WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«СОЛТСТІК ЕУРАЗИЯНЫ XIV ХАЛЫАРАЛЫ ОРНИТОЛОГИЯЛЫ КОНФЕРЕНЦИЯСЫ (Алматы, 18-24 тамыз 2015 ж.) I. Тезистер Бізді демеушілеріміз: «Мензбирлік ...»

-- [ Страница 7 ] --

e-mail:nikitinald@gmail.com Москва, ИПЭЭ им. А.Н.Северцова РАН На территории заказника «Журавлиная родина» в Подмосковье в 2001–2014 гг. на площади около 48 км2 ежегодно вели учёты численности, картировали распределение территорий и выводков и поиск гнёзд ушастых (Asio otus) и болотных (A. flammeus) сов. Параллельно изучали динамику численности мелких млекопитающих, отловы осуществляли весной после схода снежного покрова. Линии ловушек Геро ставили в основных биотопах модельной территории. Всего за время исследования было отработано 10 295 ловушко-суток. Основной целью исследований была оценка одновременного влияния трофических и метеорологических факторов на динамику численности гнездящихся сов.

Метеорологические показатели, связанные с глубиной снежного покрова, температурными показателями и количеством осадков, были взяты из свободных источников. В факторном анализе основные метеорологические параметры объединялись в единый крупный фактор.

Помимо него был рассмотрен показатель суммарной относительной численности представителей рода серые полевки (Microtus), которые являются основными жертвами ушастой и болотной совы. Зависимость динамики численности обоих видов сов с параметрами среды определялась с помощью построения обобщенных линейных моделей (GLM).

За годы исследования в динамике численности хищников и серых полёвок было отмечено по четыре пика. У ушастой совы они зафиксированы в 2003, 2007, 2011 и 2013 гг., а у болотной совы – в 2004, 2007, 2010 и 2013 гг. Годы с высокой численностью серых полёвок совпали с возрастанием числа гнездящихся болотных сов на модельной территории.



Результаты моделирования показали, что трофический и метеорологический параметры статистически достоверно влияют на численность ушастой совы. Сильнее всего численность ушастой совы связана с относительной численностью серых полёвок (±SE=0.23±0.03). В два раза слабее влияют на её численность факторы погоды (=0.12±0.02).

Соответственно, исходя из значений факторных нагрузок, существует положительная корреляция численности ушастой совы со средней температурой весенних месяцев, а отрицательная – с высотой снежного покрова в марте и апреле, и количеством осадков весной. С численностью болотной совы также статистически достоверно коррелируют оба параметра, фактор, связанный с метеорологическими показателями, влияет значительно слабее трофического фактора: =0.05±0.02 и =0.24±0.02, соответственно.

Таким образом, на динамику численности сов одновременно влияет не только обилие добычи, что в целом хорошо известно и было предсказуемо, но и различные метеорологические факторы. При этом на динамику численности ушастой совы метеорологические факторы влияют значительно сильнее, чем на динамику численности болотной совы.

Российская сеть изучения и охраны пернатых хищников и её проекты в России и Казахстане Николенко Э.Г.

Россия, Новосибирск, МБОО «Сибэкоцентр»;

e-mail: elvira_nikolenko@mail.ru Российская сеть изучения и охраны пернатых хищников (RRRCN) – сообщество орнитологов и любителей, созданное в 2011 г.

Основой для планирования природоохранных мер являются исследования:

– Программа по изучению ключевых видов хищных птиц, в первую очередь – балобана и степного орла, а также других флаговых видов – орлана-белохвоста, орла-могильника, большого подорлика и филина. В 2014 г. создан и направлен в Минприроды РФ проект Национальной стратегии сохранения степного орла, осуществляется участие в работе над Глобальным планом действий по сохранению балобана.





– Программа мониторинга гнездящихся пернатых хищников реализуется на постоянных контрольных территориях в Волго-Уральском и Алтае-Саянском регионах России, а также в Казахстане. Ежегодные экспедиционные маршруты членов Сети превышают 40 000 км.

– В рамках программы «Фаунистика» создана система, аккумулирующая информацию о встречах пернатых хищников. В конце 2014 г.

веб-ГИС этой системы включал 12 900 наблюдений хищных птиц, внесенных 82 авторами.

– Программа изучения миграций пернатых хищников: в 2012 г.

начато цветное мечение хищных птиц в России и Казахстане (в 2013 г.

окольцованы 363 орла четырёх видов и орланы-белохвосты в 14 субъектах пяти географических регионов России, а также 217 орлов в Казахстане; всего в 2013 г. было помечено больше тысячи пернатых хищников). В 2013–2014 гг. установлены 14 GSM/GPS даталоггеров и спутниковых передатчиков. Результаты изучения миграций подробно освещаются на сайте RRRCN.RU.

Основные природоохранные программы направлены на нейтрализацию и смягчение ряда факторов, лимитирующих численность и распространение хищных птиц, а также на их территориальную охрану:

1. В результате реализации программ по привлечению хищных птиц на размножение в искусственные гнездовья («нестбоксинг» и «платформинг») в ряде регионов России сформированы системы искусственных гнездовий (всего более 1000) для редких видов: в Поволжье – для беркута, скопы и орлана-белохвоста; в республиках Калмыкия и Тыва – для курганника, мохноногого курганника и балобана;

в Алтайском крае, Новосибирской, Нижегородской и Самарской областях – для неясытей и других видов сов.

2. Программа «Птицы и ЛЭП»: в Алтае-Саянском регионе и Поволжье идет планомерное оснащение орнитоопасных ЛЭП птицезащитными устройствами, проводится работа по утверждению региональных требований по эксплуатации ЛЭП, исключающих установку новых опасных линий.

3. Программа территориальной охраны пернатых хищников направлена на создание новых и мониторинг действующих ООПТ. В Алтайском крае и Поволжье отрабатывается механизм выделения особо-защитных участков леса в заказниках краевого значения, чтобы исключить угрозу уничтожения рубками гнездовых участков редких видов хищных птиц. В 2014 г. создан раздел Веб-ГИС «ООПТ и антропогенные нарушения», в котором идёт сбор сведений по нарушениям на ООПТ и в их окрестностях.

4. Программа «Борьба с браконьерством и контрабандой» нацелена на отслеживание фактов нелегальной добычи, вывоза за рубеж, а также продажи внутри страны редких видов птиц. По выявленным фактам идёт работа через госорганы охраны природы, им оказывается информационная и методическая поддержка.

Деятельность Сети отражается на сайте RRRCN.RU, обеспечивающим контакты между членами Сети, а также привлечение к работе новых людей. Издаётся научный двуязычный журнал «Пернатые хищники и их охрана», являющийся печатным органом Сети.

Зимующие птицы сёл Подольского Побужья Новак В.В.

Украина, Киев, Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена;

e-mail: novakvova@ukr.net На протяжении 2006–2014 гг. в регионе Подольского Побужья мы исследовали зимнюю фауну птиц на территории сёл Летичевского, Хмельницого, Деражнянского, Старосинявского районов Хмельницкой обл. и Барского р-на Винницкой обл. Изучение видового состава, характера пребывания в сёлах и количественные учёты птиц проводились в рамках программы «Parus» и «Евроазиатский Рождественский учёт» (Мензбировское орнитологическое общество и Союз охраны птиц России), «Учёт околоводных зимующих птиц» (Общество охраны и изучения птиц Украины), «Большой зимний учёт птиц» (Общество охраны птиц Украины).

За время исследований в зимний период в сёлах Подольского Побужья нами были зарегистрированы 76 видов птиц, что составляет 65% от всех видов, зимующих в разных биотопах региона. Наибольшее число видов наблюдали в декабре и январе – по 71.

Среди видов, отмеченных в зимний период, 30 являются очень редкими, число встреч их менее 10. Так, 4 вида занесены в Красную книгу Украины: полевой лунь (Cyrcus cyaneus), болотная сова (Asio flammeus), зелёный дятел (Picus viridis), большой сорокопут (Lanius excubitor); 5 – в Красную книгу Хмельницкой области: большая белая цапля (Egretta alba), серая куропатка (Perdix perdix), зимородок (Alcedo atthis), московка (Parus ater), клёст-еловик (Loxia curvirostris); ещё 21 – редкие зимующие птицы всего Побужья: малая поганка (Tachybaptus ruficollis), белый аист (Ciconia ciconia), серая цапля (Ardea cinerea), лебедь-шипун (Cygnus olor), дербник (Falco columbarius), озёрная чайка (Larus ridibundus), белая трясогузка (Motacilla alba), лесная завирушка (Prunella modularis), зарянка (Erithacus rubecula), певчий дрозд (Turdus philomelos) и другие.

На незамерзающих участках водоёмов и прилегающих к ним водно-болотных угодий на зимовке отмечаются малая поганка, серая и большая белая цапли, белый аист, лебедь-шипун, озёрная чайка, болотная сова, зимородок, луговой конёк (Anthus pratensis), большой сорокопут, крапивник (Troglodites troglodytes), тростниковая овсянка (Emberiza schoeniclus) и другие более обычные виды.

Зелёные насаждения сёл (парки, сады, аллейки хвойных, кустарники возле пустующих домов) для зимовки используют:

дятлы – зелёный (Picus viridis), седой (P. canus) и средний пёстрый (Dendrocopos medius), лесная завирушка, чёрный дрозд (Turdus merula), певчий дрозд, московка, зяблик (Fringilla coelebs), юрок (F. montifringilla), дубонос (Coccothraustes coccothraustes), клёстеловик и другие виды.

Сельские огороды, пустыри, территории пустующих животноводческих ферм используют для зимовки полевой лунь, дербник, серая куропатка, хохлатый жаворонок (Galerida cristata), большой сорокопут, зяблик, юрок, тростниковая овсянка и некоторые другие виды.

Общая плотность зимующих птиц в сёлах Побужья составляла: 1286 ос./км2 в зимнем сезоне 2006–2007 гг., 1454 ос./км2 – 2007– 2008 гг., 3397 ос./км2 – 2008–2009 гг., 4042 ос./км2 – 2009–2010 гг., 6273 ос./км2 – 2010–2011 гг., 5683.4 ос./км2 – 2011–2012, 6225.4 ос./ км2 – 2012–2013, 3007.4 ос./км2 – 2013–2014.

Современная орнитофауна Подольского Побужья Новак В.В.1, Новак В.А.2 Украина, Киев, Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена;

e-mail: novakvova@ukr.net Украина, Хмельницкая обл., с. Голоскив, Голоскивская ООШ І–ІІІ ст.;

e-mail: vovanovak@rambler.ru Подольское Побужье полностью или частично охватывает некоторые районы Хмельницкой и Винницкой областей, расположенные в бассейне р. Южный Буг в пределах Подольской возвышенности.

За время исследований в 1989–2014 гг. мы зарегистрировали 250 видов птиц, т.е. 60% от всех видов авифауны Украины. Они относятся к 18 отрядам: Gaviiformes – 2 вида (0.8%), Podicipediformes – 4 (1.6%), Pelecaniformes – 2 (0.8%), Ciconiiformes – 12 (4.8%), Phoenicopteriformes – 1 (0.4%), Anseriformes – 26 (10.4%), Falconiformes – 27 (10.4%), Galliformes – 4 (1.6%), Gruiformes – 7 (2.8%), Charadriiformes – 44 (17.6%), Columbiformes – 5 (2%), Cuculiformes – 1 (0.4%), Strigiformes – 5 (2.1%), Apodiformes – 1 (0.4%), Caprimulgiformes – 1 (0.4%), Upupiformes – 1 (0.4%), Coraciiformes – 3 (1.2%), Piciformes – 8 (3.2%), Passeriformes – 97 (38.8%).

В гнездовой период зарегистрированы 164 видов. Для 142 видов гнездование доказано, а для 22 – предполагается. Из них многочисленными являются 29 видов (Fulica atra, Larus ridibundus, Hirundo rustica, Alauda arvensis, Motacilla flava, Lanius collurio, Sturnus vulgaris, Acrocephalus shoenobaenus, Phoenicurus ochruros, Parus major и другие), обычными – 58 (Podiceps cristatus, Ciconia ciconia, Coturnix coturnix, Chlidonias hybrida, Columba palumbus, Asio otus, Merops apiaster, Upupa epops, Dendrocopos major, Garrulus glandarius, Corvus corax, Muscicapa striata, Turdus pilaris, Remiz pendulinus и другие), немногочисленными – 31 (Nycticorax nycticorax, Egretta alba, Aythya fuligula, Perdix perdix, Actitis hypoleucos, Alcedo atthis, Anthus pratensis, Sylvia nisoria, Carpodacus erythrinus и другие), редкими – 16 (Phalacrocorax carbo, Ciconia nigra, Anas strepera, Milvus migrans, Aquila pomarina, Himantopus himantopus, Otus scops, Picus viridis, Dryocopus martius, Lanius excubitor, L. minor, Phoenicurus phoenicurus, Turdus iliacus, Panurus biarmicus, Parus ater, Loxia curvirostris).

Встречены только во время весенней или осенней миграции 46 видов (Gavia arctica, Anser albifrons, Anas рenelope, A. acuta, Mergus albellus, M. serrator, Pandion haliaetus, Circus macrourus, Circaetus gallicus, Aquila clanga, Falco cherrug, F. peregrinus, Grus grus, Pluvialis squatarola, Tringa glareola, Philomachus pugnax, Calidris minuta, Numenius arquata, N. phaeopus, Larus minutus, Hydroprogne caspia, Coracias garrulus и другие).

В зимний период нами отмечены 110 видов (Egretta alba, Cygnus olor, Anas platyrhynchos, Accipiter gentilis, Buteo lagopus, B. buteo, Haliaeetus albicilla, Larus cachinnans, Columba oenas, Asio flammeus, Strix aluco, Picus canus, Eremophila alpestris, Bombycilla garrulus, Troglodytes troglodytes, Prunella modularis, Regulus regulus, Turdus merula, T. viscivorus, Parus montanus, Fringilla montifringilla, Spinus spinus, Plectrophenax nivalis, Calcarius lapponicus и другие).

Только в качестве залётных отмечены 29 видов (Gavia stelata, Pelecanus onocrotalus, Ardeola ralloides, Platalea leucorodia, Plegadis falcinellus, Phoenicopterus roseus, Rufibrenta ruficollis, Branta bernicla, Tadorna tadorna, Netta rufina, Buteo rufinus, Aquila heliaca, Recurvirostra avosetta, Arenaria interpres, Glareola pratincola, Larus ichthyaetus, Phylloscopus borealis и другие).

Распределение и численность серой вороны на территории Нижнего Новгорода в гнездовой период Носкова О.С.1, Смирнова Л.В.1, Колесова Н.Е.1, Денисов Д.А.2 Россия, Нижний Новгород, ННГУ им. Н.И. Лобачевского;

e-mail: noskova.o.s@gmail.com Россия, Нижний Новгород, Мининский университет Весной 2013 г. на территории Нижнего Новгорода закартированы 614 (147 жилых) гнёзд серой вороны (Corvus cornix) с последующим занесением их в ГИС-слой в векторном редакторе ArcView GIS 3.2a.

Предварительно проведено зонирование города (Лебединский и др., 2013) – он разделён на более зелёную Заречную и Нагорную части, в которых сходно выделены парковые зоны, индивидуальная, 2-х и 5-этажная и старая многоэтажная типы застройки. Всего обследованы 1362 га. В промышленной зоне и в новой многоэтажной застройке гнёзд не найдено.

Наибольшая плотность гнездования серой вороны в Заречье отмечена в 5-этажной застройке (1.8 жилых гнёзд/10 га). Большая часть жилых гнёзд сконцентрирована вдоль рек Оки и Волги, и вблизи Заречного рынка, что обеспечивает птиц кормом. В Нагорной части города ворона отмечена в основном в парках (3.2 жилых гнёзд/10 га), где меньше беспокойства в условиях интенсивно застраивающегося центра. Также жилые гнёзда сконцентрированы ближе к периферии города и его очистным сооружениям. Минимальная плотность гнездования серой вороны в обеих частях города приходится на индивидуальную застройку, а в Нагорной части и на 2-хэтажную. Средневзвешенный показатель плотности гнездования вида в обеих частях города сходен (1 жилое гнездо/10 га).

Гнезда серой вороны отмечены на 11 древесных породах, в основном лиственных. Чаще всего воронами используются деревья с густой кроной и толстыми сучьями. В Заречной части это в основном тополь (10% жилых гнёзд и 40% – вместе с нежилыми), а в Нагорной – берёза (12 и 44%). В целом по городу на них отмечена основная часть и жилых, и нежилых гнёзд (до 70% в Заречной части, 58% – в Нагорной).

До 73% отмеченных гнёзд серой вороны располагается в развилке дерева, ближе к стволу, на высоте в среднем от 12 (в основном в многоэтажной старой застройке) до 17 м в обеих частях города. На минимальной высоте (2.5 м) жилое гнездо найдено на молодом тополе непосредственно над мусорным баком. Максимальная высота расположения – 30 м.

Экстраполяция числа выявленных гнездящихся пар птиц на всю площадь разных типов застройки в городе, с учётом также в среднем по 4 птенца на каждое гнездо и 10% холостых особей, даёт приблизительную численность серой вороны к моменту окончания гнездового сезона в целом по городу – 27 836 особей. Максимальная её численность приходится на парки (всего по городу 21 427 особей), а также на многоквартирную застройку (от 1953 особей в Нагорной части до 3689 – в Заречной). В целом, по сравнению с 1990-и гг. и началом 2000-х гг. (Молодовский, Залозных, 1997, Колесова, 2010) численность и плотность гнездования серой вороны в городе снизились примерно в 4 раза.

Виды-воспитатели обыкновенной кукушки на юго-востоке Чернозёмного центра Нумеров А.Д.

Россия, Воронеж, Воронежский университет;

e-mail: anumerov@yandex.ru Отдельные сведения о гнездовом паразитизме обыкновенной кукушки (Cuculus canorus) в регионе имеются в литературе с конца XIX в. К настоящему времени список хозяев включает 21 вид воробьинообразных, у которых находили яйца или птенцов кукушки (n=190).

Случаи паразитизма кукушки рассмотрены по трём периодам: до 1960 (n=68), 1961–1995 (n=62) и 1996–2014 гг. (n=60).

