WWW.KN.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«А. Г Е М Е Л Ь Я НО В. ПЕРСИДСКИЙ Го ФРОНТ •я ш ИЗДАТЕЛЬСТВО „Г А М А Ю Н“ БЕРЛИН 19 2 3 штт. атпт ш гг.и а т ' г я 1тгп я ш г ч п ш 'п т т п м щ д д I и »и г т п. ц п 11М ГШ ...»

-- [ Страница 1 ] --

А. Г Е М Е Л Ь Я НО В

.

ПЕРСИДСКИЙ

Го

ФРОНТ

•я ш

ИЗДАТЕЛЬСТВО

„Г А М А Ю Н“

БЕРЛИН 19 2 3

штт.

атпт ш гг.и а т

' г я 1тгп я ш г ч п ш 'п т т п м щ д д I и »и г т п. ц п 11М ГШ ТГ

ТН

Все права сохранены за автором

Т ou s le d roits re s e rv e s par l'au re u r

C o p yrig t by Em eljanov

A llo R e ch te vom V e rfa s s e r Vorbehalten

А. Г. Е М Е Л Ь Я Н О В

ПЕРСИДСКИЙ ФРОНТ

(1915 1918) — © ИЗДАТЕЛЬСТВО „ Г АМАЮН" БЕРЛИН 1923 ГОД Г Е Р М чН И Я О т п е ч а т а н о а т и п о г р а ф и и А р тел и „П ЕЧ А ТН О Е ИСКУССТВО* в ВЮНСДОРФЕ в 1923 г.

ГЛ Л ИА II К Р НА Я

НОНЫЙ ФРОНТ Была война.

И *ш н|к мх как правители посылали на смерть миллионы людей, дипломаты изощрились в придумывании новых фронтов, стремясь использовать долголетнюю к войт* подготовку. Успехи немцев на тайных фронтах международной дипломатии были не менее сильны, чем на открытых нолях брани. Острие дипломатического оружия было направлено на уязвимые для англичан места: Персию, Афганистан и Индию. Агитация политическая, национальная, религиозная, широко сдобренная подарками и подкупами, должна была принести скорые плоды. Поднять мусульман­ ский Восток против англичан, персов — против русских, создать в тылу Русской армии, действовавшей против турок на Кавказе, новый фронт на плато Ирана — вот мечты, реальные планы и указания немецких вдохновителей войны, дававшиеся из Берлина своим дипломатическим представителям в этих странах.

Еще задолго до войны, в предвидении будущего столкновения, Россия и Гер­ мания готовили в Персии вооруженные силы. Русское Правительство создало из персов „Персидскую Казачью Бригаду“ с русским командным составом, а немцы, при помощи инструкторов шведов, организовали — персидскую жандармерию.

„Казаки“ должны были нести службу связи, охрапм и защиты русских учре­ ждений и граждан, а жандармы — охранять мирных жителей, персидские учрежде­ ния, дороги. На самом же деле жандармы и персидские „казаки“ по воле своих хозяев стали активным элементом в политической борьбе, разыгравшейся в Персии в цервой половине тысяча девятьсот пятнадцатого года.

& * Германский посланник, нрниц Рейс, уехал в Германию и возвратился весною в Тегеран. Он торжественно провозгласил политику „пассивности“.

Русский посланник, камергер фон-Эттер, долговязый, корректный финлян­ дец, холодный как и его страна, многого не понимал. Бонна затягивалась, съ разных мест консулы — все новые люди, писали одни неприятности; приходилось много сочинять и подписывать бумаг, без конца ездить, совещаться, ломать голову.

Большими шагами Эттер ходил по подареппому шахом ковру в столовой, думал и морщился...

— Опять четыре фургона с оружием привезли в немецкое посольство! Хоть бы постеснялись, а то среди белого дня! Да еще иод охраной этих... жандармов.

Да, политика пассивности!

Эттер вспомнил об убийстве русского вице-консула Кавера в Исфагани, напа­ дение на английского п нашего консула в Кяпгавере н криво усмехнулся. — Да, здесь будут неприятности. Собственно они уже есть! Но почему Петербург так медлителен? Войска, войска нужны. Нам ведь так легко их подать, а пемцы не могут. Да, в этом наше большое преимущество. Надо подумать, ладо подумать...

# :с * * В Персии поздняя осень. Приближались праздники Мохаррема, вернее не праздники, а траурные дни — „ашура“. Тысячу триста слишком лет тому назад в сражениях с арабами погибли потомки Имама Али-Шах-Гуссейп и его семья.





Погибли героями в мучительной борьбе потомки первого халифа, и достойные почи­ татели памяти пх и их страданий, персы, задолго еще до наступления страстных дней, готовятся к пышным и печальным торжествам.

Устраиваются разнообразные представления религиозных мистерий, — „тазие“ и религиозные собеседования „роузе-хана“ на темы о страданиях потомков первого халифа. Мистерии обставляются пышно, главным образом на улицах и площадях городов, а собеседования по преимуществу в мечетях, домах высшего духовенства п знати. Первоначальный, исключительно религиозный характер этих мистерий и бесед теперь значительно видоизменился, и на собраниях часто молено услышать речи на политические темы.

Мечети пользуются правом убежища. Здесь молено говорить свободпо. кри­ тиковать правительственную программу н мероприятия. Полиция, как действующий исполнительный аппарат, внутри ограды не имеет никакой силы и не рискует про­ БВС/ЛсО явить далее здесь, не говоря уже о храме, меры административного воздействия.

Это вековая традиция, и горе тому ретивому полицейскому, который посягнул-бы па эту прерогативу толпы. 13 последние годы такие собрания в мечетях преврати­ лись в политические митинги и, религнозпая аудитория вляется страстной ареной политической борьбы.

„Роузе-Хани“ начинаются в месяце Мохаремме п продоллеаются также и в следующем за ним, в Саффаре. Острый характер эти собеседования посят вначале поста, т. е. в первую неделю Мохаррема, а потому администрация начинает готовиться к этим „неприятным дням“ заранее и в эти дни имеет немало хлопот и огорчепий. Принима­ ются различные принудительные меры в целях сохранения „спокойствия и порядка».

Духовенство в эти дни в особом почете у населения и властей и получает различного рода подарки, угощения и деньги. Кормят и дарят все — паства по традиции, б власть задабривает, чтобы укрепиться или не иошатпуться, а политический партии н представители иностранной дипломатии, — чтобы обратить влиятельных и талан­ тливых проповедников в орудие своих политических целей.

$ У ограды мечети не пройти. За тысячью черных высоких, как клобук епископа, шапок персов, оратора дервиша почти не видно. Коричневые аба*) слушателей, желтые фигуры жандармов, желтый блеск осенпего солнечного дпя — однотонный радостный фон религиозного собрания. Жандармы знают, что на этот раз полити­ ческие речи военрещепы, но оратор так нламепно говорит, так искусно вплетает в свою речь о страданиях шаха Гуссенна злободневные вопросы о войпе, о едино­ верцах — мусульманах, восставших против поработителей Ислама, русских и англи­ чан, что хочется слушать и слушать. От начальства, — офицера, что сидит верхом па гнедой кобыле, приказа разгонять толпу нет, а правая рука время от времени ощупывает в кармане кошелек. А в кошельке лежит новая золотая турецкая лира.

Только сегодня выдали...

— Мусульмане всего мира восстают против гнета п насилия. Сунниты уже подняли меч против креста... Шииты, очередь за вами...

Фразы долетают отрывками.

— У порабощенных народов есть один друг — парод немецкий, а у Ислама защитник — перед Аллахом пророк, а на грешной земле — германский Император.

Возбуждеппое иастроепие наростает. Глухой ропот одобрения переходит в шумные крики, п па большом сером камне появляется новы 1 проповедпнк в белой * чалме.

–  –  –

Барой Черкасов, русский консул в Кермапшахе, ехал к месту своей службы.

Да так и пе доехал. В Хамадане был предупрежден, что население возбуждепо про­ тив русских п англичан, что пе только вокруг города шныряют подкупленные банды разбойников, по что пе безопасно и в самом городе. Черкасов любил восток, знал Персию, язык и путешествовать привык. Узнал точно от персидских друзей, что па пего п на апглпйского консула в Кермапшахе, готовится нападение. Кон­ сульская охрана состояла из нескольких русских казаков личного конвоя и трех сот двадцати персидских. Эта охрана была послала в Хамадап из Азербейджапа и Тегерана но инициативе русской миссии, помимо персидского правитетьства.

Охрана была пеболыпая, да и ненадежная.

*) О б ы ч н ая в ер х н я я од еж д а п ер са.

— Казаки то ведь не настоящие, — думал Черкасов. Решил в Кермангпах не ехать, а ехать обратно, в Казвин. 13 Казвпне было спокойно: там стоял русский отряд. Черкасов обратился в Тегеран в миссию с просьбой о разрешении выехать в Казвин п такое разрешение получил, по пе успел им воспользоваться...

В Хамадане стоял отряд персидских жандармов под командой шведского офицера майора Чальстрема. Для поддержания безопасности и порядка. Казаки — для кон­ сульской охраны.

На Востоке оружие в руках человека пе может быть долго без дела. Оно жжет руки.

Это было девятого ноября. Жандармы папали па казаков и после короткого боя казаки были побеждены. С обеих сторон человек двадцать было убитых и рапепых, а победителям достались трофеп — орудие, пулемет, ружья и пленные.

Казаки, как и следовало ожидать, дрались пеохотво, н около полутораста из ипх сели в бест к одному из муштехидов Хамадана; винтовки свои сдали пашему агенту министерства финансов. Ведь винтовки были русские, впрочем как п вся экипировка персидского казачьего отряда.

* Одиночками, небольшими партиями переходили русско-персидскую границу военно-пленные турки п австрийцы. Они пробирались из Закаспийской Области, убегая из русского плена. Тайный ли приказ дружественного Австрии и Турции персидского правительства своей пограничной страже смотреть сквозь пальцы, ловкость ли беглецов или откуп деньгами на границе — неизвестно; несомненно одно: беглецы находили не только приют в Персии, но внимание и особенную заботливость. Бежавшие не задерживались долго в тех местах, где они попадали в руки персидских властей. И х направляли в распоряжение центрального прави­ тельства в Тегеране, а отсюда в Неймед-Абад. Недалеко от Тегерана, иод руко­ водством офицеров жапдармерып, беглецы производили военные упражнения, жили как воинская часть, п их навещали разных рангов соотечественники — военные и гражданские.

— Позвольте, что же вы делаете? говорили наши и английские дипломаты главе кабинета министров. — Интернированные в пейтральпой стране военноплен­ ные должны подчиняться определенному режиму. Режим военного обучения недо­ пустим. Австрийцы и турки наши враги. Ваши агепты готовят в Неймет-Абаде враждебные нам войска.

Писали ноты, негодовали. Председатель кабинета отвечал неизменно, что оп бессилен пресечь это зло.

— Et que voulez vous, que j’y fasse?

Дипломатический мир Тегерана волновался. Из разных копцов страны получа­ лись одинаковые известия.

Отряд жандармов в Ширазе увел в горы английского консула О’Коннора, пять англичан п десять синаев консульского конвоя...

В Исфагаии при непонятных обстоятельствах ранен английский консул...

В Буншре убиты английские офицеры...

В Нсфагани н Кермашнахе консульства выброшены на улицу, а русские п английские флаги спущены и Книга вере. Тапрнзе, Урмии, Сулган-Абаде, Нсфагани.

Кермаишахе, Хамадане и Ширазе...

По пустынным дорогам плоскогорм уже потяпулпсь беженцы — русские и апгличане. С насиженных мест — из Тегерана, Кума, Нсфагани, Хамадана и Таврнза бежали чиновники и служащие в разных учреждениях с семьями, торговцы, духовенство, случайные путешественники, — все направляли спой путь в Казнии, под защиту русского отряда, а кто и дальше к границам, мечтая о России. 1вер­ хом па лошадях и катерах*), в кибитках-фургонах, в каретах, на вьюках вер­ блюдов п ослов, пристроившись к большим караванам, под военной охраной, а то п просто так, положившись на волю Божпю, пробирались беженцы но большим доро­ гам мимо застав н разбойничьих гнезд. Ехали днем и опасливо смотрели но сто­ ронам.

— Встречпый всадник и погонщик мулов — не враг-ли?

Не раздастся ли предательский выстрел из-за утеса, и не разбошшк-ли сам конвоир? — персидский казак.

Ночью па заставах, дрожали в чужих четырех стенах, или в каретах, боясь потерять остатки наспех захваченного скарба. Больше всего боялись правитель­ ственных жандармов.

— Бот, вот нападут! — Нападали. Грабили. Казвпп и Эпзели были полны многочисленпыми бежен­ цами, жертвами травли и возбуждения, невиданными в Персии.

* * * Эттер потт’ 'ал рукп. Петербург до сих пор мало реагировал на его теле­ граммы и подробные сообщения. Английская дипломатия тоже не предпринимала активных шагов. А тут вдруг назначение Верховного Главнокомандующего Великого Князя Николая Николаевича наместником на Кавказ!

— Нет, Великий Князь повернет политику. Я его знаю, — говорил посланник своим друзьям. — Он военный и решительный, граф Воронцов-Дашков человек дель­ ный, по штатский... От слов мы скоро перейдем к делу.

В духе.этих мыслен и надежд Эттер новел дипломатическую работу. В пто время у власти стоял враждебный странам согласия кабинет Мустафиоль-Мамалска.

Немцы и турки создали этот кабинет дипломатической ловкостью, интригами и деньгами, а глава его был горячим и действенным сторонником Германии и Турции.

Представители Антанты стремились повернуть персидское правительство от формаль­ ного благожелательного в отношении Германии и Турции нейтралитета и факти­ ческого попустительства против интересов Англии и России, по крайней мере к нейтралитету действительному, а в лучшем случае дружественному. Орудием были избраны деньги. Русский и английский посланники действовали сообща. Они нажи­ мали па свои министерства и наконец Петербург и Лондон, песмотря на свое не­ примиримое отношение к кабинету Мустафноль-Мамалека, решили оказать ему значительную финансовую помощь, сначала ввиде единовременного авапса, а затем *) П ом есь кобы лы и осла.

ежемесячных субсидий, начиная с восьмого сентября тысяча девятьсот пятнадца­ того года. Денежная подачка, казалось, достигла цела. Был об'явлен дружествен­ ный нейтралитет в отношении России и Англии; было обещано принять реальные меры в борьбе с германо-турецкой агитацией. Правительство обласкали. Ожидали ре­ зультатов. Они скоро сказались, по были совершенно противоположными.

