WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


«Алексеев Г. В. П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О Расширение областей применения информационных технологий и информационная ...»

Алексеев Г. В.

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

Расширение областей

применения информационных технологий

и информационная безопасность государства

DOI 10.22394/1726-1139-2017-5-8-19

Алексеев Георгий Валерьевич

Северо-Западный институт управления — филиал РАНХиГС (Санкт-Петербург)

Доцент кафедры правоведения

Кандидат юридических наук, доцент

intlaw@szags.ru

РЕФЕРАТ

Цифровой разрыв и производная от него дискриминация не ограничиваются отсутствием доступа у значительной части населения планеты к сетям электрической связи.

В условиях цифрового неравенства права человека подвергаются ограничению на основании отсутствия ценности конкретного индивида для развивающейся информационной экономики. Политика преодоления современным обществом цифрового барьера требует скоординированных усилий международного сообщества в деле гармонизации информационной политики государств и бизнес-сообщества.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

информационная безопасность, средства массовой информации, медиабезопасность, медиатизация, информационные технологии, информационное право, цифровой разрыв, дискриминация Alekseev G. V.

Extension of Information Technology’s Application Areas and Information Security of the State Alekseev Georgy Valeryevich

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

скости доктринальных споров, которые непонятны подавляющему большинству представителей среднего класса. Электронные машины стали понимать и предсказывать исход избирательных кампаний лучше, чем те граждане, которым законом предоставлено право участвовать в электоральных процедурах. Технический прогресс последовательно вытесняет трудящихся из тех сфер народного хозяйства, где машины стали работать эффективнее людей, и этот процесс, начавшийся с автоматических телефонных станций Клода Шеннона, ознаменовал цифровую эпоху, создал почву для формирования цифрового разрыва в обществе [20, p. 319–320; 25].

В конце ноября 2016 г. на заседании Совета по науке и образованию Президент Российской Федерации В. В. Путин призвал не демонизировать новые коммерческие сервисы, такие как Uber или Alibaba, однако согласился с мнением о том, что в будущем такие технологии могут создавать проблемы для традиционной экономики. «Они просто работают современным способом, но объективно это, конечно, создает для нас угрозы», — признал Президент Российской Федерации в ответ на заявление директора направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов Д. Н. Пескова о том, что в сфере компьютерных технологий капитализация «…стартапов, того же Uber, сравнима с капитализацией компании „Роснефть“», и сервисы, подобные Uber, в Россию уже «пришли и подрывают наши традиционные рынки»1.

Информационные технологии позволяют создавать виртуальные торговые площадки вне национальной юрисдикции и реализовывать в рамках этих площадок широкий спектр товаров и услуг, от которых транснациональные корпорации получают высокие прибыли, позволяющие им вытеснять конкурентов с рынка.

Угрозы от монополии международных компаний, получающих сверхприбыли, становятся все более очевидными: традиционный бизнес утрачивает конкурентные преимущества, теряет прибыль и терпит банкротство; приобретение товаров за рубежом нередко нарушает нормы национального законодательства; ширится неравенство между теми, кто освоил новые технологии ведения дел и теми, кто в силу объективных и субъективных причин остается в стороне от электронного бизнеса.





В начале XXI в. на международной арене угроза цифрового разрыва приобрела конкретные очертания. Тотальная компьютеризация всех сфер мирового хозяйства, создавая предпосылки для увеличения производительности труда, породила угрозу социального неравенства нового типа. Ограничение прав и свобод отдельных социальных групп из-за отсутствия у них доступа к эффективным средствам коммуникации стало новой формой дискриминации людей в современном мире. Социальные последствия цифрового неравенства остаются за пределами реалистичных экономических и политических прогнозов.

Как справедливо заметил в предисловии к Всемирному докладу ЮНЕСКО «К обществам знания» занимавший пост генерального директора ЮНЕСКО в период с 1999 г.

по 2009 г. японский дипломат Коитиро Мацуура, будущее представляется «одновременно многообещающим и вызывающим известное беспокойство. Многообещающим — потому, что потенциал, содержащийся в разумном и умелом использовании новейших технологий, открывает поистине широкие перспективы для устойчивого развития человека и построения более демократических обществ. Вызывающим беспокойство — потому, что на этом пути действительно существуют вполне реальные препятствия и ловушки… Есть … опасность того, что познавательный разрыв между самыми благополучными и развивающимися странами … будет только увеЗаседание Совета по науке и образованию [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/ events/president/news/53313

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

не национального хозяйства, ведет к призывам со стороны транснациональных корпораций отказаться от государственного суверенитета [4].

