оболочки кишечника, где происходит задерживание содержимого химуса кишечника с развитием симбиотической микрофлоры.

Разнообразный видовой состав микроорганизмов слепых отростков кишечника свидетельствует о наличии в данных отделах пищеварительного тракта благоприятных для их размножения и развития условий: кислотность среды, архитектоника слизистой оболочки.

Исследования показали, что рельеф слепых отростков кишечника представлен камерами, которые образованы поперечно и продольно расположенными выступами слизистой оболочки. Поддержание нормальной бактериальной флоры в кишечнике растительноядных птиц является одной из предпосылок повышенного усвоения растительных кормов и вместе с ним – уровня жизнедеятельности всего организма в целом.

Рассматриваются пути и способы усвоения птицами растительных кормов и возможности обогащения этих кормов белком микробного происхождения. На этой основе намечаются и анализируются важнейшие вопросы экологии и физиологии питания при разведении диких курообразных птиц.

К характеристике современной авифауны Ашхабада Аманова М.Б., Садыков А.С.

Туркменистан, Ашхабад, Туркменский университет им. Магтымгулы;

e-mail: fak-biologia.tdu@mail.ru Город Ашхабад, как среда обитания птиц, представляет собой мозаику различных биотопов, экологическое своеобразие которых зависит прежде всего от типов застройки, развития инфраструктуры, наличия парковых и промышленных зон и т.п. За последние два десятилетия возникли новые местообитания для птиц. После резкого расширения границ города (2013 г.) в него вошли как естественные, так и преобразованные участки предгорий Центрального Копетдага с элементами агроландшафта. Этот процесс создаёт предпосылки в ближайшем будущем проследить некоторые стороны антропизации новых для города видов птиц.

Как известно, урбанизированный ландшафт часто оказывается преобладающим на антропогенно-преобразованных территориях, и Ашхабадская агломерация в этом отношении не представляет исключения. Неравномерность распределения птиц внутри города обусловлена месторасположением, длительностью и характером развития, размером и структурой городских районов, как местообитаний птиц.

Благодаря географическому расположению города и прилежащих местностей его авифаунистический комплекс может представлять модель при дальнейшем изучении птиц.

Список птиц, зарегистрированных в современных границах города, включает 276 видов, среди которых оседлых 31, перелётногнездящихся 65, пролётно-зимующих 63, пролётных 98 и залётных 19 (Рустамов и др., 2013). Авифауна Ашхабада составляет 63.7% всей фауны птиц Туркменистана, насчитывающей 433 вида (Рустамов, 2013).

Ряд видов в последние два десятилетия стали многочисленными в городе (сизый голубь, кольчатая горлица, чёрный дрозд, майна, обыкновенный скворец, серая ворона, а в зимний период – грач), численность других, бывших многочисленными и доминантными видами два десятилетия назад (полевой воробей, малая и обыкновенная горлицы, буланый вьюрок, деревенская ласточка и др.) резко сократилась. Изменение численности и состава синантропных видов на фоне общей динамики фауны и численности птиц является индикатором способности их адаптации к процессу урбанизации в условиях Южного Туркменистана.

К гнездовой биологии обыкновенного ремеза в Каракалпакстане Аметов Я.И., Жуманов М.А.

Узбекистан, Нукус, Каракалпакский университет им. Бердаха;

e-mail: raf_78@inbox.ru, m_jumanov@karsu.uz Обыкновенный ремез (Remiz pendulinus) гнездится в тугаях и в в древесных насаждениях культурного ландшафта, поблизости от воды.

Первые прилетевшие с зимовок особи встречены 6.04.2005, 18.04.2006 и 20.04.2007 гг. Последние осенью отмечены 13.10.2007 г. Спаривание и начало гнездостроения мы наблюдали 14.04.2005 г. По нашим наблюдениям, в условиях агроландшафта ремезы устраивают свои гнёзда на разных породах. Среди них (n=19) отмечены туранга (57.9%), карагач, ива черная и белая (по 10.5%). Незначительную долю имеют лох и ясень (по 5.3%).

В постройке гнезда участвуют оба партнёра. Вначале самец приносит строительные материалы, а самка строит гнездо. После постройки основы оба партнера приносят материал и продолжают постройку гнезда. Гнезда (n=19) располагаются на высоте 215–775, в среднем

363.3 см от земли; диаметр входного отверстия 22–31 мм (среднее 26), длина – 42–92 мм (56). Высота гнезда 116–171 мм (134.9), толщина боковой стенки 7–9 мм (7.8).

Откладка яиц в низовьях Амударьи начинается в III декаде апреля. Яйца откладываются ежедневно, в полной кладке бывает 6–9 яиц размером (n=56 из 9 гнёзд) 13.5–16.0 9.5–10.7 мм (в среднем 14.8 10.2), вес свежих яиц 0.5–0.975, в среднем 0.78 г.

Насиживает только самка в течение15 дней после откладки последнего яйца. В процессе насиживания масса яиц снижается на 23.5%. Масса вылупившихся птенцов (n=7) 0.450–0.825 г (581.2). В 3–4-дневном возрасте появляются трубочки первых маховых. На 5–6 день открываются глаза и лопаются трубочки перьев, открывая бородки. В 11-12-дневном возрасте перья уже покрывают все тело. На 14–15-й день птенцы покидают гнездо. За время нахождения в гнезде они увеличивают свой первоначальный вес в 10.4 раза. В желудках птиц обнаружены трипсы, личинки двукрылых, гусеницы, тли.

Изменение фауны и населения птиц луговых местообитаний таёжной зоны европейского севера России Амосов П.Н.

Россия, Санкт-Петербург, Академия ветеринарной медицины;

e-mail: pavel-amosov@yandex.ru Луговые местообитания в пределах тайги интразональны и располагаются в основном в поймах крупных рек, где они довольно значительны по площади. Суходольные луга чаще мелкоконтурны и мозаично перемежаются с вторичными лиственными или хвойными лесами. До 1980–1990-х гг. луга испытывали интенсивную сельскохозяйственную нагрузку – использовались в качестве сенокосов, пастбищ или полей сельскохозяйственных культур. В настоящее время животноводство на севере Европейской России находится на кризисном уровне в связи с прекращением деятельности крупных сельхозпредприятий и снижением числа мелких частных хозяйств. Поэтому большая площадь лугов и полей превратилась в залежи и постепенно зарастает древесно-кустарниковой растительностью. Эти процессы, как видно из анализа и сравнения данных исследований птиц лугов на юго-востоке Архангельской области, проведенных нами в 2005–2006 и 2014 гг., повлияли на фауну и население птиц лугов.

По сравнению с наблюдениями 2005–2006 гг., в 2014 г. надо отметить значительное сокращение численности полевого жаворонка (Alauda arvensis) и полное отсутствие дубровника (Emberiza aureola), который всю вторую половину ХХ в. распространялся на запад и в конце века уже входил в состав доминантов на лугах таёжной зоны.

Сокращение численности полевого жаворонка связано со значительным уменьшением площади полей с зерновыми и другими культурами, а также зарастанием лугов травами с высоким проективным покрытием и древесно-кустарниковой растительностью.

В 2014 г. редко наблюдались жёлтые трясогузки (Motacilla flava), которые в 2005 г. и ранее были обычными. Также сократилась численность ряда куликов: большого кроншнепа (Numenius arquata), большого веретенника (Limosa limosa) и чибиса (Vanellus vanellus), которые ранее в большом числе гнездились на пойменных лугах; в настоящее время эти виды предпочитают гнездиться не на лугах, а на верховых болотах. Почти перестала гнездиться на пойменных лугах и сизая чайка (Larus canus), которая раньше часто использовала даже удалённые от крупных водоёмов луга в качестве гнездовых биотопов.

Практически не изменилась и даже немного увеличилась на лугах численность коростеля (Crex crex).

Одновременно с тенденцией сокращения численности упомянутых луго-полевых птиц наблюдается рост численности видов древесно-кустарниковой группы – лугового чекана (Saxicola rubetra), садовой (Sylvia borin) и серой (S. communis) славок, северной бормотушки (Hippolais caligata), жулана (Lanius collurio), пеночек веснички (Phylloscopus trochilus) и трещотки (Ph. sibilatrix), барсучка (Acrocephalus schoenobaenus), чечевицы (Carpodacus erythrinus), обыкновенной овсянки (Emberiza citrinella) и др.

Необходимо отметить, что вероятными причинами указанных изменений фауны и населения птиц лугов могут быть депрессивные изменения в сельском хозяйстве (что повлияло на структуру растительности луговых местообитаний), климатические флуктуации в последние десятилетия, общие тенденции изменения численности ряда видов птиц в пределах ареала и колебания границ ареала (в частности, у дубровника).

Вопросы формирования локального населения птиц в горных условиях юга Восточной Сибири Ананин А.А.

Россия, Улан-Удэ, Объединённая дирекция Баргузинского биосферного заповедника и Забайкальского национального парка («Заповедное Подлеморье»);

e-mail: a_ananin@mail.ru В условиях гор юга Восточной Сибири уровень возврата ранее гнездившихся взрослых птиц, как правило, невелик, так как значительная часть видов находится в регионе на краю или вблизи границы гнездового ареала. Вследствие этого население птиц конкретного участка ежегодно формируется в значительной степени заново из особей-иммигрантов, что подтверждается и данными кольцевания.

Долговременные исследования летнего населения птиц выполнены в 1984–2014 гг.

Птицы, возвращающиеся с зимовок, совершают в предгнездовой период поисковые перемещения, выявляя территории, наиболее благоприятные для гнездования в конкретный год. При этом велико значение релизеров – индикаторов состояния среды обитания: структуры растительности; фенологического состояния развития растительности; присутствия маркёров успешного размножения в предыдущем году (сохранившиеся старые гнёзда); наличия в сообществе других особей своего вида, заселивших местообитание ранее, и их акустических сигналов. У многих видов наблюдаемое непостоянство локального населения обусловлено сменой мест гнездования значительного числа особей в зависимости от экологических условий периода миграций и начала гнездования.

Население птиц в горах ежегодно формируется под воздействием абиотических факторов среды в весенний период, изменяющих условия обитания птиц (сроки наступления феноявлений, теплообеспеченность и влагообеспеченность весны и начала лета, которые влияют на наличие и доступность кормовых ресурсов и гнездопригодность местообитания). Изменчивость этих параметров служит причиной ежегодного перераспределения плотности населения многих видов между высотно-поясными выделами и соседними речными долинами в пределах одного пояса растительности.

На процессы формирования гнездового населения в горах оказывают влияние и условия предыдущего года, включающие баланс тепла и влагообеспеченности, составляющий основу для формирования величины биомассы беспозвоночных животных в текущем году.

Население птиц можно рассматривать как результат индивидуального выбора отдельными особями подходящих для себя условий в конкретном году. Плотность вида в локальном местообитании обусловливается следующими параметрами: метеорологическими условиями весны и начала лета (теплообеспеченность и количество осадков) и весенней фенологической обстановкой (сроки схода снегового покрова и развития растительности); количеством особей, достигших района гнездования и осевших в конкретном местообитании, что определяется обстоятельствами пролонгации весенних миграций («перелёт» или «недолёт»), а также изменениями выживаемости на местах зимовок; урожайностью основных кормов или уровнем численности видов-жертв в предыдущем и текущем году у специализированных семеноядных и хищных видов птиц.

Для ряда перелётных птиц обнаружена связь гнездового обилия вида с датами первой весенней регистрации в районе гнездования.

Повышение гнездовой плотности разных видов может регистрироваться как при более раннем, так и при относительно запоздалом прилёте. Отмеченные сдвиги сроков весеннего прилёта птиц вследствие глобальных изменений климата могут оказывать воздействие на формирование гнездового населения и также сопровождаться направленными трансформациями локального обилия гнездящихся видов.

О причинах неблагополучия популяции дальневосточного аиста в России Андронов В.А., Андронова Р.С.