— У шаха был приближенный, церемониймейстер Эхтесаболь-Модьк. Лицо очепь важное и влиятельное. По мотивам личного характера Шах уволил вельможу, но обиженный слишком много знал и скоро в дипломатических кругах Тегерана заговорили, что шах и правительство заключили тайный союз с Германией, АвстроВенгрией и Турцией. Эхтесаболь-Мольк — это знали все — пользовался большим доверием шаха и благосклоппостью посланников этих трех держав. Его утвержде­ ниям придали веру. Знали, что пекоторме приближенные шаха еще летом полу­ чили от германского посланника взятки, сопоставили эти факты, сдобрили сплет­ нями и, зашифровав телеграммы, отправили в Петербург и Лондой. Сэр Эдуард Грей пригласил к себе персидского посланника и корректно заявил ему, что еслп эти сведения о тайном союзе верны, то Апглия оставляет за собой в отношении Персии полную свободу действий. Сазонов рассвирепел, но так как дипломатам сердиться не пола­ гается, то мипистр иностранных дел решительно сказал персидскому посланнику в Петербурге, что союз Персии с врагами Госспи и Англии упраздняет англо-русское соглашение восемнадцатого августа тысяча девятьсот седьмого года, гарантирующее независимость и целость Персии, и что но окончании войны Персия подвергнется разделу между Англией и Госсией...

Заявлепин эти произвели в Тегеране очень снаьное впечатление и персидское правительство пегласно пыталось опровергнуть слух о таппом союзе.

* * В правящих кругах Тегерана первничали. Государственные и политические деятели Персии метались между двух огпей. Обе группы держав давали депьги, выгод­ ные обещания, угрожали. На шаха, правительство политические и общественные круги столицы жали совсех стороп. Нужно было выбирать: или со странами согласия или союза. Выступление Болгарии подлило масла в огонь. Уже горела Европа, пожар начался на Балканах и его зарево освещало перспдско-мессопотамские гра­ ницы. За „дружественный нейтралитет“ заплатили хорошо, а за „активное содей­ ствие“ предлагали еще больше. Призывы к священной войне и выстуиления жандар­ мов — были лишь предвестниками надвигающейся грозы. Создавшаяся обстановка уже не удовлетворяла ни Россию с Англией, ни Германию с Турцией. Обе группы держав через своих дипломатов ставили вопрос ребром: да с кем же, иакопец, Персия.

— Народ не хотел войны. Персия ни с кем. Персия хочет мирпо жить и тру­ диться. Это — правители, двор, часть народных представителей в меджилисе, муштегиды, вожди племен, начальники жандармерии, печать — хотели войны;

все те, кто получал взятки, субсидии, на „расходы“, па „организации“, па „раз’езды“ от кого бы то ни было, — все равно от одной группы держав или от дру­ гой. Англичане и русские чаще обещали, чем давали; немцы же платили щедрой рукой;

Саррафы*) базаров увеличили валютные операции на золотые турецкие лиры, а злые языки утверждали, что лпры эти отчеканены па монетном дворе в Берлине...

— Где же действующие силы? Откуда их взять?

*) М енялы.

Для России вопрос разрешался просто. Усилить Казвппскнй отряд войсками с Кавказского фронта и использовать персидскую казачью бригаду, созданную на русские деньги. Для немцев сложнее. Свой солдат нужен на европейских фронтах;

его доставка в Персию просто невозможна. Далеко. И Персии же своего „мате­ риала“ достаточно. Жандармы уже приготовлены; — оставалось привлечь на свою сторону меджегодов, бахтнаров, лурон, дженгелнйцев и десятки других племен, промышляющих войной и разбоем. Нужно сделать нее, чтобы привлечь на свою сторону хотя бы часть персидской казачьей бригады. Кабинет Мустафноль-Мамалека вел игру на два фронта. Он провозгласил „дружественный нейтралитет“ и отноше­ нии России и Англии, вел переговоры о заключении союза с этими державами, а в то же время допускал и помогал организации враждебных сил. Нужно было выиграть время — дать возможность немцам организовать эти силы, а туркам успеть пере­ бросить на персидскую территорию регулярные войска из Мессоиотамни. Как раз в это время английские войска отошли от Багдада и у турок были свободные силы.

Был задуман хитрый план. Агитацию и пропаганду против христиан, при­ зывы к священной войне, эксцессы, — правительство об'ясняло как народное дви­ жение мусульман в защиту единоверцев турок. Нападения, убийства русских и англий­ ских граждан, грабежи, выдворение консульств, стычки жандармов с персидскими казаками — правительство об’явило мятежом персидских подданных против шаха и поставленных нм властей. Персидская жандармерия, во главе которой стоят герман­ ские, шведские п турецкие офицеры, якобы восстала против своего законного прави­ тельства. Отряды муштехидов — якобы против власти шаха. Мятежники якобы не слушают правительства. Кабинет Мустафиоль-Мамалека шел еще дальше. Он посы­ лал отряды „казаков“ на борьбу с мятежниками“, но эти отряды или разбегались, или садились в „бест“. Правительство делало вид, что жандармы и муштехиды вос­ стали против него. Оно делало вид, что борется с этим движением, при его участии созданном.

— Что же получалось?

Когда правительство посылало свои войска против „мятежников“, во главе которых стояли германские и турецкие офицеры, признававшие над собой одну власть в Персии, власть своих послов, выходило, что оно ведет войну с германцами и турками. Когда принц Рейс посылал созданные им отряды „мятежников* па борьбу с правительственными войсками, выходило, что оп ведет войну с прави­ тельством шаха. Германия воевала с Персией. Турция воевала с Персией. Послан­ ники же этих держав жили в Тегеране и находились в самых дружелюбных отно­ шениях с персидскими властями. Выходило: Персия не об’являя ни нам, пи Англии войны уже вела эту войну и против нас и против Англин. Положение становилось невыносимым. Нужен был разряд.

Русский отряд в Казвипе получил приказание продвинуться к Тегерану, но самый город не занимать. Выступление должно было носить характер демонстрации.

Тегеран кипел. Кто пустил слух — неизвестно. В городе упорно стали говорить, что из Тифлиса отдан приказ о пастуилешш на Тегеран, что русские займут сто­ лицу, что в Персию посылают из России целый корпус.

Главными центрами турецко-германской агитации и деятельности, кроме сто­ лицы, были Кум, Султан-Абад и Хамадан. Порода эти находятся друг от друга очень далеко,п, в случае удачи восстания или объявления войны, пожар, поднятый одновременно в четырех местах, охватил бы огромный рапой и зажег бы все госу­ дарство.

Главным штабом подготовляющихся военных действий против России ы Англии был священный город Кум. Здесь великия святыни шиитов. Здесь — гробница непорочной Фатимы Массумы, сестры Имама Резы — место паломничества право­ верных всей Персии. Здесь — фанатическое население. Взоры семнадцати милли­ онов шиитов были прикованы к Куму.

Выступление русского отряда из Казвпна вызвало в Тегеране панику. Как только войска вошли в Энгп-Имам, из столицы началось бегство. Куда? В Кум. С этим городом связывалось много надежд, да и дорога к тому же прямая, а путь на Казвин отрезан. Первыми бежали депутаты медзкилиса*), сторонники гермако-турок.

Их было тридцать и почти все были из „демократической партии“.

В Куме был образован „Комитет Национальной защиты Ислама“. Комитет занимался агитацией, собирал деньги, вербовал добровольцев и организовывал отряды против русских и англичан. Бегство депутатов из Тегерана фактически упразднило меджидие, так как в Тегеране осталось всего тридцать пять человек членов парламента. Кворума не было. Цензовый меджидие, построенный по уродли­ вой и не демократической избирательной системе играл и так ничтожную роль в стране, а тут совсем закрылся. Напрасно председатель его, почтенный МотаменольМольк, беспокоится и шлет телеграммы в Кум.

— Вернитесь народные представители!

Они не вернутся...

* * * Молодого шаха пугали.

— Его Величеству не безопасно остаться в Тегеране. Враги Персии не дремлют, — говорили шаху, — русские уже заняли Энги-Имам. На население положиться нельзя... да и на „казаков* тоже. Вам бы уехать, Ваше Величество, в Нсфагань...

но дороге в Кум бы заехал и!.. Там спокойнее.

Русский посланник узнал, что шаха подговаривают покинуть столицу и пере­ ехать в Кум. О ним должны были уехать туда-же двор, правительство и наиболее влиятельные сановники.

С переездом в Кум надеялись па взрыв национальных чувств, а пребывание шаха в священном городе должно было обленить и оправдать грядущую священ­ ную войну.

Готовились к от'езду. Мулы, катера, лошади, ослы нагружались цеппым иму­ ществом шаха и его двора и отправлялись из Тегерана. Целый караван вьючных животных направился но дороге в Нсфагань, увозя с собой предметы домашнего обихода, продовольствие и казну.

Эттер считал положение критическим. Переговорил с английским послом сором Марлипгом. Решили всячески мешать поездке. Эттер явился к шаху и выр­ вал обещание, что он не покинет в столь тревожный момент своей столицы. Шах сдержал свое слово и через два дня выехал в загородный дворец в четырех верстах от Тегерана.

Фараг-Абад — роскошный дворец девятнадцатилетпего повелителя Ирана.

О х о т н и ч и й замок, нзъ которого можно любоваться и темно-спннми далями лесов на горах, и нежными красками небес Мазандарана, а в ясную погоду и белоснеж­ ной шапкой Демавенда. И знойные дни в садах Фараг-Абада прохлада, а ранней весной цветут ландыши, фиалки и розы. В замке — огромные залы с тяжелыми О П ар л ам ен т.

многоцветными колоннами, зеркальные комнаты с хрустальными люстрами и десятки уютных клетушек эрдерума, украшенных пестрыми копрами.

— И Фараг-АбадУ!

Шах не нарушил слова: ведь это всего только загородная поездка!

* * * Поездка шаха в Кум не состоялась. От’езд шаха был бы понят всеми как открытый переход на сторону врагов Д(‘ржав согласия. Тегеран без шаха должен был бы неминуемо стать ареной столкновений враждебных сил. Мустафиоль-Мамалек, в предвидении от'езда шаха, разрешил выступить из Тегерана двум жандарм­ ским полкам. Полки эти должны были сопровождать коронованного путешествен­ ника, присоединившись к нему по дороге.

После нападения жандармов в Хамадане на персидских казаков и открытого перехода их па сторону германо-турок, Эттер и Марлинг развили большую энергию, стремясь парализовать увеличение сил врагов Антанты. Персидский кабинет вед тогда еще двойную игру и согласился на настояния посланников вернуть два полка жандармов с дороги. Возвращение жандармов должно было предотвратить переход их на сторону гермапо-турок. Мустафиоль-Мамалек обещал. Жандармы возврати­ лись. Но возвратилось их не две тысячи, а семьсот, но и те лишь приличия ради, так как, вступив в столицу через восточные Шабдуль-Азимскне ворота, они немед­ ленно, небольшими группами, чтобы но возбуждать подозрения, покинули город через южные кумские ворота и направились в Кум. Еще перед выступлением из Тегерана жандармы роптали, что нм не платят жалованья, а но возвращении, на базарах расплачивались турецкими золотыми лирами... Сам министр финансов говорил, что денег в казне нет.

— Плачу сколько могу. Эти жандармы с'едают весь бюджет государства, а какой толк? Нот продут налоги, заплачу.

Начальник жандармерии, шведский полковник Эдваль разсуждал иначе:

— Если сам не возьмешь, ничего не получишь. Знаем мы это министерство финансов! Еще жандармы взбунтуются!

Финансовый агент вез в казначейство в Тегеран шесть тысяч туманов — собранные налоги. Жандармский отряд лапал на агента и отнял деньги. Министр финансов заявил протест, а в виде репрессий совсем прекратил выдачу жалованья жандармам, — до возвращения реквизированных денег персидской казне. Эдваль рассердился и в резкой форме протестовал против этого распоряжения министра финансов, угрожая туманно, но веско, всему кабинету министров.

— Это распоряжение, — заявил Эдваль, — может иметь опасные и нежела­ тельные для правительства осложнения и последствия...

И правительственных кругах возмущались Эдвалем. Начали говорить, что жандармы и шведы не оправдывают своего назначения, что они насуют перед врагами — кашкаями. шахсеваиами, лурами, а теперьвот, и перед русскими войсками.

Они обременяют государственный долг, и вообще:

— Какое то государство в государстве!

* * * „Державы покровительницы“ заставили было „нейтральную* Персию повлиять на врагов своих. Представления Сазонова и Грея о нарушении англо-русского согла­ шения, угрозы и деньги принудили персидское правительство временно изменить свою политику в отношении германо-турок. Германская миссия и все ее сторонники покинули Тегеран; развязали шахскому правительству руки, предоставив ему пол­ ную свободу действий. Сняты были национальные флаги с посольств германского, австрийского и турецкого. Звездный флаг Америки охранял германцев и турок.

Испанский — австрийцев. Но уже через десять дней, как раз в день от’езда шаха в Фараг-Лбад, возвратился в Тегеран Ассим-Бей, турецкий посол. Над посольством вновь заблистал полумесяц. Скоро приезжает граф Логотетти — Австрийский послан­ ник, а принц Рейс в Хамадане на передовом посту, как и подобает первому солдату в начинающейся битве.

Гарнизон Тегерана усилился. Уже прибыли первые отряды воинственных бахтиаров, сарбазов, п тысячи всадников разных племен. Бахтиары из Исфаганн, сарбазы из Верамииа, всадники из Демавенда... Тысячный отряд жандармов в столице приведен в боевую готовность. Ждут приказа о выступлении жандармы в Шабдул-Азиме н Гассан-Абаде. Немецкие и турецкие офицеры спешно роют вокруг Хамадана окопы и укрепляют горные перевалы Султан-Булаха. Восемь с п о л о в и н о й тысяч персидских жандармов и две тысячи полицейских в руках германо-турецких агентов.

13 Казвппе и Хамадане ружья п пушкп начинают сами стрелять...

* В кабинет Мустафиоль-Мамалека удалось провести трех друзей. Эттер и

Марлинг считала ото большой победой, а глава кабинета смеялся:

— Пусть, пусть утешаются, — говорил лукавый перс.

— Что может сделать старый Саиехдар? Их трое. Ничего, ничтожное мень­ шинство.

Стараниями дипломатов Антанты два видных портфеля были предоставлены сторонникам русско-английского сближения. Военного министра — Саиехдару и Министра Внутренних Дел — Ферману-Ферме. Третий Воссуг-ед-Довлз был без портфеля. Это была новая декорация. Тройка растворялась в количестве мпппстров.

Какую силу представляет военный министр в стране, где нет армии, где есть тысячи племен, признающих воеиноначальником только своего вождя? Что такое министр внутренних дел, когда вся полиция предана врагам его, когда касса мини­ стерства иуста и не выплачивает жалованья, а из враждебного лагеря золото широ­ кой рекой льется в карманы жандармов?

Уже скоро три месяца, как руссофилы и англофилы министры сидят в каби­ нете шахского правительства — доброжелательные н беспомощные, пассивные и ненужные.

* -к * В Арке Совета Министров тайное заседание.

Двадцать пятое ноября. Пора действовать. Мустафиоль-Мамплек давно гото­ вился к этому дню, по все лее волнуется. Волнение выдает пеобычная бледность н подчеркнутое спокойствие.