Доля трёх основных видов-воспитателей кукушки (Acrocephalus arundinaceus, Motacilla alba, Phoenicurus phoenicurus) на протяжении всего времени остается неизменной и составляет 73.2% всех случаев паразитизма по региону (по периодам – 72.2, 63.0 и 84.8%). Кроме упомянутых трёх, на протяжении всего времени наблюдений как воспитатели кукушки отмечены ещё два вида – Muscicapa striata (4.7%) и Turdus philomelos (2.1% от общего числа). От 5.3 до 1.6% от всех случаев паразитизма зарегистрированы у Hirundo rustica, Acrocephalus palustris, Anthus trivialis, Erithacus rubecula, Sylvia communis, S. borin, которые периодически воспитывают кукушат. По два случая паразитизма отмечены у Sylvia сurruca и Saxicola rubetra.

Единичные случаи – у 8 видов: Galerida cristata, Oriolus oriolus, Anthus campestris, Turdus merula, Luscinia luscinia, Fringilla coelebs, Emberiza citrinella, Carpodacus erythrinus.

Количественно-видовое распределение случаев паразитизма имеет сходный характер по всем периодам и наилучшим образом аппроксимируется степенным уравнением с коэффициентом – 1.27–1.47. Общее уравнение имеет вид Y=52.3x–1.59, R2=0.942. Практически на всех локальных участках ареала кукушки сохраняется подобная закономерность. Доминируют в качестве воспитателей 1–3 вида (основные хозяева), ещё 3–4 вида имеют статус узколокальных или нерегулярных видов-воспитателей, все остальные виды – случайные хозяева.

Долговременность связей кукушки с основными видамивоспитателями прослежена в регионе для белой трясогузки с 1894 г., для обыкновенной горихвостки и дроздовидной камышевки – с 30- г.

ХХ в. (Огнев, Воробьев, 1923; Барабаш-Никифоров, Павловский, 1948;

Барабаш-Никифоров, Семаго, 1963; Мальчевский, 1954, 1987; Кадочников, 1956; Гоббе, 1967; Нумеров, 1996, 2003; Венгеров, 2011, 2012). И это несмотря на довольно высокий уровень паразитизма. Так, в пойме р. Потудань доля гнёзд дроздовидной камышевки с яйцами или птенцами кукушки составляет по годам 10.6–25.0%, в среднем – 19.8±2.8%.

Окрасочные морфы яиц кукушки, зарегистрированные в регионе, соответствуют 5 типам: голубые (находили в гнездах обыкновенной горихвостки, лугового чекана, певчего дрозда, зарянки), «камышевковый»

тип – в гнездах дроздовидной и болотной камышевок, белой трясогузки, обыкновенной чечевицы, «славковый» в гнездах серой, садовой славок, cлавки-завирушки, обыкновенного соловья, «трясогузковый» и «вьюрковый» типы яиц находили в гнёздах белой трясогузки, дроздовидной камышевки, серой мухоловки и зарянки. В целом, только 34.6% из осмотренных яиц кукушки имели достаточно высокий уровень сходства с яйцами видов-воспитателей. Несмотря на это, большинство «непохожих» яиц были приняты и насиживались хозяевами гнёзд.

Обучение путем наблюдения в популяции большеклювых ворон Обозова Т.А., Зорина З.А.

Россия, 199991, Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова;

e-mail: obozovat@gmail.com Наряду с экспериментами с врановыми птицами в условиях неволи мы исследовали когнитивные способности свободноживущих представителей популяции большеклювых ворон (Corvus brachyrhynhos) в природных условиях (заказник «Малые Курилы», о. Шикотан). Индивидуально помечены 25 птенцов из 10 выводков и собран материал по онтогенезу их когнитивных способностей в природных условиях в послегнездовой период жизни.

На 14 птицах отработана методика, позволяющая выяснить, существует ли передача навыков от взрослых птиц к их потомкам и какие формы обучения в этом процессе задействованы. Для этого три пары взрослых ворон в период, когда их птенцы находились в гнезде, обучили простой дифференцировке стимулов по цвету: всегда подкрепляли выбор красной из четырёх одинаковых по форме и размеру коробок.

Опыты проводили непосредственно на гнездовой территории этих пар.

Птицам понадобилось от 10 до 18 предъявлений, прежде чем они достигли критерия обученности (не менее 7 верных выборов за 8 последовательных предъявлений). С 60-дневного возраста птенцы прилетали с родителями и имели возможность наблюдать за тем, как они добывают корм. Лишь в возрасте 91–92 дней птенцы начинают пытаться сами добывать корм из ящиков. К этому моменту, наблюдая за родителями, они усвоили, что корм нужно искать в одном из ящиков и поняли, что для этого нужно открыть ящик, скинув с него крышку. Однако путем наблюдения они не усваивают информацию о том, что корм находится только в красном ящике – этому они должны обучаться методом собственных проб и ошибок. Таким образом, мы экспериментально выяснили, что специфические пищедобывательные навыки могут передаваться от родителей к их потомкам в естественной среде обитания птиц. Птенцы большеклювых ворон оказались способны обучиться этому навыку, наблюдая за действиями своих обученных родителей.

Численность кукши в южной тайге Прииртышья в летний период Одинцева А.А.1, Одинцев О.А.2 Россия, Новосибирск, ИСиЭЖ СО РАН;

e-mail: toska8@mail.ru Россия, Омск, Омский педагогический университет;

e-mail: odintsevoa@mail.ru Кукшу (Perisoreus infaustus) учитывали на р. Иртыш в 70 км к северу от Тобольска Уватского р-на Тюменской обл., около посёлков Уки, Луговослинкино, Горнослинкино и Миссия. Работы проведены с

16.05 по 31.08.2013 г. в 16 ландшафтных урочищах. Данные за 1968 г.

взяты из монографии Ю.С. Равкина и И.В. Лукьяновой (1976), а за 1991 г. – К.В. Торопова и Е.Л. Шора (2012). Учёты проведены на постоянных, но не строго фиксированных маршрутах без ограничения ширины трансекта, с последующим раздельным пересчётом полученных данных на площадь по средним групповым дальностям обнаружения интервальным методом (Равкин, 1967). Показатели обилия указаны в скобках и приведены в числе особей на 1 км. Словесная характеристика обилия вида соответствует предложенной А.П. Кузякиным (1962) шкале балльных оценок численности. Общая протяженность маршрутных учётов составила 595 км.

В Прииртышье в 2013 г. первый раз встретили кукшу только в послегнездовое время, когда она обычна в низинных залесённых болотах (2), во второй половине лета встречалась только в рослых рямах, в это время она обычна там (5), в смешанных пойменных лесах редка (0.1).

За все годы исследования больше всего кукш отмечено в 1967 г., тогда она встречалась весь летний период. Наибольшее обилие отмечено в рослых пойменных рямах (12), полузаболоченных смешанных лесах и залесённых низинных болотах (7–8). В среднем по территории в 1967 г. она была обычным видом (3), в 1991 и 2013 гг. – редким (0.8 и 0.2, соответственно).

О современной численности и распространении врановых птиц в городе Омск Одинцев О.А.1, Одинцева А.А.2 Россия, Омск, Омский педагогический университет;

e-mail: odintsevoa@mail.ru Россия, Новосибирск, ИСиЭЖ СО РАН;

e-mail: toska8@mail.ru.

Омск – один из крупнейших городов Западной Сибири с населением более 1 млн. человек и площадью 572.9 км. С 2006 г. по настоящее время обследованы 15 местообитаний: районы старой одноэтажной застройки, старой многоэтажной застройки, новой многоэтажной застройки, старый городской парк, новый пойменный парк, застроенные сады, городские кладбища, суходольные луга аэропорта и строительные площадки, исследованы пойменные водоёмы парка природы «Птичья Гавань» и бетонированная набережная. Учёты проведены и в надпойменном лесополевом ландшафте пригородных и удалённых от города местообитаний: осиново-берёзовые колки с лугами и поля многолетних трав с полезащитными полосами и колками. Маршрутные учеты проводили без ограничения ширины трансекта, с последующим раздельным пересчётом полученных данных на площадь, по средним групповым дальностям обнаружения интервальным методом (Равкин, 1967). Оценка обилия приводится по А.П. Кузякину (1962) (особей на 1 км).

Кукша (Perisoreus infaustus). Залётный вид. Мы не встречали.

Сойка (Garrulus glandarius). Залётный вид. Изредка отмечали в окрестностях Омска. В самом городе не встречали.

Сорока (Pica pica). Гнездящийся, кочующий и зимующий вид.

Встречается повсеместно. Среднегодовое суммарное обилие по городу 59 ос./км. Предпочитает застроенные сады и кладбища городских окраин, а также парки с обильной растительностью и наличием мест для гнездования. Избегает открытых пространств и застроенной части города. Численность колеблется в разных местообитаниях от 143 на кладбищах до 9 ос./км на суходольных лугах аэропорта.

Кедровка (Nucifraga caryocatactes). Залётный вид. Мы отметили его в 2013 г. в новом пойменном парке.

Галка (Corvus monedula). Гнездящийся, кочующий и зимующий вид. Среднегодовое суммарное обилие по городу 5 ос./км. Встречается практически во всех городских местообитаниях, максимальная численность отмечена на суходольных лугах и строительных площадках (12–15).

Грач (Corvus frugilegus). Гнездящийся, пролётный и частично зимующий вид. Среднегодовое суммарное обилие по городу 26 ос./км.

Встречается практически во всех городских местообитаниях, но гнездиться предпочитает в пригороде. Весьма многочислен на кладбище (113), многочислен на строительных площадках с пустырями (45), садах (27) и лугах аэропорта (17). В остальных городских местообитаниях обычен. Избегает застроенной части города.

Чёрная ворона (Corvus corone). Залётный вид. Мы не встречали.

Серая ворона (Corvus cornix). Гнездящийся кочующий и зимующий вид. Среднегодовое суммарное обилие по городу 13 ос./км. Встречен во всех городских местообитаниях. Максимальная численность отмечена в пойменном и старом городском парках, садах (19–21).

Ворон (Corvus corax). Гнездящийся, кочующий и зимующий вид.

Нами отмечен только в застроенных садах и кладбищах.

Факторы, обуславливающие динамику численности дрофы в Заволжье Опарина О.С.

Россия, Саратов, Саратовский филиал ИПЭЭ им А.Н. Северцова РАН;

e-mail: otis07@mail.ru В пределах современного ареала восточно-европейской популяции дрофы на территории России основной очаг гнездования находится на левобережье Волги в Саратовской и небольшой части Волгоградской областей. Достаточно долгое время состояние заволжской популяции не вызывало опасений. В настоящее время нами получены новые результаты, основанные на проведенных учётах численности дрофы на площади 12000 км2 в Саратовском Заволжье, в 1998–2014 гг.

За десятилетие (с 2000–2011г.) на репрезентативной части гнездового ареала, составляющей более 20% всей его площади, произошло снижение численности популяции дрофы примерно на 70%. По нашим данным, в конце ХХ века численность дрофы здесь оценивали в 3000 особей, в то время как в 2011–2014 гг. ежегодно учитывали не более 900 птиц. По полученным данным были построены и нанесены на карту плоскостные диаграммы распределения плотности населения птиц на обследованной территории в различные периоды исследований. Они наглядно демонстрируют разительные перемены, связанные с резким сокращением площадей с повышенной плотностью населения этих птиц. Кроме того, произошла фрагментация ареала и исчезновение некоторых токовых участков дрофы.

Мы можем предполагать, что изменение численности вида обусловлено взаимодействием многих антропогенных и природных факторов, а также внутрипопуляционными процессами. Однако, основной причиной такого резкого снижения, по нашему мнению, является изменение структуры землепользования на гнездовой территории дрофы. Установлено, что наблюдаемая тенденция к увеличению в структуре севооборота пропашных культур (в основном, подсолнечник) и озимых зерновых, которым предшествуют поля, остающиеся под чистым паром, на котором проводится культивация в течение лета, отрицательно отражается на успехе репродукции дрофы. В то же время существенно сократились площади, занятые ранними яровыми зерновыми, наиболее благоприятными для успешного гнездования. Наличие старых залежей, значительная часть которых появилась в начале 2000-х гг., позволяет птицам сохранить часть кладок. Однако стихийный характер сельскохозяйственного производства, когда земли после подсолнечника, который сильно истощает почву, забрасываются на несколько лет, а старые залежи вновь распахиваются, не дают оснований к положительному прогнозу успеха репродукции изучаемого вида. Площадь пригодных для гнездования дрофы местообитаний сократилась практически на 11% по сравнению с 2000 г. и составляет 24% от исследованной территории (посевы озимых и ранних яровых зерновых), 18% являются условно пригодными (залежи) и 58% – непригодными (посевы пропашных культур, поздних яровых (просо), целинные пастбищные земли, земли поселений, водоёмы, лесонасаждения, дороги и др.). Отмечено также снижение плотности дроф на участках, где в течение длительного срока проводился сбор яиц.

При том уровне охраны дрофы, какой мы имеем в настоящее время, мы можем очень скоро потерять этот вид в природной среде.

Структура гнездового населения жаворонков в полупустыне Прикаспийской низменности Опарин М.Л.

Россия, Саратов, Саратовский филиал ИПЭЭ им А.Н. Северцова РАН;

e-mail: oparinml@mail.ru В сообщении по материалам о плотности гнездовых пар отдельных видов жаворонков, полученных на основе маршрутных учётов, выполненных в весенние периоды 2011–2014 гг., рассмотрено распределение их гнездового населения по местообитаниям в полупустыне северо-запада заволжской части Прикаспийской низменности. Учёты проводили на ключевых участках площадью 25 км2, на которых выполняли картирование, а также описание почв и растительности. Проведение комплексных работ на ключевых участках позволило выявить связь с местообитаниями отдельных видов семейства жаворонковых.

Показано, что в условиях монотонной равнины в распределении видового населения жаворонков огромную роль играет мезо- и микрорельеф, определяющий засоленность почвы и распределение группировок растительности, которые и предопределяют особенности местообитаний птиц.

Гнездовые пары полевого жаворонка на Джаныбекской равнине в основном приурочены к лиманным понижениям и в небольшом числе встречались в падинах, наиболее низкие части которых были заняты пырейными ассоциациями. На Межузенской и Узено-Дюринской равнинах этот вид доминировал в лиманных понижениях и содоминировал степному жаворонку в падинах, а также был представлен в населении этой группы птиц в трёхчленных комплексах, где гнездился по западинам. Таким образом, во всех исследованных нами районах этот вид связан с элементами ландшафтов, в которых развита злаковая растительность: луговая или степная.

Степной жаворонок в Джаныбекской равнине встречается во всех вариантах ландшафтных комплексов, но доминирует в местообитаниях со степной растительностью падин и в западинах трёхчленных комплексов. В Арал-сорской озёрно-солончаковой депрессии представлены два вида жаворонков, доминирует серый, а второстепенным является степной жаворонок, гнездящийся по западинам. В Межузенской и Узено-Дюринской равнинах гнездовые пары этого вида приурочены к падинам и западинам трехчленных комплексов.

Белокрылый жаворонок во всех обследованных районах приурочен к полупустынным полынно-ромашниковым ассоциациям наиболее возвышенных элементов рельефа в падинах с выраженной солонцеватостью почвы и к микросклонам на участках, занятых трёхчленными комплексами. В другие растительные группировки этот вид проникает по местам палов и скотобоям.

Серый жаворонок заселяет микроповышения трёхчленных комплексов с полынно-солянковой растительностью, а также солончаковосолонцовые депрессии.

Чёрный жаворонок встречается только на Межузенской и УзеноДюринской равнинах. Оптимальными местообитаниями этого вида являются солончаковые солонцы по периферии лиманных понижений, с чернополынно-солянковой растительностью.

В целом картина распределения видов жаворонков на Джаныбекской равнине и Арал-сорской депрессии совпадает с таковой Межузенской и Узено-Дюринской равнин. Имеющиеся различия связаны с большей аридностью климата и ландшафтной структурой первых двух, где преобладающее распространение имеют трёхчленные комплексы, которые и определяют структуру населения жаворонков с доминированием серого и степного, содоминированием им белокрылого и полевого. Меньшая аридность климата двух последних ландшафтов, отличающихся значительным распространением гидроморфных и полугидроморфных урочищ, определяет доминирование полевого и степного, содоминирование белокрылого и серого, и второстепенное положение чёрного жаворонка, селящегося по солончакам вокруг лиманов.

Свободноживущие птицы зоопарков в разных городах Палеарктики Остапенко В.А.

Россия, Москва, Московский зоопарк, Московская ветеринарная академия им. К.И. Скрябина;

e-mail: v-ostapenko@list.ru Зоопарки привлекательны для обитания свободноживущих птиц.

Особенности их видового разнообразия наблюдали в удалённых друг от друга городах Палеарктики на примере зоопарков Москвы, Пекина, Эр-Риада и Каира. Суммарный список постоянных обитателей этих зоопарков составил 39 видов. Помимо них во внегнездовое время здесь появляются ещё десятки видов перелётных, кочующих и зимующих птиц.

Результаты проведенных наблюдений показывают, что состав авифауны зоопарков зависит от состояния двевесно-кустарниковых насаждений, наличия акваторий в виде прудов и небольших рек. Птицы околоводных биоценозов характерны для Московского и Пекинского зоопарков. В Московском зоопарке многие годы проводится работа по обогащению фауны города различными видами уток (кряквы, огари, пеганки, красноголовые и красноносые нырки, гоголи, хохлатые чернети и белоглазые нырки), на островах прудов самостоятельно начали гнездиться речные крачки и серебристые чайки. В Пекинском зоопарке создана искусственная группировка утки-мандаринки. Возникла и поддерживается колония квакв из более чем 100 гнёзд, разместившаяся на крупных деревьях на островах. По речным берегам гнездится 2 или 3 пары обыкновенных зимородков. Отмечено два вида скворцов – серый скворец и хохлатая майна. Оба вида, несомненно, гнездятся здесь. К синантропным птицам в этом зоопарке относим также голубую сороку, большеклювую ворону и полевого воробья.

Синантропные птицы представлены в Московском зоопарке сизыми голубями, врановыми, обыкновенными скворцами, двумя видами воробьёв, белыми трясогузками. Белые трясогузки встречены во всех рассматриваемых нами зоопарках. Скворцы в Московском зоопарке скапливаются в вечерние часы и проводят на крупных деревьях ночь.