Россия, Хабаровск, «Заповедное Приамурье»;

e-mail: vandronov@mail.ru Гнездовая часть ареала дальневосточного аиста (Ciconia boyciana) в России приурочена к пойме р. Амур и характеризуется неравномерной плотностью гнездовий. Территории с высокой концентрацией гнёзд, Зейско-Буреинская равнина, Архаринская и Приханкайская низменности, разобщены на сотни километров. Достаточно многочисленные, до 10 и более, агрегации гнездовых участков имеются на водно-болотных угодьях Забеловских озёр (ЕАО), в междуречье Хора и Подхоренка и в бассейне р. Бикин. Мозаика ареала и распределение основных гнездовых территорий, как показывают многолетние наблюдения, не изменяются со времен первых исследований Н.М. Пржевальского в 1867 г., что указывает на выраженную привязанность аистов к историческому ареалу и низкую экологическую валентность.

Популяция этого вида в России всегда была малочисленной, а в последние десятилетия имеет тенденция к сокращению. Низкая численность связана, в первую очередь, с особенностями биологии вида и быстрым преобразованием среды обитания в гнездовой части ареала и на зимовках в южных провинциях Китая. Биологическими регуляторами численности являются поздние сроки наступления половой зрелости, территориальная разобщенность гнездящихся пар, консерватизм в экологических требованиях к условиям гнездования, выраженная кормовая специализация. В последние годы участились случаи разорения гнёзд гималайскими медведями. Более сильное негативное воздействие оказывает антропогенное преобразование среды обитания.

Сокращение лесистости отрицательно отражается на естественном воспроизводстве, т.к. аистам для гнездования нужны крепкие высокоствольные деревья, способные выдержать массивное гнездо и обеспечить защиту потомству. Отсутствие подходящих деревьев увеличивает процент неразмножающихся пар, сопровождается гибелью жилых гнёзд. Снижают продуктивность угодий и нередко уничтожают гнёзда регулярные пожары. Увеличилось число гнездований на ЛЭП, смотровых вышках и искусственных гнездовых опорах, особенно на нелесных территориях. Успешность гнездования на таких сооружениях высока. Зарегулирование стоков рек приводит к сокращению кормовых ресурсов, даже в сезоны с большой обеспеченностью осадками, в результате смертность птенцов остаётся значительной. На зимовках раньше большую смертность связывали, с браконьерством и отравлением химикатами. Сейчас добавилась проблема дефицита кормов из-за регулирования гидроресурсов, что влияет на естественное воспроизводство.

Зависимость зимовок птиц от снежного и ледового покрова в сухостепной подзоне Украины Андрющенко Ю.А.

Украина, Мелитополь, Азово-Черноморская орнитологическая станция;

e-mail: anthropoides73@gmail.com В сухостепной подзоне Украины устойчивый снежный покров наблюдается менее чем в 50% зим, он не бывает сплошным, а его средняя глубина в январе редко превышает 10 мм. При этом площадь ледового покрова также существенно колеблется в течение зимы, а сплошной образуется очень редко и в основном на пресных водоёмах. Благодаря этому корма доступны для большинства видов птиц, добывающих их на поверхности грунта и в воде, что способствует формированию в регионе их регулярных массовых зимовок.

Зависимость птиц от состояния снежного и ледового покровов исследовали в ходе 11 подекадных полевых выездов зимой 2010/2011гг. и 8 полевых выездов с двухнедельным интервалом – зимой 2011/2012 гг.

Кроме учёта численности и распространения птиц, оценивалось состояние снежного (h, см. и S, %) и ледового (S, %) покровов.

Среди постоянно зимующих в регионе птиц от глубины и площади снежного покрова, ограничивающего доступность корма, наиболее очевидно зависела численность и распространение Rufibrenta ruficollis, Anser anser, A. albifrons, Cygnus cygnus, Tadorna ferruginea, Circus cyaneus, Buteo lаgopus, B. rufinus, B. buteo, Falco tinnunculus, Otis tarda, Melanocorypha calandra, Sturnus vulgaris, а от площади ледового покрова – Podiceps cristatus, Phalacrocorax carbo, Cygnus olor, Tadorna tadorna, Anas platyrhynchos, Aythya ferina, A. fuligula, Fulica atra, Larus cachinnans, L. canus. Слабо выраженной была реакция на состояние ледового покрова у водно-болотных птиц, кормящихся на суше, а отдыхающих на воде: Rufibrenta ruficollis, Anser anser, A. albifrons, Cygnus cygnus, Tadorna ferruginea, Larus cachinnans, тогда как кормящиеся преимущественно или исключительно в воде Anas crecca, A. penelope, A. acuta, A. quеrquedula, A. clypeata, Netta rufina, Aythya ferina, A. fuligula, Bucephala clangula, Fulica atra откочевали после установления в регионе практически сплошного ледового покрова. У кормящихся на суше Anseriformes и Laridae численность снижалась после формирования относительно сплошного снежного покрова, но после таяния или сдувания снега с возвышенных мест происходило частичное её восстановление. Falconiformes, кроме единично зимующих на юге Украины Aquila heliaca и A. chrysaetos, распределялись по трём условным группам: виды, практически не зависимые от снежного и ледового покровов (добывающие корм преимущественно в воздухе Accipiter gentilis, A. nisus, Falco cherrug, F. peregrinus, F. columbarius), зависимые от снежного покрова (Circus cyaneus, Buteo lagopus, B. rufinus, B. buteo, Falco tinnunculus), основу кормовой базы которых зимой составляют мелкие грызуны, и зависимые от ледового покрова (виды, кормящиеся преимущественно водно-болотными птицами, наличие и численность которых, в свою очередь, зависит от площади и длительности ледостава – Circus aeruginosus и Haliaeetus albicilla).

Таким образом, установлено, что в зависимости от состояния снежного и ледового покровов в пределах сухостепной подзоны Украины в течение одной зимы наблюдаются существенные колебания численности и распространения птиц, преимущественно кормящихся на поверхности грунта или в воде. На эти показатели также влияет состояние указанных покровов и в сопредельных регионах, из которых или в которые в течение зимы происходит регулярное перераспределение птиц.

Динамика гнездовых и пролётных популяций утиных на юго-востоке Амурской области: видовой и половой состав, возможности охраны и рационального использования Антонов А.И.

Россия, Амурская область, пос. Архара, Хинганский заповедник;

e-mail: alex_bgsv@mail.ru Мониторинг водоплавающих птиц начат в регионе с организацией в 1963 г. Хинганского заповедника. На первых его этапах штатом инспекторов накапливались учётные данные по численности пролётных гусей и встречам размножающихся видов утиных, а в период 2008–2014 гг. автор специально изучал эту группы птиц. Стационарные полевые работы проводили на базе Хинганского заповедника, маршрутные исследования – в пределах всей Буреинско-Хинганской низменности (48°55’–49°32’ с.ш., 129°35’–130°42’ в.д.), включённой в Рамсарский список водно-болотных угодий мирового значения.

Наибольшее число видов гусеобразных отмечается в период весенней миграции, летний состав видов наименее разнообразен. Весной к группе доминантов стабильно относятся хохлатая чернеть, луток и кряква; клоктун и чирок-свистунок входят в эту группу не каждый год. Осенью доминируют по численности кряква и хохлатая чернеть, чирок-свистунок, в некоторые годы также клоктун и свиязь. Среди гнездящихся наиболее многочисленны кряква, чирок-трескунок, касатка и мандаринка. Соотношение полов (самцы/самки) у кряквы составило 1:0.8, у свиязи 1:0.9, у клоктуна 1:1.2, у свистунка и шилохвости 1:1, у хохлатой чернети 1:0.7.

За 40 лет наблюдений отмечается значительное и постоянное падение показателей весенней численности пролётных гусей – в 2–3 раза каждое десятилетие по сравнению с предыдущим. Анализ численности уток в период сезонных миграций за последние несколько лет не выявил явных количественных трендов, а более протяжённый период не охвачен мониторингом.

В летний период в течение последних 30 лет наблюдается устойчивое сокращение численности размножающихся уток большинства видов, за исключением мандаринки, показывающей популяционный рост. Наиболее статистически значимые (p0.0005) негативные изменения отмечены в числе регистрируемых выводков кряквы и чиркатрескунка, менее значимо падение гнездовой численности касатки (p0.2), при этом для последнего вида зарегистрировано уменьшение среднего размера выводка за период мониторинга.

В последние годы ресурсные запасы уток на БуреинскоХинганской низменности в сезон осенней охоты (усреднённые данные за 2012–2014 гг.) можно оценить, как минимум, в 20 тыс. особей, что, при фактической добыче порядка 1000 уток за сезон, вполне удовлетворительно обеспечивает потребности любительской охоты в регионе.

Запретительные меры по отношению к конкретным видам носят скорее декларативно-информационный характер. В большинстве случаев охотничье изъятие соответствует наблюдаемому соотношению видов в природе. Общая численность утиных на миграционных остановках была существенно выше на территориях, находящихся под охраной.

Охрану водоплавающих птиц на территориальной основе в условиях современного состояния общества нужно признать более эффективной, чем иные регуляционные меры.

Особенности накопления тяжёлых металлов в перьях сизых голубей города Казани Аринина А.В., Иванов Д.В., Басыйров А.М., Мухаметзянова Л.К.

Россия, Казань, Казанский федеральный университет;

e-mail: Arininaalla@mail.ru Проанализировано накопление тяжёлых металлов в перьях городских микропопуляций сизых голубей. Исследования проводили в городе Казани в течение года. Голубей отлавливали в семи точках с различной промышленной и транспортной нагрузкой, брали правое рулевое перо (n=310). При отборе проб учитывали тип питания и морфотип (по Ваничевой и др., 1996), вес, пол, возраст, морфометрические показатели (по Познанину, 1979). Рулевые перья не отмывали от внешних загрязнителей. Образцы подвергли мокрому озолению.

Методом атомно-абсорбционной спектрометрии определили концентрацию 7 металлов: Cd, Pb, Cu, Ni, Zn, Mn, Fe. Следовое количество определяемого металла принимали за 0.000001 мг/г сухого веса. Статистическую обработку выполнили в пакете Statistica 6.0. Взаимосвязи рассчитали коэффициентом ранговой корреляции Спирмена. Для проверки достоверности различий использовали метод множественного сравнения Ньюмана-Кейлса, Даннета. Для выяснения взаимосвязи применили дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса. Нулевую гипотезу отклоняли на уровне значимости менее 0.05.

В перьях голубей г. Казани наблюдается повышенное содержание меди, цинка, магния и железа. Концентрации металлов сопряжены, связь положительная и в большинстве случаев слабая и умеренная (r0.49). Взаимосвязь средней силы наблюдается в группах металлов медь, цинк и железо; магний и железо. Степень накопления тяжёлых металлов значимо коррелирует с уровнем загрязнения снежного покрова города (r=0.94, р=0.004) и зависит от местообитаний птиц.

Отмечена тесная связь между концентрацией тяжёлых металлов и временем года. Концентрация всех анализируемых металлов растет в ряду зима – осень – весна – лето. Зимой и осенью концентрация значимо ниже, чем весной и летом.

Отмечена тенденция накопления кадмия, магния и железа с возрастом. Концентрация свинца и никеля увеличивается с возрастом и достигает максимума в 2 года, после концентрация свинца снижается.

Концентрация меди и цинка растёт в первый год жизни. У птиц старше двух лет снижается концентрация свинца, меди и железа, причём концентрация железа с возрастом снижается значимо. Исключение составляет кадмий: его содержание растет в течение всей жизни. Особенности аккумуляции металлов связаны с линькой.

В перьях самок (n=126) концентрация кадмия, свинца, никеля и цинка несколько выше, меди, магния и железа – ниже, чем у самцов (n=159).

Значимое влияние на накопление металлов имеет тип питания. У голубей с кормовой стратегией собирателей (n=76) отмечена повышенная концентрация кадмия, свинца, меди, никеля, цинка, у «помоечников» (n=168) – магния и железа. В перьях летунов (n=55) значимо ниже концентрация кадмия. Морфологический состав не оказывает значимого влияния на уровень накопления тяжелых металлов.

Таким образом, перья голубей являются удобным тест-объектом, отражающим уровень локального загрязнения местообитания.

Репродуктивная стратегия мухоловки-пеструшки в северной зоне ареала Артемьев А.В.