— Мы вынуждены, — заявил первый министр, — прервать переговоры с англо-русской дипломатией, ведущиеся в Тегеране, Петербурге и Лондоне о заклю­ чении союза с Россией и Англией, ввиду полной безнадежности п невозможности успеха. Общественное мнение Тегерана, его политических кругов, меджелиса, и настроения персидского народа крайне ираждебпы России и Англии, ведущим войну с единоверной Турайей и защитницей Ислама, Германией. Это было бы безумпо — противодействовать народному движению, принявшему стихийные размеры. Я отказываюсь от всякого участия в этой беспочвенной и фантастической диплома­ тической комбинации.

* * * Еще много было сказано слов решительных и красивых. Много было при­ ведено изречений и нарисовано образов согласно изящным обычаям восточного красноречия.

Но не убедили они мудрого Сапехдара и друзей его.

— Ведь прекращение переговоров с Англией и Россией означает войну, говорил Сапехдар. — Народного стихийного движеппя против России и Англии нет. Это выдумали немцы, которые тяпут нас в пропасть.

Сапехдар не верил в конечный успех Гермапнп в войне и его страшила будущая судьба Персии. Он боялся русского сфинкса и знал судьбы народов, порабощенных Англией. Старый принц Ферман-Ферма поддержал Сапехдара и покачивая головой выражал сомнение, что Германия бескорыстпо защищает Ислам и что будущее Турции, искусственно втянутой в войну, еще неизвестно.

— Мы протестуем против политики и решения, принятого председателем, говорили Фермап-Ферма и Воссуг-ед-Довле, — будем голосовать против.

Большинство пошло с Мустаф иол ь-Мамалеком, п па другой день решения, принятые на тайном заседании, стали известны всему Тегерану.

— Итак война. Маски сброшены. Дата нового фропта — двадцать пятое ноября. Место об’явлепия войны — Арка Совета персидских Министерств...

Подтвердились слухи о тайном союзе персидского правительства с Германией и Турцией. Призывы к священной войне п пролитая кровь нашли, накопец, истинное об’яснение. Правители сговорились...

* * * Сговорились и правители России и Англии. Из Петербурга было приказано в Тифлис:

— Поднять великодержавное имя России в Персии на подобающую высоту.

Послать для „активной политики“ достаточные вооруженные силы. Незамедли­ тельно.

В Лондон обещали:

— Дадут такие силы, что оттянут турок с Мессопотамского фропта от аиглйской армии па себя.

Нейтральная Персия должна была стать театром военных действий чужих вооруженных сил.

— Кого лее послать в Персию? — спрашивал Великий Князь.

— Тут нужен генерал популярный и решительный. Боевой и дипломат. Нужен человек местный, знающий восток, кавказскую армию, кавалерист.

— Да, Баратов... Лучшего и придумать нельзя.

Выбор Главнокомандующего нал на казачьего генерала, Николая Николаевича Баратова, блестящие операции которого под Саракамышем прогремели на всю Р о с с и ю и Турцию.

— Силы, посылаемые в Персию... скажем корпус, назовем корпусом... экспе­ диционным. Да, Экспедиционный корпус в Персии!..

Генерал Баратов прибыл со штабом п конвоем из Баку через Каспийское море в Энзелн тридцатого октября тысяча девятьсот пятнадцатого года.

* * * Седьмой кавалерийский корпус оперировал в северной Персии... В сложном узоре расположения армий Кавказского фронта отряд Чернозубова уже вел операции на зелие „нейтральной страны“. Шерпф-хане уже был тылом корн уса, а на Урмий­ ском озере нлавала русская флотилия.

Перевозили войска, продовольствие, военное снаряжение.

Граф Олсуфьев — Главноу иол помоченный Земского Союза ио Кавказу торопил своего представителя в Урмийском районе — Члджавадзе:

— Иван Феофанович. Торопитесь. Что же пароходики, баржи? Скоро придет ыз Москвы повая покупка?

Олсуфьев спрашивал о пароходе, купленном на „Москве-реке“ у Окуневых.

— Скоро, граф, скоро. Все делается, что можно.

— А „траиезундцы“ вас перегнали! Спустили новую шкупу...

— „Сергей Глебов“, — иод парусами. Великолепно!

ГЛАВА ВТОРАЯ

НЕПРО Ш ЕНН Ы Е ГОСТИ

Изумительная осепь в Персии!

Прозрачный, струисты» воздух, рашшм утром пе жарко. Горы покрыты дымкой и как все спокойно! Дышешь глубоко полной грудью. Радостный, полный надежд, смотришь с борта парохода в бухте Эпзелн па чужую, певедомую землю.

Там за морем, осталась Россия, суета родных городов, брошенная печаль. Здесь — неизвестность, завеса востока, лишения, страдания, а может быть и смерть.

Так вот она Персия! Страна великого прошлого человеческой культуры, застыв­ ший в своем мудром спокойствии древний Иран, разбуженный раскатами все­ европейского грома! Что ты судишь?..

* * * Разгрузка шла очень медленно, хотя уже к вечеру район около пристани походил па вооруженный лагерь. Выгружались в образцовом порядке, делились пер­ выми впечатлениями; все сходились на том, что пока ничего „персидского“ не видно.

— Деревня, как деревня!

Другие говорили:

— Город, как город!

— Чтож она вся, эта Персия, такая будет? Похожа па Россию.

Сходя на землю со сходен, крестились.

Штаб был торжественно встречен администрацией, нотаблями и депутацией от населения. Обменялись приветствиями, по, конечно, друг другу пе верили; ибо это был восток, а мы пепрошеппые гости. Да и война кругом.

2. А. Г. Е м е л ь я н о в.

Войска передового отряда выгружались несколько дней; отдохнув от морского переезда, они направлялись в Казвин, расположенный в двухстах двадцати вер­ стах от Эпзелп к югу. Уже с первого ноября командир корпуса со штабом располо­ жился в Казвпне для руководства операциями, с которыми нельзя было медлить.

Баратов торопился вырвать инициативу у германо-турок и перепутать их планы.

В Казвине командир корпуса встречал проходившие части, которые продвигались далее по двум оперативным направлениям — главному, на юг к Хамадану, и лево­ фланговому Кумскому, па восток мимо Тегерана.

От Энзели до Казвипа — одна дорога, шоссейная, Эпзели-Тегерапская; от Казвина она раздваивается: па Тегеран около ста сорока верст и на юг до Хамадана двести восемнадцать. Других шоссейных дорог па северо-западе Персии нет — грунтовые. Дорога от Энзелн лежит сначала па равнине, частью в камышах, частью в лесах, через город Решт; затем змеится холмами, незаметно переходя­ щими в горы, а за Рустам-Абадом вьется по откосам и гигантским обрывам то весело зеленых, то обнаженно-тоскливых г о р...

Уже б Реште солдаты сознавались, что поторопились с выводами. Хотя и в Энзели есть азиатская часть, но ее не всем удалось посмотреть, — надо через бухту переплыть па другую сторону. Зато Регат видели все, с его мечетями, база­ рами, бассейнами...

Решт — на равнине, в лесах. Темпы» лес — неприветливый. Дуб, ясень, бук п вяз. Сыро здесь и не весело. Большой город, одноэтажные домики. Но, конечно, это еще не яркий восток. Решт давно уже столица некоронованного властителя Гиляна — революционера п демократа бесстрашного Кучнк-Хапа. Здесь штаб его и его друзей. Здесь центр политической жизпи огромного района и отсюда „лесные братья“ угрожают Тегерану н самому Престолу.

В Персии пет мощной центральной власти. Эта власть есть в Тегерапе; на местах от псе — губернаторы, но их власть в лучшем случае распространяется на город, где живет губернатор. За назначение на должность надо платить. Давать подарки — „бешкеш“. Это традиция, требование жизни. У губернатора большие расходы. Приемы, представительство, подарки министрам, приближенным Ш аха...

Иногда одни только подарки превышают годовое содержание чиновного лица.

Где же взять эти огромные средства? Нажимается налоговый пресс. Чиновники „выколачивают“ с населения налоги, превышающие законные нормы. Собирают налоги, не забывая и себя. Ведь они тоже получают ничтожное жалование. Стонет бедняк-плательщик от произвольных, непомерпых поборов. Стонет, но платит...

Невозможно, копечпо, учесть огромных сумм, которые переплачивает население благодаря этой „системе“. Есть мнение — поборы превышают нормы податного обложения в два раза. В Персии пет регулярной армии, а потому нет силы, кото­ рой бы боялись. На местах столько властей, сколько племен. Вооруженный отряд одного нз бесчисленных горных племен охраняет свой район, взимает налоги, ведет войну или дружбу с соседями и чаще всего живет совершенно независимо от Тегерана, шаха и его правительства. Ш аха признают, по шах есть лишь идея пра­ вительства нации. Меджидие попытка об'единить национальные интересы в центре.

Правильной системы организации выборов нет, а потому пет и полного народ­ ного представительства. Ведь персидская конституция была завоевана не широким народным движением, а выступлением нескольких десятков смельчаков революцио­ неров во главе с знаменитым Ефремом.

Недовольное политикой правительства, воинственное племя „джепгелн“ не признает пи центральных властей, пи местпых. У них вооруженная сила — свыше тысячи всадников, симпатии населения, сколько угодно продовольствия и они хозяева положения всей области. Правительство прекратило войну с Кучик-Ханом, т. к. это было напрасной тратой и людей и денег. Джеигелипцы мало беспокоили русских.

Англичан ненавидели. Уже после ухода наших войск пз Персии, когда пришли англичане, Кучпк-Хап об’явил нм войну, а „лесные братья“ дали обет но стричь голов и не брить бород до тех нор, пока на родной земло останется хотя бы один англичанин. Я видел „лесных братьев“ в конце тысяча девятьсот восемнадцатого года. На восемь месяцев войны с англичанами у них так отросли волосы, что они имели вид диких людей.

* # * От Рустам-Абада до Менджпля не более двадцати верст. Дорога лежит па огромной высоте обрыва, и с крутизны видно, как внизу, узкой белой лентой вьется легендарный Сефид-Руд. Река очень широкая при самом впадении в Каспий у Энзелн настолько широкая, что по певедеипю устье ее принимаешь за естествен­ ный залив бухты Мурдаб.

— С моря, говорит легенда, — на челнах пришли русые воипы. Они подня­ лись ио течению Сефид-Руда вверх в горы и прошли очепь далеко, до того самого места, где истоки реки. А здесь, у истоков, горы чуть не до самых пебес н пачипаются три страшные дороги ущельями. Челны пришли сюда с Волги, прошли море н сто верст по серебряной реке неведомой страны. Гусые воипы пе встре­ тили никакого войска. Испугался Стенька Разин — нбо это был он, — величавой тишины гор на чужой земле, убоялся он отсутствия неприятельского войска, ибо решил, что его невидимый враг в ловушку заманить хочет, и решил повернуть челпы обратпо к морю. В один день н в одну почь, говорит легенда, — домчали волны Сефид-Руда русых воинов до моря.

У Менджпля горы как будто остановились в раздумья, а потом отдельными группами, толпами горных массивов направились в три разные стороны.

Отсюда, говорят, Степька Разии повернул в Россию.

# * * Мы в Меиджпле, па нолпути до Казвина. У дороги глинобитное строение — караван-сарай; здесь же чайная:

— Чай-хапе. — У скал прилепился городок. Но какой сильный ветер!..

— Вы знаете Новороссийский норд-ост? Это пустяки в сравнении с ветром в Меиджпле.

В переводе с местного языка *) — Мендлсил обозначает — тысяча ветров.

Ветер здесь дует из многих ущелий, образуя граидиозпый сквозняк. За время моей жизни в Персии, приходилось бывать и проезжать мимо Менджпля десятки раз, и я не помню, когда бы не дул этот ветер. Весной и летом он дует слабее; его легче выносить, вероятно, потому, что погода лучше. Но осенью и зимой тяжело.

Вы в Меиджпле всего несколько часов, ио уже чувствуете необъяснимое беспо­ койство. Вы раздражаетесь ио пустякам, а йотом начинается тоск а...

Не любил я Менджпля. Редко кто здесь засиживался, а еслп мимо проходили войска, то не любили устраивать здесь дневки. Ио необходимости лишь ночевали.

На всем пути от Энзели до Казвипа, да иожалуй и далее до Хамадана и Керманшаха, деревни плп заставы Эизели-Тегерапской дороги расположены одна *) В этом р а й о н е П ерсии н а с е л е н и е говори т на турецком наречии.

от другой примерно в 20— 30 верстах. Это расстояние как раз и составляло обычный дневной переход пехоты. Проходящие эшелоны приурочивали свои отдых ночлег или дневку к придорожным деревням и заставам. — В Менджиле уже нет растительности. Из-за ветра. Только у городка, в лощи­ нах, судорожно цепляясь за голые скалы, торчат кусты п деревья. Их зелень немного оживляет общий мрачный вид. За Менджилем, почти до самого Казвина, горы.

Тоскливый, зловещий Ляушан. Полное отсутствие всякой жизни. Ни люден, ни птиц, ни лепвотных. Здесь нет воды, оттого и жизни нет. Вода только в самом Ляушане. Впрочем, это только застава; нельзя же принять несколько жалких глино­ битных построек за деревню.

Я очень люблю горы. Вспоминаю величественный Кавказский хребет с его гигантами Эльбрусом и Казбеком, помню зубчатые вершины Тнроля, нежные краски горных альпийских массивов, но нигде кроме Иерспн я не видел такой скульптур­ ности горных групп. За несколько десятков верст с перевала, через огромное нлато, уже видны новые цепи гор; они видны как то сразу, с нескольких сторон, — редко доминирует один горный кряж, — чаще всего их несколько сразу уходит вдаль, как будто бы рядом. Отдельные горы тоже видны как будто одновременно со всех сторон, и кажется, что все это нарочито создано невидимой гигантской рукой, и поставлено высоко, чтобы Вы могли впдеть. Горы Персии — преимущественно известковые п меловые. Совершается вековой процесс. Мягкий состав горных пород подвергается выветриванию. В веках образуются осыпи. Оседают на склонах, у подколоти, заполняют ущелья. Горпые громады иногда зарываются в осыпи. Резкие очертания их постепенно исчезли, горы в веках становятся ниже. У Юзбаш-чая особенно странные голые горы — синие, зеленые, красные, многоцветные, больные.

Неприятно смотреть. Как будто па земле нли выросли красно-гнойные нарывы, илн обнаружилась гапгрена, которой свойственны особые, необыкновенные оттенки цве­ тов. Горы эти — вулканического происхождения. В Периси много пород угасших вулканов новейшего времени. Некоторые из них, — еще в периоде сольфаторпон деятельности — выделяют иары, горячую минеральную воду, ввиде массы источни­ ков. На северо-западе Сехен ц Савалаи, Хазар-Кух близ Кермана, Демавенд. Краски горных пород у Юзбаш-чая — окиси железа, меди, свинца н других минералов.

Они выбиваются нз педр земли наружу, как будто парочпо, чтобы заявить о себе человеку. В этих горах все — золото, драгоценные камни, нефть, руды, уголь и мрамор. За годы моего пребывания и путешествий но дебрям Персии, я много раз видел и мрамор, и руду и уголь, пластами выходящие на поверхность земли.