Численность этих ночных скоплений с июля по октябрь меняется и достигает нескольких тысяч.

В Каирском зоопарке к числу синантропных видов можно отнести черноголовых бюль-бюлей. Три другие вида бюль-бюлей обитают на территории Риядского зоопарка. Здесь к синантропным птицам относятся также 3 вида горлиц, домовый воробей, обыкновенная майна и малабарская амадина. Интересен залёт и зимовка (октябрь 1999 – декабрь 2000 гг.) белогрудого зимородка. Отмечена зимовка сорокопутовых свиристелей, которые кормятся плодами различных фикусов, а также зимовка белых трясогузок, собирающихся на массовые ночёвки на крупных деревьях в соседних с зоопарком кварталах города.

В Риядском и Каирском зоопарках встречаются виды-интродуценты, такие, как обыкновенные майны, малабарские амадины, бюль-бюли (4 вида) и кольчатые попугаи Крамера.

Экологический клуб «Снегирь» (Свердловская область) Остапенко И.В.

Россия, Заречный, Комплекс любительских объединений;

e-mail: irina.ostapenko.62@mail.ru Клуб орнитологов «Снегирь» был создан в конце 1980-х гг. в с. Заречном Свердловской области как клуб любителей певчих птиц. В настоящее время он существует как детский экологический клуб при Дворце культуры «Ровесник». Здесь объединены дети, подростки и молодые люди (от 5 до 24 лет), в т.ч. и дети с ограниченными возможностями.

Основная цель клуба – увеличение знаний о птицах и других животных, пропаганда бережного отношения к природе, проведение мероприятий по охране и спасению животных, организация экологических праздников. Здесь ведется работа с социально уязвимыми группами населения, осуществляется экологическое воспитание и развитие творческих способностей у детей через общение с животными.

В клубе содержатся некоторые виды попугаев и певчих птиц, за которыми ребята ухаживают. Сюда постоянно приносят раненых или замёрзших птиц, которых после лечения выпускают или передают в реабилитационные центры. У клуба «Снегирь» имеются тесные связи с Екатеринбургским зоопарком и реабилитационным центром для хищных птиц, налажены многочисленные контакты со школами.

Одноизнаправленийдеятельностиклуба–научно-исследовательская работа, проводимая школьниками. По результатам своих наблюдений они пишут исследовательские работы, которые впоследствии успешно представляют на экологических конференциях.

Многолетняя работа клуба «Снегирь» показала, что у детей повышается интерес к природе, повадкам, привычкам и образу жизни их подопечных. Деятельность клуба играет большую роль в экологическом просвещении детей и способствует популяризации изучения и охраны птиц.

Экологическая пластичность могильника и возможность его конкурентных отношений с другими хищными птицами в Самарской области Павлов И.С.

Россия, Самара, Поволжская социально-гуманитарная академия, центральный офис СО СОПР;

e-mail: samfly@mail.ru Во многих регионах европейской части России с начала 1990-х гг.

наметилась тенденция роста популяции могильника. В Самарской области положительную динамику численности вида стали отмечать в 1995–1997 гг. Своего максимума популяция достигла в 2003-2006 гг., когда количество гнездящихся пар соответствовало экологической ёмкости угодий (известны более 10 жилых гнёзд в 2.5–4 км одно от другого). После этого в одних районах области численность могильника пошла на спад, в других наблюдалось их активное перераспределение, что стало возможным благодаря высокой пластичности вида в отношении к различным внешним факторам (трансформация местообитаний, наличие условий для гнездования, динамика кормовой базы, фактор беспокойства и т.п.).

Сейчас в Самарской обл. могильника можно встретить на гнездовании в сильно трансформированных сообществах, в непосредственной близости от населённых пунктов (в т.ч. и крупных, более 5000 человек), вблизи промышленных предприятий и оживлённых автомагистралей, где антропогенный прессинг очень высок. В питании многие пары из-за значительного сокращения популяций их основных жертв (суслики) стали специализироваться на добыче альтернативных кормов (грачи, голуби, массовые околоводные птицы). Заметно чаще могильников в гнездовой период стали наблюдать на падали, особенно вдоль оживлённых трасс. Значительную долю в их питании стали занимать сурки, зайцы, молодые лисы, бродячие собаки и кошки. Всё чаще отмечают случаи проявления клептопаразитизма могильника. В качестве гнездового субстрата орлы вполне успешно освоили опоры высоковольтных ЛЭП.

Вместе с тем состояние в регионе популяций других крупных пернатых хищников не столь благоприятно. Беркут и балобан не гнездятся в области уже около 17 лет. Исчезла гнездовая группировка степного орла, которую 10 лет назад оценивали в 7 пар (сейчас известна только одна территориальная пара). Численность курганника сократилась до 3-х пар. Возможно, на сокращение популяций некоторых видов хищных птиц могла каким-то неясным сегодня образом повлиять опосредованная конкуренция с могильником. Нами отмечено, например, что на трёх участках при заселении их могильником заметно сократилась численность канюка – на 57, 50 и 37.5%, соответственно. На одном из этих участков исчез также орёл-карлик, а пара тетеревятников сместилась далее, чем на 500 м от гнезда орлов. Эти соображения носят предварительный и дискуссионный характер, но они свидетельствуют о необходимости внимательного изучения взаимоотношений орламогильника с другими хищными птицами.

Голубеобразные на юге Западной Сибири (Алтайский край) Петров В.Ю.

Россия, Барнаул, Алтайский университет;

e-mail: petrov@bio.asu.ru Большая горлица (Streptopelia orientalis) и сизый голубь (Columba livia) были и остаются широко распространенными и обычными видами этого отряда в регионе. Вместе с тем, представительство голубеобразных за менее чем 50-летний период расширилось за счет клинтуха (C. oenas) и вяхиря (C. palumbus), малой (Streptopelia senegalensis) и кольчатой (St. decaoto) горлиц.

Клинтух. Не считая достаточно расплывчатого описания ареала в южной части Западно-Сибирской равнины (Гынгазов, Миловидов,

1977) и указаний на находку на Салаире (А.П. и Г.А. Велижанины, 1929), в первой трети и середине прошлого столетия он не регистрировался. Встречи клинтуха датируются с конца 1980-х гг. За последние 20–25 лет клинтух расселился по всей рассматриваемой территории. Это прослеживается на карте ареала вида в России на территории края (Котов, 1993). В лесных местообитаниях (боры, колки, иногда лесополосы) это в основном обычный вид. Наблюдаются колебания численности по годам, в отдельных районах порой значительные.

Вяхирь. В прошлом, как и клинтух, вяхирь не приводится в фаунистических списках большинства исследователей первой трети и середины ХХ ст., отмечается только на Кулундинском участке как «частично» гнездящийся вид (И.М. и П.М. Залесские, 1931). Начиная с 1980-х гг. с элементами гнездового поведения периодически отмечается в крае, в окрестностях Барнаула и на Кулундинской равнине (Петров, 2006) и западнее, но достоверных сведений о гнездовании не приводится. В последних обобщающих работах (Котов, 1993; Рябицев, 2008) гнездовой ареал вида не охватывает рассматриваемую территорию, а севернее ещё в середине ХХ веке доходил на восток до Новосибирска и Томска. Любителем птиц В.С. Зарубиным в 2014 г.

найдено гнездо в с. Нагорное в 30 км северо-западнее г. Барнаула.

Гнездо располагалось в густых зарослях клёна. В этом году в колках окрестностей в трёх местах токовали вяхири. Токование его отмечается в этом районе в течение последних 5–6 лет. Таким образом, гнездовой ареал в настоящее время охватывает окрестности г. Барнаул и, вероятно, простирается на запад, включая оз. Кулундинское.

На наш взгляд, расселение вяхиря, как и клинтуха, скорее всего происходит на самый юг Западной Сибири не с запада, а с севера, через таёжную зону. Более чёткую картину расселения видов не позволяет сделать фрагментарность наблюдений.

Кольчатая горлица. Ареал кольчатой горлицы охватывает самую юго-западную часть края (Рябицев, 2008). Бродячие птицы отмечались на запад до г. Барнаула.

Малая горлица гнездилась в крупных населённых пунктах этой части края (г. Рубцовск и райцентр с. Угловское Угловского р-на).

В течение последних трёх лет клинтух и вяхирь не гнездятся в с. Угловское, а кольчатая горлица не отмечается и в других сёлах района (личное сообщение. А.А. Котлова).

Орнитофауна лесов Донецкой области Пилипенко Д.В.

Россия, Камчатка, Алеутский р-н, заповедник «Командорский»;

e-mail: pilipenko.dv@mail.ru Донецкая область полностью располагается в степной зоне, но на её территории имеются разнообразные типы лесов, как искусственных, так и естественных. В северо-западной части находят свою южную границу нагорные или плакорные дубравы, вдоль крупных рек тянутся пойменные леса – ивово-тополёвые, ольшаники и дубравы. На песчаных террасах кроме естественных лиственных колков значительные площади занимают сосновые посадки. Преимущественно в восточной части региона располагаются байрачные леса, а в Приазовье большое количество искусственных лесов, как молодых и небольших по площади, так и крупных массивов, имеющих более чем вековую историю.

С 1996 г. изучением орнитофауны охвачены практически все типы лесов. Выявлены 116 видов птиц. Из них 92 вида гнездящиеся, 3 (малый подорлик, филин и чиж) предположительно гнездящиеся. Только на пролёте отмечали 5 видов, а 11 – лишь в зимнее время. Ещё для 5 видов – сапсана, клинтуха, сизоворонки, зелёной пеночки, хохлатой синицы, характер пребывания не определён. Среди гнездящихся редки осоед, перепелятник, могильник, орлан-белохвост, кобчик (сильно сокративший численность), зелёная пересмешка, пеночка-весничка, мухоловка-пеструшка и рябинник. Вальдшнеп, деряба, черноголовая гаичка и московка находятся на границе своего ареала, проникая в регион по лесам долины р. Северский Донец. Курганник, орёл-карлик и поползень в последние годы расширили свой гнездовой ареал, проникнув далеко на юг по байрачным и старым искусственным лесам.

Для некоторых видов гнездование в лесах не совсем характерно для региона. Так цапли, а именно серая, малая белая и кваква, формируют в некоторых лесах поли- и моновидовые колонии, а в некоторых случаях имеет место и одиночное гнездование этих видов. Серый журавль в силу ряда причин гнездится только в пойменных лесах Северского Донца и его притоков.

Перевозчик и бекас также нашли благоприятные для гнездования стации именно в пойменных лесах:

первый на границе ивово-тополевых лесов, а второй в ольшаниках.

Кольчатая горлица, заселившая населённые пункты, начала осваивать и примыкающие леса. Чёрный стриж, обычный в населённых пунктах, как исключение гнездится в некоторых лесах в дуплах. Сизоворонка гнездится в норах, по степным балкам и карьерам, но в недалеком прошлом присутствовала и как дуплогнёздник, что нельзя исключать и сейчас в качестве большой редкости. Сирийский дятел, как и кольчатая горлица, в последние годы начал осваивать леса региона. Галка, которая гнездится преимущественно в бетонных столбах, на крышах зданий и т.д., иногда гнездится и в лесонасаждениях, в смешанных колониях врановых. Домовый воробей, судя по всему, изредка поселяется в примыкающих к селам лесах. И наконец, черноголовая овсянка, вероятно в силу своей редкости, не была найдена возле лесных массивов, но отдельные группировки отмечались на гнездовании в пойме степных рек с небольшими куртинами древесно-кустарниковой растительности.

Результаты изучения морфоструктуры ископаемой скорлупы яиц страусов из межгорных впадин Северного Тянь-Шаня Пита О.М.

Казахстан, Алматы, РГП «Гылым ордасы», Музей природы;

e-mail: Pita-O.M@mail.ru Для исследования морфоструктуры ископаемой скорлупы яиц страусов были взяты образцы из среднего плиоцена – верхнего эоплейстоцена Текесской и Илийской впадин. Кроме того, для сравнения были изучены образцы из позднемиоценовых местонахождений Орток (Таласский Алатау, Киргизия), Карабастуз (Семипалатинское Прииртышье), а также из эоплейстоценовых отложений бассейна реки Или (район Баканаса); Забайкалья, Россия.

В работе использовалась система типификации скорлупы бескилевых птиц, разработанная западными и российскими палеонтологами.

В основе этой системы лежат типы поровых структур на поверхности скорлупы мадагаскарского эпиорниса (Aepyornithidae, «эпиорнитоидная» скорлупа – тип «А») и африканского страуса (Struthinodae, «струтиоидная» скорлупа – тип «S») как стабильные и значительно отличающиеся друг от друга, а также выделена «промежуточная» скорлупа типа «А-S», имеющая поровые структуры двух типов.

Измерение скорлупы выявило широкий диапазон ее толщины:

от 1.8–2.0 до 2.8–3.0 мм. Образцы скорлупы из Ортока (р. Или, Забайкалье) толщиной 1.8–2.3 мм сопоставимы с «тонкоскорлуповым»

типом «S» из четвертичных отложений Монголии, относимым к Struthio asiaticus Brodkord, 1863. Основными элементами поровой поверхности являются: одиночные поры – круглые и щелевидные;

двойные поры; небольшие цепочки пор на поверхности и в желобках;

скопления пор (от 3 до 5–7 штук), образующие «пятна скученности».

Подобная скорлупа, в небольшом количестве, присутствует в образцах из Текесской впадины.

Показано, что при дальнейшем увеличении толщины скорлупы на её поверхности появляются структуры «эпиорнитоидного» морфотипа – Мк-комплексы, штрихи, цепочки s. Ориентация каналов пор вдоль продольной оси яйца и углубление желобков в процессе инкубации способствовали облегчению разлома скорлупы в период выхода птенца из яйца. В связи с этим часть скорлупы толщиной 2.4–2.6 мм может быть отнесена к типу «А-S» (Struthio asiaticus) из плиоцена Монголии.

В местонахождениях Текесской и Илийской впадин наряду с тонкой скорлупой собрана скорлупа толщиной до 2.8–3.0 мм, что свидетельствует о присутствии более крупного страуса, чем Struthio asiaticus. Эта скорлупа также определена как «промежуточная»

скорлупа типа «А-S», имеющая поровые структуры двух типов.

Неогеновая скорлупа страусов обнаруживает значительно больший полиморфизм в комбинациях признаков поровых комплексов, чем у современных и голоценовых групп бескилевых птиц (Михайлов, Курочкин, 1988).

В условиях аридизации климата в конце плиоцена – раннем эоплейстоцене преимущество получил выраженный «струтиоидный»

тип тонкой скорлупы, который и сейчас представлен в скорлупе яиц современного африканского страуса. Толстоскорлуповые формы страусов вымерли на территории Казахстана в раннем эоплейстоцене.

Птицы как компонент паразитарных систем природно-очаговых инфекций в Ростовской области Пичурина Н.Л., Дворцова И.В., Москвитина Э.А., Забашта А.В., Забашта М.В.

Россия, Ростов-на-Дону, Противочумный институт Роспотребнадзора;

e-mail: dvortsova.inna@mail.ru Птицы – уникальный компонент фауны планеты, успешно освоивший все пространства Земли, и, по сути, являющийся связующим звеном в трофических связях цепи «возбудительпереносчик». Наличие условий, благоприятных для обитания птиц, определяют включение их в паразитарные системы природных очагов трансмиссивных болезней. Это подтверждено исследованиями 5754 экз. птиц (4187 проб) 90 видов 15 отрядов в Ростовской обл. за период 2001–2013 гг. Лабораторные исследования по выявлению антигенов вирусов Западного Нила, Крымской-Конго геморрагической лихорадки (ККГЛ), Инко, Батаи, Тягиня, Синдбис и лихорадки Ку выполнены методом ИФА. Обнаружение Borrelia burgdorferi s.l. геновидов B. burgdorferi s.s., В. garinii, B. afzelii проведено в ПЦР.

Показано наличие в популяциях птиц шести вирусных и двух бактериальных инфекционных агентов. Традиционно птиц связывают с циркуляцией вируса Западного Нила, в Ростовской обл. это подтверждается положительными находками у восьми видов: Corvus cornix, Corvus frugilegus, Sturnus vulgaris, Larus ridibundus, Larus canus, Larus cachinnans, Sterna hirundo, Phalacrocorax carbo.

Кроме вируса Западного Нила, птицы являются носителями и других арбовирусов, в том числе вируса ККГЛ, в паразитарную систему которого включается большое число видов птиц: Passer domesticus, Passer montanus, Corvus cornix, Corvus frugilegus, Turdus pilaris, Perdix perdix, Sturnus vulgaris, Emberiza citrinella, Pica pica, Larus ridibundus.

Установлены экологические связи вирусов Инко, Тягиня, Батаи, Синдбис с Corvus frugilegus, Sturnus vulgaris, Larus ridibundus, Sterna hirundo, Chlidonias hybridus.

Coxiella burneti обнаружены в Passer domesticus, Corvus cornix, Corvus frugilegus, Turdus pilaris, Perdix perdix, Larus ridibundus, Columba livia.

В циркуляции Borrelia burgdorferi s.l. геновида B. afzelii принимают участие Corvus cornix, Corvus frugilegus, Sturnus vulgaris, Larus ridibundus.

Видовое разнообразие птиц, включающихся в паразитарные системы природных очагов, определяет их роль как носителей, транспортеров инфекционных агентов и возможность формирования естественной микст-инфицированности вирусно-бактериальной природы: вирус ККГЛ и C. burnetti у Turdus pilaris и вирус ККГЛ и B. afzelii – у Sturnus vulgaris.

Орнитофауна полярных пустынь и её изменения на примере севера Новой Земли Покровская И.В.

Россия, Москва, Национальный парк «Русская Арктика», Институт географии РАН;

e-mail: savair@yandex.ru Наблюдения проводились в окрестностях мыса Желания с 16.07 по 31.08.2013 г. и 2–31.07.2014 г. (в первую половину месяца обследованы Русская Гавань, Ледяная Гавань, бухта Мурманца и о. Гемскерка;

позднее – окрестности мыса Желания). В 2013 г. весна была ранняя и лето в целом теплее, чем обычно; в 2014 г. весна была поздняя, а летняя температура существенно холоднее средней.

Птицы полярных пустынь севера Новой Земли подробно изучены Е.М. Антипиным в конце 1930-х гг. и В.Т. Бутьевым в конце 1960-х гг.