Россия, Петрозаводск, Институт биологии Карельского НЦ РАН, e-mail:artem@karelia.ru На примере мухоловки-пеструшки (Ficedula hypoleuca) в Карелии, исследованы адаптивные механизмы, позволяющие птицам поддерживать устойчивое состояние популяции на северной периферии ареала.

На стационаре Маячино (60°46’ с.ш.; 32°48’ в.д.) на площади 10 км2 плотность гнездового населения вида в 1981–2014 гг. варьировала от 36 до 95 пар/км2, уровень репродукции составлял 4.6 слётка на самку (от 3.3 до 5.8 слётков в разные сезоны). Установлено, что в северной зоне ареала комплекс факторов, влияющих на ход гнездования, остатся таким же, как и в его центральной части, однако степень их воздействия на птиц существенно меняется. Все параметры размножения (сроки начала и величина кладки, успешность и продуктивность размножения) находятся здесь под более жёстким контролем среды, чем в более южных широтах. Специфика климатических условий Севера оказывает на птиц наиболее сильное влияние и существенно трансформирует действие популяционных факторов, таких как плотность и возрастная структура населения. Неустойчивая весенняя погода отражается на всех показателях гнездовой биологии, включая итоговую продуктивность размножения. Однако широкая норма реакции птиц на действие внешних факторов позволяет им сглаживать негативное влияние неблагоприятной погоды за счёт адекватной коррекции сроков и хода своих сезонных явлений. В ответ на характерные для региона значительные колебания погодных факторов птицы гибко меняют сроки прилёта и размножения, так что ход репродукции соответствует динамике фенологических процессов в природе и продуктивность размножения остаётся относительно стабильной.

Устойчивое состояние популяции поддерживается и за счёт пластичности птиц в выборе гнездовых местообитаний. В районе исследований мухоловка-пеструшка заселяла леса разного типа. Продуктивность размножения птиц в разных биотопах различалась, причём эти различия зависели от особенностей сезона: в одни сезоны наиболее продуктивными были сосняки, в другие – ольшаники или сосновоберёзовые леса. Эвритопность птиц позволяет поддерживать высокую общую продуктивность размножения популяции даже в сезоны, когда в одном из биотопов она по тем или иным причинам снижается.

Ещё одним важным популяционным механизмом повышения уровня репродукции является лабильная система спаривания. Наряду с преобладающей моногамией у этого вида в разных частях ареала отмечается регулярная полигиния. В обследованной популяции в разные сезоны от 0 до 18% самцов (в среднем 5.2%) спаривались с 2 самками.

Установлено, что такая форма «брачных» отношений развилась и поддерживается в первую очередь как механизм компенсации нарушения соотношения полов, препятствующий неучастию в гнездовании готовых к размножению самок.

Репродуктивная стратегия мухоловки-пеструшки в северной зоне ареала направлена на поддержание максимального уровня воспроизводства, который позволяют возможности птиц и имеющиеся ресурсы среды обитания. В качестве компенсаторных механизмов, направленных на преодоление негативного воздействия неустойчивой внешней среды, выступают: широкая норма реакции птиц на действие внешних факторов, пластичность в выборе биотопов и лабильная система спаривания.

Прогнозирование динамики скоплений гусей рода Anser на весенних миграционных стоянках Артемьев А.В., Лапшин Н.В., Симонов С.А.

Россия, Петрозаводск, Институт биологии Карельского НЦ РАН;

e-mail: artem@karelia.ru Весенняя миграционная стоянка гусей и казарок на полях в окрестностях г. Олонца (Республика Карелия) – одна из крупнейших на северо-западе России. Залогом её стабильного существования является запрет охоты на участке полей, площадью 5000 га, хорошая кормовая база и безопасные места ночёвок на окрестных болотах и акватории Ладожского озера. За весну через стоянку проходит около 100–150 тыс. гусей и казарок. В 1997–2014 гг. число этих птиц на полях ежедневно превышало 10 тыс. особей в среднем в течение 3 недель, а в отдельные дни кормилось до 20–33 тыс. особей. Доминировал белолобый гусь Anser albifrons (75% всех гусей и казарок), менее многочисленными были гуменник A. fabalis (15%) и белощекая казарка Branta leucopsis (10%).

Изменения численности птиц и продолжительности их пребывания на стоянке были связаны с особенностями весенней погоды, состоянием кормовой базы и уровнем антропогенного беспокойства. Эти связи позволили рассчитать простейшие модели для прогнозирования динамики скоплений птиц на стоянке. Среднее суточное число гусей рода Anser в период с 23.04 по 20.05 (y1) описывалось уравнением линейной регрессии: y1=6660+1131x1 (R2=63,7%), где x1 – средняя месячная температура воздуха апреля на метеостанции Олонец. Дата начала массовой концентрации птиц на полях (более 10 тыс. особей в день) варьировала по годам от 20.04 до 5.05. Она была связана с погодой апреля, и наиболее точно описывалась зависимостью от средней температуры воздуха за первую декаду апреля в г. Олонце (x2) и от даты устойчивого перехода среднесуточных температур воздуха через +5оС в окрестностях г. Тарту (х3): y2=23–0.6x2+0.2х3 (R2=66.1%), первый фактор определял дисперсию функции на 49%, а второй – на 17%. С этими факторами была связана и продолжительность массовых стоянок гусей рода Anser (y3), выраженная как число дней от даты первой регистрации более 10 тыс.

птиц на полях до даты последней регистрации этого числа особей:

y3=21.4+0.8x2–0.1х3 (R2=54.7%), первый фактор определял дисперсию функции на 50.3%, а второй – на 4.4%.

Приведённые данные показывают хорошие перспективы прогнозирования динамики скоплений гусей на основе мониторинга весенней погоды. Пролёт этих птиц следует за «зелёной волной» – за появлением первых побегов травянистой растительности, отличающихся высокой пищевой ценностью (Drent et. all, 1978, Graaf et. all, 2006).

Поэтому показатели локальной погоды и фенологии могут служить хорошими предикторами в прогнозировании динамики скоплений птиц на каждой стоянке. Следует отметить, что не менее важную роль, чем погода, в динамике скоплений птиц играли и факторы антропогенного происхождения, – браконьерство и весенние палы травы, – они негативно влияли на точность прогноза, однако такие действия граждан являются прямым нарушением законодательства, и на охраняемых территориях они вполне могут быть сведены на нет.

К гнездовой биологии и экологии лугового чекана в Среднем Поволжье Артемьева Е.А., Макаров Д.К., Калинина Д.А.

Россия, Ульяновский педагогический университет им. И.Н. Ульянова;

e-mail: hart5590@gmail.com В течение полевых сезонов 2012–2014 гг. проводились мониторинговые исследования популяции лугового чекана (Saxicola rubetra) на территории Среднего Поволжья (Старокулаткинский и Радищевский районы Ульяновской обл.), в каменистой меловой ковыльноразнотравной степи. Здесь, близ сёл Старое Зелёное и Белогоровка (52о48'06'' с.ш.; 47о48'58'' в.д.; 217 м над ур. м.), обнаружены гнёзда с кладками и птенцами данного вида и отмечен второй репродуктивный цикл за сезон размножения. Находки гнёзд датированы 5.07.2012 г. – гнездо с 3 птенцами и яйцом, при этом родители докармливали слётков; 28.06.2013 г. – гнездо с 7 птенцами; 25.06.2014 г. – гнездо с полной кладкой из 5 яиц; 26.06.2014 г. – одиночное яйцо в ямке (без гнезда) и плохо летающий поршок в траве; 27.06.2014 г. – гнездо с полной кладкой из 5 яиц. Промеры гнёзд (n=4): D=110.8; d=66.8; H=63.3;

h=44.0 мм. Размеры яиц (n=12): 16.2–19.712.2–14.6; в среднем 17.0412.98 мм. Окраска яиц ярко-бирюзовая, поверхность скорлупы слабо блестящая. В настоящее время это первые достоверные находки гнёзд данного вида на территории Ульяновской обл.

Особенности гнездования черноголовой трясогузки на юге России (Ростовская область) Артемьева Е.А., Муравьёв И.В.

Россия, Ульяновский педагогический университет им. И.Н. Ульянова;

e-mail: hart5590@gmail.com В течение полевых сезонов 2011–2013 гг. проводились мониторинговые исследования популяций черноголовой трясогузки (Motacilla feldegg) на территории юга России (Ростовская область: Аксайский район, Доно-Аксайское займище; Азовский район, окр. пос. Кагальник).

Обнаружены гнёзда с кладками и птенцами и отмечен второй репродуктивный цикл за сезон размножения, что является особенностью репродуктивной стратегии данного вида. В состав гнёзд входят мелкие сухие стебли овсяницы валлисской, в лотках гнёзд присутствует конский волос и шерсть домашних животных, несколько мелких перьев чайковых птиц. Размеры яиц (n=12): 18.6–19.114.03–14.4;

в среднем 18.8514.1 мм. Скорлупа яиц слегка блестящая. Окраска её варьирует от светло-коричнево-бежевой и молочно-бежево-сероватой до зеленовато-серовато-оливковой. Рисунок поверх фона варьирует от густых тёмных крапинок, мелких точек и штрихов, сгущающихся к инфундибулярному концу яйца, до почти полной его редукции. В настоящее время это первые достоверные находки гнёзд данного вида на территории юга России.

Новые модификации средств сокращения смертности птиц на донном ярусном промысле в дальневосточных морях России Артюхин Ю.Б.1, Винников А.В.2, Терентьев Д.А.3 Россия, Петропавловск-Камчатский, Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии ДВО РАН;

e-mail: artukhin@mail.kamchatka.ru Россия, Анадырь,Чукотский филиал ФГУП Тихоокеанского научноисследовательского рыбохозяйственного центра;

e-mail: kamchatka62@mail.ru Россия, Петропавловск-Камчатский, Камчатский НИИ рыбного хозяйства и океанографии;

e-mail: terentiev.d.a@kamniro.ru С 2003 г. в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне проводятся научно-практические исследования с целью снижения смертности морских птиц при лове ярусами донных пород рыб. Полученные результаты показали, что наиболее эффективным средством отпугивания птиц при постановке ярусов являются парные стримерные линии, применение которых значительно сокращает число попадающих на крючки птиц и повышает рентабельность ярусного промысла. На ранних этапах исследований тестировалась модель стримеров, разработанная американскими специалистами (Melvin et al., 2001), которая применяется на среднетоннажных судах в тихоокеанских водах США.

Она представляет собой канат длиной 90 м, на котором на первых 60 м от кормы судна закреплены через каждые 5 м двойные ответвления из эластичных трубок. Эти трубки производятся на основе термопластических эластомеров – продукта компании «Kraton Polymers». Необходимость их импорта и высокая стоимость усложняют российским рыбакам применение такого материала для изготовления средств отпугивания птиц. В связи с этим нами были разработаны и протестированы две модификации стримерных линий, изготовленных из более дешёвых и доступных материалов.

Экспериментальные исследования проводили в июле–октябре 2010 и 2013 гг. в двух научно-промысловых рейсах на промысле трески и чёрного палтуса преимущественно в Беринговом море и сопредельных водах Тихого океана. Выполнено 223 контрольные постановки ярусов с использованием средств отпугивания птиц (всего выставлено 2 млн. крючков). Сравнивали результативность применения парных стримерных линий трёх разных типов: 1 – американская модель; 2 – аналогичен предыдущему, но вместо импортных трубок использованы полиэтиленовые кручёные канаты диаметром 10 мм оранжевого цвета; 3 – аналогичен второму типу, но 6 первых самых длинных ответвлений не парные, а одиночные, и на них закреплены 1–4 пучка из полипропиленовой упаковочной ленты жёлтого цвета (по 6 шт. длиной 1 м).

Установлено, что новые модификации второго и третьего типов статистически достоверно не уступают американской модели по сокращению частоты нападений на крючки с наживкой и по снижению смертности птиц, а также по своим эксплуатационным свойствам. Для всех типов стримеров средние значения числа попыток птиц сорвать наживу с крючков находились в пределах 14.31–14.32 атак в минуту, т.е. были практически одинаковыми. Показатель гибели птиц всех видов составил 0.036±0.009 особей на 1000 крючков для ярусов, выставленных со стримерными линиями 1первого типа, 0.032±0.009 – второго типа и 0.035±0.008 – третьего типа.