Один только раз — недалеко от Рудбара — я видел примитивную нонытку брать чуть лн не с самой поверхности, камеппый уголь, — как наш антрацит. Обработка металлов — в зачаточном состоянии... Иностранцы производили горные изыскания, — особенно англичане н русские, — и установили наличность значительных богатств в различных местах этого плоскогорья.

* * К Казвину горы уменьшаются, переходят в холмы. Город стоит на равнине.

Коз вин, как и все персидские города, непохож на привычные для нашего взгляда европейские, в частности русские города.

Общий фон — однообразный глиняный цвет. Дома из глины, изредка нз камня пли кирпича. В один этаж, иногда в два, а если в два, то это почти незаметно, — уж очень низки эти этажи. Издали, когда приближаешься к городу, кроме многочисленных н невысоких минаретов, ничто не возвышается над общим уровнем городских однообразных построек. Городу пред­ шествуют сады. Не только Казшшу, а всякому городу. Сады отдельно, а город отдельно. Прежде чем попасть в город, вы долго, несколько верст будете ехать или итти но садам, прекрасным тенистым садам, широко раскинутым но обеим сторонам главной дороги — шоссе, или грунтовой. Здесь много воды, здесь сложная система искусственного орошения; небольшие каиалы-арыки, которые и орошают почву, дающую такую густую растительность. Иода — с гор, от тающих снегов или речная... Геки в Персии скованы горами. Они быстры, порожисты, мелководны.

Единственная судоходная река — Каруп, да и то на небольшом участке. Персидские реки в плену у гор. Они немощны прорвать горпые цепи и вырваться на свободу — к морю. Только один Сефид-Руд разорвал все преграды и свободно течет но нижней равнине Гнляна, к самому морю. Жадное солнце сушит персидские реки, — вода испаряется.

Человеку тоже нужна вода. Еще до выхода реки на равиппу, он начинает отводить каналы для орошения склонов гор. На равнине отводных каналов еще больше. Гека становится маловодпее, течение ее замедляется н она умирает в болоте или мелком соленом озере.

Тысячи лет из поколения в поколеппе передается предками потомкам свящепиая обязанность беречь драгоценную влагу в этой слишком солнечной стране.

Издалека, бережпо и умело направляются потоки поды по скрытым каналам*) долины и обильно питают искусственную флору. Иногда в долине, за десятки верст от горных хребтов, можпо встретить длинную линию высоких бугров с ямамиотдушинами этих нодземпых водных стоков. Вода течет глубоко; припав к земле, можно услыхать плеск или шум движения воды. Иногда это уже мертвая забро­ шенная артерия, представляющая лишь цепь глубоких, шириною в несколько десятков метров, ям. Живая пода течет теперь где-то но новым путям, орошает новые места, где выросли уже новые поселепия. Древние сооружения кенатов грандиозны.

Персы любили их строить, не жалея труда и средств. Древняя национальная религия воспитывала в персах уважепие к земледелию и вменяла в обязанность заботу об искусственном орошении почвы и уходе за деревьями. Прошли века... Древняя вера забыта. Новая — ислам, относится равнодушпо к земледелию. Страна обнищала...

После мучительного знойного перехода по равнине огромпого горного плато, попадая в пригородные сады, чувствуешь и ценишь значение большого человеческого труда. В этих садах растут большие пушистые персики, сочные груши и яблоки, и кровавые гранаты, наполняющие в невиданном количестве рынки больших городов Персии и украшающие иногда лучшие магазины Москвы и Петербурга.

Но вернемся к городам Персии.

Тишина. Знойное солнце скопало город. Небольшое оживление только па пло­ щадях. На улицах мертво. Изредка, как будто скользя, бесшумно промелькнет таин­ ственная фигура персидской женщины с закрытым лицом; попурив голову, перс лениво бредет позади маленького осла, чрезмерно нагружеипого ношей. Кривые, бесконечно длинные, без пазваплй, узкие улицы и переулки. Улицы — только грязно-желтые степы. Домов не видно. Они обращены внутрь своих дворов; поэтому дома совсем не имеют окон на улицу, а ворота и входные двери всегда на глухих запорах. В Персии личная жизнь интимная. Мужчина — неограниченный хозяин и властитель в семье, а магометанский закон, разрешающий многобрачие, определяет быт и характер семейных отпошений. Женщина и теперь бесправна. Ее не может видеть чужой мужчина и перс прячет от чужих и жену свою и дочерей, а вместе с иь':и всю свою семейную жизнь. Он отгородил дом свой от внешнего мира высокими степами,

–  –  –

Сосредоточение русских войск шло очень быстро. Уже к двадцатому ноября они заняли исходные пункты и ждали приказа о наступлении. Как уже было сказано, операционных направлений было два, соответственно этому и отрядов было два — Хамаданский Конный Отряд, которым командовал подвижный и хитрый казачий полковник Фисенко и небольшой Конный Отряд полковника Колесникова, двинувшийся на Кум.

Утром десятого ноября в Казвнне необычное оживление. Осепнее солнце в Персии дает достаточно тепла н света. Воздух прохладный, густой. Когда дышешь, как будто пьешь драгоценный, тонкий напиток. Весело смотрят горы, л вся при­ рода насыщена радостью жизни. У дворца губернатора — огромная толпа персов, спокойная, сдержанно молчаливая, а соседние крыши усеяны.любопытными. На пло­ щади небольшой копный отряд. Три сотни кубанских казаков должны сейчас выступить в поход. Напряженное ожидание. Ждут командира корпуса. Казаки отдохнули от трудного пути, привели себя и лошадей в порядок, почистились, и теперь в строю смотрят молодцевато на страпные дома, хитрую мозаику ворот губернаторского сада п чужне незнакомые лица. Казаки — в темно-серых черкесках и больших бурых папахах, а за спинами яркими красными пятнами висят кубанские башлыки.

Лошади стоят смирно. Лица у казаков серьезные. Они ждут командира корпуса и всем интересно послушать, что он скажет.

Может быть скажет, что ждет их в ближайшем будущем...

Генерал Баратов верхом, на огромном гнедом коне в сопровождении шести или семи верховых из штаба, медленно под’ехал к казакам, поздоровался с сотнями, а затем обратился к ним с речью. Говорил он громко, и его моложавый чистый голос было слышно во всех концах площади. Сотни замерли, ничего непонимающая толпа персов почтительно молчала, а гнедой генерала непрерывно поводил ушами.

Баратов говорил о былой славе дедов и отцов кубапского войска, о лихих недавних делах казаков в Турции, о новом фронте, созданном нашими врагами — персид­ ском и о той славе, которая ждет прибывших в Персию па новых полях сражении.

— Казаки, задача ваша трудна тем, что, прежде чем пустить в ход оружие и дать волю воинской доблести вашей, вы должны убедиться, точно ли враг перед вами. Помните, что с Персией мы не воюем, мы воюем с жандармами, желающими вовлечь Персию в войну с нами. Но старания подкупленных немецким золотом жапдармов — напрасны, и Персия с памп пе воюет. Мирным жителям не причиняйте обид. Помните завет Суворова:

— Мирного жителя не обижай, он нас поит, кормит и дает прнют.

— Русские невинные мирные люди и союзпнки англичане, прогнанные с наси­ женных мест, ждут от вас защиты, а Россия ждет вашего покого подвига, — кончил генерал.

Ура кричали все и русские ы персы. Генерал в белой папахе, повнднмому, понравился. Когда он смеялся, то его белые зубы также сверкали на солнце, как и у персов. Первая сотня пошла с трубачами — за пен потянулись другие и было радостно смотреть па этот ровный шаг, па яркие башлыки, па веселую толпу пер­ сов, окружившую кольцом группу всадников генерала Баратова. Веселые звуки казачьего марша слабели и толпа расходилась...

На нашути между Казшшом и Хамаданом находится Султан-Булахскнй иеревал. Но имевшимся сведениям гермапо-турки сосредоточили здесь большие силы,— до десяти тысяч человек, и заняли сильно укрепленную позицию, чтобы дать рус­ ским решительный отпор. По сведениям, полученным от персов, гермапо-турки решили разом покончить с русскими, поэтому н накопили в одном месте в горах такое большое войско. Они хотели разгромить Русскую Армию. «Заманить ее подальше в глубь Персии, в горы, на непроходимые дороги, в ущелья, неизвестные русским, и там унич тожить. В крайнем случае заставить бежать остатки этих сил в Энзели и Россию. Разведка говорила, что все горы Султан-Булаха усеяны турками и пуш­ ками, что враг имеется пе только па шоссе, но н на грунтовых, близких к шоссе, дорогах. Что в германо-турецкой армии имеются отряды персидской жандармерии и разных племен.

Восточная фантазия пе знает пределов и персидские слухи всегда значительно преувеличены, но сведения о значительных отрядах жандармерии и приставших к ним племен кочевников были безусловно достоверны. Позже узнали, что в штаб группы войск неприятеля, сосредоточенной у Султан-Булаха, о пас передавались такие же преувеличенные сведения.

Персы докладывали:

— Русских высадилось свыше ста тысяч человек* Нас было в это время в двадцать раз мепыяе. Оказывается — количество наших войск росло и увеличивалось прямо пропорционально расстояпню. В Казвпне пас считали в пятьдесят, в Хамадапе в сто тысяч.

Коппый отряд полковника Фисепко разбился па три небольшие группы и действовал в этой операции тремя колоннами: средней, — опа лее и главпая — под командой самого Фнсенко, ио шоссе, и двумя обходными колоннами с обоих флангов. Колониями командовали казаки: полковник Яковлев и войсковой старшина Лещенко. Движение этпх отрядов было осторожным, быстрым и точным. Врага при­ казано было взять в кольцо с трех стороп. Дороги были неизвестны и почти непро­ ходимы: скорее это были не дороги, а вьючные тропы в диких и скалистых горах.

Иногда такая тропа вдруг обрывалась п приходилось мпого времепи тратить па поиски новой. Иногда густая чаща леса, вывороченпые с корнями деревья, сто­ летние ннп, горные потоки н водопады затрудняли дввжепие казаков. Небольшие кубанские лошадки были неутомимы. Снокойпо поднимались на скалы, спускались в пропасти и переплывали стремительпые и холодные потоки.

Первая стычка наших и неприятельских войск произошла двадцать пятого ноября у с. Аве, на сто шестой версте от Казвина, у шоссе. Полковнику Фисепко донесли, что у Аве стоит значительный отряд жандармов и моджегедов. Были при­ няты меры предосторожности и наши стали выжидать. Жандармы начало стрелять первыми, сначала о д и н о ч н ы м и выстрелами, а потом чаще и чаще. Затрещал пуле­ мет. Как ураган налетели казаки Фисепко па врагов и моментальпо их смяли.

Завязался бой по всей лилии, так как казаки Яковлева и Лещенко также вошли в соприкосновение с противником, и в два дня, двадцать пятого и двадцать шестого ноября, участь грозпого Султап-Булахского перевала и укрепленных па нем позиций была решена.

Бой шел па протяжепин нескольких верст, участками. В этой операции, как выяснилось позже, против пас принимало участие более пятисот конных и пеших жандармов с артиллерией и 1200 всадников кочевников. Сопротивление было реши­ тельное. Но план окружения был хитро задуман, в точности и быстро выполнен, а удар конного отряда был так стремителен, что неприятель понес значительные потери и бежал за перевал к Хамадану.

От Султан-Булахского перевала до Хамадана верст сто пути. Нужно пере­ сечь по диаметру большое плато, и сколько возможно отряд Фисенко преследовал неприятеля, но жандармы и „добровольцы“ разбежались в разные стороны и умча­ лись на своих великолепных арабо-персидских конях.

До боев двадцать пятого и двадцать шестого ноября наши проделали быстрым маршем утомительный поход от Казвина через горы, а враги спокойно сидели в горах. Их копи были свежее. Дальнейшее сопротивление жандармы оказали отряду Фисенко недалеко от Хамадана, по и здесь лихим ударом казаков, неприятель был сбит и отряд победоносно вошел в древпюю столицу Персии. В Хамадапе войска немного отдохнули и продолжали наступление. Значительные бои имели место у Кяпгавера па Бидессурском перевале на половине пути между Хамаданом и Керманшахом — отряд подполковника барона Медем и у Керманшаха — Конный отряд генерала Исарлова. У Сахпе и Биссутупа жандармы тоже продолжали сопротивляться.

* # * Так проходили дни ноября и декабря вплоть до самого Рождества. Лили уже непрерывные дожди, дороги обратились в непролазное болото и стало холодно, особенно по почам. Рассеянные отряды германо-турецких наемников быстро приво­ дили себя в порядок и всячески препятствовали нашему движению к Керманшаху.

Без боя они не сдавали ни одного села по шоссе. А у Кермапшаха — уже в фев­ рале — собравшись в большую ударную группу, оказали очень упорное сопротивление.

Наши действовали решительно и быстро. Приказы генерала Баратова исполнялись без промедления. Отдельные отряды совершали пятидесятиверстные переходы, при перегруппировках, дабы обеспечить успех кампании начального периода персидского похода.

В феврале мы уже прочло стояли в Керманшахе, за семьсот верст от Энзели на главной операционной линии.

В это же самое время, на Кумском направлении, Конный отряд полковника Колесникова нанес ряд последовательных и сильных поражений гермапо-туркам у Лалекепа, Саве, Кума и Исфагапи, а Конный отряд полковника Стопчанского, дей­ ствовавший на третьем операциоплом направлении, разогнал н разбил довольно многочисленные скопища пепрнятеля у Султан Абада и Буруджира. Войска регу­ лярной турецкой армии во всех этих разнообразных местах нового для русских театра военных действий были немногочисленны. Это были искусственные и чисто случайные соединения, которых об’единяло только купившее их золото. Отряды состояли из персидской жандармерии, австрийских военно-пленных, воппственных бахтиаров, луров, курдов, шахсевапов, просто разбойпнков с большой дороги н любителей грабежа, войны и приключений. Такие отряды достигали иногда несколь­ ких тысяч человек; их об’едшшло во время операции общее командование, но самые воины, недисциплинированные п дравшиеся но вольному найму за деньги, — иногда весьма пебольшно, т. к. главный куш оставался всегда в кармане вождя, — не проявляли ии храбрости, ни стойкости. Всадники туземцы слушали только своего вождя, а вождь этот, всегда вперед получивший деньги, все же жизнь свою и своих воинов ценил дороже золота. Если во время начавшегося боя, вождь видел, что положепие непрочно, он дрался только для вида, и при первой возможности тузем­ ная конница уходила полным ходом в горы.

— Ищи ео!

Здесь всякий вони кавалерист. И военных операциях туземцев, отряды — коиныо.

— Что бы здесь делала пехота!

Здесь ведь нет железных дорог и удобных путей сообщения, а расстояния огромные. Часто жизнь или смерть зависит от быстроты ног коня и каждый настоящий воин стремится иметь хорошего скакуна, чего бы это не стоило. Да, н нужно признать, кони здесь захсечательпые. Похожи на шахматных коньков. Бла­ городные, беспокойные. Шея дугой... Хвост немного приподнят, пушистый и длин­ ный, почти до земли. Конь иод всадником не стоит спокойно; он гарцует, а когда гарцует, эффектно выбрасывает ноги. Для европейского глаза они совсем непри­ вычны.