Кратковременные учёты проведены здесь нами в начале 1990-х гг. В 2013 и 2014 гг. мы отметили значительные изменения в фауне и населении птиц этого района.

Так, обычными и регулярно встречающимися видами в течение 2013 и 2014 гг. стали морская чайка (Larus marinus) и большой крохаль (Mergus merganser), не отмечавшиеся здесь ранее. Морская чайка ныне гнездится в окрестностях мыса Желания и, предположительно, – на Малых Оранских и Безымянных островах к западу от этого мыса. В 2014 г. на самом мысе Желания загнездилась смешанная пара морской чайки и бургомистра (L. hyperboreus), благополучно выведшая одного птенца. Восточнее мыса Желания морские чайки не встречены. Большие крохали – обычные и повсеместно распространённые птицы, линяют на мысах и островках по всему морскому побережью, от Русской Гавани до о. Гемскерка.

На Больших Оранских о-вах (на западе) и о. Гемскерка (на востоке) гнездятся большие поморники (Stercorarius skua), не отмеченные на севере Новой Земли в ХХ в. На Оранских островах этот вид гнездится предположительно с 2006 г. В 2013 г. там найдено гнездо, а в 2014 г. гнездование отмечено и на о. Гемскерка.

В 2013 г. на гнездовании отмечены галстучник (Charadrius hiaticula) и кулик-воробей (Calidris minuta), причём второй вид был наиболее многочисленным из гнездящихся куликов.

Белолобые гуси (Anser albifrons) предположительно гнездились в бухте Мурманца в 2014 г., отмечались на мысе Серебренникова в 2013 г. и о. Гемскерка в 2014 г. Чёрная казарка (Branta bernicla) эпизодически встречалась в оба года, причём в 2014 г. удалось установить её подвидовую принадлежность и отнести к белобрюхому подвиду (B. bernicla hrota).

В 2014 г. на берегу оз. Обильное в течение двух суток держалась, кормясь на моховой дернине, жёлтая трясогузка (Motacilla flava) – также новый для региона вид.

В то же время нами не встречена белая чайка (Pagophila eburnea), а ранее многочисленная морянка (Clangula hyemalis) отмечалась лишь единично и эпизодически.

Учитывая скудость и малочисленность орнитофауны полярных пустынь, можно констатировать её существенную перестройку, вероятно связанную с изменениями климата.

Весенний пролёт гусей на модельном отрезке БеломорскоБалтийского пролётного пути в Унской губе Белого моря Покровская И.В.1, Брагин А.В.2 Россия, Москва, Институт географии РАН;

е-mail: savair@yandex.ru Россия, Архангельская область, Северодвинск, Национальный парк «Онежское Поморье», Северный Арктический университет им. М.В. Ломоносова С 10 по 31.05.2014 г. на четырёх маршрутах общей протяженностью 10 км и трёх наблюдательных пунктах в течение 224.7 человеко-часов были проведены наблюдения за пролётом гусей в устье Унской губы Белого моря в окрестностях пос. Пертоминск. Сроки наступления весны ранние, погода в основном была тёплая. На пролёте отмечены белощёкая казарка (Branta leucopsis) – 15 714 особей, номинативный подвид чёрной казарки (Branta bernicla bernicla) – 9 657 особей, гуменник (Anser fabalis) – 1 813 особей и белолобый гусь (Anser albifrons) – 41 особь за весь период наблюдений.

Пролёт белощёкой казарки начался 10.05 при резком усилении ветров южных румбов. Казарки полетели сразу в большом числе. Интенсивность пролёта нарастала до 16.05, когда были зарегистрированы 3587 особей за день, после чего плавно снижалась вплоть до 23.05.

Незначительный, но постоянный пролёт, интенсивностью около 100 птиц в день, продолжался с 24.05 до конца наблюдений. Впоследствии, с 1 по 6.06, не встречено ни одной белощёкой казарки.

Пролёт чёрной казарки протекал двумя волнами. Первая малочисленная волна в единицы и десятки особей за день пришлась на 11–13.05, а вторая, многочисленная и основная, длилась с 20 по 31.05.

Наибольшая интенсивность прослежена с 23 по 28.05 с пиком численности 27.05 – 2289 особей за день. После этого вплоть до конца наблюдений шёл пролёт средней интенсивности – около 1000 особей за день. По всей вероятности, пролёт чёрной казарки проходил и после окончания наших работ.

Казарки обоих видов останавливались на кормёжку на акватории Унской губы.

Интенсивный пролёт гуменника начался, по всей вероятности, раньше начала наших наблюдений, так как максимум его численности – 469 особей – пришёлся на первый день работ. Численность этого вида снижалась до 27.05. В последнюю пятидневку наблюдений гуменник не отмечен.

Стайки белолобого гуся отмечены дважды: 10.05 (31 особь) и 15.05 (9 особей); 24.05 на озере в зоне приморских лайд в течение суток держался один, по всей вероятности травмированный молодой белолобый гусь, что говорит о продолжении пролёта этого вида в течение наших наблюдений. С борта рейсового самолета АН-2 на Монастырском болоте около пос. Пертоминск 6.06 отмечена пара гусей рода Anser, не определённых до вида.

Для существенной части популяций белощёкой казарки и номинативного подвида чёрной казарки Унская губа представляет собой важный отрезок на миграционных путях как место остановки на кормёжку.

Генетическая изменчивость журавля-красавки и её географическое распределение между популяциями Политов Д.В.1, Мудрик Е.А.1, Болдбаатар Ш.2, Букреев С.А.3, КашенцеваТ.А.4 Россия, Москва, Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН;

e-mail: dmitri_p@inbox.ru, Монголия, Улан-Батор, 51, Институт биологии АН Монголии, Россия, Москва, ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН, Россия, Рязанская обл., Окский заповедник Журавль-красавка (Anthropoides virgo) – один из самых распространённых видов журавлей Евразии. Несмотря на общую высокую численность, сокращение и трансформация мест обитания представляют угрозу для отдельных популяций. Из шести популяций вида на территории России распространены четыре, при этом калмыцкая и центрально-азиатская популяции стабильны, восточноазиатская имеет тенденцию к сокращению, а черноморской присвоен статус угрожаемой ( 500 особей). Турецкая и атласская популяции вымерли к началу XXI в. Популяционно-генетические исследования журавлякрасавки необходимы для анализа межпопуляционной дифференциации и состояния локальных генофондов.

Пространственное распределение генетической изменчивости четырёх популяций изучали на 45 диких и происходящих из природы вольерных птицах с использованием девяти микросателлитных локусов: Gram-22, Gram-30, GjМ-15, GjМ-34, Gj4066, Gj4077, Gpa-12, Gpa-38, Gpa-39. В общей выборке журавлей по этим локусам идентифицировано от трёх до 12 аллелей, среднее число аллелей на локус составило 3.829±0.314. Среднее значение наблюдаемой гетерозиготности (0.562±0.040) незначительно отличалось от ожидаемого значения (0.539±0.032). Доля межпопуляционной изменчивости (FST=0.110) в общем генетическом разнообразии журавля-красавки оказалась высокой по сравнению со значениями, характерными для других видов журавлей. Анализ главных координат показал, что восточноазиатская популяция наиболее сильно дифференцирована по первой оси.

С помощью дискриминантного анализа и обработки индивидуальных многолокусных генотипов птиц в программе STRUCTURE, также выявлены более выраженные отличия восточной популяции, однако показано, что и кластер, включающий другие локальные группировки, является гетерогенным. В целом результаты генетического анализа выявили относительно высокий уровень внутрипопуляционного аллельного и генного разнообразия красавки по ядерным микросателлитным локусам и существенную степень изоляции между географически разобщенными популяциями вида. Генетическое своеобразие локальных группировок журавля-красавки требует внимания к их таксономическому статусу и позволяет рассматривать их как отдельные природоохранные единицы.

Работа поддержана программами фундаментальных исследований Президиума РАН «Биоразнообразие природных систем» (подпрограмма «Генофонды живой природы и их сохранение») и «Эволюция органического мира и планетарных процессов», а также Комплексной международной научно-производственной программой Евроазиатской ассоциации аквариумов и зоопарков «Сохранение журавлей Евразии».

Проблемы охраны птиц в условиях современного законодательства и стратегии природопользования Поляков В.Е.

Россия, Екатеринбург, ООО «Экология Развития Бизнеса»;

e-mail: v.bird@mail.ru В настоящее время основное воздействие на птиц, в особенности на охраняемые виды, оказывает не прямое их истребление (например, в результате отстрела), а трансформация и сокращение площади их местообитаний в результате хозяйственной деятельности. При этом наибольший ущерб наносится в период размножения, поскольку гибнет гнездо с кладкой или птенцами. В этом ключе наиболее значимыми видами хозяйственной деятельности, приводящими к разрушению местообитаний, являются: 1) строительство линейных сооружений и крупных промышленных объектов; 2) сплошные рубки леса; 3) добыча полезных ископаемых с применением взрывных работ. Ниже дана их краткая характеристика.

Наиболее строгие законодательные запреты действуют в сфере строительства. При прохождении государственной экспертизы, даже если участок находится в черте города, требуются справки об отсутствии охраняемых видов, путей миграций животных и т.п. В то же время, в сфере лесного хозяйства и добычи полезных ископаемых есть множество противоречий в законодательстве, позволяющие природопользователю осуществлять свою деятельность в период размножения птиц.

Согласно ст. 22 ФЗ «О животном мире» № 52-ФЗ от 24.04.1995 г., любая деятельность, влекущая за собой изменение среды обитания объектов животного мира и ухудшение условий их размножения, нагула, отдыха и путей миграции, должна осуществляться с соблюдением требований, обеспечивающих охрану животного мира.

Согласно ст. 60 ФЗ «Об охране окружающей среды» № 7-ФЗ от 10.01.2002 г., растения, животные и другие организмы, относящиеся к видам, занесённым в Красные книги, повсеместно подлежат изъятию из хозяйственного использования. Запрещается деятельность, ведущая к сокращению численности этих растений, животных и других организмов и ухудшающая среду их обитания.

После реформы лесного законодательства повсеместно стали практиковаться рубки в любое время года, в том числе – в период размножения птиц. Лесопользователей не останавливают ни глухариные тока (деревья вырубаются прямо в период токования), ни плохое качество весенней древесины. В результате консультаций с госслужащими удалось установить, что конкретные сроки и места обитания охраняемых видов должны быть прописаны в лесохозяйственном регламенте и только тогда они могут быть учтены в проектах освоения лесов. Другая проблема: размер особо защитных участков леса (где могут быть установлены ограничения по сплошным рубкам) установлен только для глухариных токов. Ни для кого из хищных птиц и сов этот размер не определён.

В сфере добычи полезных ископаемых задачей органов государственной власти является освоение как можно большего количества месторождений. При таком подходе, если месторождение находится не на особо охраняемой природной территории, проект добычи не подлежит государственной экологической экспертизе. И даже если на участке недр обитают охраняемые виды птиц, шансы сохранить их гнёзда отсутствуют.

К фауне трематод водоплавающих птиц Павлодарской области Пономарёв Д.В.

Казахстан, Павлодар, Павлодарский педагогический институт;

e-mail: ponomaerevd@mail.ru Основой для публикации служат наблюдения, проводимые нами по результам неполных паразитологических обследований разнообразных представителей орнитофауны Павлодарской обл. (главным образом водоплавающих утиных – объект промысла) в период с 2000 по 2006 гг. Изучение паразтофауны птиц не было главнной целью нашей работы, материал собран нами для последующего функциональноморфологического исследования марит. В связи с этим многие результаты вскрытий оформлялись не в полном объёме, например видовая приналежность определялась всегда, а данные о численности гельминтов некоторых вскрытий – лишь периодически.

Семейство Plagiorhidae. Подсемейство Prosthogonimidae в наших сборах представлены тремя видами: Prosthogonimus ovatus, Prosthogonimus cuneatus, Schistogonimus rarus. Все трематоды из фабрициевой сумки молодых птиц, а в яйцеводах не обнаруживались.

Первый вид встречался чаще других и имел широкий круг хозяев.

Зараженность этими трематодами редко превышала 6–8 экземляров.

Семейство Cyclocoelidae. Cyclocoelum mutabile – паразит воздухоносных полостей, встречался у большого числа исследованных птиц, главным образом у лысух и чирков. Typhlocoelum cucumerinum был отмечен только в трахее птиц, чаще у утиных.

Семейство Notocotylidae. Notocotylus attenuatus – чаще встречался в слепых отростках кишечника кряквы и серой утки, низкая интенсивность инвазии – 3–10 экземпляров. Notocotylus gibbus – отмечен нами только 1 раз у кряквы (12 экз.).

Семейство Echinostomatidae. Echinostoma revolutum, Hypoderaeum conoideum – специфичные паразиты утиных, экстенсивность инвазии не менее 50%. Echinoparyphium aconiatum – менее распространненый вид, нами зарегистрировано три случая заражения шилохвости.

Семейство Strigeidae. Apharyngostrigea cornu, Parastrigea robusta, Cotylurus cornutus Ichtyocotylurus platycephalus.

Семейство Diplostomidae. Diplostomum huronense, Diplostomum spathaceum.

Семейство Shistosomatidae. Dendritobilharzia pulverulenta.

К фауне трематод птиц-ихтиофагов канала Иртыш-Караганда Пономарёв Д.В., Жумабекова Б.К., Исакаев Е.М.

Казахстан, Павлодар, Павлодарский педагогический институт;

e-mail: ponomaerevd@mail.ru В сентябре 2002 г. проведено неполное паразитологическое обследование 5 птенцов большого баклана Phalacrocorax carbo и 5 взрослых особей хохотуньи Larus cachinnans. Птицы были отловлены с одного водоёма, имеют сходный рацион, однако фауна трематод значительно отличалась. Птенцы баклана были заражены трематодами Ichtyocotylurus platycephalus (Creplin, 1825), которые локализовались в клоаке птиц, а также в фабрициевой сумке, экстенсивность инвазии составила 100%, а интенсивность инвазии 11.6 экз. У двух обследованных птиц паразиты были обнаружены только в клоаке. Также отмечено, что размеры трематод из фабрициевой сумки меньше (1.3–2.5 мм), чем размеры экземпляров, собранных из клоаки (2.55–4.7 мм).

Ichtyocotylurus platycephalus является обычным паразитом чаек, однако случаи инвазии других ихтиофагов единичные и не имеют высоких показателей интенсивности и экстенсивности. В наших исследованиях у чаек ихтиокотилурусов обнаружено не было. У всех экземпляров Larus cachinnans была выявлена высокая интенсивность инвазии (в среднем более 200 экземпляров) диплостомидами, которые были идентифицированы как Diplostomum huronense (La Rue, 1927).

Результаты изучения орнитофауны заповедника «Днепровско-Орельский», Днепропетровская область, Украина Пономаренко А.Л.

Украина, Днепропетровский университет им. Олеся Гончара;

e-mail: aponomar@ua.fm «Днепровско-Орельский» является единственным природным заповедником на территории такого трансформированного человеком региона, как Днепропетровская область. Создан он был сравнительно недавно, в 1991 г. Общая площадь заповедника составляет лишь

3766.2 га. Это объясняется тем, что он «зажат» между двумя крупными городами – Днепропетровском и Днепродзержинском. Необходимость создания объекта ПЗФ в таком густонаселенном районе была вызвана тем, что именно здесь, в верховьях Запорожского вдхр., сохранились остатки плавневых экосистем с долгопоемными лесами (дубравами, осокорниками, вербняками) и системами озёр. В заповеднике можно выделить четыре основных части территории: плавни Таромского уступа, плавни Николаевского уступа, плавни р. Проточ, соседствующие с современным руслом р. Орель, и аренные биогеоценозы с псаммофильной степью и сосновыми насаждениями.

По результатам учётов, выполняемых с 1991 г., орнитофауна заповедника насчитывает 185 видов птиц с различным статусом пребывания. Их можно отнести к шести орнитокомплексам: водно-болотному, лесному, луговому, степному, опушечному и синантропному.

Доминирующим по числу видов является водно-болотный комплекс (более 41% от общего числа видов). Далее следуют лесной орнитокомплекс (почти 32%) и опушечный орнитокомплекс (более 13%).

Виды-кампофилы (степные и луговые) вместе составляют менее 9%, синантропы – менее 5% видового состава. Очевидно, что наиболее ценной с точки зрения сохранения видового разнообразия является поемная часть заповедника. Наличие в поемной части разнообразных по типу зарастания и проточность водоёмов приводят к тому, что здесь встречаются 2 вида гагар, 4 вида поганок, 9 видов аистообразных, 19 видов гусеобразных, 21 вид ржанкообразных птиц. Характерно также высокое долевое участие в авифауне видов лесного орнитокомплекса, связанного с долгопоемными осокорниками и дубравами. Причиной высокого долевого участия опушечников являются особенности организации древостоя долгопоемных лесов Приднепровья. Верхний ярус этих лесов образован в значительной степени полуажурнокронными породами, нижний развит очень хорошо. В результате формируются леса с осветлённой, очень мозаичной структурой, привлекательной для опушечников.

Важным для любого заповедника показателем является доля видов, занесённых в списки охраняемых. Более 12% видов орнитофауны заповедника занесены в Красную книгу Украины. Среди них такие птицы как гоголь, скопа, орел-карлик, курганник, орлан-белохвост, кулик-сорока, малая крачка и многие другие. Благодаря высокому разнообразию водно-болотных птиц заповедник внесен в перечень ВБУ Рамсарской конвенции.

К сожалению, плавни заповедника деградируют. Озёра постепенно заиливаются из-за нарушения гидрологического режима на Днепре.

Поэтому актуальным в данном случае может стать вопрос о биотехнических мероприятиях по расчистке устьевых участков систем озёр.