Таким образом, отечественные рыбодобывающие компании могут применять для производства средств отпугивания птиц более доступные и дешёвые материалы, что упрощает процесс их изготовления и снижает себестоимость. Простота конструкции и эксплуатации, малозатратность и лёгкость изготовления повышают перспективность их применения. Рекомендовано внедрение таких модификаций стримерных линий в практику при добыче донными ярусами рыбных ресурсов дальневосточных морей России.

Изменение стратегии гнездования птиц в урбанизированных ландшафтах Севера Асоскова Н.И.

Россия, Архангельск, Арктический федеральный университет им М.В. Ломоносова, e-mail: nina.asoskova@yandex.ru Изменение стратегии гнездования птиц изучалось нами в 1980гг. в городе Архангельске, пригородах и в приархангельской тайге. Обследовано более 100 гнезд серой вороны, 72 гнезда сороки, более 250 гнезд рябинника и других птиц. Выявлено, что серая ворона в городе строит гнезда выше (в среднем 11.3 м), чем в пригородных пойменных ивняках (4.5м). Рябинник в городе гнездится в среднем на высоте 7.8 м, в пригородах – 3.64м, а в слабо освоенных ландшафтах тайги – 2.46 м. Расстояние между гнездами у серой вороны в городе составляет 50-100 м, в то время как в лесных угодьях – более 300 м. На урбанизированных территориях птицы располагают гнезда не только на естественных субстратах, но и на сооружениях человека. Серая ворона гнездится на опорах ЛЭП, теле- и радиоантеннах, осветительных мачтах стадионов и промышленных предприятий, стенах и крышах зданий, портовых и строительных кранах. Большая синица занимает пустоты труб и бетонных столбов, плафоны фонарей уличного освещения, балконы и карнизы домов, неработающую технику. Рябинник размещает гнёзда в старых прожекторах, на кладбищенских памятниках и крестах, бетонных подпорках столбов, карнизах нежилых зданий, на старых скворечниках. Галка использует для гнездования чердаки, лепные украшения и ниши стен. В урбанизированных ландшафтах у птиц меняется и стратегия использования строительного материала для гнезд. Городские гнезда серой вороны на 60% состоят из предметов хозяйственной деятельности человека, дрозда рябинника на 15.4%. Таким образом, строение и характер размещения гнезд в ландшафтах разной степени преобразования их человеком свидетельствуют об изменении стратегии гнездования птиц на урбанизированных территориях.

Динамика численности дятлообразных на территории Среднего Поволжья (Республика Татарстан) в условиях изменяющегося климата Аськеев А.О., Аськеев О.В., Аськеев И.В.

Россия, Казань, Институт проблем экологии и недропользования Академии наук Республики Татарстан;

e-mail: parus.cyanus@rambler.ru Изменение климата в последние десятилетия оказало значительное влияние на экосистемы. Существенное повышение среднегодовой температуры и увеличение засушливых периодов в летний сезон на территории Среднего Поволжья оказали негативное влияние на состояние лесных пород, так как вызвали усыхание и отмирание деревьев, вследствие чего произошло увеличение численности насекомыхксилофагов, в том числе вредителей. Целью нашего исследования было установить, влияют ли эти изменения на население птиц.

Был проведён анализ численности дятлообразных птиц – основных потребителей ксилофагов, в первую половину зимы в лесной зоне Республики Татарстан. Материалами для анализа послужили данные, собранные нами в период 1991–2014 гг. В течение каждого года исследований учетами было охвачено не менее 200 км2 территорий лесных массивов Республики Татарстан. В качестве основного метода работы использовали метод маршрутного учета по методике Ю.С. Равкина.

При проведении учётов так же учитывали погодные условия, обилие семян и долю больных или усыхающих деревьев. Для обработки данных использовали прикладные статистические программы Microsoft Excel, STATISTICA 7.0. и Past 2.12. Достоверность трендов численности и их связь с факторами среды оценивали с помощью непараметрического коэффициента корреляции Спирмена (rS), а так же при помощи регрессионного анализа.

Анализ показателей трендов численности дятлов в первой половине зимы на протяжении 24 лет исследований показал, что обилие всех видов очень сильно изменяется по годам. Для шести из семи видов дятлов, обитающих на территории республики, в зимний период отмечено увеличение численности. Для большого пёстрого (Dendrocopos major), седого (Picus canus) и чёрного (Dryocopus martius) дятлов отмечено достоверное увеличение обилия. Основными факторами, которые влияют на рост численности, были урожайность семян хвойных деревьев для большого пёстрого дятла и увеличение кормовой базы для чёрного и седого дятлов вследствие усыхания деревьев на территории Республики Татарстан. Стоит отметить, что наибольший рост численности этих видов наблюдается в последнее десятилетие. Сходную динамику обилия тех же видов мы можем наблюдать и в других районах Европы, например в Финляндии.

Динамика плотности населения малого пёстрого (Dendrocopos minor), белоспинного (D. leucotos) и трёхпалого (Picoides tridactylus) дятлов тоже имеет выраженную тенденцию к росту. Но достоверность тренда здесь замаскирована сильными ежегодными флуктуациями численности этих видов. Тренд снижения обилия за период наших исследований отмечен только у зелёного дятла (Picus viridis).

Таким образом, климатические изменения вызывают быстрые ответные реакции, как в целом лесных экосистем, так и отдельных ее компонентов. Наши многолетние данные об изменении численности дятлов могут служить индикатором состояния лесов.

Осенне-зимние учёты орланов-белохвостов в Северном Туркменистане Атаджанов Я.Б.

Туркменистан, этрап им. С.А. Ниязова, д/о Шатлык;

e-mail: yashin-tm@mail.ru Орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla) в Туркменистане пролетает и зимует. Учёты проводились в 2008–2011 и 2013–2014 гг. по берегам озёр Зенгибаба, Узыншор, по восточному и южному Сарыкамышу, руслу Дерьялык и каналу Мал-яб.

Конкретные данные таковы:

4.12.2008 г. у Куланлы (южный берег Сарыкамыша) учтены 8 птиц, 5.12.2008 г. – 1 птица, 22.11.2009 г. там же 10 особей. У Машрыкаджы (юго-восточный берег Сарыкамыша) 18.01.2010 г. отмечены 4 орлана, а у Куланлы – 3. Между этими участками за 12 км 1.03.2010 г. – 4 птицы. У оз. Зенгибаба 16.01.2009 г. держались 2 взрослые особи. На учёте между Куланлы и Халычакан (35 км) по южному берегу Сарыкамыша 9.11.2010 г. – 7 птиц, непосредственно у Халычакан – 10, а 11.11.2010 г. – 2. Далее, 12.11.2010 г. на отрезке в 3 км по берегу Сарыкамыша западнее Куланлы отмечены 4 птицы, в тот же день на оз. Зенгибаба – 4 орлана-белохвоста, а между этим озером и Узыншор по соединяющему каналу Мал-яб (40 км) – 8 птиц. На следующий год 15.01.2011 г. вдоль коллектора Дерьялык за 100 км зарегистрированы 20 особей, по берегу Сарыкамыша и на участке МергенашанМашрыкаджы-Гуланлы-Халычакан (57 км) – 37 особей. Там же 19.01.2012 г. на маршруте от Акиниш до Халычакан на 50 км – всего 5 особей. На оз. Зенгибаба 6.03.2011 г. 7 особей сидели на льду, а на оз. Узыншор 7.03.2011 г. видели 4 особи, тогда как по каналу Маляб (за 40 км) – только одну. При учёте вдоль коллектора Дерьялык 20.01.2013 г. отмечены 7 орланов. На следующий день на берегу Сарыкамыша у Машрыкаджы и Куланлы, а также у оз. Зенгибаба – по 1 особи. В 2014 г. обследовано побережье только Сарыкамыша, где 28.01.2014 г. у Мергенашан на восточном берегу встречена 1, а у Машрыкаджы – 2 птицы. Наконец, 4.11.2014 г. на Сарыкамыше у Куланлы отмечены 4, а у Машрыкаджы – только 2 птицы. Кроме перечисленных встреч на маршрутах орлан-белохвост также зарегистрирован 2.03.2010 г. у кол. Едиховуз (30 км не доезжая юго-восточного берега Сарыкамыша) на трупе верблюда – 2 взрослые и 1 молодая птица.

24.10.2010 г. на участке Бурчлибурун (6 км от юго-западного берега Сарыкамыша) учтены 2 птицы.

Таким образом, за весь период наблюдений на 7482 км объединённого маршрута были отмечены 148 особей. Из них на Сарыкамыше – 96 (14 встреч), Узыншоре – 4 (1), Зенгибаба – 14 (4), по коллектору Дерьялык 27 (2) и каналу Мал-яб – 9 (2) птиц.

Встречаемость по годам:

зимой 2008/2009 гг. – 11 особей, 2009/2010 гг. – 24, 2010/2011 гг. – 101, 2012/2013 гг. – 10, 2013/2014 гг. – 3 (в ноябре 2014 г. 6 птиц). Составлена кадастровая карта встреч орланов-белохвостов на зимовке в обследованном регионе.

Экспансия и рост численности белощёкой крачки – вида-вселенца на водохранилищах Среднего Днепра Атамась Н.С.

Украина, Киев, Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена;

e-mail: atsd2000@yandex.ru Трансформация водных экосистем приводит к возникновению новых кормовых и гнездовых биотопов, что может спровоцировать появление новых колониальных видов птиц. Такие виды-вселенцы в ряде случаев формируют стабильные гнездовые группировки. Так, на водохранилищах Среднего Днепра белощёкая крачка (Chlidonias hybrida) появилась на гнездовании и закрепилась в начале 1980-х гг., что сопровождалось ростом как числа гнездовых пар, так и количества колоний. Подобные процессы происходили также при экспансии вида на рыборазводные пруды на Среднем Днестре (Украина) и Верхней Висле в Польше (Дзюбенко, 2001; Ledwo et al., 2013).

Динамика численности образовавшейся гнездовой группировки зависит от демографических показателей продуктивности и иммиграции с одной стороны, смертности и эмиграции – с другой. Известно, что часто рост числа гнездящихся пар видов-вселенцев происходит в первую очередь за счёт иммиграционных процессов, а не за счёт самовоспроизводства (Skrka et al., 2005).

Мы использовали линейную матричную модель роста популяции (female-based matrix model) для белощёкой крачки, чтобы сравнить наши данные с данными, полученными для аналогичной расселяющейся группировки Польши (Ledwo et al., 2013). Динамика популяции белощёкой крачки рассчитывалась по формуле Nt+1=ANt, где А – популяционная матрица, отражающая 5 возрастных классов плюс иммигранты (Doxa et al., 2013). Доминантное собственное число матрицы характеризует темпы роста гнездовой группировки.

Показатели выживаемости особей, а также показатель вероятности рекрутирования особей в размножающуюся популяцию для возрастов 1 и 2 года () мы признали аналогичными польской гнездовой группировке в связи со сходными темпами роста и расселения, а также по причине обитания в схожих трансформированных экосистемах (Ledwo et al,, 2013). Однако показатель продуктивности самок в группировке (f) для Среднего Днепра оказался значительно меньшим, он равен 0.63. Рост днепровской популяции () равен 0.96, то есть меньше единицы. Таким образом, гнездовая группировка белощёкой крачки Среднего Днепра из-за малой продуктивности не способна поддерживать стабильное состояние за счёт самовоспроизводства, не говоря уже о наблюдаемом росте численности. Растёт она и поддерживается исключительно за счёт иммигрантов.

Столь низкая продуктивность птиц на водохранилищах связана с выбором гнездовых стаций. Здесь в качестве гнездового субстрата для колоний доминирует поздно вегетирующий водяной орех (Trapa natans), в то время как птицы прудов Южной Польши гнездятся на рано вегетирующих растениях семейства кувшинковых (Nymphaeaceae).