Они из легенды н сказки; они как будто сняты с картинки н их пустили скакать но горам и долам на нотеху и забаву воинственного человека в диковинной земле. Л скачут они воистину прекрасно!

Ц :

*

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ОТРЕЗВЛЕНИЕ

У Фермаяа-Фермы был сын, Сардарь Ляшгяр. Русско-английская дипломатия давно добивалась назначения Хамаданскпм Губернатором своего сторонника и когда Ферман-Ферма вошел в кабинет министром внутренних дел, то Сардарь Ляшгяр получил место губернатора. Шведский майор Демаре, прибыв с отрядом жапдармов в Хамадап, был недоволен этим назначением. Губернатор ему мешал. Демаре аресто­ вал Сардаря Ляшгяра, а в Тегеран послал телеграмму с ультимативным требова­ нием уволить министра Фермана-Ферму. Министр уволен не был, по наглость состоящего на службе министерства внутренних дел офицера поразила многих.

Дамаре сам назпачил губернатора, по своему выбору. При содействии пового администратора происходила обработка общественного мнения, агитация против русских н англичан, устройство укреплений вокруг города.

Бой у Аве и на Султан-Булахском перевале, закончившийся разгромом жапдармов п моджегедов, вызвал в Хамадапе панику. Остатки разбитых отря­ дов своим видом, а еще больше рассказами о больших силах н злодействах русских, взбудоражили город. Началось бегство. Первыми стали уходить войска гарнизона. Около шести тысяч жапдармов, всадников и добровольцев германо­ турецкой службы молниеноспо оставили город. Демаре, нагрузив караван вьюч­ ных животных оружием и депьгами, двипулся на юг. Казпа его пополнилась.

Б Хамадапе было отделение английского „имперского байка Персии“. Демаре зах­ ватил все депьгп банка с собой, около 00.000 туманов серебром, а в качестве заложника увел с собой ц Сардаря Ляшгяра...

Еще накануне, Демаре уверял гермапского консула в непобедимости своих войск. Консул верил. Да и как пе верить, когда тысячи всадников вооружены до зубов и спаблсепы пулеметами п артиллерией!

— От Аве до Хамадапа больше ста верст... Да Аве за перевалом. Далеко еще...

— X Аве дрогпули жандармы?!

Пустяки... Это нарочно русских заманивают в горы...

Консул обедал, когда в передней услыхал шум. От Дамаре прибежали сказать, что русские под Хамаданом и надо бежать.

Обед остался на столе, а сервировка попала в число трофеев отряда полков­ ника Фисенко.

Консул был возмущен.

— А сопротивление?

— Да уже все уходят, господни консул. Скорее, скорее...

Демаре посылал проклятия но адресу Наиба-Гусеейна и Заффара 11азам а.

— Разбойники, кричал он — сколько они денег взяли! Да ведь русские еще в трех переходах отсюда, а они уже удрали... Ну погодите ж!..

Город был занят без выстрела.

* За несколько дней до разгрома на Сулгап-Булахе, среди жителе»! Хамадана собирались подписи. За войну против русских и англичан. Агенты германо-турок, как будто почтенные граждане города, ходили но магазинам па базаре, по домам видных купцов и предлагали расписаться. Мялись, жались и подписывали. Губер­ натор подписался, такой-то тоже и такой. Было неловко, боялись, а все же подпи­ сывали. Говорили, что пошлют телеграмму в Тегеран с требованием, чтобы об'явили войну.

Когда русские подходили к Хамадану, началось бегство из города.

Демаре не хотел брать с собою беженцев.

— Куда вы? Мы — воевать, а вы только мешать будете!

Да и как бежать? Семья, дела находу, имущество... Ехать? Куда? Да и собраться времени нет! А что будет дальше?

Подписавшиеся решили положиться на милость победителей. Пошли на теле­ граф. Просили уничтожить их подписи иод телеграммой.

— Да как же я уничтожу, говорил начальник конторы, — телеграмма то вед|» послана!

Губернатор тоже мог уехать с Демаре, но не уехал. Вызвал к себе перевод­ чика п стал сочинять телеграмму Баратову, с просьбой о прошении. Телеграмму послал, а сам скрылся до поры до времени.

* # На Востоке люди очень доверчивы и охотно верят тем, кто умеет говорить настойчиво п убедительно. И в Персии верили силе и могуществу Германии и Турции, которые обещали ей свою помощь и говорили о разгроме Р о с с и и. П о на Восток** умеют считаться н с фактами. Падение Хамадана показало, что не нее справедливо в словах германо-турок. Престижу германо-турецкого могущества был нанесен жестокий удар, но ни пемцы, ни турки пе пали духом. Сильные отряды их повели в свою очередь наступление по дороге между Хамаданом и Тегераном, пытаясь отрезать Хамадан от столицы. Силы противника настолько превосходили русский отряд, что сличала мы только оборонялись. Отбив удар, русские войска не дали времени гермапо-туркам собраться с новыми силами и возобновить насту­ пление. Русский отряд стремительным и неожиданным нападением разбил гермапотурецкне части и подошел к Куму. Взять Кум, ото значило нанести поражение врагу в самое сердце. Ведь Кум был центром всего движения и главным штабом военных действий против России. С этим городом связалось представление о силе ы организованности германо-турок. Как и иод Хамаданом, однако, русским войскам здесь не было оказано никакого сопротивления. Казаки были еще далеко от города, как через южные Кумскне ворота трусливо бежали и временное правительство, н деятеля „Национального Комитета защиты Ислама“,, и шведские руководители, и германо-турецкие вдохновители персидского движения.

Кум был пуст от пришлого элемента. Нашему отряду Баратов приказал соблю­ дать осторожность при занятии священного города, чтобы не оскорблять религиозных чувств мусульман. Начальник отряда в город сразу с казаками не вошел. Вызвал к себе губернатора и заявил, что город займет, но просил отвести для войск поме­ щения. Губернатор, по соглашению с духовенством, указал соответственные квар­ талы и здания, которые и былн заняты казаками.

Занятие Кума имело огромное значение не столько с точки зрения стратеги­ ческой, как с политической. После Хамадапа, это был второй удар и более сильный.

Отряды жандармов и всадников были разбиты и отброшены вглубь страны. Руко­ водители движения „священной войны“, были оторваны от своей временной столицы, от своих вонск и от центров активных действий. Приходилось думать уже не о продолжении войны, а о собственном спасении и при бегстве выбирать лишь надеж­ ную дорогу.

Баратов осматривал войска кумского района. Награждал казаков крестами, говорил речи, осматривал госпиталя. Поехал в Кум. Еще при в’езде в город его остановила депутация от горожан н духовенства.

Седой, как лунь, мулла сказал:

— Мы говорим то, что думаем. Раньше мы боялись русских войск, мы боялись за паши святыни, жизнь п имущество. Но мы напрасно беспокоились. Русские уважают нашу веру и нравы. Мы горячо благодарим Вас п Ваша войска за гуманное отношение к мирным жителям и за внимание, проявленное к кумским святыням и обычаям страны.

# Ф * Первые известия об успешных боях русских войск на Султан-Булахском пере­ вале были получены в Тегеране двадцать пятого ноября, в день исторического заседания кабинета министров. Последующие известия, в особенности взятие Хамадана, произвели в столице большое смятение. Еще двадцать пятого ноября Мустафноль-Мамалека посетила децутацня от тегеранского купечества и потребовала от пего обявлевия войны России и Англии. Падение Хамадапа произвело переворот в умах. Куиечество выбрало новую депутацию к шаху и уполномочило ее просить повелителя Ирана соблюдать в отношении воюющих держав полный нейтралитет.

Уполномоченные заявили шаху, что народ не хочет войны с кем бы то пи было.

Переговоры с Россией и Англией о заключении союза также должны быть прервапы, ибо никто в Персии не желает войны с единоверной Турцией. Шах обещал.

Мустафиоль-Мамалек был потрясен. Оп ошибся только в одном дно. Он поторопился. Карьера его испорчена. Он заявил, что уходит в отставку и подождет лишь некоторого успокоения внутреннего положения Персии. Декларация открыла карты. О переговорах с Россией и Англией уже не может быть и речи. Но падо действовать...

Б турецком посольстве и австро-венгерской миссии обнаружилась полная расте­ рянность. Отданы расиоряжошш об от’езде и упаковке вещей для дальнего путе­ шествия.

— Б Исфагань? Тревожпые слухи: говорят дорога занята русскими. Хамаданская дорога тоже перерезана, Нувереп занят.

— Б Кермаишах?...

Однако не вес еще потеряно. Тегеран переполнен жандармскими частями, отрядами иоипстнеишлх всадников, преданных Германии и Турции. Жандармы в казармах Юссуф-Абада, Баге-Ша и Гассаи-Абада ждут только приказа о выступле­ нии... Пет. положительно но все еще потеряно! Ксли Тегеран восстанет, события могут еще повернуться. Нужно только выиграть время. Ведь турки могут от Багдада через Керман шах начать наступление но Тегеранской дороге! Важно чтобы Тегеран держался...

Так думал Мустафиоль-Мамалек, нрпиц Рейс, Эдналь и многие другие поджи­ гатели пожара на Востоке.

*... * В воскресенье шестого декабря разведка отряда полковника Колесникова сооб­ щила, что у селения Сапе накопляются вооруженные всадники. Поймали языка.

Пленный утверждал, что отряд небольшой, подчиняется Амнр-Хешмату, но что ими командует не сам вождь, а один из его помощников. Сапе находится примерно на нолиути между Тегераном и Кумом в 75 перстах к северо-западу от Кума. В поне­ дельник части отряда Колесникова подтянулись к Сане и стремительной атакой смяли неприятеля. Всадники состояли из добровольцев, навербованных агентами принца Рейса, в количестве шестисот. В это время другие отряды Амир-Хешмата сосредо­ тачивались у Тегерана, верстах в сорока между Рубад- Керимом п Кереджем. По имевшимся у русских сведениям, отряды намеревались вступить в Тегеран. Русские войска сжали Амир-Хешмата с двух сторон. Казаки Колесникова, только что дей­ ствовавшие у Саве, форсированным маршем направились к Рубад-Керпму с юга, а с севера из Энги-Имама выступил другой свежий отряд. Десятого разразился бой.

Германо-турецкий наемный отряд состоял из полутора тысяч человек: восьмисот добровольцев под командой самого Амир-Хешмата и семисот жандармом», руководи­ мых шведами. Казаки обстреляли неприятельские позиции артиллерийским огпем из горных орудий, а потом бросились в атаку. Среди всадников туземной кавалерии произошла паника и они бросились врассыпную по направлению к горам. На поло сражения остались человек тридцать убитых, сто восемнадцать раненых н около семидесяти пленимх.

Тегеран пережил тревожные часы. Заседания кабинета министров шли непре­ рывно. Пальба орудий с поля сражения доносилась до города. Тегеран метался.

Враги и друзья с одинаковым трепетом ждали исхода боя. По городу ползли не­ вероятные слухи. Через многочисленные ворота Тегерана, в разных направлениях уходили жители, уезжали экипажи, тянулись груженые караваны вьючных животных.

Бежали скомпрометировавшие себя из обоих лагерей, ибо по знали они, кто побе­ дит. Бежали напуганные мирные граждапе, чтобы спрятаться па несколько ближай­ ших дней в окрестных деревнях, поместьях, у знакомых или родных. Боялись вос­ стания в городе, переворота, резни. А основания были.

Ксли бы седьмого декабря казаки у Саве не разбили добровольцев, то в Тегеране разразились бы грозные события. Германо-турками и их друзьями был разработай следующий план. Часть добровольцев должна была привлечь на себя русских в окрестностях Саве, а остальные в это время с Амир-Хешмато.м во главе, предполагали войти в Тегеран. В городе к добровольцам должны были присоединиться жандармы, во главе с Эдвалем, и бахтиары. В результате образо­ вались бы значительные силы, которые смогли бы обезоружить персидских каза­ ков, напасть на здания миссий держав согласия п совершить государственный переворот. Шаха предполагали заставить остаться в Тегеране и фактом своего присутствии одобрить весь план. Если русские будут наступать на Тегеран, и городу будет угрожать опасность, выехать во главе с шахом п правительством на юго-запад. Этот план объяснял все. И нервное возбуждение, дарившее в городе последние дни. И слухи об от’езде шаха, правительства п турецко-немец­ ких агентов, и поспешные приготовления Эдваля и его жандармов к от’езду.

Амир-Хешмат колебался. Его отряд у Саве был разбит. Казаки могут подойти к Тегерану. Входить ему в город пли нет?

— Как в городе? Как настроение? — спрашивал по телефону Амир-Хешмат вождей бахтиаров.

— Мы вас ждем, отвечали ему.

Но Амир-Хешмат не решился. Его поджидала судьба у Рубад-Керпма.

На валу, окружающем Тегеран, правительство расставило вооруженпых поли­ цейских, приказав им отразить добровольцев, если 01Ш сделают попытку войти в столицу. Напрасно! Судьба Тегерана и этого правительства решилась у РубадКерпма. Впрочем опа решилась еще пакаиупе, у Кума. Известие о падении Кума произвело впечатление бомбы, брошенной в пороховой склад.

— Бежать. Но куда? Кажется все дороги перерезапы!...

Гермаио-турки, шведы во главе с Эдвалем и жандармы покинули город.

Захватили арсенал, взрывчатые вещества и бросились в горы. Следом за ними по горным дорогам и только им одпим ведомым горным тропинкам, рассеялись шайки бахтиаров, сарбазов п всадников. На улицах Тегерана, вместо мундиров и кэпи австрийцев, вместо курток цвета хаки моджегодов принца Рейса, появи­ лись русские военные мундиры и фуражки, казачьи черкески и послышалась русская речь...

&А * Кабинет Мустафиоль-Мамалека пал. У власти стал престарелый принц ФерманФерма. В Тегерап наведываются русские гости — начальники отрядов, должност­ ные лица. Через город, в южном направлении па Кум, Кашап и Исфагапь бегут форды, грохочут грузовики... Население подавлено мощностью русского воору­ жения и успехами побед наиюй армип.

* * Персидская экспедиция генерала Баратова обязана своими успехами прежде всего той скрытности, с которой войска успели сосредоточиться в Казвппе, а затем быстроте и энергии патиска, похожими на туркестанские походы Черняева и Скобе­ лева. Баратов знал восток и попимал, что лучший способ борьбы с плохо дисциплини­ рованными скопищами неприятеля заключается в непрерывном преследовании однажды поставленной задачи. Задача была — разгромить еще незаконченную организацию и концентрацию сил противника. На востоке волевой элемент в психике развит слабо, а потому* ряд коротких и сильных ударов но врагам, расстроив их ряды, должен был парализовать энергию к об’едппению многочисленных вождей воин­ ствующих племен. Баратов рассчитал правильно. Но разгромив главные силы гермапотурок у Хамадаиа, Тегерана и Кума, он не остановился. Операции развивались на всех трех главных направлениях. Заняв за Хамаданом Ассад-Абадскин перевал, русские войска открыли себе путь в долину верхних притоков реки Каруиа и пере­ шагнули через горные хребты, отделяющие внутрепнюю Персию от бассейна Пер­ сидского залива. С запятием Кума в пашу власть перешла почти вся плодоносная долина Карачая, но которой пролегает кратчайший путь из Тегерана в Багдад.