Плюрализм и переизбыток информации в современных условиях создают в информационном пространстве крайне плотную конкуренцию за удержание интереса аудитории к проблемам, которые входят в повестку дня мирового сообщества [3].

Неконкурентоспособность изолированных от универсальной медиасистемы информационных ресурсов подталкивает правительства государств к все более глубокой сетевой интеграции, которая предполагает способность граждан использовать самые современные информационные технологии в процессе организации досуга, трудовой деятельности и обучения. Знание алгоритмов поиска необходимой информации и умение применять их на практике становится необходимым условием социализации индивидов. В этом смысле общество знаний предполагает максимально широкую доступность информационных технологий, без какой бы то ни было дискриминации при доступе к сетевым ресурсам, без цифрового неравенства на национальном уровне. Вместе с тем в реальности уровень информационной культуры индивида зависит от множества факторов, в том числе от наличия образования и профессиональных навыков, аналитических способностей, которые предопределяют социальное неравенство в целом и цифровой разрыв в частности.

Неординарный голландский социолог Пауль Треанор, критикуя сетевое общество, предлагает своеобразный способ преодоления цифрового неравенства. Он призывает отказаться от единой информационной сети, утверждая, что «сеть — понятие скорее политическое и этическое, нежели технологическое. Она угрожает навязать себя миру. Сеть дурна сама по себе: свобода от цензуры и равные возможности доступа не сделают ее хорошей» [27]. Несмотря на очевидную абсурдность идеи о необходимости информационного регресса, популярность столь радикальной позиции значительна и заслуживает внимания.

В условиях интенсивного развития информационных технологий многие индивиды неизбежно становятся жертвами цифрового разрыва. Существенная часть населения испытывает трудности в связи с необходимостью приспосабливаться под технологические особенности сетей связи общего пользования. Всем приходится выстраивать отношения с нарождающимся искусственным интеллектом, в то же время очевидно, что способности по взаимодействию с ЭВМ формируются на индивидуальном уровне и в значительной степени отличаются у профессионалов, работающих в различных сферах народного хозяйства. Сегодня, когда поисковые виртуальные роботы стали обыденной реальностью на просторах сети интернет, работа известного австрийского футуролога Ханса Моравека «Робот: простая машина для трансцендентного разума» [21] стала восприниматься в несколько ином, тревожном контексте. Парадокс Моравека — принцип в области искусственного интеллекта, согласно которому «относительно легко достичь уровня взрослого человека в таких задачах, как тест на интеллект или игра в шашки, однако сложно или невозможно достичь навыков годовалого ребенка в задачах восприятия или мобильности» [22, p. 15] — стал проявляться в реальности, когда люди научились познавать окружающий мир через примитивные проявления искусственного интеллекта, которые прекрасно решают задачи по фиксации данных, однако, абсолютно лишены тех врожденных чувств, которые гарантируют взаимопонимание между людьми.

Задача познания окружающего мира при помощи роботов в известной степени зависит от отношения к роботам каждого конкретного человека. В практической плоскости профессионализм водителя или повара не зависит от их владения языками компьютерного программирования, так же как и учитель начальной школы призван находить взаимопонимание с детьми без посредников в лице авторов

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

посредственных контактов между верховной суверенной властью и подвластными субъектами. Количественные изменения в социальных системах потребовали качественных изменений в механизмах социального администрирования, поскольку традиционные системы управления перестали успевать обрабатывать обращения граждан. В условиях стремительного роста численности населения, стереотипы, свойственные общественному мнению, о которых писал в начале XX в. известный американский журналист Уолтер Липпман, трансформировались в экономически обусловленные модели восприятия окружающей действительности [5], которые настолько зависят от тех медиасистем, в которых они сформировались, что представления о богатстве и бедности, качестве жизни, уровне образования стали иметь значение только в рамках конкретной социальной группы.

Испанский социолог Мануэль Кастельс отмечает в своих работах глобальный тренд, который заключается в том, что постиндустриальная информационная экономика подключает к своей сети тех, кто представляет для нее интерес (тем самым придавая им дополнительную ценность), однако исключает из товарного оборота тех, кто бизнес-структурам не интересен (тем самым еще более уменьшая их шансы обрести какую-то ценность) [9; 10]. В этих условиях снижается ценность тех врожденных способностей человека, которые могут выполнять машины, обесцениваются личные качества человека, невостребованные цифровой экономикой, и резко возрастают в цене индивидуальные качества, которые невозможно воспроизвести искусственно, но которые необходимо использовать для достижения конкурентных преимуществ в глобальном информационном пространстве.