Наши данные показали, что продуктивность размножения белощёкой крачки в немногочисленных колониях на кувшинковых на Среднем Днепре достоверно выше, чем в большинстве колоний, расположенных на водяном орехе. Рост численности колоний, однако, происходит за счёт возникновения новых поселений на водяном орехе, который стремительно расселяется по акватории водохранилищ.

Таким образом, растущая численность гнездовой группировки белощёкой крачки на Среднем Днепре не свидетельствует о её устойчивости и, возможно, тесно связана с экспансией другого видавселенца – водяного ореха.

Успешность размножения мухоловки-белошейки в нагорной дубраве на северо-востоке Украины Атемасов А.А., Атемасова Т.А., Девятко Т.Н.

Украина, Харьков, Харьковский университет имени В.Н. Каразина;

e-mail:atemasov@mail.ru Успешность размножения мухоловки-белошейки (Ficedula albicollis) изучали в нагорной кленово-липовой дубраве на территории Национального природного парка «Гомольшанские леса» в окрестностях биологической станции Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина в 2006–2011 гг. Для проведения исследований было установлено 100 искусственных гнездовий на высоте от 1 до 4 м с произвольной ориентацией летка по сторонам света, на расстоянии 50 м друг от друга (Атемасова, 2014; Атемасова и др., 2014). При расчёте успешности размножения был использован метод Мэйфилда (Mayfield, 1975) в модификации В.А. Паевского (1985). Вероятность выживания индивидуума от стадии отложенного яйца до вылета из гнезда изменялась от 0.298±0.007 в 2009 г. до 0.540±0.008 в 2007 г., в т.ч. вероятность выживания яйца – от 0.415±0.008 до 0.652±0.007, а вероятность выживания птенца до вылета – от 0.719±0.011 до 0.829±0.009. Успешность гнездования составила от 1.95 до 3.45 слётков на каждое занятое гнездо. Основными факторами, вызывающими потери при размножении, являются эмбриональная смертность и хищничество лесной сони (Атемасова, 2014; Атемасова и др., 2014).

Многие исследователи связывают показатели успеха размножения или напрямую с погодными условиями в период размножения, или опосредованно, показывая успешность размножения в зависимости от количества и качества пищи, получаемой птицами при разной погоде (Егорова и др., 2007). Для выявления связи с погодными условиями проанализированы данные о средней температуре воздуха, количестве осадков и числе дней с осадками в апреле, мае и июне (http://rp5.ua).

Установлено, что средний размер кладки положительно коррелирует со средней температурой воздуха (r=0.84; p0.05) и количеством осадков в апреле (r=0.92; p0.05). Успешность размножения коррелирует с количеством дней с осадками в июне (r=0.93; p0.05), вероятность выживания яйца – с количеством осадков (r=0.88; p0.05) и количеством дней с осадками в июне (r=0.96; p0.05), вероятность выживания птенца до вылета – с количеством дней с осадками в апреле (r=0.91; p0.05).

Структура населения гнездящихся птиц байрачной дубравы на северо-востоке Украины Атемасов А.А.1,2, Атемасова Т.А.2, Девятко Т.Н.2 Украина, Харьковская обл., НПП «Двуречанский»

Украина, Харьковский университет им. В.Н. Каразина;

e-mail: ndrey.A.Atemasov@univer.kharkov.ua Количественные учёты гнездящихся птиц проведены на территории национального природного парка «Двуречанский»

(Харьковская область, Украина) в урочище «Лес Заливной». Для получения данных о видовом составе и плотности гнездования птиц был использован маршрутный метод Хейна – Равкина (Равкин, 1967, 1986). Учеты проводились в 2011–2014 гг. трижды за сезон (с апреля по июнь). Отмечены 34 вида птиц из отрядов голубеобразных (2 вида), кукушкообразных (1 вид), удодообразных (1 вид), дятлообразных (5 видов) и воробьинообразных (25 видов). Общая плотность населения гнездящихся птиц составляет 1291±171 пар/км2. Доминантами являются зяблик (20.9%), зарянка (11.9%) и большая синица (10.3%), субдоминантами – мухоловка-белошейка (9.4%) и лазоревка (5.6%).

Обращает на себя внимание наличие зарянки среди доминантов и достаточно невысокие показатели доли в населении большой синицы, что не характерно для орнитосообществ других типов дубрав (Атемасов и др., 2011).

При анализе структуры населения по типу гнездования были выделены следующие экологические группы: дуплогнёздники, гнездящиеся в кроне деревьев, гнездящиеся в ярусе подроста и подлеска, гнездящиеся на земле. Дуплогнёздники представлены 13 видами и составляют 36.1% общей численности; гнездящиеся в древесном ярусе – 11 видами (32.8%), в кустарниковом ярусе – 2 видами (4.7%), гнездящиеся на земле – 7 видами (26.3%). При анализе структуры населения по типу питания были выделены следующие экологические группы: облигатные потребители беспозвоночных, факультативные потребители беспозвоночных и семеноядные. По количеству видов и по плотности населения доминирует группа облигатных потребителей беспозвоночных – 24 вида (67.8%). Факультативных потребителей беспозвоночных и семеноядных – по 5 видов (26.8 и 5.4 % общей численности). При анализе структуры населения по дальности миграций были выделены следующие экологические группы: дальние мигранты, ближние мигранты и оседлые (кочующие) виды. Ближние мигранты представлены 6 видами (44.9%), дальних мигрантов и оседлых – по 14 видов (27.7 и 27.4% общей численности).

Изменение фауны и населения птиц Волжско-Камского заповедника за последние 90 лет Аюпов А.С.

Россия, Татарстан, Волжско-Камский заповедник;

e-mail: vkz@mail.ru Исследование фауны и населения птиц на территории Раифского и Сараловского участков заповедника начато ещё в предшествующее его образованию время. В 20-х гг. ХХ ст. А.А. Першаковым (1926) достаточно полно изучена авифауна Раифского леса. Исследование населения птиц начаты здесь с 1957 г. В 1958–1975 гг. сотрудники Биологического института КФ АН СССР исследовали влияние Куйбышевского вдхр. на прибрежные биоценозы. Изучение динамики численности птиц на обоих участках продолжены автором с 2004 г. и продолжается вплоть по настоящее время (2015 г.). Учёт численности проводили ежегодно в мае–июне на постоянных маршрутах, общая протяженность которых составила 620 км. Расчёт обилия сделан по средне групповым дальностям обнаружения (Равкин, 1967). Данные 1957–1975 гг. по относительной численности пересчитаны на площадь с использованием средневзвешенных показателей, полученных на основе материалов последних лет.

Прекращение с 1960 г., после организации заповедника, лесохозяйственных работ привело к изменению ярусного, возрастного и видового состава древостоя. В результате усиления затенения под пологом леса здесь перестали гнездиться тетерев, лесной жаворонок, дубровник. Сократилась численность светолюбивых видов – обыкновенного канюка, лесного конька, жёлтой трясогузки, обыкновенного скворца, жулана, обыкновенной овсянки. Снижение площади внутренних водоёмов и речного стока на Раифском участке привело к «выпадению» из числа гнездящихся видов скопы, чомги, лебедякликуна, шилохвости, лысухи, малого зуйка, речной и малой крачек.

Улучшение гидрологической обстановки после реинтродукции европейского бобра способствовало росту численности черныша, кряквы, чирка-трескунка, чирка-свистунка, камышницы, что особенно заметно в послегнездовой период.

Анализ многолетних рядов обилия с 1958 г. по настоящее время показал отсутствие каких-либо трендов в динамике численности у 62% гнездящихся видов (n=55) в лесных местообитаниях Раифского участка. В широколиственном лесу Сараловского участка отрицательные тренды выявлены у наземно гнездящихся птиц и гнездящихся в кустарниковом ярусе: овсянка обыкновенная, лесной конёк, обыкновенный соловей, пеночка-трещотка, пеночка-весничка, речной сверчок, болотная камышевка. Эти изменения вероятнее всего в основном связаны с высокой численностью кабана.

В целом, на протяжении всего периода изучения доминирующее положение в населении птиц сохранили:

большой пёстрый дятел, лесной конёк, обыкновенная иволга, зелёная пересмешка, черноголовая славка, садовая славка, пеночка-весничка, пеночка-теньковка, зелёная пеночка, мухоловка-пеструшка, мухоловкабелошейка, обыкновенная горихвостка, зарянка, обыкновенный соловей, чёрный дрозд, певчий дрозд, большая синица, зяблик.

Новые данные по численности и распределению скопы и орлана-белохвоста на крупных водоёмах Северо-Запада России Бабушкин М.В., Кузнецов А.В.

Россия, Вологодская обл., Дарвинский биосферный заповедник;

e-mail: babushkin02@mail.ru, seaeagle01@yandex.ru.

Исследования 2010–2014 гг. охватили западную часть Вологодской, север Ярославской и юго-запад Архангельской областей, а также южную и центральную часть республики Карелия. Эти учеты позволили отметить изменения численности скопы и орлана за последние 10–15 лет.

Рыбинское водохранилище. В Дарвинском заповеднике и его охранной зоне (на полуострове в центре водохранилища) ежегодно гнездится 50–55 пар скопы и 35–38 пар орланов. За их пределами гнездятся ещё 30–35 пар скопы и 20–22 пары орланов. Таким образом, на всем побережье северной части водохранилища обитает 80–90 пар скопы и 55–60 пар орланов. Современные данные по их численности на юге водохранилища отсутствуют.

Шекснинское водохранилище. Численность скопы на северном его побережье, в пределах национального парка «Русский Север», за последние 10 лет возросла с 7 до 17 пар. На западном и восточном побережьях найдены еще 6 пар этого вида. В настоящее время на водохранилище обитает 22–25 пар скопы и 12–15 пар орланов.

Озеро Белое. В 2011 г. в юго-восточной части озера, в истоке Шексны найдена ранее неизвестная группировка скопы из 5 гнезд, три из которых располагалось на опорах заброшенной ЛЭП. Еще 5 гнездовых участков скопы было обнаружено на восточном и западном побережье озера. На западном берегу озера ранее обитало 6–8 пар орланов, а ныне гнездится 10–11 пар.

Озеро Воже. В 2011 г. выявлен рост численности скопы до 9–11 пар и орлана – до 11–13 пар. Их гнездовые участки приурочены к наиболее труднодоступным частям побережья.

Юго-восточное побережье Онежского озера. В 2014 г. обследовали южное побережье озера, где по сравнению с началом 2000-х годов гнездовая численность скопы возросла до 10 пар, а орлана – до 7–9 пар.

Водлозеро. На побережье озера и по р. Илексе в 2012 г. обнаружено 14 гнездовых участков орлана. По сравнению с началом 2000-х гг.

его численность практически не изменилась. В настоящее время в Водлозерском национальном парке обитают не менее 20–24 пар орланов. Численность скопы возросла до 14–15 гнездовых пар.

Выгозеро. В 2014 г. выявлено 12–14 гнездовых участков скопы и 7–9 участков орлана на южном и восточном побережьях озера.

В связи с большей доступностью водного транспорта, количество отдыхающих на воде существенно возросло, и они стали проникать в отдаленные участки водоемов, где расположены гнездовые участки редких птиц. Индустрия туризма интенсивно осваивает прибрежную зону, в которой прокладываются дороги и строятся новые базы отдыха, кемпинги и причалы. Но при этом не отмечается снижения численности скопы и орлана, а наблюдается даже некоторый рост их популяций, что свидетельствует о возрастании взаимной толерантности человека и крупных рыбоядных хищников на Северо-Западе России.

Микростациальное распределение куликов на степных озёрах юго-западного Забайкалья Бадмаева Е.Н.

Россия, Улан-Удэ, Бурятский университет;

e-mail: calidris03@gmail.com Межвидовые различия в способах питания и используемых кормовых микростациях относятся к ведущим факторам экологической дифференциации куликов (Charadrii). Изучена роль длины клюва и цевки куликов для возможностей добычи корма в зависимости от расстояния до воды, от глубины водоёма и от характеристики субстрата.