Северная дорога из Нсфагаип в Багдад также 6i.ua перерезала, поэтому германотурецкие руководители в Персии были отрезаны от своей Мессопотамской базы.

* * В горных ущельях и лесах Гнллиа, в глубоком тылу русских войск стали проявлять активность отряды Кучнк-хана п Хассан-хана. Они нападали на обозы, транспорты, мелкие отряды русских и мешали правильной коммуникации фронта с тылом. В конце декабря Баратов приказал покончить с воинственными вождями племени джепгелийцев. С запада на Гешт была двинута одна колонна казаков, а с юга к северо-востоку, в леса — другая. В этом походе принимало участие несколько сот казаков; па их долю выпали большие певзгоды. По заваленным снегом тронам, но обледенелым скалам, в непроходимых дебрях лесных гор, скудно питаясь, они в течение двух недель дрались с превосходившими во много раз их силами. Проваливались в снег лошади, падали казаки, отмораживали руки и ноги, п шли вперед п согревались только в бою. Кучпк-хаи был настигнут, окружеп п разбит. Ему удалось с небольшим отрядом спастись: победители захватили пленных, сотни капсулей и ручных гранат...

* »

* Отряды курдов турецкого Курдистана еще только поджидали нас, по уже иеслп германо-турецкую службу. Из Сепне, горными тропами, они перевозили пз Турции в Персию оружие, несли службу связи — передавали важные известия, инструкции.

Чтобы прервать сообщения наших противников с западной турецкой границей, по распоряжению Баратова из Зенджана в Сепле был послан отряд персидских казаков во главе с эсаулом Мамоновым. Этот отряд образцово пес свою службу, несмотря на недостаток в теплой одежде и обуви. Это один из редких случаев, когда персидские казаки иод властью хорошего начальника оправдали произведенные русским правительством на них затраты.

$ * * Бежавшие пз Тегерапа, Кума и Хамадапа организаторы персидского движепил пе прекратили своей работы. Наступление колонны русских войск на Кум было столь неожпдаппо, что победителям удалось захватить все воепные припасы германотурок н кумского комитета. Б предположении, что русские войска при наступлении минуют Исфагань, немцы решили возобновить заготовку военных припасов в этом городе. Был организован патронный завод, работающий непрерывно днем и ночью под непосредственным наблюденном гериапского поверенного в делах Кардиера.

Энергичный дипломат оставался в Псфагапн до конца, то есть до самого наступ­ ления русских войск.

* * Бндессурский перевал брали под Новый год.

Еяпгавер заняли без боя. К западу от города находился укрепленный перевал — основпой опорный пункт гермапо-турок но дороге нашего движения к Мессонотамил. Здесь, в первый раз с начала операций, русским пришлось пметь дело с большими турецкими силами, занимавшими укрепленные позиции в горах и распо­ лагавшими значительной артиллерией. Занятие Бпдессурского перевала должно было открыть дорогу русским войскам в Керманшах. Подготовка к операции заняла около месяца. Исправляли дороги на Ассад-Абадском перевале, подвозили оружие и продовольствие в Хамадап, а главное, перед решительным наступлением на Керманшах, Баратов стремился обеспечить левый фланг, ввиду ожидавшихся выступ­ лений германо-турок со стороны Исфаганп. Успешные бои у Буруджпра, закончив­ шиеся разгромом враждебных племен н занятие К атан а— но дороге на Исфагань, решили эту задачу. Осповательная подготовка Кянгаверского боя дала блестящие результаты. Турецкие войска были атакованы с фропта и флангов одновременно.

Бон был жестокий и закончился полной нашей победой. Неприятель бросил четыре орудия, пулеметы и весь лагерь с богатой военной добычей. Конница генерала Исардова преследовала противника, а затем последовательно после серьезных боев пами были заняты Сахне, Бпссутуп и наконец Керманшах. Русские ворвались в Керманшах па плечах отступающих гермапо-турецких войск, после сильного боя.

Укреплепиями у Кермангааха руководил военный германский агепт генераль­ ного штаба, генерал граф Капиц, бывший душой всей сложной германо-турецкой затеи в Персии. После падения Хамадана, Кума и Тегерана в Керманпшх пробра­ лись беглецы из этих мест — немцы, турки, птведы, отряды жапдармов и непри­ миримые политические деятели-персы. Здесь лее были сорганизованы значительные курдские отряды и собрано много германо-турецкого военного имущества. Есте­ ственно, в течение января тысяча девятьсот шестнадцатого года Керманшах был главным центром германо-турок в начавшейся войне.

С падением Керманшаха они лишались главной базы на персидской территории. Поражение немецко-турецкпх войск под Кермашпахом и занятие города русскими должно было произвести боль­ шое впечатлеппе па тех персов и курдов, которые еще верили в силы „защитника п покровителя Ислама“. Моральное значение этих событий должно было отозваться на англо-мессонотамском и на Кавказско-турецком фронтах. Со взятием Керманшаха, русские войска былп у ворот Мессопотамгш.

* * * Граф Каппц переживал трагедию.

Молодой, энергичный п блестящий, он увлекал своими проэктамп зажечь пожар в Персии и ирнпца Рейса и самого Фоп-дер-Гольц-пашу. Он яркими крас­ ками рисовал перспективы создания огромной персидской армии из добровольцев, зажигал энергией и верой в успех начатого дела своих сотрудников и пе жалел средств па организацию. Главнокомандующий турецкими армиями на Кавказском и Мессопотамском фронтах, которого уже называли командующим и несуществую­ щими армиями Персии и Афганистана — придавал работе Каница большое значе­ ние. Гольц-паша приезжал через Багдад в Керманшах, чтобы ознакомиться с новым фронтом. Он был недоволен.

— Депег истрачено много, а результаты ничтожны.

— Огромпая территория занята русскими, а успехов вооружеппои борьбы пе видно.

Приезд Главнокомандующего совпал с неудачами у Кума и Тегерапа. Каппц показывал высокому гостю укрепления у Керманшаха и Кяигавера, но и это пе было одобрепо. Укреплеппя, но мнению генерала, были слабы, а войска ненадежны.

Гольц-Наша уехал, а Капиц в Кермашнахе поставил па карту свою жизнь.

Карта была бита и в день падения Керманшаха граф Каппц застрелился....

Н течение указанных двух с половиной месяцев операции наши были блестящи.

Гепий победы русской армии прибыл сюда вместе с нею. Из нескольких десятков стычек, битв и сложных операций но было пн одной неудачной для нас. Сражения происходили на всех трех операционных направлениях: Казшш-Хамадан-Керманшах, Казвин-Саве-Кум-Псфагапь, Казвнп-Султан-Лбад-Буруджнр. Эти операцион­ ные линии охватили громадный район — центр жизни всей страны. 11а этом пространстве были сосредоточены мозг, душа и все нервы государственного оргапнзма. Общественное мнение было заранее настроено против русских, а потому в первый период военных действии мы были окружены тайными врагами и недобро­ желателями. Эти враждебно настроенные, иногда очень влиятельные люди, из местных властей и населения, со злорадством следили за высадкой русских войск в Энзели; они пытались пугать нас преувеличенными сведениями о силах непри­ ятеля, были при армии вражеской разведкой и распространяли о поведении рус­ ских войск разные небылицы. Были и такие, которые искренне думали, что пер­ сидский поход— авантюра, обреченная на неудачу; они знали, что войск мало, а условия войны в Персии крайне тяжелые. Поэтому впечатление о русских побе­ дах было очень сильным. Вся Персия пришла в изумление. Ми сразу приобрели много друзей, а враждебные голоса замолкли. Результаты этих побед были очень значительны. Не только район бывшей „сферы влияния* был очищен от германотурецких войск, по русские заняли значительно большее пространство — шириной восемьсот верст но фронту и столько лее верст в глубину, т. е. сделались полно­ властными хозяевами на территории во много раз превышавшей районы, примы­ кавшее къ России. Уже через два месяца после высадки мы держали в своих руках все рычаги для дальнейших успешных военных и административных дейст­ вий. Политику отныне мог указывать лишь командир корпуса. Ключ от нее находился в руках генерала Баратова. Тегеран теперь должен был соблюдать нейтралитет и помогать нам в снабжении армии и поддержке лойяльпости среди населения и враждебных племен. Впрочем эти племена и их вожди переменили свою тактику активной вражды илн выжидания и стали усиленно искать русской дружбы н покровительства. Они всячески стремились проявлять признаки своего расположе­ ния, а некоторые приняли меры к заключению с русскими союза, чтобы воевать против германо-турок. Одпн вожди приехали сами на поклон к генералу Баратову;

другие по восточному обычаю привезли подарки; третьи просто предложили себя п свои отряды в распоряжение штаба корпуса. Такой результат наших успехов был крайне важен, т. к. но местным географическим и бытовым условиям враж­ дебные отряды в дальнейшем могли бы стеснить наши операции, главным образом в отношении добывания фуража и продовольствия.

Конному корпусу нужно было много припасов, и хотя за них войска немед­ ленно расплачивалось персидским серебром, продукты по всегда можно было приобрести. Сторонники германо-турок при приближении русских войск прятали зерно, зарывая его в землю. Иногда войска производили обыски и спрятанный корм находили и погребах или потайных закромах. Приказами командира корпуса под страхом военно-полевого суда войскам было вменено в обязанность воздер­ живаться от всяких насилий и принудительных действий но отношению к мирному населению. Отобрание имущества и реквизиции воспрещались и строго паказывались. Эти приказы имели большое значение. Лойялыюе поведение войск быстро сказалось. Безразличие п враждебность со стороны населения исчезли. Мы стали замечать радушие и предупредительность. „Кардаш* т. е. брат — слово, которое чаще всего можно было слышать при обращении персов к казакам и солдатам.

3. А. Г. Е м е л ь я н о в.

Велика была радость и лпкованпе русских и английских колоний в разных городах, а в особенности беженцев, собравшихся в Казвине. Опять открылись банки, управления дороги, учреждения и торговыя конторы. Изгнанные из мест жители вернулись па своп места. На консульских домах России и ея союзников опять были подняты флаги. Войскам устраивали овации, а Баратова осыпали цветами.

Упоенный победами и успехом, он писал в приказе по войскам:

— Мирная жизнь персидского паселения, нарушенная боевыми действиями, вошла в свою колею... Великодержавное имя России и нашей союзницы Англии были силой нашего оружия п успехов снова восстановлены н подняты на подо­ бающую высоту. Движение же наших войск до Керманшаха с выдвижением передо­ вых отрядов до самого Керинда, не могло пе отозваться благоприятным образом на положении дел у наших союзников под Кут-Эль-Амаром.

*** Ликвидация яемецко-турецкой авантюры в Персии близилась к концу. Пре­ кратилась агитация в народе, которую вело духовенство; прекратилась пропаганда священной войны, пропаганда против русских и англичан; прекратилась мобилизация кочевников, восхищение немцами п германофильство. Наступило отрезвление и остатки немецко-турецкпх наемпиков бежали по дороге Каср-и-Ширип и Багдад. Уже нал Исфагань, а после него Иезд, Керман и Шираз выражают свою покорность, уве­ ряют в благожелательности новое правительство и просят прислать губернаторов „для восстановления порядка и спасепия их от тирании тех, кто перешел на сторону немцев“. Даже восставшие против русских жандармы оросят пощады. Шираз — цитадель немецких интриг, обратился к изгпаппому губернатору с просьбой возвра­ титься к месту службы и послал навстречу ему почетный экскорт-охрану жандар­ мов н всадников. Немцы не ожидали столь печальных для себя дней. Их авантюра в Персии закончилась кровавой трагедией для них самих. Провокаторские приемы поняты персами п прежние друзья стали врагами. В Ширазе уже идут стычки между персами, „восставшими“ было против англичан и русских, и немецкими аген­ тами. В Кермане па улицах — кровавые столкновения между бахтиарами и австрий­ скими солдатами.

Немцы — Васмус, Цейгмайер, Кардорф, Шуман л другие бегут в Мессопотампю через дебри Поштекуха, единственный оставшийся для них пеотрезанпым путь.

Надежды организаторов священной войны на восстания в Афганистане и Индии рухпулн.

* * * 13 сочельник пятнадцатого года Тегеран посетили русские гостп — генерал Баратов и офицеры штаба. Пребывание именитых гостей в Тегеране было непре­ рывным праздпиком ы для приезжих и для всей русской колонии.

Баратов делал визиты...

Англо-русский кабинет Фермапа-Фермы иллюминировал город, устраивал парады и банкеты. Послы союзных держав кормили обедами, говорили речи, посылали телеграммы... Персидская казачья бригада блистала смотрами, гимнастическими упражнениями и джигитовкой. Шах был милостив и доволен. Кажется, кончились распри! Пет больше двусмысленной игры. Можно отдохнуть и повеселиться. В торжественных аудиенциях, обставленных с восточной пышностью, при большом стечении двора и нотаблей, шах благодарил Баратова за образцовое поведение русских войск п за их дружелюбное отпошение к паселеиию. В знак особого благо­ воления к гостю, шах пожаловал ему высшую награду — „ т е м с а л“ т. о. свой портрет, осыпанный бриллиантами, для ношения на шее...

Забавляли молодого повелителя Ирана.

Казачий конвой Баратова состоит из лучших танцоров и певцов кавказской армии. Фараг-Абаде, и залах охотничьего замка, в присутствии двора и много­ численных гостей, плясали казаки лихую лезгинку и пели своп буйные песни...

В залах дворца Сагаба Ихтиарн, русский бал в пользу больных и раненых.

Здесь избранное общество столицы. Русско-французская речь. Персидские костюмы.

Киоски, цветы из лучших оранжерей, ковры и миллионы огней. Горят илошки, светильники, лампы, хрустальные люстры... В просторных залах дворца не жарко...

Европейские дамы блещут туалетами. Аромат французских духов смешался с топ­ ким запахом розового масла и благовонных мазей... Громит оркестр...

— Гимн, гимн, персидский, русский, английский, французский!...

Победители веселятся. Тегеран спокойно встречает новый европейский год...

* * *

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЕНЕРАЛ Б А РАТОН

Когда а пришел к нему в первый раз, он наговорил кучу приятных вещей.

Обворожил. Он сидел за письменным столом п говорил, что в корпусе недостаток:

врачей л сестер милосердия; пет медикаментов и мало санитарных иеревозочпых средств. Он был в черной черкеске с блестящими генеральскими серебряными пого­ нами, коротко остриженный. Глаза его узкие, карие, живые — как будто смеялись.

Прямой кавказский чуть-чуть хищный пос. А когда улыбался, были видны ослепи­ тельно белые здоровые зубы. Говорил оп немного в нос, но это была скорее манера или привычка. Лицо широкое, красное и весь он дышал здоровьем и энергией. Ему было лет пятьдесят. Когда я вошел, оп встал. Было впдно, что он небольшого роста.