Популярные актеры, спортсмены, политики, писатели и режиссеры из обычных медийных образов стали источником критического социального неравенства, получив возможность обращать собственную популярность в сверхприбыль. Широкая и всемирная известность «звезд» цифровой медиаиндустрии совпала с процессами девальвации интеллектуального и физического труда на фоне стремительной глобализации. Разрыв между теми, кто востребован медиаэкономикой, и теми, кто остался за бортом медиаиндустрии, сопоставим с тем неравенством, которое определяется наличием права собственности на средства производства, однако нередко цифровой разрыв лишен всякой рациональной легитимации. Несправедливость в размере оплаты труда и оценке вклада индивида в общее благосостояние народа подрывает мотивацию молодежи к регулярному труду и создает иллюзию возможности получения легких денег за счет имманентной известности и популярности. При этом сами социальные механизмы формирования медийной популярности носят трансцендентный характер и определяют причины расширения и углубления цифрового разрыва, который заполняется все более рыхлой, нестабильной медиатизированной реальностью.

Разнообразные группы влияния ретранслируют свойственные им ценности, собирают вокруг себя сторонников из числа тех, кто в условиях стремительного роста численности населения оказался лишним или не до конца востребованным.

В условиях, при которых значительная часть населения несправедливо отстранена от прогрессивных социальных отраслей, плюрализм как базовая ценность западной цивилизации становится основой, на которой взращиваются опасные радикальные режимы, склонные к политическому экстремизму, наблюдается деградация традиционной социальной морали.

Монография американских ученых Стюарта Рассела и Питера Норвига «Искусственный интеллект: современный подход» [23] демонстрирует развитие информационных технологий за последние три десятилетия, которое до неузнаваемости изменило окружающую человека социально-политическую действительность. Искусственный интеллект и машинное обучение стали средствами проникновения интеллекта в его новой, неизведанной до настоящего времени ипостаси в социальные процессы и пред

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

«media», а также все производные от них термины воспринимаются как нечто свойственное западной демократии и, напротив, несвойственное несправедливым политическим режимам. Справедливость в демократичной политике, производная от социального контроля со стороны субъектов международной журналистики, оказалась под сомнением в условиях цифрового разрыва. Ввиду того, что медиаиндустрия с энтузиазмом восприняла роль посредника между теми, кто обладает нужными качествами и технологиями, собственностью и ресурсами и теми, кто интересен медиасистеме только в качестве потребителя продукции, доверие народа к таким медиакратическим институтам оказалось подорванным.

Опасность, исходящая от политического процесса медиатизации, состоит в том, что заинтересованная в развлекательных медиасистемах публика, контактируя с медиаиндустрией, утрачивает предметное понимание власти, политики, культуры, истории, права и любых других объектов, подвергшихся медиатизации. Медиатизированная (виртуальная) реальность подменяет собой действительность, искажая социальные представления о происходящих в мире событиях, и формирует стереотипы и образы «звезд» и «сенсаций», далеких от реальности. Виртуальные образы медиа подменяют подверженную медиатизации действительность, создавая дихотомию между реальным и виртуальным, нереальным и потенциально вероятным, желаемым и актуальным. Результатом медиатизации реальности становится фрустрация подавляющего числа индивидов, интегрированных в виртуальное пространство медиакратии. Такая фрустрация представляет собой угрозу информационной безопасности всех участников общественно-политического процесса.

Характеризуя процессы медиатизации власти, российский журналист И. И. Засурский полагает, что «при условии существования мощных финансовых и политических группировок, обильно представленных в сфере массовой информации, сильный сектор государственных масс-медиа может способствовать не ущемлению, а сохранению свободы слова, представлению разнообразных точек зрения в СМИ, особенно учитывая тот факт, что интересы государства и крупного капитала редко совпадают» [1, c. 90]. Государственные средства массовой информации способны выполнять в условиях цифрового разрыва функцию реальной оппозиции по отношению к медиакорпорациям, устраняя при этом социальную фрустрацию, порождаемую виртуальной реальностью.

В свое время Кент Асп использовал термины «медиатизация», «медиакратия», «медиалогика» для того, чтобы объяснить как медиа стали важным посредником между политиками и народом [8]. Теоретические представления К. Аспа о средствах массовой информации, способных внедрять идеи через их медиатизацию в массовое политическое сознание, нашли отражение в работах датского специалиста в сфере медиакоммуникаций Стига Гарварда, который обратил внимание на то, что медиатизация связана с перенасыщенностью медиапространства развлекательным контентом, а также отметил тенденцию к медиатизации политических конфликтов в современном мире [12; 13; 14].