Наблюдения за микростациальным распределением куликов проведены на модельных площадках степных озёр юго-западного Забайкалья в периоды летне-осенних миграций в 2002–2008 гг. Эффективность сбора корма куликами зависит от способов охоты, которые определяются не только длиной клюва, но и строением цевки (Бадмаева и др., 2006; Бадмаева, 2011). Выделены 5 групп куликов в зависимости от длины цевки (см): I (2.1–4.0); II (4.1–6.0); III (6.1–8.0); IV (8.1–10);

V (5 10.1) с 3 подгруппами в каждой из них в зависимости от соотношения длины клюва и цевки: А – клюв цевки, Б – клюв=цевке;

В – клювцевки.

Наблюдавшиеся виды оказались распределены по подгруппам следующим образом: IА – краснозобик; IБ – тулес, длиннопалый песочник, белохвостый песочник, песчанка, круглоносый плавунчик;

IВ – галстучник, малый зуёк, морской зуёк, камнешарка, куликворобей, хрустан, черныш, фифи, перевозчик, песочник-красношейка;

IIА – азиатский бекасовидный веретенник; IIБ – нет; IIВ – золотистая ржанка, бурокрылая ржанка, чибис, травник, щёголь, поручейник, турухтан; IIIА большой кроншнеп, средний кроншнеп; IIIБ – нет;

IIIВ – большой улит; IVА – большой веретенник; IVБ – нет; IVВ – шилоклювка; VА – нет; VБ – нет; VВ – ходулочник. Группы III, IV и V включают по 1–2 вида довольно крупных размеров, которые используют сравнительно широкий диапазон кормовых стаций, причем некоторые из них кормятся наплаву вне мелководий. Турухтаны, кроншнепы, веретенники за счёт длины ног и клюва кормятся на глубинах, недоступных для более мелких видов куликов.

Таким образом, в местах кормовых скоплений кулики используют широкий спектр микростаций. При этом межвидовое распределение по микростациям в наибольшей степени зависит от длины цевки и размеров тела. Длина клюва имеет меньшее значение в дифференциации куликов по местам сбора корма в воде, но этот параметр более важен для птиц, кормящихся на мягком влажном субстрате, когда благодаря различиям в длине клюва птицы могут добывать корма с разной глубины. Пространственное разделение между видами в группах с одинаковыми морфологическими характеристиками невелико, за исключением хорошо плавающих видов.

Особо охраняемые виды водоплавающих и околоводных птиц юга Западной Сибири: состояние популяций и механизмы сохранения Баздырев А.В.

Россия, Томск, Томский университет, Экоцентр «Стриж»;

e-mail: oxyura@mail.ru В настоящих материалах на основе результатов 1239 учётов (2007–2014 гг.) на 256 водоёмах кратко охарактеризовано состояние популяций некоторых особо охраняемых видов птиц в пределах южной лесостепи и степной степи на территории Карасукского и Баганского районов Новосибирской области.

Здесь расположены одни из основных, в пределах российского ареала, участки гнездования кудрявого пеликана (Pelecanus crispus), савки (Oxyura leucocephala), ходулочника (Himantopus himantopus) и шилоклювки (Recurvirostra avosetta); в региональном масштабе наиболее значима данная территория также для большого баклана (Phalacrocorax carbo), большой белой цапли (Casmerodius albus), лебедя-шипуна (Cygnus olor) и красноносого нырка (Netta rufina).

При этом для савки и кудрявого пеликана этот регион имеет также международное значение.

Кудрявый пеликан отмечается, как правило, на крупных, богатых рыбой водоёмах, прежде всего, в заказнике «Южный» и на оз.

Беляниха. Гнездовая численность в разные годы составляет 50–100 пар, послегнездовая – 200–500 особей.

Большой баклан распространён, преимущественно, на тех же водоёмах, что и кудрявый пеликан. При этом численность его несколько выше: 60–200 пар на гнездовании и 200–900 особей в послегнездовой период.

Большая белая цапля отмечалась на отдельных водоёмах в гнездовой и послегнездовой сезоны (скопления до 50 птиц). Предполагается гнездование 5–30 пар в отдельные годы.

Красноносый нырок отмечался на отдельных водоёмах крупных озёрных систем. Гнездится несколько десятков пар. Послегнездовая численность в разные годы составляла 100–1500 особей.

Савка локально распространена на водоёмах рассматриваемого региона и связана, как правило, с наиболее кормными водоёмами. В разные годы здесь гнездилось 30–70 пар, послегнездовая численность составляла 350–1000 особей.

Ходулочник – довольно обычный вид, отмечался вблизи большинства обследованных водоёмов. Гнездится не менее 300 пар. Послегнездовая плотность составляла 0.2-1.7 особи/км береговой линии.

Шилоклювка, как правило, обитает вблизи минерализованных водоёмов с обширными илистыми и песчаными отмелями. Гнездится от нескольких десятков до 100–200 пар. Послегнездовая плотность составляла 0.3–1.1 особи/км береговой линии.

Для сохранения указанных птиц и мест их обитания на данной территории необходима организация комплексных работ, включающих в себя следующие основные разделы:

Ежегодный мониторинг численности и размещения особо охраняемых птиц для оценки состояния популяций.

Ограничение охоты в местах массовых скоплений особо охраняемых видов (например, перенос сроков открытия осенней охоты на более поздний срок, когда основная часть редких видов уже покидает данную территорию).

Усиление государственного и общественного природоохранного контроля на выявленных местах концентрации особо охраняемых видов птиц.

Обозначение мест концентрации особо охраняемых видов информационными знаками.

Проведение просветительской работы среди населения для предупреждения случаев отстрела птиц и уничтожения мест обитания.

Проведение биотехнических мероприятий по повышению гнездопригодности водоёмов и успешности размножения птиц.

Выход из гнезда как ключевое событие в жизни молодых луговых и черноголовых чеканов Баник М.В.

Украина, Харьков, Харьковский университет им. В.Н. Каразина;

e-mail: mbanik@operamail.com Выход (вылет) из гнезда – ключевое событие в жизни молодых птиц (Промптов, 1956; Skutch, 1976), знаменующее начало специфической стадии их развития – перехода к освоению пространства. Особенности выхода из гнезда у двух близких видов воробьиных птиц, лугового (Saxicola rubetra) и черноголового (S. torquata) чеканов, изучали с применением цветного индивидуального мечения в Харьковской области (Украина) в 1993–2008 гг. Виды отличаются по срокам выхода птенцов из гнезда. Средний возраст птенцов лугового и черноголового чекана, ещё находившихся в гнезде, но полностью готовых покинуть его, составлял, соответственно, 11.3±0.20 суток (n=33) и 12.0±0.28 суток (n=13) (различия достоверны; тест Манна-Уитни;

U=133.0; p0.05). По нашим данным, птенцы лугового чекана в нормальных условиях покидают гнездо в возрасте 9–14-и суток, чаще всего, – 12-и суток, а птенцы черноголового чекана – в возрасте 12–15-и суток, обычно, – на 13–14-и суток. Как правило, птенцы черноголового чекана задерживаются в гнезде до приобретения ими способности к непродолжительному полёту, а птенцы луговых чеканов оставляют гнездо, будучи еще нелётными. Причины этих различий связаны, вероятно, с различиями защитных свойств гнёзд исследованных видов.

Выход из гнезда в нормальных условиях не является одномоментным событием. В составе выводка обычно есть птенцы, которые осмеливаются покинуть гнездо раньше остальных. Так, в пяти случаях достоверно был зарегистрирован неодновременный выход птенцов из гнезда у лугового чекана, и в одном – у черноголового чекана. Птенцы могут выходить из гнезда и возвращаться в него. Наши данные показывают, что возвращение в гнездо вышедших из него птенцов возможно даже, если выход был спровоцирован осмотром гнезда человеком (два случая выхода и последующего возвращения в гнездо окольцованных 8-суточных птенцов лугового чекана). Предложено выделять специфический период ослабления связи с гнездом, во время которого птенцы начинают осваивать ближайшие его окрестности, не порывая, однако, с ним связи. В выходе из гнезда проявляется индивидуальность птенцов: одни демонстрируют активное поисковое поведение и готовы очень быстро покинуть гнездо, другие стараются остаться в гнезде или вблизи него. Вышедшие из гнезда птенцы ориентируются не только на голоса родителей, но и на крики других птенцов того же выводка, не теряют связи друг с другом и стараются объединяться.

Уже с того времени, когда птенцы впервые расширяют свое «жизненное пространство», проявляется то стремление молодых птиц держаться вместе, которое может быть названо ювенильной социальностью. У лугового чекана неодновременность выхода из гнезда может приводить к разделению выводка – образованию двух групп слётков, связанных лишь с одним из родителей, и отчасти служить отправной точкой в формировании различий в судьбе молодых птиц, происходящих из одного выводка.

Сообщества гнездящихся птиц склоновых местностей с выходами мела на территории национального парка «Двуречанский», Харьковская область Баник М.В.1, Высочин М.О.2 Украина, Харьков, Харьковский университет им. В.Н. Каразина e-mail: mbanik@operamail.com Украина, Харьковская обл., Двуречанский р-н, пос. Двуречное, Национальный природный парк «Двуречанский»

Склоновые местности с выходами мела, распространённые на юге Среднерусской возвышенности, известны благодаря сформировавшемуся здесь уникальному комплексу эндемичных видов растений (Хохряков, 1968). Растительным сообществам меловых склонов посвящена обширная литература, состав и структура сообществ птиц этих биотопов исследованы гораздо слабее (Banik, 2004; Венгеров и др., 2007). Нами сообщества птиц склоновых местностей с выходами мела изучались в национальном природном парке «Двуречанский» (Харьковская область, Украина), организованном в 2009 г. в долине р. Оскол, главного притока Северского Донца. Для исследования состава и структуры сообществ птиц в 2010 г. были заложены три учётные площадки площадью 17.8,

33.2 и 41.0 га. Численность оценивали 1–2 раза в сезон с помощью метода сплошного учёта на площадке (total-area census method; Stewart, Kantrud, 1972; Igl, Johnson, 1997) с применением картирования встреч.

Учёты проводили только в ранние утренние часы. Всего в 2010– 2013 гг. на учётных площадках зарегистрированы 35 гнездящихся видов птиц (9 неворобьиных и 26 воробьиных) с суммарной средней плотностью 242.7 пар/км2. Население птиц склоновых местностей с выходами мела неоднородно. Нами выделены 4 комплекса видов, связанных с меловыми обнажениями с несомкнутым растительным покровом (2 вида), меловыми степями, в покрове которых главенствуют злаки и осоки (6 видов), фрагментами древеснокустарниковой растительности (22 вида) и оврагами-промоинами с отвесными стенками (5 видов). По суммарной плотности населения абсолютно доминируют виды, связанные с древесно-кустарниковой растительностью (58.9%), за ними следуют виды комплекса меловых степей (27.3%). Доминанты населения птиц склоновых местностей с выходами мела в национальном природном парке «Двуречанский» – полевой жаворонок (Alauda arvensis) (36.3 пар/км2; участие в населении 15.0%), обыкновенный жулан (Lanius collurio) (38.2; 15.7%), серая славка (Sylvia communis) (20.8; 8.6%), луговой чекан (Saxicola rubetra) (21.9; 9.0%) и обыкновенная овсянка (Emberiza citrinella) (29.6; 12.2%). В структуре сообщества важную роль играют не столь многочисленные, но равномерно распределённые виды, – полевой (Anthus campestris) (10.9; 4.5%) и лесной коньки (A. trivialis) (11.6;

4.8%), ястребиная славка (Sylvia nisoria) (15.5; 6.4%), черноголовый чекан (Saxicola torquata) (6.1; 2.5%), обыкновенная каменка (Oenanthe oenanthe) (8.0; 3.3%) и обыкновенная зеленушка (Chloris chloris) (6.7; 2.7%). Каждый из перечисленных видов был отмечен на каждой из площадок, по крайней мере, в течение 2 сезонов. Ещё 4 вида – обыкновенная кукушка (Cuculus canorus) (1.9; 0.8%), удод (Upupa epops) (2.0; 0.8%), чёрный дрозд (Turdus merula) (3.8; 1.6%) и полевой воробей (Passer montanus) (9.0; 3.7%), – встречались регулярно в течение всех 4-х сезонов, по крайней мере, на одной площадке. Девять видов птиц были зарегистрированы только на одной из трёх площадок и ни разу не отмечены на двух других.