Он был легкий, подвижной, а когда разговаривал, машинально крутил ус п погла­ живал небольшую с проседью бородку.

Еще в Москве, помню, телеграммы с Кавказского фронта часто сообщали, что отряд генерала Б. лихим и стремительным ударом смял, разбил противника; вышел ему в тыл, окружил или преследует. Это было г тысяча девятьсот пятнадцатом »

году в Турции. Мы в Москве не знали, что это генерал Баратов, но я хорошо запомнил генерала Б.

* * * Два брата, грузинских князя, поссорились между собою во время пирушки и в запальчивости один пырнул другого кинжалом. Пришлось бел{ать. Через горы грузин попал на Терек к казакам. Здесь не спрашивали, кто он и зачем при­ шел. Записался в казаки, женился и зажил повой лсизныо. Воевал, был офицером н совсем оказачился. Сын его жил там же, тоже воевал и за боевые отличия зас­ лужил звания урядника и вахмистра п чины хорунжого и сотника. Женился на осетинке и умер в должности командира сотни и начальника своей станицы — Галашевской. Согннк Баратов умер, а вдова повезла его тело для похороп в Моздок. Очень мучилась в пути, ибо носила младенца. У гроба мужа в станице Магомет-Юртовекой лежала роженица, а рядом маленький Николай Николаевич...

Позже, когда я уже был хорошо знаком с ппм, я как-то сказал:

— Из кавказских народностей, вы осетины,..

— Позвольте, — перебил меня II. II., — я казак.

Любил свою мать И. II. нежно н глубоко и не расставался с пей до самой ее смерти. Он родился в бедности и годы детства провел в родной станице, Сунженской.

На смотрах и парадах генерал любил обходить ряды и беседовать с солда­ тами и в особенности с казаками.

— Ты какой станицы?

— Такой-то.

— А ты?

— Сунженской.

— Постой, как же твоя фамилия?

— Такая-то.

— Ах, так ты значит, сын такого-то?

— Так точно.

— Пу вот, как хорошо, ведь мы с твоим отцом товарищи, мальчишками рсслд, вместе но станице без штанов бегали...

Казаки смеются. Любят, когда геперал шутит, но знают, что это правда н приятна им эта шутка* правда, и гордятся они своим генералом. И станице бегал босиком, и — помню — говорит, что — одна подтяжка у меня через плечо устро­ ена, мать смастерила.

Мать работала, пе покладая рук, хлопотала за спроту п добилась в о й с к о в о й стипендии. Так начал учиться и сразу же обпаружил большие дарования будущий первый офицер генерального штаба в Терском Казачьем Войске.

* * В японскую войпу комапдовал родным Сунженско-Владпкавказским полком, а Великая Война застала его во главе 1-ой Кавказской Казачьей дивизии, славные полки которой вошли в состав Персидского Экспедиционного корпуса.

Одинаково ровный, любезный и ласковый со всеми: с генералами, офицерами, солдатами и казаками, генерал очень популярен. Но одной любезпости мало. Сол­ даты и казаки не будут любить за одну любезность и справедливость. Их вовдь должен быть храбр. Он не может пе быть храбрым — их командир.

На Ассад-Абадских высотах кипел бой. Баратов, в белой папахе, на своем гпедом, с группой офицеров, на нрнгорке. Картина боя как на ладони. Пули изредка долетают и сюда.

Широко взмахнув, как птица крылом, рукавом черкески, под­ скакал хорунжий Гацуиаев к Баратову п говорит „величайшую дерзость“:

— Наше Превосходительство! Солдаты и казаки из цепей пе могут драться, все оглядываются на Б а с... Они говорят:

— Кому здесь место, а кому п пе место.

Гацуиаев был ординарцем и влюблеп в своего командира корпуса. Весь дро­ жал при мысли, что шальная нуля может причинить несчастье. Казаки очень любили

Баратова. Называли его „наш“. Слагали песни н рассказывали анекдоты:

–  –  –

Им было дорого в праздник видеть его в церкви, всегда впереди; оп выстаи­ вал всю службу. Казаки знали, что он религиозен и любили молиться с ним. Они чувствовали искренность его веры п с уважением говорили об этом между собой.

Очень занятой, Баратов не пропускал церковных служб и в религии, в общении с Богом разрешал своп сомнения и черпал новые силы. Он выходил из храма просветленный и был еще ласковее и доступнее, чем прежде.

Он прекрасно говорит. Четко, громко, округленными фразами. Немпого длинно, но образно и интересно. В армии любили его слушать. Особенно казаки. Он всегда находил и интересную тему и меткое слово. Слушали внимательно и неделями потом обсуждали тему и перефразировали слова своего командира корпуса.

* * * Это было еще до персидского фронта в Турции. Великий Князь Николай Нико­ лаевич получил назначение Главнокомандующим Кавказского фронта и, ирпехав па Кавказ, об’езжал некоторые части фронта и позиции. Должен был посетить и „Баратовскую“ дивизию. Но кавказскому обычаю в штабе на скорую руку был приго­ товлен стол-дастархап*). Велнкий князь должеп был принять приглашение. На Кавказе, гдЪ любят и умеют нить, ни один банкет, ни одна пирушка в любой среде, — в:

особенности в военной, не обходится без председателя пира. Тулумбаш или Тамада должен быть обязательно. Это вовсе не должеп быть старший. Выбирают того, кто умеет быть веселым, руководить и поддерживать веселье. Тулумбаш — застольный диктатор. Он должеп уметь говорить сам, заставить слушать тосты, во время бросить шутку, затянуть песню, н держать в руках свободную, разгоряченную вином компанию. Идеальпый тулумбаш пе заметен, но это самый интересный и активный участник ппрушкп. Он должен уметь пить, т. е. со всеми и въ меру. Он должен следить, как пьют другие, умело создавать обстановку, чтобы все пили в меру.

Его кавказский застольпый девиз выявлен в песне:

— Ией, но ума не пропивай.

Баратов первый тулумбаш на Кавказе. Он любит веселье. Не ньет; толькоделает вид, что ньет. Он очень находчив, остроумен, и вокруг него за столом подлинное веселье.

Великий Князь, как известно, был очень строг. Приехал хотя н опальным, но страшным дядей Государя. Это был тысяча девятьсот пятнадцатый год. На дастар-хане тулумбашем был Баратов. Велнкий Князь не знал, новиднмому, Кавказ­ ских обычаев, а может быть и знал, да пе хотел считаться с ними. Без разре­ шения тулумбаша никто но может обратиться к присутствующим с тостом. Вели­ кий Князь встал и начал говорить.

— Извините, Ваше Высочество, иеребпл его генерал Баратов, — Вы оштра­ фованы.

*) П оходное угощ ение.

В глазах у Великого Князя появились огопьки, а кругом псе смолкло.

— Как оштрафован? Кем и за что? — спросил Великий Князь.

Баратов ответил:

— По кавказскому обычаю никто не может говорить без разрешения тамады. Нарушивший закон подвергается штрафу. Не угодно ли будет Вашему Высочеству осушить этот штрафной бокал?

Сосуд был нарядный п Великому Князю пришлось выпить его до дна.

Баратов предоставил Высокому Гостю слово, а лотом затянул кавказскую застольную:

–  –  –

Великий князь был очень доволен таким оборотом дела, а па фропте и в Тифлисе одобряли поступок Баратова, отстоявшего кавказскую традицию.

Позже» когда было решено послать в Персию войска, Великий Князь остано­ вил свои выбор на Баратове, зная, что это не только храбрый генерал, но и дипломат.

Успехи русских войск в Персии, спокойствие тыла, безопасность движения неболь­ ших отрядов, транспортов п отдельных лиц — результат не только нашей силы, но в значительной мере — дипломатического искусства Баратова. Он действо­ вал не только уговорами н угрозами; он умело использовал свойства вождей воин­ ственных племен. Иногда он мирил закоренелых врагов, создавая у них общий интерес или, наоборот, — соседп или друзья должны были поссориться. Админи­ страторы на местах, нз персидских чиновников, получали русские ордена н с гор­ достью носили лепту Станислава. Зато войска наши у такого администратора имели хлеб, мясо и фураж.

Персы любили Баратова. В городах за ним бежала толпа, а при об’ездах пеоб’ятпого фронта, в деревпях, на дорогах, прохожие снимали шайки, кланялись н приветливо улыбались. Это — за мудрость мирной политики. Когда стало известно о революции в Росспи, и в Персии появились думский деньги — „керенки“ с изобра­ жением Таврического Дворца — здания Государственной Думы, персы иеохотпо принимали при расчетах эти деньги.

— Караван-Сарай, нехорошо, пе пужло, — говорили опп, — давай портрет Баратова.

II они выразительно показывали место на кредитке, где должен быть портрет генерала.

Им казалось:

— Здапие мертво, революция — непорядок.

В их представлении Баратов был реальным воплощепием мощи и кредито­ способности Русского Государства.

Русский/безгранично любящий Родину, выросший за пределами Терека, Баратов принадлежит уже не Терскому Войску, а всей России. Умный, патриот, он всегда был прогрессивным, а когда разразилась революция и прошла по фронту, ои понял смысл событий и не вел борьбы ни тайной, ни явной против забившей ключем политической жизни в армии. Чтобы удержать войска па фронте, нужно было сотрудничать с Комитетами и Комиссарами и Баратов это осуществлял искренне мастерски и с огромной пользой для Родины. Когда Баратов входил в заседание армейского комитета, уже после октябрьской революции, — в знак уважненя к вождю армии, все члены комитета вставали н бесшумно садились па своп места.

*) „Г осподь с тобой ". С лово не перевод им ое. В о о б щ е о зн ач ае т при ветстви е.

Позже мне приходилось наблюдать иопулярпость Баратова п за пределами Персии, на пространстве всего многоплеменного Кавказа. Как казак Терского Войска, оп пользуется большим уважением на северном Кавказе и после смерти Караулова, атаманский жезл предназначался Баратову. В Тифлисе — грузины, в горах разно­ племенные горцы, одинаково считают его своим. В Азербейджане у мусульман и армян, — извечно кровных врагов, Баратов пользуется одинаково большим уваже­ нием и известностью. Ведь в состав Персидского Корпуса, кроме казаков, входили солдаты всех племен Кавказа. Они разнесли славу о пем по всем станицам Кубани и Терека, аулам и саклям Дагестана, Азербайджана и Грузни.

У Баратова доброе сердце; он никогда не отказывает п]юсителю н любит слушать советы. Но только слушать. Его иптересует мнение, часто но очень серьез­ ному вопросу, его ад’ютапта, штабных офицеров, казаков и солдат. Он выслушивает их всех, по всегда поступает по своему. Думают, что Баратов ио мягкости под­ дается в л и я н и ю других. Это неверно. Говоря с другими, советуясь, он только кон­ тролирует себя и пытается шире осветпть вопрос. Но поступаетъ всегда но своему.

Он нрожил очень интересно, да и сейчас живет также. Он из тех счастливцев, про которых еще при жизни и сказки рассказывают и песни поют.

* * * ГЛАВА ПЯТА)!

ЛЕТУЧКА Земский „форд“ бесшумно скатился с перевала и мчался но ровпой дороге.

Нас двое. Оба помощники уполномоченного Всероссийского Земского Союза. И не­ давно переменил адвокатский фрак па френч и сейчас смотрел на все с большим интересом. Михаил Григорьевич Запорожец, приехавший на пару месяцев раньше, уже год пробыл на другом фроите и держал себя как старший. У него охотничье ружье центрального боя и фотографический аппарат через илечо. Иногда автомо­ биль останавливался и Запорожец безрезультатно стрелял по горным курочкам или щелкал аппаратом. Выло очень жарко. На шоссе серая известковая пыль. Движеппе воздуха ощущалось только во время езды. Опять лопнула шина.

— При такой жаре и сам лопнешь, ворчал гаоффер.

Он возился с колесом, а мы беспомощно стояли на самом солнцепеке на дороге, пересекавшей огромное плато. Далеко на горизонте полукругом шла горная цепь, а на десятки верст кругом, голое пространство без всякой растительности.

Может быть где ипбудь и была зелень, но ее не было видно. Все было выжжено.

Высоко над головой кружили какие-то большие птицы, невидимому, горные орлы.

Мы их уже раз видели у Сираба. Тогда их спугнули шумом машины. Они лениво поднялись п уходили от автомобиля в направлении гор, тяжело раскачивая огром­ ными крыльями, чтобы подняться па нужную высоту. Их много у Спраба. Они неподвижны п издали похожи на желто-серые камни или глыбы, пятнами застывшие у самой дороги. Это кондоры; у них белая голова и голая шея. Кроме нас троих у машины и орлов, кругом нет ничего живого. Дышать трудно, а в автомобиль забраться нельзя, так как заднее колесо на домкрате. Шоффер возится как-то особенно долго на этот раз, хочется пить, а фляги уже пусты. Невыносимо жарко в толстом суконном френче. Сонливое состояние.

Наконец автомобиль тронулся, стало веселее. Проехали через какую-то дере­ вушку. Желто-серые глинобитные стены без окоп, плоские голые и куполообразные крыши и только в сто|юне от деревни один дом получше других, невидимому, при­ надлежащий хаиу-номещику. Несколько полуголых ребят выбежали на шум авто­ мобиля, да в одном месте таинственно куда-то за угол шмыгнула женская фигура, * застигнутая внезапно на улице. Потом опять серая дорога, солнце и однообразный ландшафт. Впереди на дороге крестьянин. Оп гонит небольшой караван, с десяток ослов, обремененных ношей — большими связками саману *). Усталые животные еле перебирают ногами; кажется непостижимым, как такие маленькие лсивотные могут нести на себе этот громадный груз.

Автомобиль напугал погонщика. Гудок ревет, а ослы безучастны. Они сбились в кучу и стоят неподвижно. Шоффер сердится, гудок хрипит. Перс кричит и, тол­ кая ослов в зад, но одному стаскивает их в придорожный ров. Он уступает дорогу.

Потом час он будет возиться, приводить в порядок расстроенный караван.

Автомобиль мчится опять ио серой и знойной дороге.

У самого Кяпгавера за садами показалась группа всадников, человек пятнад­ цать. Впереди, на раскрашенной серой лошади, сидел высокий худой перс с палкой в левой руке; на палке белый сокол. В группе было несколько всадпиков. Конн гарцуют, вычурно выбрасывая в сторопу стройные нош. Шеи их как будто нарочно изогнуты вниз; все они на мундштуках, а хвосты и грпвы у некоторых окрашены в оранжевый пли голубой цвет. Центральной фигурой был хан, ехавший со своими гостями н челядью на соколиную охоту. Небольшой, толстый, с большими черными глазами, в белом чесучовом сюртуке, хан спдел на чистокровном арабе н неумело подпрыгивал в английском седле. Все, кроме хана п еще двоих, были в черных наглухо застегивающихся сюртуках и, повидимому, были слуги. Группа была очень эффектна и напоминала наши соколиные охоты прежних времен. Да, Персия жнвет еще в эпоху патурального хозяйства, со своим укладом, иолукреностным правом, помещиками и соколиными охотами!

— А вот и Кянгавер! — сказал Михаил Григорьевич.