Президент Российской Федерации В. В. Путин в ходе мероприятий в честь 75-летия государственного информационного агентства «Россия сегодня» заявил: «Не может быть ситуации, когда если каким-то властям какая-то информация нравится, ее следует защищать и говорить о свободе распространения информации, о свободе прессы, а когда что-то не нравится, тут же обзывать эту информацию пропагандой кого бы то ни было, которая обслуживает какие-то политические группы, либо интересы конкретного государства»1. В условиях действенных междуПутин: добросовестность и правда являются главными в информационном мире [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/society/20160607/1443890124.html

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

эффективного российского государства для собственных граждан, для всего международного сообщества и — прежде всего — молодежи.

Концепция медиатизации затрагивает широкий спектр социально-политических вопросов и во многом объясняет актуализацию проблематики информационной безопасности в начале XXI в. Преодоление цифрового разрыва в современном обществе требует минимизации опасных проявлений международной конфликтности, поиска точек соприкосновения интересов национальных правительственных учреждений и современного электронного бизнеса, эффективных совместных мер противодействия международной преступности и экстремизму. Повышение политической ответственности современных средств массовой информации призвано способствовать достижению целей устойчивого развития и поддержанию авторитета демократических институтов в меняющемся мире.

Литература

1. Засурский И. И. Масс-медиа второй республики. М. : Издательство МГУ. 1999. 272 с.

2. Зорькин В. Д. Право против хаоса [Электронный ресурс] // Российская газета. 24 ноября 2015, № 6836 (265). URL: https://rg.ru/2015/11/24/khaos.html.

3. Кириленко В. П., Алексеев Г. В. Международное право и информационная безопасность государств: монография. СПб. : СПбГИКиТ. 2016. 396 с.

4. Кириленко В. П., Алексеев Г. В. Проблема государственного суверенитета в современных геополитических условиях // Управленческое консультирование. 2016. № 3 (87). С. 14–23.

5. Кириленко В. П., Алексеев Г. В. Демократия и «четвертая власть» // Управленческое консультирование. 2016. № 2 (86). С. 34–42.

6. Третьяков В. Т. Информационная война — тоже война // Информационное агентство «РИА Новости» [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/analytics/20160321/1393849944.html

7. Asp, Kent С. Mktiga massmedier. Studier i politisk opinionsbildning, Stockholm: Akademilitteratur. 1986.

8. Asp, Kent С. Medialisering, medielogik, mediekrati // Nordicom-Information, 4/1990: 7–12.

9. Castells, Manuel; Himanen, Pekka. The Information Society and the Welfare State: The Finnish Model. Oxford University Press, Oxford 2002, 219 p.

10. Castells, Manuel. The Rise of the Network Society, The Information Age: Economy, Society and Culture, Vol. I. Cambridge, MA; Oxford, UK: Blackwell (1996). The Power of Identity, The Information Age: Economy, Society and Culture, Vol. II. Cambridge, MA; Oxford, UK: Blackwell (1997) = Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер.

с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. М. : ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

11. Couldry, Nick. Hepp, Andreas. Conceptualising mediatization: Contexts, traditions, arguments // Communication Theory, 23 (3), 2013, pp. 191–202.

12. Eskjr M. F. (ed.), Hjarvard S. (ed.) & Mortensen, M. (ed.) The Dynamics of Mediatized Conflicts 2015. New York: Peter Lang. 221 p.

13. Hepp A. Hajarvard S., Lundby K. Mediatization: theorizing the interplay between media, culture and society // Media, Culture & Society 2015 37(2) p. 314–324.

14. Hjarvard S., Peterson L. N. Mediatization and cultural change // MedieKultur 2013 54: 3.

15. Huntington, Samuel P. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. New York,

NY: Simon and Schuster, 1997. 368 р. = Хантингтон, С.Ф. Столкновение цивилизаций. M. :

АСТ, 2003. 603 с. С. 99.

16. Lilleker D. G. ey Concepts in Political Communications. SAGE London. 2008. 224 р.

17. Mazzoleni G., & Schulz, W. (1999). “Mediatization” of Politics: A Challenge for Democracy? // Political Communication, 16(3), p. 247–261.