В 2010–2011 гг. работы были поддержаны грантом Conservation Leadership Programme.

Особенности населения птиц интразональных лесных сообществ зоны степей Средней Сибири Баранов А.А., Воронина К.К.

Россия, Красноярский педуниверситет им. В.П. Астафьева;

e-mail: abaranov@kspu.ru; kkvoronina@kspu.ru Особое звено в экосистемах зоны степей Средней Сибири составляют интразональные лесные сообщества (уремные леса), представленные тополёвыми и тополёво-берёзовыми лесами, произрастающими по долинам рек в степи. Там создаются своеобразные условия, сглаживающие градиент климатических факторов, что способствуют проникновению птиц в новые для них районы, расширению их ареалов.

Населению птиц интразональных лесных сообществ описываемого региона свойственен ряд следующих особенностей: 1) полидоминантная структура населения птиц со смешением элементов разных экологических группировок на небольших площадях; 2) высокий уровень биоразнообразия и самая большая плотность населения птиц в сравнении со степными сообществами; 3) интразональные лесные сообщества – экологическое русло для мигрирующих птиц, играющие решающую роль в расселения многих лесных форм в зональные степи Средней Сибири; 4) влияние специфических условий пойменных лесов на формирование экотипов периферийных популяций, находящихся в зоне пессимума; 5) как изоляты разных речных долин, урёмные леса различаются по площади и составу растительных сообществ, а, следовательно, и составом населения птиц; 6) в интразональных лесных сообществах Средней Сибири по разным причинам (антропогенная трансформация ландшафтов, рубка высокоствольной растительности, фрагментация местообитаний или их сведение, процессы глобального потепления и др.) происходит постоянный оборот видового состава и формирование новых орнитокомплексов, с иным соотношением численности в общей структуре населения. Эти процессы протекают довольно быстро, поскольку описываемые сообщества имеют островной характер и небольшие по размерам площади.

Только во второй половине ХХ в. урёмную растительность Средней Сибири колонизировали 25 видов птиц Passeriformes и 13 видов NonPasseriformes, вселившихся с других территорий Евразии (Баранов, Воронина, 2006); 7) в процессе опустынивания зональных степей (от типичных степей Минусинской котловины до полупустынь Убсунурской и горных опустыненных степей Урэгнурской котловины) с севера на юг существенно изменяется структура населения птиц уремной растительности. Проявляется это, прежде всего, уменьшением общей плотности населения и сокращением видовой разнообразия птиц, что является реакцией орнитокомплексов на изменяющиеся условия (усиление экстремальности условий обитания и зонального влияния) и структуру фитоценозов; 8) в уремных лесах при недостатке стаций для устройства гнёзд некоторым популяциям птиц свойственен гнездовой паразитизм, снижение внутривидовой и межвидовой конкуренции.

Следствием этого является высокая плотность гнездования отдельных видов и формирование групповых и колониальных поселений; 9) в условиях урёмы Убсунурской котловины формируется специфичный околоводный комплекс птиц, не встречающихся в других котловинах региона; 10) в тёргюнах (небольших островных лиственничных лесах на мерзлотных почвах), имеющих интразональный характер на фоне зональных степей и занимающих очень ограниченные площади, птицы не гнездятся или поселяются исключительно редко, но активно используют их в зимний период времени.

Формирование биоразнообразия птиц Средней Сибири в четвертичный период Баранов А.А.

Россия, Красноярский педуниверситет им. В.П. Астафьева;

e-mail: abaranov@kspu.ru Все многообразие ландшафтных элементов Средней Сибири и история формирования Енисейской биогеографической границы двух подобластей Палеарктики (европейской и восточноазиатской) уходят вглубь кайнозойского времени и связаны с процессами крупных поднятий суши, оледенениями, повторяющимися многократно с плиоцена до настоящего времени. Однако именно ледниковая эпоха четвертичного периода и послеледниковые процессы в значительной мере определили современный облик фауны Северной Азии. Оледенение, распространяющееся клином на территории Средней Сибири примерно до хребта Танну-Ола (здесь располагалась перегляциальная зона), разорвало западную и восточную части Северной Азии по Енисейскому меридиану.

Эти процессы играли огромную роль в образовании длительных территориальных изолятов, в связи с чем Средняя Сибирь стала ареной интенсивного формообразования птиц в четвертичный период.

На процессы дивергенции и образования новых форм птиц на территории Северной Азии с плейстоцена по настоящее время оказывает влияние ряд факторов.

1) Возникновение дизъюнкций в результате ледниковых разрывов (европейско-азиатский, арктическо-альпийский, высокогорнопредгорный и вытеснение популяций в результате оледенений) и образование длительных географических изолятов, которые привели к формированию морфофизиологических типов в ранге подвидов, видов, полувидов, видов-двойников, надвидов, родов.

Такое распространение имели и ещё имеют многие виды птиц Северной и Центральной Азии. 2) Одним из важнейших факторов формообразования стала горная изоляция вследствие азональных процессов, приведшая к формированию видового и подвидового эндемизма: Tetraogallus altaicus, Alectoris chukar dzungarica, Anthus spinoletta blakistoni, Emberiza godlewskii, Leucosticte nemoricola altaica и многие другие.

3) Высокая мозаичность ландшафтов Средней Сибири способствовала внутривидовой и внутриродовой дифференциации в результате биотопической изоляции популяций:

Anthus richardi, A. godewskii, A. campestris, Motacilla flava bema, M. f. leucocephala и другие. 4) Существенное значение имело формирование экологических популяций (экотипов) в зоне пессимума у видов, находящихся на пределе распространения. Такие популяции на периферии ареала гнездятся в нетипичных биотопических условиях региона: Eulabeia indica, Buteo hemilasius, Falco subbuteo, Milvus migrans lineatus и другие. 5) Широкое развитие полиморфизма у многих видов, предопределило появление популяций с различными цветовыми вариациями окраски оперения, локализованных в горных районах и межгорных котловинах региона: Otus scops pulchellus, Falco cherrug milvipes, Buteo hemilasius, Buteo buteo vulpinus, Hieraaetus pennatus milvoides и многие другие. 6) Определённое значение имеет образование групповых и колониальных поселений у некоторых видов при недостатке мест гнездования в аридных условиях: Milvus migrans lineatus, Pyrrhocorax pyrrhocorax brachypus, Pica pica bactriana, Bucanetes mongolicus и другие. Огромное значение для увеличения биоразнообразия птиц на территории Средней Сибири имеет контакт трёх подобластей Палеарктики, поэтому его основу составляют элементы европейского, сибирского и монгольского типов фауны.

Таким образом, формирование биоразнообразия Средней Сибири связано с интенсивными процессами формообразования в четвертичный период, генетическими связями экорегиона с различными авифаунистическими комплексами в связи с положением на стыке трёх биогеографических подобластей Палеарктики, динамикой ареалов адвентивных видов, высокой степенью мозаичности экотонных ландшафтных элементов и многообразием экологических условий.

Пернатые хищники восточной части Северного Прибалхашья Барашкова А.Н., Смелянский И.Э., Томиленко А.А., Акентьев А.

Россия, Новосибирск, МБОО «Сибирский экологический центр»;

e-mail: anna@sibecocenter.ru

В 2007, 2009, 2013 и 2014 гг. отмечены 16 видов хищных птиц:

беркут, могильник, степной орёл, орёл-карлик, змееяд, курганник, степной, луговой, полевой и болотный луни, чёрный коршун, балобан, степная и обыкновенная пустельги, дербник и чеглок, а также 5 видов сов: филин, болотная и ушастая совы, домовый сыч и сплюшка.

Степной орёл – один из наиболее многочисленных видов, регистрировался повсеместно: локализовано 58 гнездовых участков, найдены 47 гнёзд, в том числе 19 жилых. Беркут отмечен лишь в двух точках (найдены жилые гнёзда), приуроченных к наиболее возвышенным гористым массивам (гранитные останцы в Северном Прибалхашье и районы, примыкающие с юга к горам Чингистау). Единственное обнаруженное в 2009 г. жилое гнездо могильника было устроено на ЛЭП; в 2014 г. оно найдено обрушенным. Орёл-карлик отмечен в 5 точках – в поймах рек Айгыз и Аягоз, по-видимому, на гнездовых участках (на одном из них было жилое гнездо). Змееяд отмечен в 8 точках (обследовано одно жилое гнездо). Курганник – такой же фоновый вид здесь, как степной орел: локализованы 75 гнездовых участков, на 66 из них найдены гнёзда, в том числе 32 жилых. Степной лунь отмечен в 17 точках.

Подтверждено гнездование филина в Северном Прибалхашье:

локализовано около 10 гнездовых участков, на 4 из них найдены гнёзда с выводками. Ушастая сова встречена только один раз, ещё дважды отмечалась по голосу в поймах рек Айгыз и Аягоз. Домовый сыч отмечен только в горах Арганаты.

Сравнительный анализ бюджета времени на поверхности колонии трёх видов чистиковых птиц – большой конюги, белобрюшки и ипатки Бахтурина Д.С., Клёнова А.В.

Россия, Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова;

e-mail: bakhturina.daria@yandex.ru Большая конюга (Aethia cristatella), белобрюшка (Cyclorrhynchus psittacula) и ипатка (Fratercula corniculata) имеют ряд сходных черт биологии и поведения, но различаются размерами колоний и «клубов», плотностью гнездования, модальностями используемой коммуникации и выраженностью социальной активности. Целью данного исследования стал сравнительный анализ бюджета времени этих видов на поверхности колонии, а также оценка влияния на него периода сезона размножения и социального окружения.

Материал собран в июне–августе 2010, 2011 и 2013 гг. на о. Талан (Охотское море). Бюджет времени 40 индивидуально помеченных и немеченых особей каждого вида во время утренней активности в «клубах» на поверхности колонии был проанализирован по видеозаписям. Мы выделили девять общих для трёх видов форм поведения и одну, характерную лишь для большой конюги. Из них три формы поведения были отнесены к индивидуальному поведению (вертикальная и горизонтальная позы, чистка оперения), семь – к социальному (передвижение, агонистические взаимодействия, визуальное и акустическое демонстрационное поведение, дуэт, отказ от дуэта, тактильные взаимодействия). Выявлены достоверные межвидовые различия во встречаемости практически всех форм поведения (Крускал-Уоллис ANOVA, р0.001). Было обнаружено, что из трёх видов наибольшее количество времени на социальное поведение тратит большая конюга, а ипатка – наименьшее (41 и 9% соответственно; КрускалУоллис ANOVA, р0.001). Период сезона размножения практически не влиял на встречаемость тех или иных форм поведения у всех видов (Крускал-Уоллис ANOVA, р0.05); эти формы поведения встречались практически с одинаковой частотой как до, так и после вылупления птенцов. В присутствии конспецифической особи в непосредственной близости (на расстоянии не более двух корпусов), птицы всех трёх видов тратили больше времени на социальные взаимодействия, чем в ее отсутствие (большая конюга, соответственно – 43 времени и 16%, белобрюшка – 33 и 12%, ипатка – 7 и 4%). Тогда как наличие конспецифической особи на большем расстоянии (на расстоянии пяти корпусов) слабо влияло на встречаемость различных форм поведения (Крускал-Уоллис ANOVA, p0.05 для большинства сравнений).

Таким образом, межвидовые различия в бюджетах времени выбранных видов проявлялись лишь в частоте встречаемости различных форм поведения, тогда как влияние периода сезона размножения и параметров социального окружения на бюджеты времени всех видов было сходным. Результаты позволяют предположить, что обнаруженные межвидовые различия во встречаемости форм социального поведения связаны с различиями в структуре, размерах и плотности поселений.

Изучение и охрана крупных хищных птиц в Республике Татарстан Бекмансуров Р.Х.