Онтогенез вокализации сов Попова Д.В.1, Сарычев Е.И.2, Бёме И.Р.1 Россия, Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова;

e-mail: 9yellowdragon9@gmail.com, Россия, Московская обл., Питомник редких видов птиц «Витасфера»

По сравнению с таковым у воробьинообразных птиц, онтогенез вокализации хищных птиц в настоящее время изучен слабо. Целью нашей работы было исследование онтогенеза вокализации у сов. В частности, мы изучили механизмы преобразования ювенильных акустических сигналов в акустические сигналы взрослых особей и попытались выяснить возможные причины изменения сигналов с возрастом. В качестве предмета исследования у птенцов выступали крики, которые мы определяли как сигналы выпрашивания корма; у взрослых птиц – весь доступный нам репертуар сигналов. Впервые прослежены изменения структуры акустических сигналов и значений их частотно-временных параметров у птенцов двух видов сов – обыкновенной (Strix aluco) и бородатой (S. nebulosa) неясытей с момента вылупления до вылета из гнезда и в течение некоторого времени после вылета из гнезда. Проведено сравнение сигналов птенцов с сигналами взрослых птиц того же вида. Проверена гипотеза о резком изменении структуры сигналов и значений их частотно-временных параметров после прозревания птенцов. Проведено межвидовое сравнение акустических сигналов и хода их преобразования при взрослении: проверена гипотеза о связи структуры и частотно-временных параметров сигналов с особенностями местообитаний и образа жизни данных видов птиц. Исследование было проведено в питомнике редких видов птиц «Витасфера» на средства грантов РФФИ №№ 11-04-00062а и 14-04-00108/14.

Численность обыкновенной пустельги в Симферополе Прокопенко С.П.

Крым, Симферополь, ул. Селиванова, 26 e-mail: prokop_falcoonry@ukr.net, prokopov_uk@mail.ru Материал по гнездованию пустельги в Симферополе собирали в течение последних 30 лет. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. несколько пар жили в разных частях города, с середины 1990-х гг. их численность стала увеличиваться, возможно, в связи с появлением новых многоэтажных жилых домов. Современную численность пустельги в Симферополе можно оценить в 70–75 пар, из которых не менее 40 пар гнездится на многоэтажных зданиях: в отдушинах вентиляционных люков, чердачных проёмах или под карнизами балконов. Ещё 10–15 пар гнездится на полках и нишах известняковых выходов в черте города. Около 10 пар занимают гнёзда на опорах электролиний, ещё 5 пар – на заводских трубах и вышках мобильной связи. Не менее 2–3 пар гнездится на осветительных мачтах городского стадиона и столько же – на телевышке. Интересно, что в гнёздах грачей в пределах города пустельг не находили, хотя в агроценозах они охотно их занимают. В последние годы пустельг всё чаще наблюдают в городе зимой, но их популяционная принадлежность не известна.

Распределение и численность птиц на основном русле Среднего и Нижнего Амура Пронкевич В.В., Воронов Б.А.

Россия, Хабаровск, Институт водных и экологических проблем ДВО РАН;

e-mail: vp_tringa@mail.ru В июле и августе 2010, 2011 и 2014 гг. с движущегося судна были проведены учёты водоплавающих, околоводных и хищных птиц на участке основного русла р. Амур от устья р. Зея (N 50.240859, E 127.598994) до устья р. Амгунь (N 52.945997, E 139.698492). Общая протяжённость обследованного участка составила 1840 км. Птиц учитывали при помощи 12-кратного бинокля в полосе, охватывающей всю ширину русла и побережья. Вследствие большой ширины реки, наличия многочисленных проток и прибрежных зарослей растительности мы, очевидно, могли учесть только часть птиц, обитающих на водотоке. Для водоплавающих, аистообразных и чайковых птиц в конце июля и первой половине августа, т.е. после окончания гнездового периода, характерно образование предотлётных скоплений в наиболее кормных пойменных местообитаниях на побережьях крупных водоёмов и водотоков.

Наиболее многочисленными оказались чайковые птицы, всего были зарегистрированы 10 756 особей шести видов; по численности преобладали озёрная чайка (Larus ridibundus) (42.5%), речная (Sterna hirundo) (37.7%) и белокрылая (Chlidonias leucopterus) (12.2%) крачки.

По мере продвижения вниз по течению реки отмечено постепенное снижение плотности большого баклана (Phalacrocorax carbo), от 13 до 1.5 особей на 10 км русла. В последние два десятилетия на территории Приамурья, включая Амурскую, Еврейскую автономную области, Хабаровский и Приморские края России и провинцию Хэйлуцзян КНР, наблюдалась экспансия вида.

Средний и Нижний Амур хорошо различаются по составу и численности соколообразных птиц. На Среднем Амуре по численности доминировал чёрный коршун (Milvus migrans), на различных участках Нижнего Амура – чёрный коршун, орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla) и белоплечий орлан (Haliaeetus pelagicus). Плотность хищных птиц на участке нижнего течения р. Амур оказалась в два раза выше, чем на Среднем Амуре, что, вероятно, было обусловлена более богатыми кормовыми ресурсами нижнеамурского участка и относительно низким фактором беспокойства со стороны людей. На участке Среднего Амура длиной 1000 км встречены 5 одиночных особей орлана-белохвоста, на 840 км участка Нижнего Амура – 104 птицы этого вида. Белоплечий орлан в количестве 94 особей отмечен только ниже г. Хабаровска. Вероятно, сохраняется тенденция проникновения птиц этого вида вглубь материка: взрослые и молодые птицы регулярно регистрируются на территориях Амурского и Нанайского районов Хабаровского края. Примечательно, что в 1958, 1959 и 1961 гг. белоплечий орлан встречался на Нижнем Амуре только в качестве пролётного вида.

Некоторые результаты цветного мечения птенцов орлана-белохвоста на северо-западе России Пчелинцев В.Г.

Россия, Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский университет;

e-mail: vapis@mail.ru В середине 1970-х гг. в Европе стартовала программа по цветному мечению орлана-белохвоста: в 1976 г. 60 птенцов пометили в Норвегии и Швеции (Helander, 2003). По этой программе проводится мечение гнездовых птенцов в возрасте 4–7 недель ножными цветными кольцами. На каждую лапу надевается по одному металлическому кольцу.

Цветное нумерованное кольцо на цевке правой лапы определяет регион рождения птенца. На левую лапу надевают кольцо, определяющее год его мечения. Каждому региону был присвоен уникальный цвет кольца. До 2012 г. координатор программы определял цвет кольца для каждого года. Кольца до 1982 г. были одноцветными, а позже стали применять двуцветные кольца: один цвет над другим. Сочетание цветов могло повторяться не ранее чем через 5 лет, но менялся порядок их расположения. Сочетание колец позволяет, при использовании оптических приборов, определить возраст и происхождение птицы.

К 2000 г. участники программы окольцевали 8 335 птенцов белохвоста (Helander, 2003). Больше всего птиц окольцовано в Норвегии (3136), а также в прибрежных регионах Швеции (1240) и Финляндии (1069). В этих странах и прилежащих к ним районах велико и число повторных встреч окольцованных птиц.

С 1994 г. северо-западный регион России участвует в реализации этой программы на территории Ленинградской, Псковской и Новгородской областей. По согласованию с координаторами программы в 2004 г. кольцевание цветом «ленинградского региона» проводилось в окрестностях Рыбинского вдхр. в Дарвинском заповеднике. За время работы на северо-западе России окольцованы 155 птенцов орланабелохвоста.

Сообщений о встречах окольцованных птиц пока немного. В марте 1998 г. окольцованный в «ленинградском» регионе орлан встречен на территории Дарвинского заповедника. Несколько раз через 1–2 года после кольцевания в середине 1990-х гг. встречали меченых птиц неподалеку от места кольцевания на островах и побережье Финского залива. Через пять лет после кольцевания в Дарвинском заповеднике орлана встретили там же у гнезда в период размножения. В июне 2012 г. в Эстонии был сфотографирован у гнезда орлан, окольцованный в 2007 г. в Ленинградской области. Увеличения числа сообщений о меченых птицах, зафиксированных с помощью оптических средств и фотографий, можно ожидать в связи с расширением районов кольцевания, а также при особом внимании к скоплениям орланов на зимовках и размножающихся птиц у гнёзд.

Пространственно-типологическая неоднородность населения птиц Срединного региона Северной Евразии Равкин Ю.С., Богомолова И.Н., Цыбулин С.М., Железнова Т.К., Торопов К.В., Вартапетов Л.Г., Миловидов С.П., Юдкин В.А., Жуков В.С., Гуреев С.П., Покровская И.В., Касыбеков Э.Ш., Ананин А.А., Бочкарева Е.Н.

Россия, Новосибирск, ИСиЭЖ СО РАН, Томский университет;

e-mail: zm@eco.nsc.ru Срединным регионом Северной Евразии мы называем территорию от Урала до Енисея в пределах Западно-Сибирской равнины и далее часть той же полосы к югу вплоть до границ СССР на 1991 г. Для расчётов использованы как неопубликованные, так и литературные материалы, накопленные в банке данных лаборатории зоологического мониторинга ИСиЭЖ СО РАН. Учёты птиц проведены за период с 1936 по 2013 гг. с 16.05 (в тундрах с 16.06, в северной тайге с 1.06) по 15.07 (в тундрах по 31.07). В общей сложности использованы сведения о населении птиц 3140 местообитаний, собранные на маршрутах суммарной протяжённостью около 63 тыс. км. В сборе материалов участвовали 110 специалистов.

Собранные данные усреднены по выделам региональных карт растительности. В итоге получено 1196 средних, которые подвергнуты кластерному анализу. В результате вся совокупность данных разделена на 3 системы населения птиц: I и II – незастроенной и застроенной суши и III – водно-околоводных сообществ. В первую из них вошли 8 типов населения: 1 – Тундровый (подзон арктических и северных субарктических тундр); 2 – Лесотундровый (южных субарктических тундр, предтундровых редколесий и северной тайги); 3 – Лесной (лесов, гарей, вырубок, полей в сочетании с перелесками, облесённых и верховых болот от средней тайги до степной зоны включительно и в лесных поясах Алтая и Саян, кроме юго-восточной провинции и Тувы, а также низинных болот и лесолуговых пойм от средней тайги до подтаёжных лесов); 4 – Лугово-степной западно-сибирский (лугов, луговых степей, полей, открытых низинных болот, лесолуговых пойм от лесостепи до степной зоны включительно на равнине, а также в лесных и лесостепных поясах Алтае-Саянской горной страны, кроме Юго-Восточного Алтая и Тувы); 5 – Полупустынносухостепной западно-сибирский (настоящих и опустыненных степей и полупустынь, за исключением Тувы и Юго-Восточного Алтая); 6 – Высокогорный (альпийских и субальпийских лугов и редколесий); 7 – Полупустынно-пустынно-степной среднеазиатский, включая орнитокомплексы аналогичных местообитаний Тувы и Юго-Восточного Алтая (полупустынь, северных пустынь и горных степей); 8 – Пустынный среднеазиатский (подзоны южных пустынь). Население птиц селитебных, промышленных и рекреационных территорий разделено на типы сообществ: 9 и 10 – городов и посёлков со сплошной застройкой, соответственно северных и южных (по границе между северной и средней тайгой); 11 – городов диффузной застройки, парков, садов и кладбищ; 12 – карьеров и отвалов; 13 – аэродромов; 14 – горных кошар, ферм и стоянок; 15 – кордонов и сторожек. Водно-околоводные орнитокомплексы входят в 6 типов (с 15 по 21): раздельно водоёмов и водотоков, соответственно равнинных северных и срединных, а также горных южных. Некоторые типы населения разделены на подтипы (в сумме 28).

Исследование поддержано РФФИ (проект № 13-04-00582).

Особенности формирования таксоценоза птиц урбанизированных экосистем Рахимов И.И.

Россия, Казань, Казанский федеральный университет;

e-mail:rakhim56@mail.ru Урбанизированная экосистема, поддерживаемая деятельностью человека, – сообщество с определенным видовым составом живых организмов и своеобразием связей между его компонентами, зависящими от комплекса физико-географических и социально-экономических условий территории. В условиях антропогенных ландшафтов формируется характерный таксоценоз птиц, отличающийся для конкретного региона и города набором видов и соотношением экологических групп. В условиях формирующегося городского таксоценоза птиц экологические связи видов с территорией выражены более отчетливо.

Мозаичность городских биотопов создаёт экологические ниши для различных групп животных, которые занимаются видами, относящимися к различным систематическим и экологическим группам.

Одним из основных свойств городской экосистемы, которое сближает её с естественными, является многообразие живых организмов и, как следствие этого, многовариантность связей между ними. Биологическое разнообразие, как известно, является основой устойчивости экосистем.

Формирование фауны птиц городской экосистемы идёт без видообразования, посредством перехода существующих уже видов из одного экологического окружения в другое. Например, авифауна антропогенного ландшафта в условиях Среднего Поволжья составляет около 70% от региональной фауны. Гнездящиеся в антропогенном ландшафте виды также многочисленны, и их доля в фауне достигает 70%.

Рассматривая экологические и градостроительные аспекты среды, в которой птицы существуют рядом с человеком, нельзя забывать и этно-социальную обстановку, которая может стать определяющей для их жизни в городах, особенно для таких заметных организмов, как птицы. Город имеет два основных преимущества, которые привлекают птиц – наличие корма и защищенность, особенно в период гнездования. Городские биотопы более предпочтительны для видов, добывающих корм на земле.

В условиях городской экосистемы формируются особые городские популяции птиц. Для образования самостоятельной популяции в новых условиях необходимо, чтобы поток мигрантов в эти нетипичные для вида биотопы превышал некоторое пороговое значение. При этом количество залетающих в новые биотопы особей может расти как за счёт увеличения числа мигрантов при ухудшении условий существования материнской популяции, так и за счет роста самой популяции мигрантов при улучшении условий (Мак-Артур, Элтон). В антропогенной среде, где условия очень динамичны, птицы «не успевают» адаптироваться к ним, они находятся в состоянии постоянного приобретения новых приспособлений к постоянно меняющейся среде обитания. Приобретённый в процессе эволюции набор преадаптивных особенностей расширяет адаптивные возможности видов.

Птицы антропогенных ландшафтов: обзор диссертационных исследований в СССР и России, результаты и перспективы Рахимов И.И., Ибрагимова К.К.

Россия, Казань, Казанский федеральный университет;

e-mail: rakhim56@mail.ru Городские условия для животных любых видов – совершенно особая, эволюционно новая среда обитания. В последнее десятилетие происходит повсеместное увеличение численности отдельных видов птиц в антропогенных ландшафтах России и Европы, возрастает степень их синантропности.

Задача проведенного обзора диссертационной активности по изучению птиц антропогенных ландшафтов – сформировать обобщенное представление о некоторых тенденциях и закономерностях в истории эколого-зоологических исследований на территории СССР и России.

Первой работой, защищённой по результатам исследований птиц в антропогенном ландшафте, была кандидатская диссертация по специальности «зоология» А.С. Мальчевского «Фауна позвоночных животных узких полезащитных лесных полос Заволжья (с точки зрения сложения биоценозов и значения их изменения)». (1941 г.). Регулярные исследования птиц в городах и других трансформированных территориях начались лишь в начале 1980-х гг. Всего по птицам антропогенных ландшафтов защищена 251 работа, в т.ч. 130 диссертаций по специальности «зоология», 108 работ по специальности «экология» и 13 диссертаций по другим специальностям (биологические ресурсы, геоэкология, сельское хозяйство, ветеринарные науки). За рассматриваемый период выполнена 31 докторская диссертация, в т.ч. 13 диссертаций по специальности «зоология», 13 работ по специальности «экология» и 5 диссертаций по другим специальностям. Из республик бывшего СССР и ближнего зарубежья России по птицам антропогенных ландшафтов защищены 29 работ. Из стран дальнего зарубежья защищена работа П. Янкова (Болгария) и Жуакина Паше да Фонсека (Ангола).

В России изучение птиц антропогенных ландшафтов проводилось в следующих направлениях: орнитофауна населённых пунктов, птицы в зонах активной хозяйственной деятельности (агроландшафты, водохранилища и др.), адаптации птиц к условиям антропогенного ландшафта, экология синантропных видов (преимущественно врановых и голубей), механизмы вселения и этапы расселения птиц в антропогенных ландшафтах. В настоящее время изучена орнитофауна Москвы, Петербурга, Казани, Калининграда, Новосибирска, Ростова-на-Дону, Саранска, Улан-Удэ и др. Из зарубежных городов соответствующие исследования проведены в городах Кабул, Харьков, Бухара и др. Орнитофауна ряда городов была изучена при подготовке региональных обобщений по фауне антропогенных ландшафтов.

Соотношение кандидатских и докторских диссертаций – 7:1. Первая докторская была защищена в 1962 г. (А.С. Будниченко). Лишь с 90-х гг. на защиту выносятся ежегодно одна, иногда две работы. Рекордным оказался 1999 г., когда были защищены 4 докторские работы.

По кандидатским работам рекордным оказался 2004-й г.: защищены 12 диссертаций. Спад диссертационной активности наблюдался в 1996, 2001 и в 2014 гг. Данные кореллируют с цифрами по защищённости соискателей и общим числом утверждённых ВАК диссертаций в целом по биологическим специальностям в России. Малое число защит в 2014 г.г. объясняются исключительно с проведением переаттестацией диссертационных советов. Очередная конференция в Алматы предаст новый импульс для проведения исследований птиц антропогенных ландшафтов.

Пути миграций серого журавля на Украине Редчук П.С.

Украина, Киев, Киевский университет им. Тараса Шевченка, Киев, Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАН Украины;

e-mail: polina.redchuk@izan.kiev.ua Во время миграций через Украину пролетают журавли, принадлежащие к восточно-европейской и европейско-русской популяциям, на места зимовок в Турцию, Израиль, Иорданию, Саудовскую Аравию, Судан и Эфиопию, а также в Алжир и Тунис (Флинт, Панчешникова, 1982, 1985; Флинт, 1987; Meine, Archibald, 1996; Пранге, 2008).

Материалом работы послужили данные 94 публикаций, в которых имелись сведения о миграции серого журавля на территории Украины за период с 1911 г. по настоящее время, проанализированы Летописи природы Полесского и Ровенского природных заповедников, кроме того, использованы данные, предоставленные Н.В. Слюсарем и С.В.

Домашевским (личн. сообщения), а также собственные наблюдения.

Всего 531 наблюдение (28 917 особей) весной и 481 наблюдение (49 212 особей) осенью. Визуализацию данных проводили с помощью программы Quantum GIS.

Анализ данных позволяет уточнить сведения о трёх основных пролётных путях в Украине. Центральным является восточноевропейский пролётный путь. По нему птицы из Финляндии, Эстонии, Латвии, Беларуси и северной части России летят на зимовки в Турцию, Израиль и Эфиопию, пересекая Украину в районе Киевской и Житомирской областей и далее, придерживаясь р. Днепр, направляются в сторону Крыма, где пересекают Чёрное море.