Кянгавер показался справа на бугре. Ряды плоских крыш, очень скученно гнездившихся одпа к другой. Много двухэтажных домов и потому входные двери и окна вторых этажей видны. Слева густой сад, а справа несколько круглых ста­ ринных полуразвалившихся башен.

— Кянгавер — долппа смерти, — нродожал Запорожец. — Вы видите — городок-то на горке, а внизу все сплошь болото. Здесь мириады мошкары, кома­ ров и ужасная малярия! Говорят, здесь девяносто процентов смертности. Вон па тех горах, — оп показал рукой на восток, — живут курды, по живут только теперь, летом, когда жарко и малярия. Зимой они живут в долине, а на лето, все племя — с женами, детьми, скотом, скарбом и палатками снимается и оседает в горах.

Чем живут? — Войпой, разбоем, разводят скот.

— Много лн их? Гм, трудно ответить. Я думаю никто не знает. Курдов в Персии тысяч пятьсот, шестьсот, а луров, говорят, больше миллиона. Вообще кочев­ ников — миллиона трн-четыре наберется. Кочевников здесь называют „илятамп“, т. е. племенами, в отличие от оседлого населения...

— Ну пет, но всей Персии они все же не кочуют. Да им и неиптереспо.

Они имеют право кочевать без стеснения в пределах своих территорий... Ну, не знаю, в привычных местах, что-лп! Летние становища или кочевки называются яйлаки, а зимние в долинах — кишлаки. Опп пользуются полной автономией.

Натуральных повинностей не н есут... Как называется это племя, около Кяпгавера, — не знаю. Масса племен...

*) М елко н а р езан н ая солом а.

— Вы спрашиваете, — налоги? Да как лее с них получить? Нет, не платят.

Пожег быть где-нибудь и платят?! Во всяком случае крайне редко.

— А что же они мусульмане?

— Курды?

— Нет, вообще — кочевники.

— Формально конечно, они и большинстве — процентов восемьдесят — шииты,, но среди них масса сектантов. Ксть такая секта: Л.\л*и-Хакк или секта „людей истины4 Они веруют в периодическое воплощение Пожестна. Перси-шипты назы­ *.

вают их „Али-илахп“, т. е. обоготворители Али, зятя Магомета.

— Откуда вы это все знаете, Михаил Григорьевич! — спросил я.

— Откуда?

Оп посмотрел на меня.

— Человек однп есть и Тегеране. Русский. Вот поживете и Вы с ним позна­ комитесь. Любопытный тин. В Персии живет двадцать лет. Много чудес рассказы­ вает. Ну так в о т... на чем я остановился. Да, о кочевниках. Кочевому образу жизни благоприятствует масса факторов. Во первых, общий упадок персидской эконо­ мической культуры. Пригодные для обработки земли заброшены. Арыки, керизы, засорены. Леса истреблены. Кем? Временем, войнами, историей. Конечно и специ­ фические климатические условия Персии имеют значение. Средняя высота нагорий Иранского плоскогорья — тысячи четыре футов над уровнем моря. Но здесь масса нагорий — плато в восемь, девять тысяч футов. Они высоки, для земледелия не годны. А летом эти нагория покрыты травой — великолепные пастбища. То же нужно сказать и о более низких равнинах. Летом они выжжены солнцем, как это плато. Видите, что кругом, а з и м о й здесь трава! Для скота хорошо. Кочевники н занимаются скотоводством. Примитивным, конечно. Овцы, козы, молоко, шерсть.

Об улучшении пород они и не думают. Понятия не имеют. Тоже и о способах стрижки шерсти. Никаких забот. Шерсть продают. Торгуют. Ну как торгуют?

Грубая шерсть идет на бичевкн, палатки, шатры, а из нелепой делают войлоки, ткани. Не они, конечно, работают, а в городах, персы ремесленники... Между про­ чим. Верблюжью шерсть в большом количестве вывозят из Персии в Европу.Вот я вспомвил о верблюдах! Мы их с Вами уже видели. Здесь масса каравапов, в особенности верблюжьих. Персы любят верблюдов. Лошадь здесь на втором месте.

На первом вьючное животное — мул, кате]), осел, верблюд. Лошадь менее вынос­ лива, да и кормить ее дорого. Осел и верблюд едят всякую дрянь — сухую траву, колючки, мох. О них мало заботы, а выносливость!.. Гуда же лошади! Верблюды здесь в большом почете. Все делают. Даже почту возят. На востоке Персии — большие пустыни. Так через эти пустыни — дромадеры служат иочтовыми курье­ рами. Выносливые бестии!

Запорожец умолк. Мы уже ехали но кривим ухабистым переулкам города.

— Видите, как я вас просвещаю, сказал Запорожец и выскочил нз автомо­ биля около двухэтажного невзрачного дома.

* * Мы должны были осмотреть Кяпгавср п выяснить возможность открытия здесь первого земского лазарета. Городок небольшой па нолиути между Хамадапом и Кермашпахом. Назревала крупная операция — на Багдад, а войска на этом участке от Хамадана до Керманшаха протяжением больше двухсот верст не имели ни одного лазарета, ни одного питательного пункта, ни бан и... Ничего кроме этапных пунктов. В Кянгавере стоял сводный эскадрой первой кавказской кавалерийской дивизии и этапная рота. Ханский теппстый сад всегда был напол­ нен солдатами, идущими на Керманшах и обратно, измученными дорогой и жар­ ким солнцем. Кянгавер был естественной станцией двухсот-верстпого иути;

здесь нужно было открыть госпиталь, питательный пункт и баню. Так и было сде­ лано. Командир корпуса настаивал на этом п мне пришлось учиться на живом деле.

Я никогда не видел питательного пункта и не знал как вкапывается котел и как выглядит кипятильник. Сотрудники мои, два врача и девять сестер милосердия, были люди хорошие и некоторые из них имели опыт. Дело закипело. Через две недели в ханском доме п в двух палатках в саду разместился небольшой госпиталь на 100 кроватей. На питательном пункте весело дымили котлы, нмазаппые у садо­ вой стены, и стояли четыре новеньких жестяных кипятильника. Человек сто в депь получали обед и чай. В саду у северной стены поставили навес и до сотни прохо­ дящих мимо усталых солдат могли одновременно в пем разместиться на отдых.

* * * В узкой длинной комнате с маленьким окном у самого потолка, после обеда сидело человек шесть земцев. В комнате, приспособленной под столовую из какогото чул.ша, было прохладно и не хотелось уходигь. Вбежал солдат и, запыхавшись, сообщил, что из Кермапшаха по телефону уполномоченного просит Командир Кор­ пуса. Оказалось, что звопнл корпусный врач по ирнказапню Командира Корпуса, требовавшего безотлагательно послать санитарный отряд вперед в Керппд, за 200 слишком верст отсюда, и там развернуть лазарет. Это было очень трудно сделать, так как во всем был недостаток, а главное не было денег и перевозочпых средств.

Корпусный врач кричал в телефоп:

— Так вы отказываетесь? Отказываетесь? Так п доложить Комапдиру Кор­ пуса?

— Мы не отказываемся, по я только указываю вам па затруднения, в каких мы находимся. Разрешите подумать и дать вам ответ через полчаса.

Когда персонал узнал о содержании разговора, в столовой поднялся шум.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«OCR: Библиотека святоотеческой литературы http://orthlib.ru (с. 112) Мёсzца тогHже въ №i-й дeнь.И$же во с™hхъ, nц7A нaшегw сwфр0ніа, патріaрха їерусали1мскагw: И# преставлeніе, и4же во с™hхъ, nц7A нaшегw є3vfЂміа ґрхіепjскопа, новгор0дскагw чудотв0рца. Слyжба є3гw2 пи1сана по сeй слyжбэ.На...»

«УДК 811.161.1 О.А. Усачева КАТЕГОРИЯ ИНТЕНСИВНОСТИ В ГАЗЕТНОМ СПОРТИВНОМ ДИСКУРСЕ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СО СМЕЖНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ* У статті розглядаються особливості взаємодії категорій інтенсивності оцінності, емотивності, експресивності, образності в аспекті їх реалізації в газетному спортивному дискурсі Ключові слов...»

«Рабочая программа по технологии 2 класс Пояснительная записка 1.Рабочая программа по технологии для 2 класса составлена на основании: Закона Российской Федерации "Об образовании в Российской Федерации" от 29. 12.2012 №273ФЗ; Феде...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ И ДИДАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ПРЕПОДАВАНИИ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА Сбо...»

«Эхо гражданской войны в 1918-1920 годы в Ижемском крае. МБОУ "Сизябская СОШ" Материал подготовлен по альбому " Односельчане в гражданской войне" (инвентарный № 63, 1987 г.в. заведующий музеем Канев А.С.) Сизябского школьного краеведческого музея 2014 год, февраль Штурм Зимнего дворца. Вечером 25...»

«8707 УДК 004.05 АРХИТЕКТУРА МОДУЛЯ РАДИОЧАСТОТНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ В СИСТЕМЕ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ А.А. Ларионов Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН Россия, 117997, Москва, Профсоюзная ул., 65 E-mail: larioandr@gmail.com Ю.В...»

«Секция А Теория имитационного моделирования ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ДИСКОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ СЕРВЕРОВ МУЛЬТИМЕДИА М. С. Косяков, А. А. Петров (Санкт-Петербург) 1. Введение При организации сервера, обеспечивающего хранение и предоставляющего доступ как к традиционным текст-ориентированным, так и к мультимедийным данным, возможны два...»

«Вадим Туманов; "Всё потерять – и вновь начать с мечты.", 2004. Копия из Интернета. Вычитка: Александр Белоусенко (belousenko$$yahoo.com), сентябрь 2017.Вадим Иванович Туманов Всё потерять и вновь начать...»

«Приложение к свидетельству Ns Лист 1 о6 утверждении типа средств измерений Всего листов 5 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВ ИЗМЕРЕНИЯ СОГЛАСОВАНО Руководитель ГЦИ СИ иректора ФГУП ВНИИОФИ /% Н. П. Муравская " д у " 2010 г. Внесены в Государственный реестр Комплекты мер средств измерений Регис...»

«Леонид Лопаницын Чёртова дюжина Владимира Путина. Реплики http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9366997 ISBN 978-5-4474-0651-6 Аннотация Книга Леонида Лопаницына "Чёртова дюжина Владимира Путина. Реплики" – редкое явление в на...»

«ПРОЕКТ Замечания и предложения принимаются на электронный адрес УКАЗ ohotadpr@kurganobl.ru ГУБЕРНАТОРА КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ Об определении видов разрешённой охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих...»

«Ausgabe: 05/2015 Руководство по эксплуатации W 3341-6.01b Теплообменник труба в трубе DWR Blatt 1 / 5 MW Пожалуйста внимательно прочитайте данную инструкцию перед монтажом и эксплуатацией теплообменника DWR 1. ПРИМЕНЕНИЕ WITT – теплообменники-выпариватели DWR предназначены исключительно для выпаривания хладагента из масляной смеси.2. ТР...»

«КАТАЛОГ 2016/17 СОДЕРЖАНИЕ 1 НАПЛИТНАЯ ПОСУДА И АКСЕССУАРЫ 2 ФОРМЫ ДЛЯ ВЫПЕЧКИ 3 КУХОННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ 4 КУХОННЫЕ НОЖИ И АКСЕССУАРЫ 5 РАЗДЕЛОЧНЫЕ ДОСКИ 6 СТОЛОВЫЕ ПРИБОРЫ 7 ЁМКОСТИ ДЛЯ ХРАНЕНИЯ 8 ПОДВЕСНЫЕ СИСТЕМЫ НАПЛИТНАЯ ПОСУДА И АК...»

«Издательство АСТ Москва Фото Антона Гречко Дмитрий Глуховский, 2009 ПРОЛОГ 2034 год. Весь мир лежит в руинах. Человечество почти полностью истреблено. Радиация делает полуразрушенные города непригодными для жизни. А за их пределами, по слухам, начинаются...»

«Часть 4 План экстренного реагирования РАЗДЕЛ 1 ПЛАН УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ В Г. АЛМАТЫ ЧАСТЬ 4 ПЛАН ЭКСТРЕННОГО РЕАГИРОВАНИЯ Глава 22 Основы экстренного реагирования 22.1 Основы деятельности по экстренному реагированию В случае возникновения кр...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ, МЕТРОЛОГИИ И СЕРТИФИКАЦИИ (МГС) INTERSTATE COUNCIL FOR STANDARDIZATION, METROLOGY AND CERTIFICATION (ISC) ГОСТ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ IEC 61883-1СТАНДАРТ БЫТОВАЯ АУДИО/ВИДЕО АППАРАТУРА. ЦИФРОВОЙ ИНТЕРФЕЙС Часть 1 Общие положени...»

«Протокол № ЗП-15-ВСТО/ВСТ/ИП/1.3-08.2015/И от 21.07.2015 стр. 1 из 5 УТВЕРЖДАЮ Председатель конкурсной комиссии С.В. Яковлев " 21 " июля 2015 года ПРОТОКОЛ № ЗП-15-ВСТО/ВСТ/ИП/1.3-08.2015/И заседания конкурсной комиссии ОАО "АК "Транснефть" по лоту № ЗП-15-ВСТО/ВСТ/ИП/1.3...»

«Место дисциплины в структуре ООП Учебная дисциплина Cтоматология входит в базовую часть профессиональный цикл дисциплин и является обязательной для изучения. Требования к результатам освоения содержания дисциплины Процесс изучения учебной дисциплины направлен...»

«CАРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра электроники, колебаний и волн Колледж прикладных наук CАРАТОВСКИЙ ФИЛИАЛ ИНСТИТУТА РАДИОТЕХНИКИ И ЭЛЕКТРОНИКИ РАН Учебно-научная лаборатория "Нелинейная динамика...»

«ЦЕНТРИФУГА ДЛЯ ОТЖИМА КОВРОВ "ВЕГА" ВЦК-2440 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ВЦК-2440.00.00.000 РЭ ВНИМАНИЕ !1. Комплект ЗИП поставляется за отдельную плату 2. Перед началом работы и периодически (в соответствии с разделом 8 настоящего руководства по эксплуатации) проверять контакты элект...»

«Куриленко B.G., Вервес Ю.Г. ББК 28.693.3я2 К 93 Земноводш та плазуни фауни Украши: Довцщик-визначник [Навч. nociG.] К.: Генеза, 1998. 208с.: ш. Рос. ISBN 966-504-231-9 Цей doeidHUK-визначник допоможе швидко i до...»

«XII в. с узкой датировкой — Стихираре ок. 1160 г. — есть ряд значимых отклонений. В настоящей статье описываются подобные...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Иркутский государственный университет путей сообщения" Забайкальский институт железнодорожного транспорта филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждени...»

«Пояснительная записка Рабочая программа разработана для уч-ся 711-х классов ГБОУ СОШ №13 г.Севастополя на основе: Федеральным законом от 29.12.2012 года №273-Ф3 "Об образовании в Российской Федерации"; приказом от 06.10.2009 № 373 "Об утверждении и введении в действие федерального госуда...»








 
2017 www.kn.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.