18. McLuhan G.M. Understanding Media: The Extensions of Man. N.Y. : McGraw Hill, 1964.

19. McLuhan G.M. Fiore Q. The Medium is the Massage: An Inventory of Effects. N.Y. : Random House, 1967.

20. Mindell D. A. Between Human and Machine: Feedback, Control, and Computing Before Cybernetics — Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2002. 439 p. P. 319–320.

21. Moravec, Hans. Robot: Mere Machine to Transcendent Mind. Oxford University Press, USA, 2000. 240 p.

–  –  –

П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О

Press. 1990. 224 p.

23. Russell, Stuart Jonathan; Norvig, Peter. Artificial Intelligence: A Modern Approach. Prentice Hall, 2010. 1132 р.

24. Reitwiesner, William Addams. One of the major questions about the Mediatized Houses is the word «Mediatized». 1998.

25. Shannon E. С. A Symbolic Analysis of Relay and Switching Circuits. MS Thesis, Massachusetts Institute of Technology. 1937.

26. Strmbck, J. Four Phases of Mediatization: An Analysis of the Mediatization of Politics // International Journal of Press / Politics, 2008, 13, p. 228–246.

27. Treanor, Paul. Internet as hyper­liberalism. 1996. [Electronic resource]. URL: http://web.inter.

nl.net/users/Paul.Treanor/net.hyperliberal.html УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ. № 5. 2017 19




Похожие работы:

«УДК 550.34 ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИЕМНОЙ СТАНЦИИ МЕСТОРАСПОЛОЖЕНИЯ ГРОЗ НА КАМЧАТКЕ И ЗАДАЧИ, РЕШАЕМЫЕ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ ВО ВСЕМИРНУЮ СЕТЬ СТАНЦИЙ Мельников А.Н., Санников Д.В., Чернева Н.В., Дружин Г.И. Институт космофизических исследований и распространения радиово...»

«годъ :' і? і: НІЗ д Годовая цна съ п ы х о д я т ъ еже­ пересылкою и до­ недльно по суббо­ ставкою 6 р. 25 к. тамъ. Подписка при­ Подписка на время нимается въ Редак­ меае года и про­ ціи. при духовной дажа отдльныхъ Семинаріи. номеровъ не допу...»

«MA25 Pulse Технологическая инструкция Valid for: from program version 1.71H 0463 459 001 RU 20160920 TABLE OF CONTENTS 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ПАНЕЛИ 2.1 Навигация 2.2 Условные обозначения 3 ФУНКЦИИ 3.1 Общие сведения 3.2 Сварка в среде инертного или активного газа (MIG/MAG) 3.2.1 Скрытые функции MIG/MAG 3.3 Сварка покры...»

«Н ормативны е докум енты в сф ере деятельности Ф едерал ьно й службы по эко л о ги ческо м у, техно л о ги ческо м у и атом ном у над зору Серия 05 Документы по безопасности, надзорной и разрешительной деятельности в угольной промышленности...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О войсках национальной гвардии Российской Федерации Принят Государственной Думой 22 июня 2016 года Одобрен Советом Федерации 29 июня 2016 года Глава 1. Общие пол...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЕО СОВЕТА Д 212.294.04 НА БАЗЕ ФЕДЕРАЛЬНОЕО ЕОСУДАРСТВЕННОЕО БЮДЖЕТНОЕО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕЕО ОБРАЗОВАНИЯ "ТИХООКЕАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ", МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА НАУК аттестационное дело № решение диссертаци...»

«9 (05) иЪ 1 6 D ГОДЪ ПЯТЬДЕСЯТЪ BTOPOI 190" /г 1 (У % Г ж 9 Вологодская областная универсальная научная библиотека www.booksite.ru ОБЪ И ЗД А.Н 1И „русскаго ^3^нвалида“ и „^оеннаго (Ворника‘‘ в ъ 1 9 0 9 году. (Циркуля...»

«5А350501 Почта хизматини ташкил этиш ва технологияси мутахассислиги бўйича магистратурага кирувчилар учун махсус фанлардан имтион саволлари. Почта алоасини ташкил этишнинг асосий меърий-ууий ужжатлари.2. Почта алоаси объектлари азналарида пул ва боша баоли буюмларнинг мидорини текшириш тартиби 3....»

«Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа с. Новолокти" Искитимский район Новосибирская область Принято на заседании "УТВЕРЖДАЮ" Совета Учреждения Директор МКОУ "СОШ с. Новолокти" Протокол № 10 от 19.09.2014 г. _ Н.Г. Воронова Приказ №...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.