Вдоль западных границ Украины проходит балтийско-венгерский пролётный путь. По нему летят финские, карельские и прибалтийские журавли через Венгрию и Балканы на североафриканские зимовки.

Русско-понтийский путь миграции проходит через восточные области страны: Сумскую, Харьковскую и Полтавскую. Достигнув Днепра, журавли берут южное направление, следуют через Крым и пересекают Чёрное море напрямик, или же отклоняются к юго-западу, огибают Чёрное море, а далее, возможно, пересекают Средиземное море и достигают зимовок в северной Африке. Таким образом, в районе Сиваша, где каждый год отмечают большие миграционные скопления журавлей, происходят пересечение или же объединение двух больших миграционных потоков.

Наши данные подтверждаются исследованиями с применением спутниковых передатчиков на птицах, гнездящихся в Финляндии и Эстонии (Leito et al., 2011; Suorsa, 2013: http://www.satelliittikurjet.fi/ engl_index.html). Однако, благодаря усовершенствованию методов мечения, становится очевидным, что пролётные пути не изолированы друг от друга – пролетая через территорию Украины, птицы могут выбирать тот или иной путь.

Географическая изменчивость больших пёстрых дятлов из группы «Dendrocopos major japonicus» на Дальнем Востоке России Редькин Я.А.

Россия, Москва, Зоологический музей МГУ им. М.В.Ломоносова;

e-mail: yardo@mail.ru Изменчивость больших пёстрых дятлов, традиционно объединяемых в качестве единого подвида D. m. japonicus, была изучена нами на материалах коллекций Зоологических музеев МГУ, Сибирского отделения РАН, БПИ ДВО РАН и некоторых других собраний, а также на современном материале собственных сборов из Приморского края, с Сахалина и Курильских о-вов. Результаты исследования показали существование размерных и окрасочных отличий между сериями экземпляров из 4-х регионов: с островов Хоккайдо и Кунашир, из материковой части ареала, с о. Сахалин, а также с островов Итуруп и Уруп.

Популяции Приморья, большей части Приамурья и северовосточного Китая представлены главным образом однотипно окрашенными, сходными по размерам особями, описанными ранее как D. m. tscherskii. Нижняя сторона тела и щёки с кремовым налётом, всегда хорошо заметным в свежем пере и ослабевающим в течение года по мере «обнашивания» оперения. Летние птицы часто бывают почти белобрюхими, но, как правило, примесь кремового оттенка в большей или меньшей степени остаётся. Задняя часть живота и подхвостье у них ярко-красные. Клюв тонкий и относительно короткий. Его длина, измеренная от лба по коньку (без учёта пола) составляет в среднем

28.8 мм. Длина крыла в среднем 133.4 мм.

Морфологически к ним близки птицы с о. Сахалин, однако они отличаются более длинным и тонким клювом (в среднем 30.7 мм) и ещё более светлой окраской низа. Длина крыла в среднем 132.1 мм. Нижняя сторона тела и щёки у этих птиц в свежем пере с совсем слабым кремовым налётом, а в обношенном оперении становятся чисто-белыми.

У D. m. japonicus с Хоккайдо и Кунашира на нижней стороне тела развит равномерный коричневатый налёт, сохраняющийся в течение практически всего года. Индивидуальная изменчивость окраски низа у них невелика, хотя встречаются немного более светлые особи, однако и они всегда темнее типичных материковых. Задняя часть живота и подхвостье розово-красные – иного оттенка, чем у материковых и сахалинских дятлов. Клюв тоньше и в среднем (29.4 мм) длиннее, чем у материковых птиц. Крыло в среднем (129.6 мм) короче.

Дятлы, обитающие на островах Итуруп и Уруп, по размерам в основном сходны с хоккайдскими птицами. Но окрашены светлее их, приближаясь в этом отношении к сахалинским, однако белые пятна на маховых у них заметно крупнее. Крыло (в среднем 128.6 мм) и хвост заметно короче, чем у сахалинских дятлов. Клюв по размерам как у сахалинских (визуально чуть тоньше), немного длиннее, чем у japonicus (у взрослых птиц в среднем 30.3 мм).

Таким образом, дятлы из перечисленных регионов морфологически неоднородны. Название D. m. japonicus следует оставить за кунаширско-хоккайдскими популяциями. Материковые птицы должны быть выделены в самостоятельную расу D. m. tscherskii. В качестве двух новых самостоятельных подвидов целесообразно описать птиц, населяющих Сахалин, а также острова Итуруп и Уруп.

О таксономическом положении длиннохвостой неясыти с острова Сахалин Редькин Я.А.

Россия, Москва, Зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова;

e-mail: yardo@mail.ru Длиннохвостые неясыти (Strix uralensis), населяющие Сахалин, в подавляющем большинстве литературных источников отождествляются с птицами подвида S. u. nikolskii (Buturlin, 1907), описанного по материалам из Приамурья и Уссурийского края. Вместе с тем, сахалинские неясыти были описаны в качестве эндемичного подвида S.u. tatibanae Momiyama, 1927. Г.П. Дементьев (1936) признавал самостоятельность сахалинской расы, отмечая, что, по сравнению с S. u.

nikolskii, сахалинская форма «несколько бледнее…, с большим развитием пятнистости на голове и спине», при этом:

«несколько сомнительная форма, во всяком случае, птицы с северного Сахалина очень близки к амуро-уссурийской расе». В последующих публикациях S. u. tatibanae сводилось в синонимы S. u. nikolskii.

Наше исследование выполнено на основе изучения окраски оперения серий длиннохвостых неясытей, собранных в течение последних 10 лет в Приморском крае (Сихотэ-Алинь), Хабаровском крае (хребет Джугджур) и Амурской области, в сравнении с материалами собственных сборов с о. Сахалин (северная, центральная и южная части), дополненное изучением окраски птиц из этих регионов, хранящихся в Зоологическом музее МГУ, Институте морской геологии и геофизики ДВО РАН (Южно-Сахалинск), а также БПИ ДВО РАН (Владивосток).

В результате сравнения окраски 16 длиннохвостых неясытей с Сахалина с обширными материалами с материка было установлено, что островные совы стабильно отличаются рядом признаков. Общая окраска сахалинских неясытей во всех случаях заметно бледнее, чем у континентальных. Тёмные пестрины на верхней стороне тела более узкие и менее чёрные, более буроватого оттенка. Перья задней части спины у островных сов с менее выраженным поперечным рисунком. Область поясницы и надхвостье намного светлее, чем у материковых экземпляров, светло-бурого тона. Рисунок на маховых и рулевых перьях значительно светлее. Белые поля на перьях лопаточных партий и верхних кроющих второстепенных маховых больше по площади, чем у континентальных особей. Нижняя часть тела белёсая, почти без охристого оттенка, всегда хорошо выраженного (особенно на оперении ног и задней части живота) у материковых птиц. Бока живота островных птиц имеют более узкие продольные пестрины и практически лишены буроватого поперечного рисунка, присутствующего у большинства амуро-уссурийских сов. Оперение лицевого диска у сахалинских неясытей белёсое, менее сероватое, чем у материковых экземпляров.

Размеры сахалинских и амуро-уссурийских особей примерно сходны, при этом заметно превышают размеры птиц подвида S. u. japonica (A.H. Clark, 1907), населяющего Хоккайдо и Кунашир. Неясыти расы S. u. buturlini Dementiev, 1951, занимающей северо-восток Сибири, отличаются от сахалинских птиц ещё более светлой окраской, в частности, более узкими наствольными пестринами на верхней и нижней сторонах тела, а также большей шириной белых полей на лопаточных перьях. Таким образом, необходимо восстановить самостоятельность подвида S. u. tatibanae, являющегося эндемиком о. Сахалин.

Экологические аспекты распределения цветовых морф сизого голубя по различным субстратам в городе Москве Резанов А.А., Кая Э.Э.

Россия, Московский городской педуниверситет, Институт математики, информатики и естественных наук;

e-mail: Andreznv@mail.ru Общая численность мировой популяции одичавших домашних голубей (Сolumbs livia f. domestica) оценивается в 50 млн. птиц (Shuster, 1990). В диких популяциях сизого голубя отсутствует полиморфизм окраски оперения, все особи имеют мономорфную сизо-серую окраску. Для городских же сизых голубей характерен полиморфизм окраски. Как правило, в таких популяциях преобладают особи-меланисты, т.н. сизо-чеканной и чёрно-чеканной окраски (Марков, 1960; Печенев, 1984; Ксенц, Москвитин, 1985; Обухова, Креславский, 1985). Экологоэтологическая разнородность колоний голубей, по мнению С.И. Печенева (1984), вероятно, является адаптивным качеством популяций голубей, необходимым для процветания в урбанизированной среде.

Известно, что сизые голуби различных морф обладают специфическими морфологическими, экологическими и этологическими характеристиками. На это указывает своеобразие их реакций на средовые воздействия (Ксенц, Москвитин, 1985).

«Сизая» и «чёрно-чеканная» морфы являются своеобразными генетическими группами, различно реагирующими на совокупность внешних воздействий. Показано, что с течением времени в популяциях сизых голубей происходят фенотипические изменения (Печенев, 1984; Обухова, 2000). В частности, установлено, что снижение плотности особей в колониях повлекло за собой уменьшение их меланизации. По данным Н.Ю. Обуховой (2000), доля меланистов ни в одной точке Москвы не превышала 55%, хотя раньше в центре города встречались стаи, где доля меланистов достигала 80%. Возросла генетическая гетерогенность особей в колониях.

По нашим данным за 2001–2005 гг. (Резанов, 2008), доля чёрночеканных голубей не превышала 50%, доля чёрно-чеканных вместе с сизо-чеканными была несколько выше, достигая 56%. В то же время за период 2010–2012 гг. нами отмечено значительное повышение доли чёрно-чеканных и сизо-чеканных (получеканных) голубей.

Поскольку морфизму голубей придаётся адаптивное значение, нас, прежде всего, интересовали различия в доле использования цветовыми морфами голубей различных типов субстратов как при кормёжке, так и при отдыхе. Нами условно был выделен надземный тип субстрата (асфальт, земля, газоны и т.п.) и надземный (древесно-кустарниковый ярус, провода, здания, кормушки и т.п.). Сравнение соотношения морф на всех субстратах показало, что доля чёрно-чеканных и сизочеканных (получеканных) голубей в сумме приближается к 90%. Отмечено, что особи чёрно-чеканной морфы преобладают на наземном субстрате и составляют 58%, в то время как на надземном субстрате их доля заметно ниже (37%).

Таким образом, можно говорить о новом повышении доли меланистических морф сизого голубя в Москве, что может быть связано с некоторым изменением городских условий, в которых существуют колонии голубей в данный период времени.

Модификации кормового поведения птиц:

опыт классификации Резанов А.Г.

Россия, Московский городской педуниверситет, Институт математики, информатики и естественных наук;

e-mail: rezanovag@mail.ru В основу предлагаемой классификации положена концепция кормового метода (feeding method), рассматриваемого как последовательность стереотипных кормовых манёвров, направленных на поиск и добывание пищевых объектов и на всех стадиях кормовой поведенческой последовательности связанных с конкретными средами/субстратами или элементами среды (Резанов, 2000, 2013). Кормовой манёвр (feeding maneuver) рассматривается как последовательность локомоторных (и моторных) актов при разыскивании и добывании пищевых объектов.

В составе кормового метода можно выделить две основные составляющие, которые могут изменяться в формате видоспецифического (стереотипного) поведения: 1) локомоторная/моторная и 2) средовая/субстратная. Обычно, изменчивости подвержена первая, самая продолжительная, стадия кормового метода – разыскивание пищевого объекта. При таком морфологическом дефекте клюва, как разрастание рамфотеки надклювья, изменение в кормовом поведении происходит на завершающей стадии кормового метода – клевке. Но это уже, скорее всего, поведенческая аберрация.

Предлагается классификация модификаций кормового поведения птиц:

1. Модификация кормового метода по субстратной составляющей, т.е. «переключение» птицы-фуражира на нетрадиционный для нативного видового поискового поведения субстрат или элемент среды. Примеры: а) кормёжка стенолаза (Tichodroma muraria) на стенах зданий и других построек человека (Холодковский, Силантьев, 1901; Бородихин, 1968; Иванов, 1969; Lhrl, Wilson, 2008);

б) продалбливание большой синицей (Parus major) крышек молочных бутылок (Fisher, Hinde, 1949).

2. Модификация кормового метода с использованием нетрадиционного кормового манёвра (или моторного акта) без затрагивания субстратной/средовой составляющей; сам манёвр входит в стереотипный комплекс локомоций вида. Примеры: а) кормёжка травника (Tringa totanus) в манере большого улита (T.

nebularia) (Reynolds, 1949; Резанов, 1976); б) малая белая цапля (Egretta garzetta) при охоте на мелководье «встряхивает» лапой кочки (Жмуд, 1983).

3. Глубокие модификации кормового метода на уровне кормового манёвра и субстрата. Примеры: а) использование иволгой (Oriolus oriolus) поискового полёта с «зависаниями» над травянистой растительностью (Л.Б. Бёме, 1950); б) использование серой цаплей (Ardea cinerea) поискового полёта над глубоководными участками (Резанов, 1995); в) воздушная охота клестов (Loxia curvirostra) за насекомыми (Плешак, 1998).

Дробная классификация предусматривает оценку следующих параметров кормового метода фуражира: 1) среда разыскивания; 2) локомоторные (и моторные) акты разыскивания; 3) среда сближения с добычей; 4) локомоторные акты сближения; 5) среда нахождения при соприкосновении с добычей; 6) среда нахождения добычи при соприкосновении с фуражиром.

Различные отклоняющиеся от нормы (редко встречающиеся) кормовые методы обычно квалифицируют как необычные (unusual methods), а в последние годы – как поведенческие инновации. Но изза недостатка репрезентативной информации (например, слишком лаконичное описание поведения: «жулан охотится с присады» и т.п.) большинство форм кормовых методов птиц оценить и, соответственно, классифицировать сложно. Также часто невозможно оценить степень обычности или необычности кормового метода по его встречаемости на пространстве ареала вида, поскольку не существует единой базы данных по кормовому поведению птиц.

Состояние изученности и охраны птиц Баянаульского национального парка Резниченко С.М.

Казахстан, Павлодарская обл., «Республиканский методический центр фитосанитарной диагностики и прогнозов»;

e-mail: serg_rezn@mail.ru Территория Баянаульского государственного национального природного парка представляет уникальный комплекс природных экосистем в зоне сухих степей Казахстана. До сих пор остаётся недостаточно изученным качественный и количественный состав фауны птиц парка, не ясен характер пребывания некоторых видов, не выполнен анализ влияния хозяйственной деятельности человека на места обитания редких видов.

До последнего времени на территории Баянаула было известно пребывание только 94 видов птиц, из которых 74 вида указываются как вероятно гнездящиеся (Ковшарь, 2008).

В результате инвентаризации, проведённой автором с 2010 г., в Баянаульском национальном парке и на сопредельных территориях выявлены 178 видов птиц и впервые установлено гнездование 10 видов:

лебедя-кликуна, гоголя, змееяда, могильника, малого пёстрого дятла, вертишейки, чёрного дрозда, пёстрого каменного дрозда, рябинника и маскированной трясогузки. Находками 6 жилых гнёзд подтверждено гнездование орла-карлика. Значительно расширен список мигрирующих, залётных и зимующих птиц. Отмечено пребывание 16 видов редких птиц, занесённых в Красную книгу Казахстана: кудрявого пеликана, лебедя-кликуна, савки, чёрного аиста, красавки, беркута, могильника, орла-карлика, балобана, скопы, змееяда, филина, черноголового хохотуна, саджи, фламинго, реликтовой чайки. Положено начало формирования кадастровой базы данных по гнездовым участкам редких видов птиц.

Несмотря на небольшой срок исследований, уже сейчас можно сделать ряд выводов:

1) Территория национального парка является одним из мест концентрации видов, редких для Казахстана; 2) Увеличивающаяся с каждым годом рекреационная нагрузка и крупные лесные пожары вынуждают наиболее уязвимые виды сосредотачиваться на небольших территориях, менее подверженных антропогенному прессу; 3) Ольховые урёмные леса национального парка играют ключевую роль как места обитания различных видов пернатых (их фауна составляет около 17% фауны птиц национального парка). Ольховые сообщества являются излюбленным местом гнездования орла-карлика и тетеревятника;

4) Увеличивающийся антропогенный фактор влечёт за собой значительную перестройку лесных сообществ, в первую очередь это касается наиболее уязвимых сообществ чёрной ольхи; 5) Вольный выпас скота является мощным фактором беспокойства для фауны птиц: так, вблизи водоёмов, на рединах соснового леса и лугах, где ведётся выпас скота, как правило, не дают потомство некоторые виды околоводных, лесных и луговых птиц (кулики, крачки, чайки, серая куропатка, тетерев и т.д.). Страдают от скота и урёмные леса вдоль ручьёв.

Для сохранения фауны птиц национального парка необходимо завершить полную её инвентаризацию; создать кадастр гнездовых участков редких видов; оградить ольховые насаждения от любого использования, включая пастьбу скота и различные виды рубок, не связанные с противопожарными профилактическими мероприятиями;

ограничить доступ скота в лесные массивы и на побережья водоёмов;

уделять больше внимания охране гнездовых участков уязвимых видов; активнее пропагандировать через СМИ среди местного населения роль и значении редких птиц в природе.