Россия, Татарстан, Елабуга, Национальный парк «Нижняя Кама», Елабужский институт Казанского федерального университета;

e-mail: rinur@yandex.ru В 2010 г. начато изучение численности крупных хищных птиц, гнездящихся на территории Республики Татарстан, включая проект по сохранению орлана-белохвоста, могильника и большого подорлика. Данные по их гнездовым участкам и результаты мониторинга заносятся в веб-ГИС, созданный на сайте Российской сети изучения и охраны пернатых хищников в разделе «Фаунистика»

(http://rrrcn.ru/ru/birdwatching). Выявлены более 100 гнёзд могильника, орлана-белохвоста и, в меньшем числе, большого подорлика. В настоящее время в веб-ГИС базе данных размещена информация о 136 гнездовых участках орлана и 141 участке могильника на территории Татарстана, а также результаты мониторинга 160 гнёзд в репродуктивный период. Большинство из них прослежены в течение трёх лет.

Цветными кольцами с 2012 г. помечен 101 орлан-белохвост, 170 могильников и 5 больших подорликов. Выявлены места зимовок могильника в странах Ближнего Востока, а орланов – на Украине и в Ульяновской области. К сожалению, основное число возвратов колец связано с гибелью птиц от поражения электротоком на ЛЭП (3 случая) и в результате браконьерского отстрела (5 случаев).

В 2013–2014 гг. изучение хищных птиц было поддержано Министерством лесного хозяйства Республики Татарстан, в обязанности которого входит ведение региональной Красной книги. Данные исследований послужат основой подготовки кадастра гнездовых участков редких хищных птиц с целью дальнейшей их охраны и изучения, ввиду угрозы потери некоторых гнездовий в результате хозяйственной деятельности и отторжения природных земель для развития бизнеса.

Продолжаются работы по оборудованию существующих орнитоцидных ЛЭП птицезащитными устройствами с изоляцией проводов, а также по замене электроопасных для птиц конструкций со штыревыми изоляторами на подвесную изоляцию.

Российская сеть изучения и охраны пернатых хищников:

программы кольцевания и спутникового прослеживания птиц Бекмансуров Р.Х., Бабушкин М.В., Барашкова А.Н., Бахтин Р.Ф., Важов С.В., Карякин И.В., Николенко Э.Г., Коваленко А.В., Шнайдер Е.П., Адамов С.Г., Корепов М.В., Пилюгина Г.В., Пчелинцев В.Г., Шашкин М.М., Штоль Д.А., Милежик А.А., Левашкин А.П., Пименов В.Н., Шершнев М.Ю., Хлопотова А.В.

Россия,Татарстан, Елабуга, Национальный парк «Нижняя Кама», Елабужский институт Казанского федерального университета;

e-mail: rinur@yandex.ru Одна из научных задач Российской сети изучения и охраны пернатых хищников – изучение территориальных связей хищных птиц через мечение кольцами и крылометками, трансмиттерами ARGOS/ GPS и GSM/GPS даталоггерами. Программа мечения цветными кольцами развивается с 2012 г. для достаточно обширных регионов России и Казахстана, дополняя национальные программы кольцевания. В региональных схемах на правые лапы хищным птицам надевают алюминиевые кольца национальных центров кольцевания (с аббревиатурами MOSKVA или Moscow, Russia и Kazakhstan Almaty), а на левые лапы – цветные кольца. Региональные цветовые схемы разработаны для 11 регионов России и 4-х – Казахстана. Повидовые схемы предполагают использование цветных колец на обеих лапах для орлана-белохвоста (в 3-х регионах), скопы (в 4-х регионах), сапсана (в 2-х регионах) и большого подорлика (в 3-х регионах). На цветных кольцах Российской сети имеется адрес её сайта WWW.RRRCN.RU, где создан раздел «Кольцевание» и веб-ГИС (информация об окольцованных птицах, возможности заполнения электронной анкеты по кольцеванию и возврату колец). Интерактивная карта отображает перемещения птиц от мест рождения до мест их встреч. За 2012–2114 гг. окольцованы более 2300 пернатых хищников 21 вида. Получено более 50 возвратов колец, в т.ч. с территорий зарубежных стран.

Мечение крылометками пока не получило широкого распространения. Оно опробовано на степном орле на Нижней Волге и белоплечем орлане в Магаданской области, но результативность возвратов от помеченных крылометками птиц оказалась ниже, чем при использовании цветных колец.

В 2013 г. при поддержке компании Aquila (Польша), NGO Altai Project (США) и Русского географического общества GSM/GPS даталоггерами помечены большой подорлик и степной орёл, которые начали миграцию, но до мест зимовки в Индии прослежен только большой подорлик. В 2014 г. при поддержке MME BirdLife Hungary и Revir Nonprofit Ltd. (Венгрия) GSM/GPS даталоггерами и трансмиттерами ARGOS/GPS помечены большой подорлик, степной орёл, 6 орлов-могильников и 2 орла-карлика. 9 птиц начали миграцию, 6 из них прослежены до мест зимовки. В ходе миграции была потеряна связь с орлами-карликами в России и Китае и со степным орлом в Казахстане. Оба степных орла, помеченные в 2013 и 2014 гг., погибли в Казахстане – один, вероятно, от браконьерского выстрела, второй – на линии электропередачи.

Орнитогеографическое районирование Большого Кавказа и смежных территорий Белик В.П.

Россия, Ростов-на-Дону, Ростовский университет;

e-mail: vpbelik@mail.ru Детальный анализ орнитофауны Кавказа показал её чрезвычайно пестрый фауногенетический состав и широкое смешение разных фауногенетических групп в ходе их расселения по Кавказу и адаптации к местным условиям (Белик, 2013а,б). Но местами здесь отчётливо просматривается преобладание представителей отдельных типов фауны.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт биологии Кафедра зоологии и эволюционной экологии животных Н.В.Сорокина...»

«RU 2 378 624 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК G01F 23/296 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21), (22) Заявка: 2008111535/28, 27.03.2008 (72) Авт...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И АТОМНОМУ НАДЗОРУ ПРИКАЗ 20 июля 2009 г. № 640 Москва Об утверждении и введении в действие руководства по безопасности "Основные рекомендации к ве...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 19.01.2017 Рег. номер: 2883-1 (21.12.2016) Дисциплина: Водно-технические изыскания при обустройстве нефте-газовых комплексов 05.04.06 Экология и природопользование: Геоэкологические основы устойчивого водопользования/2 года ОФО; 05....»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 574 496 C1 (51) МПК G08G 1/01 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2014127098/11, 03.07.2014 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Давыдов Юрий Львович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действи...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 12. 10. 2016 457 г. Аксай Об утверждении административного регламента по предоставлению муниципальной услуги "Выдача справки об отсутствии (наличии) задолженности по арендной плате...»

«03.06.01 Физика и астрономия Направления № Научное направление Коды по ГРНТИ научноисследовательс 29.35; 29.37; 29.19; Физика кой 29.33; 29.19 деятельности Университет, позиционируя себя на российском и Стратегия научномеждународном научно-образовательном пространстве исследовательс как центр образования, науки и культуры, с...»

«ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ УДК 349.6 ББК 67.407 С.Н. ОВЧИННИКОВ Таможенно-правовые средства охраны природы: опыт АСЕАН Рассматриваются экологические аспекты таможенного регулирования в странах АСЕАН: защита вид...»

«Новикова Любовь Александровна СТРУКТУРА И ДИНАМИКА ТРАВЯНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЫ НА ЗАПАДНЫХ СКЛОНАХ ПРИВОЛЖСКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ И ПУТИ ЕЕ ОПТИМИЗАЦИИ 03.02.01 – ботаника Автореферат диссертации на соискание учёной степен...»

«Секция 11. Экология, безопасность и охрана труда на предприятии Но уже сейчас очевидно, что успешность прогнозов, получаемых на основе имитационных моделей, существенно будет зависеть от качества стат. анализа эмпирического материала...»

«1 Зелная палочка. №2 Февраль 2013 МБОУ—гимназия №3 г. Тулы МБОУ— 2013 год объявлен Президентом Российской Федерации Годом охраны окружающей среды. Однако вопросами охраны окружающей среды н...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова" А. С. Шиляев С. П. Кундас А. С. Стукин ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ УЛЬТРАЗВУКА В МЕДИЦИНЕ И ЭКОЛОГИИ Учебно-методическое пособие Рекомендовано к изданию УМО высших учебных заведений Республик...»

«Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта, № 9 (91) – 2012 год учебное пособие / Д.Н. Давиденко, А.И. Зорин, В.Е. Борилкевич ; отв. ред. Д.Н. Давиденко ; С.-Петерб. гос. ун-т. – СПб. : Изд-во СПб ГУ, 2001. – 208 с.3. Данилин, Д.А. Изучение индив...»

«Тотальный вторжение, 2001, Anton Belozerov, МФ [с.н.], 2001 Опубликовано: 12th September 2011 Тотальный вторжение СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cgXAGl Днепровская тарань биология, уловы и состояние запасов, П. Г. Сухойван, 1956, Roach...»

«Экологическое общество "Зеленое спасение" Республика Казахстан, Алматы, 2008 К Третьему совещанию сторон Орхусской конвенции For the Third Meeting of the Parties to the Aarhus Convention The Ecological Society Green Salvation The Republic of Kazakhstan, Almaty, 2008 ББК 20.1 К 11 Электронные версии публикаций Эколо...»

«Конференция учащихся муниципальных образовательных учреждений города Калуги "СТАРТ В НАУКУ" Секция: Экология Если не мы, то кто же? (Спасение лесной орхидеи) Автор: Мозгин Тихон, ученик 2 "А" класса МБОУ "Средняя общеобразовательная школа № 13" г. Калуги Научный руководитель: у...»

«УДК 338.48-6:502/504 С.М. НИКОНОРОВ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА Ключевые слова: туристская конкурентоспособность, рейтинг туристской конкурентоспособности, совокупный рейтинг конкурентоспособности страны, критерии туристско...»

«1 ХИМИЯ. БИОЛОГИЯ. МЕДИЦИНА 1. Актуальные проблемы сохранения биоразнообразия растительного и животЕ0 ного мира Северной Фенноскандии и сопредельных территорий : док. Междунар. А437 конф., Апатиты, 26-28 нояб. 2002 г. / РАН, Кольский науч. центр, Полярно-альп. ботан. сад-институт им. Н. А. Аврорина...»

«5.2013 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ ECONOMY AND FINANCES Сафаров Ш. О. Пути совершенствования цено Safarov Sh. O. Ways to improve the price mecha вого механизма в сельском х...»

«Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О РЫБОЛОВСТВЕ И СОХРАНЕНИИ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ Руководитель авторского коллектива кан...»

«Андреева Юлия Викторовна МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПАЛЕАРКТИЧЕСКИХ ВИДОВ МАЛЯРИЙНЫХ КОМАРОВ КОМПЛЕКСА "ANOPHELES MACULIPENNIS" (DIPTERA, CULICIDAE) 03.00.08 – зоология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2007 Работ...»

«ISSN 2224-5308 АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ЛТТЫ ЫЛЫМ АКАДЕМИЯСЫНЫ ХАБАРЛАРЫ ИЗВЕСТИЯ NEWS НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК OF THE NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN БИОЛОГИЯ ЖНЕ МЕДИЦИНА СЕРИЯСЫ СЕРИЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ И МЕ...»

«ООО "ИНСТИТУТ РЕСТАВРАЦИИ, ЭКОЛОГИИ и ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ" Муниципальный заказчик: Комитет архитектуры и градостроительства администрации городского округа "Город Калининград". ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПЛАНИРОВКЕ ТЕРРИТОРИИ Проект планировки с прое...»

«Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2011. – Т. 20, № 2. – С. 31-43. УДК 598.1(091)(470.53) ОБ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ГЕРПЕТОФАУНЫ ПЕРМСКОГО КРАЯ 2011 А.Г. Бакиев, Н.А. Четанов* Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти (Россия) Поступила 14 о...»

«ЛАДЫГИН Константин Владимирович ТЕХНОЛОГИЯ УЛЬТРАЗВУКОВОЙ ОЧИСТКИ ОБРАТНООСМОТИЧЕСКИХ МЕМБРАН ПРИ ОБЕЗВРЕЖИВАНИИ ФИЛЬТРАТА ПОЛИГОНОВ ТВЕРДЫХ БЫТОВЫХ ОТХОДОВ Специальность 03.02.08 – Экология (в химии и нефтехимии) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических нау...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.