Мониторинг состояния популяций гусей и казарок в пределах пролётных путей как основа для разработки мер по их охране и неистощительному использованию (на примере долговременного слежения за их пролётом в Северном Казахстане) Розенфельд С.Б.1, Ерохов С.Н.2, Тимошенко А.Ю.3, Сибаев И.Д.4, Вилков В.С.5, Зубань И.А.5 Россия, Москва, ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН;

e-mail: rozenfeldbro@mail.ru Казахстан, Алматы, Казахстанское Агентство Прикладной Экологии;

e-mail: syerokhov@mail.ru Казахстан, Астана, Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия;

e-mail: naur_timoshenko@mail.ru Казахстан, Кустанайская обл., Наурзумский р-н, экоцентр «Ак-Тырна»;

e-mail: naur_smbaev@mail.ru Казахстан, Петропавловск, СКГУ им. М. Козыбаева;

e-mail: vsvilkov@mail.ru; zuban_ia@mail.ru Установлено, что озёра и агроландшафты Северного Казахстана как место осенней миграционной остановки используют вся мировая популяция краснозобой казарки (Branta ruficollis), вся западная популяция пискульки (Anser erythropus), а также значительная часть восточной популяции белолобого гуся (A. albifrons) и восточного подвида серого гуся (A. anser rubrirostris). Уникальность данной территории заключается в том, что это единственный участок на всем протяжении Сибирско-Казахстанско-Черноморско-Средиземноморского пролётного пути, где на сравнительно небольшой территории в огромном количестве концентрируются как глобально угрожаемые, так и охотничьи виды гусей и казарок. Именно здесь возможно ежегодно оценивать их численность, видовую и возрастную структуру, а также воздействие негативных факторов, что позволяет давать ежегодную оценку состояния отдельных популяций и видов гусей и казарок в целом.

В рамках работ по мониторингу в период осенней миграции в данном регионе, проводимых с середины 1990-х гг., определены ключевые территории в пределах североказахстанской миграционной остановки и разработана уникальная методика, включающая обследование всех мест концентрации мигрантов, учёты численности и определение возрастного состава, анализ динамики пролёта и длительности остановок, оценку состояния водоёмов и спектра угроз для четырёх видов гусей и казарок.

С 2007 г. осенний мониторинг проводится нами на постоянной основе в рамках плановых работ РГГ, АСБК и АЕWА. Ранее учёты численности в больших скоплениях проводили методом визуальных статистических выборок. С 2008 г. соотношение видов в стаях и возрастной состав птиц определяются также методом фотографирования с последующей обработкой снимков. При учётах во всех областях североказахстанской миграционной остановки нами было показано, что для расчёта доли видов в скоплениях и общей численности мигрантов данные визуальных наблюдений по точности и информативности значительно уступают данным фотографирования. С 2012 г.

для определения границ ключевых остановок мигрирующих птиц и сроков пролёта мы используем данные, получаемые от помеченных спутниковыми и GSM передатчиками птиц. Сочетание этих методов позволяет получить точные данные как о структуре, так и о динамике миграционных скоплений гусей и казарок. Благодаря анализу данных от меченых птиц найдены новые места остановок краснозобой казарки и существенно расширена география мониторинга.

Полученные данные используются для уточнения охранного статуса видов, дополнения и корректировки данных, получаемых на местах их гнездования и зимовки и внедрения ряда практических мер по сохранению и устойчивому использованию гусей и казарок в пределах всего пролётного пути.

Результаты многолетнего мониторинга легли в основу предложенных Правительствам Республики Казахстан и России проектов Стратегий по управлению популяциями мигрирующих гусеобразных птиц, а также ряда конкретных мер по регулированию весенней и осенней охоты и сохранению краснозобой казарки и пискульки.

Данный опыт может быть успешно применён для разработки аналогичных схем мониторинга гусей и казарок других пролётных путей.

Орнитофауна восточных арен Нижнеднепровских песков:

видовое разнообразие, особо охраняемые виды Роман Е.Г.

Украина, Херсон, национальный парк «Олешковские пески»;

e-mail: romantg@ukr.net Нижнеднепровские пески (они же Олешковские пески или Олешье) расположены на юге Херсонской области Украины, представлены 7 участками (аренами) общей площадью 160 тыс. га и являются уникальным природным объектом, возникшим в результате геологических событий позднего плейстоцена: прорывов берегов ледниковых озёр, возникновения катастрофических наводнений, выноса и переотложения моренных отложений водными потоками. Олешковские пески характеризуются высоким уровнем ландшафтного и биологического разнообразия. Для охраны сохранившихся экосистем Олешья на Украине в 2010 г. был создан национальный природный парк «Олешковские пески» площадью 8020.36 га, расположенный на части территорий Казачьелагерной и Виноградовской (Чалбасской) арен.

В настоящем сообщении представлены результаты исследования орнитофауны восточной части Олешковских песков – Казачьелагерной, Чалбасской и, в меньшей степени, Цюрупинской (Олешковской) арен. В основном, приведены результаты собственных исследований, использованы данные, полученные совместно с сотрудницей АзовоЧерноморской орнитологической станции НАН Украины Р.Н. Черничко (Роман, Черничко, 2013).

Видовое разнообразие. Визуальными наблюдениями, результатами фото- и видеосъёмок достоверно подтверждено пребывание 112 видов птиц, из которых следующие относятся к особо охраняемым, внесённым в Красную книгу Украины – розовый пеликан (Pelecanus onoctocrotalus), залётный вид; пролётные и зимующие – чёрный аист (Ciconia nigra), красноносый нырок (Netta rufina), полевой лунь (Circus cyaneus), луговой лунь (Circus pygargus), орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla), балобан (Falco cherrug), сапсан (Falco peregrinus), серый журавль (Grus grus), клинтух (Columba oenas), серый сорокопут (Lanius excubitor); гнездящиеся и вероятно гнездящиеся – ходулочник (Himantopus himantopus), большой кроншнеп (Numeniua arguata), сизоворонка (Coracias garrulus), черноголовая овсянка (Emberiza melanocephala).

Вследствие разнообразия и мозаичности ландшафтов и растительности Олешковских песков для орнитофауны данной территории также характерны высокое разнообразие и мозаичность: на участках территории площадью сотни и даже десятки гектаров одновременно встречаются виды, адаптированные к обитанию в водно-болотных, лесных, луговых, степных и подобных полупустынным песчаных биотопах. В то же время, в восточной части Олешковских песков почти полностью отсутствуют виды, экологически связанные с морем и морскими побережьями, эти виды характерны для западной части Олешья – Чулаковской (в малой степени), Ивановской и, особенно, Кинбурнской (Геройской) арен. Вероятно, особенности фауны (и орнитофауны в том числе) позволят выделить Олешковские пески в качестве фаунистической территории, статус которой будет определен в результате дальнейших исследований.

Фауна и население птиц бассейна р. Нямни, Верхоянский хребет Романов А.А., Мелихова Е.В.

Россия, Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова;

e-mail: putorana05@mail.ru Со 2.05 по 3.07.2014 г. в центральной части Верхоянского хребта (64о30 с.ш. 132o32 в.д.) зарегистрирован 71 вид птиц.

В гольцовом поясе гнездится 16 видов.

Ядро горнотундровой фауны составляют обычные для гор севера Евразии арктоальпийские виды:

тундряная куропатка (Lagopus mutus), хрустан (Charadrius morinellus), рогатый жаворонок (Eremophila alpestris), а также обыкновенная каменка (Oenanthe oenanthe). К этой же группе относятся настоящие альпийские виды, представители горной орнитофауны северовостока Азии: американский конёк (Anthus rubescens), альпийская завирушка (Prunella collaris), сибирский вьюрок (Leucosticte arctoa).

Последние два вида находят в Верхоянском хребте западный предел распространения на севере своего ареала. Для ещё одного горного вида, большого песочника (Calidris tenuirostris), зарегистрирована встреча одиночного токующего самца.

Суммарная плотность населения птиц в гольцах Верхоянья в гнездовой период составила 126 особей/км2. Доминировали американский конёк, рогатый жаворонок, обыкновенная каменка.

В кустарниках и редколесьях подгольцового пояса Верхоянского хребта отмечены 38 видов птиц. Из гольцового пояса сюда спускаются американский конёк, тундряная куропатка, обыкновенная каменка.

Более многочисленную группу составляют виды, проникающие из лесного пояса; все 30 таких видов гнездятся в подгольцовом поясе.

Наиболее типичные представители – белая куропатка (Lagopus lagopus), жёлтая трясогузка (Motacilla flava), ворон (Corvus corax), кедровка (Nucifraga caryocatactes), пеночка-зарничка (Phylloscopus inornatus), пеночка-таловка (Ph. borealis), синехвостка (Tarsiger cyanurus), бурый дрозд (Turdus eunomus), обыкновенная чечётка (Carduelis flammea), полярная овсянка (Emberiza pallasi) и овсянка-крошка (E. pusilla).

Жёлтая трясогузка, зарничка, таловка, сибирская завирушка (Prunella montanella), соловей-красношейка (Luscinia calliope), бурый дрозд, обыкновенная чечётка, вьюрок (Fringilla montifringilla), полярная овсянка, овсянка-крошка тяготеют к нижней полосе подгольцового пояса. Суммарная плотность населения птиц подгольцового пояса Верхоянья в гнездовой период составляла 293 ос./км2.

В лесном поясе гнездятся 50 видов птиц, это в основном представители отрядов воробьинообразных, ржанкообразных и соколообразных. Типичные обитатели лиственничников – пеночки зарничка и таловка, бурый дрозд, синехвостка, вьюрок, овсянка-крошка, кедровка, обыкновенная чечётка, белая и тундряная куропатки, пятнистый конёк (Anthus hodgsoni), сибирская завирушка, соловей-красношейка, кукша (Perisoreus infaustus), обыкновенная чечевица (Carpodacus erythrinus), малая мухоловка (Ficedula parva).

В лесных ландшафтах в гнездовой период плотность населения птиц составляла 404 ос./км2. Доминировали пеночка-зарничка, бурый дрозд и синехвостка, к содоминантом мы относим вьюрка, овсянкукрошку, кедровку, обыкновенную чечётку, белую куропатку, сибирскую завирушку и соловья-красношейку.

На р. Нямни (второстепенный приток р. Алдан) отмечали птиц горных водотоков: каменушку (Histrionicus histrionicus), перевозчика (Actitis hypoleucos), сибирского пепельного улита (Tringa brevipes), горную трясогузку (Motacilla cinerea). Обилие птиц в гнездовой период на р. Нямни достигало 5.2 ос. на 1 км береговой линии. Доминировали горная и белая (Motacilla alba) трясогузки, перевозчик, сибирский пепельный улит.

Особенности географического распространения садовой овсянки на территории Владимирской области в конце ХХ – начале XXI вв.

Романов В.В.

Россия, Владимирский университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых;

e-mail: aves_vlad@pochta.ru Садовая овсянка (Emberiza hortulana) – редкий вид Владимирской обл. Оптимум ареала вида располагается значительно южнее территории подтайги Русской равнины, к которой полностью относится Владимирская обл. Отметим, что в лежащей севернее Ивановской обл.

садовая овсянка – очень редкий вид, который нестабильно отмечается преимущественно в её южной части (Герасимов и др., 2000; Мельников и др., 2001).

Садовая овсянка заселяет Владимирскую обл. крайне неравномерно. Для большинства ландшафтных районов сведений о встречах вида нет, либо они крайне редки. Очень редкие единичные нестабильные встречи поющих самцов отмечены на территории Мещерской низменности (Кисленко и др., 1990; Ерёмкин, Очагов, 2008) и на территории осевой части Окско-Клязьминского поднятия (Сергеев, Романов, 2012).

По результатам наших исследований за период 1998–2014 гг. стабильные встречи вида во Владимирской обл. отмечаются на следующих 4 территориях: Владимирское ополье; Муромское ополье; долина (коренной берег и пойма) Оки; Ушнинский р-н Окско-Клязьминского поднятия.

На территории Владимирского ополья садовая овсянка связана преимущественно с долинно-балочной и овражно-балочной сетью, занятой луговой и лугово-кустарниковой растительностью; представлена отдельными поющими самцами и парами, а также групповыми поселениями. В основном вид регистрируется во Владимирском ополье на северо-востоке «ландшафтного ядра» территории. Многолетний мониторинг показал, что наиболее устойчивое групповое поселение существует в Каменном овраге у с. Якиманское; численность варьировала за годы наблюдения (1999–2014 гг.) от 3 до 6, обычно 4–5 поющих самцов. В последние годы отмечено сокращение численности. Групповое поселение в низовьях р. Каменка у г. Суздаль, ежегодно обследовавшееся с 1999 г. (Романов, 2001), прекратило существование в 2012 г.

В Муромском ополье (Романов, 2014) предпочитаемые местообитания садовой овсянки сходны с таковыми во Владимирском ополье.

Большая часть известных регистраций связана с долинно-балочной сетью верховий р. Илевна, преимущественно с луговой и луговокустарниковой растительностью; в отличие от Владимирского ополья, может встречаться по опушкам сосновых перелесков.

В Ушнинском районе Окско-Клязьминского поднятия встречи садовых овсянок связаны с долиной р. Колпь – по опушкам сосняков и луговым склонам. Здесь могут отмечаться групповые поселения с высокой локальной концентрацией вида, однако наступление сосновых лесов на забрасываемые сельскохозяйственные земли делает биотопическую ситуацию динамичной.

На крайнем юго-востоке Владимирской обл. вид связан с долиной Оки и заселяет остепнённые луговые склоны коренного берега с участками разреженной древесно-кустарниковой растительности, а также прилегающую часть луговой с кустарниками поймы Оки (территория Окского берегового заказника). Коренной берег Оки севернее с. Ляхи преимущественно безлесный и заселён садовой овсянкой значительно плотнее, чем участок южнее с. Ляхи, где луговые участки склонов вклиниваются среди лесных. В пойме Оки садовая овсянка заселяет участки высокой поймы, известные встречи вида концентрируются в окрестностях оз. Урвановское.

Общие принципы техники хирургических операций и анестезии диких птиц Романов В.В.

Россия, Санкт-Петербург, Госпиталь птиц «Зеленый попугай»;

e-mail: nisus@mail.ru В последнее время весьма актуальным является вопрос о хирургических вмешательствах и основных правилах анестезии птиц. Для эффективных манипуляций с дикими птицами необходимо найти наиболее лёгкие и дешевые способы проведения таких инвазивных мероприятий. Одним из существенных вопросов является анестезия.

Анестезия может проводиться при помощи инъекционной нейролептаанальгезии золетилом, состоящим из тилетамина гидрохлорида и золазепама гидрохлорида. Или путём проведения газового наркоза, при котором, в зависимости от способа введения анестетика, можно применять эфир для наркоза (Aether pro narcosi stabilisatum) или изофлуран (Isofluranum). По нашему опыту, возможно применение дешёвой управляемой конструкции для введения паров препаратами газовой анестезии, что позволяет использовать газовый наркоз в полевых условиях. Газовую анестезию можно использовать не только при травматологии, но и при определении пола птицы или при других обстоятельствах, требующих жёсткой фиксации птицы. При проведении остеосинтеза металлоконструкциями хорошо употреблять спицы Киршнера, предварительно подготовленные накаткой резьбы при помощи специального небольшого переносного условиях станка. Также интересен опыт по применению накостного остеосинтеза при помощи пластинок, причём такие пластинки можно изготовить самим из соответствующего материала, что существенно снижает себестоимость операций.

Нефтяные поражения птиц и способы их коррекции Романов В.В., Кочерга М.Н., Радун Ф.Л.

Россия, Санкт-Петербург, Госпиталь птиц «Зеленый попугай»;

e-mail: nisus@mail.ru Во время разливов нефти (Керченский пролив на косе Чушка, побережье Тамань и ручей Дулёвый) одним из наиболее пострадавших компонентов животного мира являлись птицы. Токсическое действие нефтепродуктов у пораженных птиц вызывает стресс, гипотермию (36.5–39.3°С), кахексию, нарушение структуры оперения, анемию слизистых ротовой полости, коньюктивит, кроме того пары испаряющейся фракции нефти вызывают у птиц бронхопневмонию. У всех подобранных птиц отмечалась гипотермия – при термометрии через клоаку отмечены значения температур тела 36.5–39.3°С. Отмечалась анемия слизистых ротовой полости, коньюктивит, катаракта, часто обнаруживался гепатит и нефропатия, некроз кутикулы мышечного желудка. У многих птиц смещался микробный пейзаж желудочнокишечного тракта в сторону патогенных микроорганизмов.

Одновременно с проводимым лечением по прописям птиц отмывали в растворах Ферри. Промывки – 2 раза в день, с последующей сушкой птиц и кормлением после полного просыхания оперения.

Нами выделены четыре степени поражения: 1-я степень – на пере визуализировалось от одного до нескольких пятнышек нефти; 2-я степень – на пере пятнышки сливаются, образуя локусное поражение какой либо части тела; 3-я степень – всё перо покрыто нефтяной пленкой; 4-я степень – птица целиком находится в нефтяном сгустке.

На повышение процента гибели птиц влияло количество нефти, находящейся на оперении, чем меньше нефти на пере, тем выше процент выживаемости птиц, но такое происходит лишь при первых трёх степенях загрязнения. Птицы с четвёртой степенью выживали в большем проценте случаев – порядка 56%, так как экспозиция нефти по времени на теле птицы было минимальной по срокам во время её нахождения спасателями. В противном случае птицы погибали, так и не дождавшись помощи. Птицам подкожно в Plica alarm вводились парентеральные растворы, внутримышечно в Musculus pectoralis – витаминные и иммуностимулирующие препараты иммуним (R) и темперин, и по показаниям – антибиотики. Перорально через ротоглотку вводились солевые растворы.

При разливах нефти гибнет огромное количество птиц, только в Керченском проливе, по нашим оценкам, с 11 по 22.11.2007 г. погибли примерно 10 000 особей поганкообразных, журавлеобразных, пеликанообразных, гусееобразных, ржанкообразных. Кроме того, отмечается отдалённая гибель птиц – как последствия массовых отравлений нефтяными продуктами.

Репродуктивная изоляция и понятие вида у птиц Рубцов А.С.

Россия, Москва, Государственный Дарвиновский музей;

e-mail: alexrub@darwinmuseum.ru Биологическое разнообразие континуально, поскольку сформировано в процессе эволюции, в то время как язык его описания имеет символьную природу и с необходимостью дискретен. Отсюда вытекает основной вопрос в проблеме вида: существуют ли виды в реальности или нет? Ответ зависит от «системы координат», в которой мы описываем виды. Виды, совместно обитающие на определённой территории («одномерные виды»), как правило, дискретны. Но когда мы начинаем описывать близкородственные формы на всем пространстве их ареалов («двумерные виды»), проведение межвидовых границ становится проблематичным. Исходя из этого, можно определить процесс видообразования как установление симпатрии между дивергирующими таксонами, а виды – как морфологически различимые группы организмов, способные сосуществовать в зоне симпатрии в течение длительного времени. Разнообразие современных концепций вида можно свести к двум основным – «биологической» и «филогенетической».

Последняя проигрывает в методологическом плане, поскольку не ставит вопрос о теоретическом обосновании реальности видов. Но и в рамках биологической концепции теоретическое обоснование реальности видов (гипотеза усиления изолирующих механизмов в гибридной зоне) не находит надёжной эмпирической поддержки. Не менее существенным недостатком является и то, что применение биологической концепции на практике может приводить к неверной интерпретации таксономического статуса форм, находящихся на разных стадиях видообразования. Таксоны на ранних этапах дивергенции могут трактоваться как самостоятельные виды (например, экологические расы обыкновенного клеста Loxia curvirostra), а формы на заключительных этапах видообразования лишаются видового статуса из-за их гибридизации в зоне симпатрии (обыкновенная и белошапочная овсянки Emberiza citrinella, E. leucocephala). Решение проблемы вида видится в попытке синтеза биологической и филогенетической концепций.

Эмбриональная смертность чайковых птиц на островах Тендровского залива Чёрного моря Руденко А.Г.

Украина, г. Скадовск, национальный парк «Джарылгачский»;

еmail: antonia-luis@yandex.ru Исследования проводились на островах Черноморского биосферного заповедника в 1984–2010 гг. на контрольных площадках в колониях четырёх видов чайковых птиц: хохотуньи (Larus cachinnans), черноголовой чайки (L. melanocephalus), морского голубка (L. genei) и пестроносой крачки (Thalasseus sandvicensis). Эмбриональная гибель наиболее высокая у морского голубка (12.2%), немного меньше у черноголовой чайки (11.3%). Примерно на одном уровне она у хохотуньи (9.5%) и пестроносой крачки (9.0%). В среднем по группе изучаемых видов эмбриональная гибель составила 11.4% (716 погибших яиц из 6305 отложенных). Основная доля отхода яиц приходится на хищничество (57.8% от числа погибших яиц). Эмбрионы, погибшие перед вылуплением, составляют 21.5%, неоплодотворенные яйца – 18.6%, усохшие – 0.6%, раздавленные наседками – 1.5%.

У разных видов причины и масштабы гибели яиц различны. Наибольший процент неоплодотворенных яиц отмечается у хохотуньи и морского голубка (34.2 и 18.2%, n=73 и n=478 яиц, соответственно).

Близкие к морскому голубку результаты получены для черноголовой чайки (16.3%, n=92). У пестроносой крачки неоплодотворенными оказались 8.2% яиц (n=73). Погибшие перед вылуплением эмбрионы чаще всего встречаются у черноголовой чайки (22.8%) и морского голубка (28.7%). У хохотуньи процент таких яиц составляет 13.7%; в контрольных гнёздах пестроносой крачки таких эмбрионов обнаружено не было. Основное количество эмбрионов погибали на плодном периоде развития, перед самым выклевом (87.3%); остальные гибли после 15–20 дня развития. Гибель более ранних стадий нами не дифференцировалась. Для хохотуньи и морского голубка характерна гибель эмбрионов на поздних этапах развития, у черноголовой чайки эмбрионы чаще погибали за неделю до вылупления. Общие причины эмбриональной смертности для всех видов сходны. Это, в основном, нарушение целостности скорлупы и оболочки, наличие трещин и дырок в яйце (12.9%, n=20), неправильное положение эмбриона, выраженное в ориентации головы в острый конец яйца (4.5%, n=7).

Основную долю погибших составляют эмбрионы с невтянутым желточным мешком (82.5%, n=127). Наиболее ярко это проявляется у морского голубка и хохотуньи. У хохотуньи прослеживаются годичные изменения количества неоплодотворённых яиц в колонии. Число их растёт от 0.7–1.8% до 2.3–3.3% в течение 7 лет. У морского голубка обнаружен рост числа погибших яиц в зависимости от сроков формирования колоний. В колониях с оптимальными сроками гнездования эмбриональная гибель составляет 8.6% (n=932 яиц), а в поздних колониях – 24.7% (n=970). Отход птенцов, по сравнению с эмбриональной смертностью, выше на 16.4% от общей гибели яиц.

Обзор данных по миграциям чегравы, гнездящейся в Северном Причерноморье Руденко А.Г., Руденко В.П.

Украина, Скадовск, национальный парк «Джарылгачский»;

еmail: antonia-luis@yandex.ru В Украине чеграва (Hydroprogne caspia) гнездится на островах Тендровского, Каркинитского заливов и Восточного Сиваша; вид занесён в Красную книгу Украины. До 2000-х гг. численность гнездовой популяции в Азово-Черноморском регионе составляла около 1760 пар (Сиохин, 2000), в последние годы численность чегравы в регионе снизилась (Kostiushin et al., 2011).

Миграции вида изучены хорошо, особенно в ХХ в., что отражено в обобщающих работах (Дементьев, 1951; Кистяковский, 1957; Костин, 1983; Зубакин, 1988; Костин, 1988), однако, современных сведений по Украине недостаточно. Фенологические наблюдения и результаты кольцевания отражены в нескольких работах (Kostiushin et al., 2011;

Руденко, 2013).

Чеграва северного черноморского побережья осуществляет дальние миграции. Места гнездования на юге Украины птицы покидают в августе; средняя многолетняя дата 13.08±14.8 (n=19 лет) (Руденко, 2013). Согласно материалам учётов и данным кольцевания, покинув острова Тендровского залива, чегравы распределяются по всему Причерноморью. Менее чем через месяц после отлёта с островов они отмечаются в Крыму, Одесской обл. и на побережье Азовского моря, однако, птицы могут долгое время держаться и недалеко от места гнездования и появления на свет. Наиболее поздние встречи птиц, гнездящихся в Тендровском заливе, отмечены в октябре на о. Тендра (Руденко, Ардамацкая, 1993). Птицы, окольцованные птенцами, уже в августе и сентябре встречаются в Западном Приазовье и низовьях Днепра. В октябре они отмечены в Италии и Ливии, в ноябре – на Сицилии, в Тунисе и Гане. Поздней осенью и зимой птицы отмечаются в центральной части Средиземного моря между Сицилией, Тунисом и западной Ливией, а также по морским и речным берегам в районе Гвинейского залива в Африке (Смогоржевский, 1970; Костин, 1988).

По результатам кольцевания известно, что к побережью Северной Африки птицы летят через Болгарию, Грецию, Италию и Сицилию.

Есть сведения, что птицы, окольцованные у северных берегов Крыма, отмечались в Венгрии (Кostiushyn et al., 2011). Чегравы, гнездящиеся в бассейне Балтийского моря, мигрируют на юг, пролетая через север России, республики Прибалтики, Белоруссию. Через западную часть Украины они попадают в украинскую и румынскую части дельты Дуная, далее через Средиземное море и Сахару достигают Гвинейского залива – основного места зимовки финно-скандинавских и украинских гнездовых группировок. Зимуют чегравы также в долинах рек Нигер и Нил (Корзюков, 1981; Зубакин, 1988). Черноморские птицы возвращаются на юг Украины к берегам Чёрного моря и Сиваша, пролетая узким коридором через Грецию, Болгарию и Одесскую обл.

Средняя многолетняя дата прилёта 12.04±10.1 (n=20 лет), наиболее поздняя дата прилёта – 27.04.2009 г. (Руденко, 2013). Известно, что часть молодых птиц не возвращаются весной к местам своего появления на свет, а остаются на зимовках, где гнездятся африканские популяции вида (Шеварева, 1962).

Летнее население птиц селитебных местообитаний южного макросклона Северо-Западного Кавказа (Краснодарский край) Рудовский В.С.

Россия, Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова;

e-mail: ornitovlad@yandex.ru Северо-Западный Кавказ в орнитологическом отношении изучен далеко не полно, несмотря на его относительную доступность по сравнению с более высокогорными областями Большого Кавказского хребта и на общий интерес орнитологов к западной части Кавказского региона. Мало кто из учёных уделял достаточно внимания численным характеристикам и особенностям структуры населения птиц антропогенных (в частности селитебных) ландшафтов данного региона, особенно в последние два десятилетия, когда на фоне упадка сельского хозяйства происходит активизация курортного строительства и развитие рекреационной инфраструктуры. Особенно сильно это выражено на обращённых к Чёрному морю южных макросклонах Навагирского, Маркотхского и Главного Кавказского хребтов. В ходе детальных исследований в населённых пунктах разного ранга, размера и в их окрестностях, выявляются интересные особенности и закономерности распределения и экологии птиц.

Полевые исследования фауны и населения птиц проводили на территориях трёх районов Краснодарского края: Анапского, Новороссийского и Геленджикского. Район проведения работ охватывает большую часть п-ова Абрау от долины р. Сукко до Цемесской бухты и прибрежную часть Геленджикского р-на от пос. Кабардинка до пос.

Архипо-Осиповка. Основные полевые данные были получены с 2012 по 2014 гг. Учёты проводили в мае и июне, т.е. охватывали основные сроки гнездования большинства обитающих в этом регионе птиц.

В сельских населённых пунктах применялся метод маршрутного учёта птиц с использованием радиальных интервалов обнаружения по методике Ю.С. Равкина.

В 16 сельских населённых пунктах отмечены 52 вида птиц (от 11 до 29 видов на населённый пункт). Размеры посёлков варьировали от совсем небольших с населением менее 100 чел. и площадью менее 1 км2 (Малый Утриш, Дюрсо) до крупных курортных посёлков с населением более 7000 чел. и площадью более 5 км2 (Кабардинка, АрхипоОсиповка).

Встречи таких видов, как домовый воробей (Paser domesticus), городская (Delichon urbica) и деревенская (Hirundo rustica) ласточки, чёрный стриж (Apus apus), обыкновенная горихвостка (Phoenicurus phoenicurus), скворец (Sturnus vulgaris) и кольчатая горлица (Streptopelia decaocto), были приурочены почти исключительно к населённым пунктам, рекреационным объектам (дома отдыха, санатории, пансионаты) и отдельным постройкам человека. Единичные встречи горихвосток были также в лесах и редколесьях по днищам щелей и на склонах гор. Большая синица (Parus major) и белая трясогузка (Motacilla alba) также были отмечены на гнездовании во всех населённых пунктах, однако эти виды нередко встречаются и в других местообитаниях.

Отмечено также, что домовый воробей и скворец играют важнейшую роль в структуре населения птиц большинства посёлков и городов Северо-Западного Кавказа, при этом уплотнение застройки нередко приводит к увеличению численности этих видов. Только 2 этих вида показывают среднюю плотность выше 300 особей/км2.

Зимовка птиц на Северном Каспии Русанов Г.М.

Россия, Астрахань, Астраханский заповедник;

e-mail: g.rusanov@mail-ru Обсуждаются результаты работ по зимовкам птиц на Северном Каспии за весь период их проведения Астраханским заповедником (1961–2007гг.). Изучение зимовок включало среднезимние авиаучёты птиц, авиаобследования водно-болотных угодий и анализ ведомственной информации о гидрометеорологических и ледовых условиях.

В отдельные годы учёты проводились неоднократно, что позволяло выявить динамику численности и размещения птиц в течение зимнего сезона. Более детально проанализированы зимы, различающиеся по погодным и ледовым условиям, а также материалы учётов с плавсредств в «тёплые» зимы 2004 и 2007 гг. Лодочные учёты проведены на Дамчикском участке Астраханского заповедника, расположенном в западной части предустьевого волжского взморья. В постсоветский период полномасштабные авиаучёты птиц, зимующих на Северном Каспии в российском его секторе, не проводились. Лишь в 2005, 2006 и 2007 гг. они были выполнены в авандельте Волги.

Основу фауны зимующих водоплавающих птиц на Северном Каспии составляют виды, приспособленные к обитанию в условиях водоёмов, частично покрытых льдом – на полыньях, разводьях, промоинах и т. д. Из отряда Гусеобразные преобладают лебедь-кликун и лебедь-шипун, хохлатая чернеть, красноголовый нырок, большой крохаль, луток, гоголь, кряква, а в тёплые зимы – серый гусь, чироксвистунок, реже другие виды. Обычны на зимовке Ржанкообразные (хохотунья, озёрная и сизая чайки, реже – черноголовый хохотун), Веслоногие (кудрявый пеликан, большой и малый бакланы), Аистообразные (большая белая и реже – серая цапли), Журавлеобразные (лысуха), Соколообразные (орлан-белохвост, реже – болотный лунь) и другие виды.

Многолетние среднезимние авиаучёты говорят о различиях числа зимовавших птиц по годам в десятки и сотни раз, что связано с особенностями формирования ледового покрова и большими различиями погодных условий в разные годы.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«ПРЕДСТАВИТЕЛИ АКЦИОНЕРА В НАБЛЮДАТЕЛЬНЫХ СОВЕТАХ: ОПЫТ ДТЭК Евгений Круть Менеджер Департамента по корпоративному управлению ДТЭК ДАТА: 03.06.2016, Г. КИЕВ КОНФИДЕНЦИАЛЬНО ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ. "ВЫ НЕ ПОМНИТЕ, К...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова" А. С. Шиляев С. П. Кундас А. С. Стукин ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ УЛЬТРАЗВУКА В МЕДИ...»

«ООО "ИНСТИТУТ РЕСТАВРАЦИИ, ЭКОЛОГИИ и ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ" Муниципальный заказчик: Комитет архитектуры и градостроительства администрации городского округа "Город Калининград". ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПЛАНИРОВКЕ ТЕРРИТОРИИ Проект планировки с проектом межевания в его составе территории...»

«Биология. 7 класс Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе Закона об образовании Российской Федерации от 29.12.1012 приказ №273/ФЗ, Федерального государственного образовательного стандарта основного общего об...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "Кемеровский государственный университет" Институт биологии, экологии и природных ресурсов Рабочая программа дисциплины БОЛЬШОЙ ПРАКТИКУМ Направление подготовки 06.04.01 Биология Направленность (профиль) подготовки "Генетика человека"...»

«Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О РЫБОЛОВСТВЕ И СОХРАНЕНИИ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ Руководитель...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт Кафедра экологии и генетики Кафедра зоологии и эволюционной экологии Кафедра анатомии и физиологии чело...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 13. 10. 2016 461 г. Аксай Об утверждении административного регламента по предоставлению муниципальной услуги "Расторжение договора аренды, безвозмездного пользования земельным участком" В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации, Фе...»

«Светлова Марина Всеволодовна КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПРИМОРСКИХ ТЕРРИТОРИЙ (НА ПРИМЕРЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 25.00.36 – Геоэкология (Науки о Земле) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: д.г.н., профессор Денисов В.В. Мурма...»

«Небанковская кредитная организация акционерное общество "НАЦИОНАЛЬНЫЙ РАСЧЕТНЫЙ ДЕПОЗИТАРИЙ" Руководство пользователя WEB-кабинет Системы управления обеспечением WEB-кабинет Системы управления обеспечением Список изменений № верДата подготовКраткое описание сии ки версии 1 Нач...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 12. 10. 2016 457 г. Аксай Об утверждении административного регламента по предоставлению муниципальной услуги "Выдача справки об отсутствии (наличии) задолженности по арендной плате за земельный участок" В соответствии с Земельным к...»

«Вестник Томского государственного университета. Биология. 2012. № 4 (20). С. 145–161 УДК 575.86:599.322.2 М.В. Цвирка, В.П. Кораблёв Биолого-почвенный институт ДВО РАН (г. Владивосток) ГЕНЕТИЧЕСКАя ИЗМЕНЧИВОСТЬ И ДИФФЕРЕНЦИАЦИя ДЛИННОхВОСТОГО СУСЛИКА (Spermophilus undulatus) ПО ДАННЫМ RA...»

«МЭФ "КАСПИЙСКИЙ ДИАЛОГ, 2017". ПОСТРЕЛИЗ. 14 апреля 2017 года в Москве в МГИМО МИД России состоялся Юбилейный Десятый Международный Экономический Форум "Каспийский диалог". Форум "Каспийский ди...»

«Чайник электрический RK-M134 АНТИ АР Г Я М В ЕС ЯЦЕ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим вас за то, что вы отдали предпочтение бытовой технике компании REDMOND. REDMOND — это новейшие разработки, качество, надежность и внимательное отношение к потребностям наших покупателей....»

«Конференция учащихся муниципальных образовательных учреждений города Калуги "СТАРТ В НАУКУ" Секция: Экология Если не мы, то кто же? (Спасение лесной орхидеи) Автор: Мозгин Тихон, ученик 2 "А" класса МБОУ "Средня...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И АТОМНОМУ НАДЗОРУ ПРИКАЗ 20 июля 2009 г. № 640 Москва Об утверждении и введении в действ...»

«5.2013 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ ECONOMY AND FINANCES Сафаров Ш. О. Пути совершенствования цено Safarov Sh. O. Ways to improve the price mecha вого механизма в сельском хозяйстве. 2 nism in agricult...»

«Институт медико-биологических проблем Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова Научно-исследовательская лаборатория "Динамика" ВАРИАБЕЛЬНОСТЬ СЕРДЕЧНОГО РИТМА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ВОЗМОЖНОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ Москва Санкт-Петербург 2002 г.1. ВВЕДЕНИЕ Анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР) является методом оценки состоян...»

«Экологическое общество "Зеленое спасение" Республика Казахстан, Алматы, 2008 К Третьему совещанию сторон Орхусской конвенции For the Third Meeting of the Parties to the Aarhus Convention The Ecological Society Green Salvation The Republic of Kazakhstan, Almaty, 2008 ББК 20.1 К 11 Электронные версии публикаций Экологического общества "Зеленое спасени...»

«8.2016 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS ПОЧВОВЕДЕНИЕ SOIL SCIENCE Воропаев В. Н., Астахов Ю. А. Мониторинг содер Voropaev V. N., Astakhov Yu. A. Monitoring of the жания меди в почвах реперных участков. 2 copper content in reference sites of soils. 2 Хамидов М. Х., Жураев У. А. Влияние орошения Khamidov M., Jurayev U. A...»

«ПРАВИЛА ПРОЖИВАНИЯ В КВАРТИРЕ БЛОКИРОВАННОГО ЖИЛОГО ДОМА В ЖИЛОМ КОМПЛЕКСЕ "ПАВЛОВО-2"1. СФЕРА ДЕЙСТВИЯ ПРАВИЛ ПРОЖИВАНИЯ. 1.1. Пользование Квартирой в блокированном жилом доме, приквартирным...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.